ГЛАВА 22. ДЕНЬ ХОРОШИХ ИЗВЕСТИЙ И ПЕЧАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ

Майор Акперов с трудом дождался рассвета. Усталости как не бывало. Чувство было такое, словно он прекрасно отдохнул.

Задумчиво глядя на светлеющие квадраты окон, Заур мечтал, — вот закончат они это сложное «дело» и тогда, кажется, он сможет подать рапорт и просить отпуск. Очень хочется исполнить обещание, данное матери, хотя бы месяц побыть с ней. Да и отдохнуть надо. Без передышки нельзя.

В восемь утра Акперов умылся, забежал в парикмахерскую и направился в соседнее кафе. А когда возвращался, встретил у райотдела милиции улыбавшегося Агавелова.

— Доброе утро, — ответил Заур на его приветствие. — Что сияешь, как солнце?

— А почему бы мне не сиять? Узнал про сюрпризы этой ночи. Завидую.

Они поднялись на второй этаж. Наверху их встретил капитан Огнев.

— Пошли, друзья. Есть срочные задания, — сказал Акперов, увлекая их в свой кабинет.

Созревший план был прост и ясен. Начальник уголовного розыска вкратце изложил его сотрудникам. В райотдел вызвали следователя Байрамова для официального допроса Ларисы Носовой, Агавелов поехал на Главпочтамт, Огнев на вокзал за чемоданом Ларисы.

Акперов же связался по телефону со своим коллегой из соседнего района — Суреном Юзбашевым. Тот, услышав, что ограбление кассира раскрыто, обрадовался, обещал прислать это уголовное дело для приобщения к делу об убийстве. Спустя час после телефонного разговора, Юзбашев лично доставил все необходимые материалы.

Вскоре следователь Байрамов закончил допрос и вручил начальнику уголовного розыска санкцию на арест Геннадия Чуркина.

Еще через сорок минут вернулся капитан Огнев. Он внес в кабинет Акперова маленький чемодан и осторожно опустил его на приставной стол.

— Ну и бюрократы же на вокзале, — произнес он недовольно. — Пришлось пройти настоящую проверку, прежде чем получил доступ к этому чемоданчику.

— Не ворчи, Андрей. Главное — результат. Чемодан здесь — и точка. Пригласи Носову и пару свидетелей.

Огнев быстро привел Лару в сопровождении двух дружинников. Увидев свой чемодан, девушка удивилась.

— Уже принесли? Ведь квитанция-то у Аркадия!

— Так лучше. Пусть хранит на память, — усмехнулся Акперов. — А мы посмотрим, что этот негодяй оставил после себя.

В глазах Лары вспыхнуло любопытство. Вскрыли чемодан. Лара узнала пару своих платьев, демисезонное пальто. Больше из ее вещей там не было ничего.

В чемодане лежали также шляпа, тельняшка, пачка порнографических открыток, несколько колод игральных карт.

Присутствующие, не прикасаясь руками, внимательно осмотрели вещи: на них могли сохраниться отпечатки пальцев.

Огнев в присутствии Носовой и свидетелей уселся составлять акт, а Акперов позвонил в научно-технический отдел и вызвал эксперта. После составления акта Носова и свидетели оставили кабинет.

Он еще говорил по телефону, когда в кабинет не вошел, а буквально, влетел Агавелов.

— Удача, товарищи! — воскликнул он. — Удача, понимаете?

— Тише и без загадок. — Акперову было не до шуток сейчас — круг замыкался.

Агавелов передал Акперову конверт.

— Прошу, Заур Алекперович. Я весь рабочий день сортировал письма. Получите письмо. Из Сочи.

На конверте четким, косым почерком выведено:

«Баку, Главпочтамт. До востребования. Шавлакадзе Сергею».

Обратного адреса не было.

— Хорошо. Подождем эксперта. Вскроем с его участием. Важны отпечатки пальцев.

Эксперта ждали недолго. Он, не теряя времени, обработал открытки и карты, но на них следов, пригодных для идентификации не оказалось. Вскрыли конверт. На исписанном листе бумаги, сложенном вчетверо, наряду с мазками, нашли два вполне пригодных следа. Паспорт же был чист, и его немедленно вернули Носовой.

После отъезда эксперта Агавелов, Огнев и Акперов несколько раз внимательно прочли письмо, адресованное Серго.

«Здорово, дружище! — писал Галустян. — Отбыли благополучно. Сестренку сбросили. С Косым расстались. Отдыхаем в Сочи. Курорт — класс. Обжорки еще лучше. Вот только с квартирами плохо. Кочуем. Но это неважно. Зарплата велика и засиживаться не собираемся. Нас интересует, как твое здоровье, не беспокоят ли тебя враги? Увидишь сестренку — привет ей. Развлеки девочку. Ты ж умеешь. Вернемся — отблагодарю. Смотри за ней в оба. Следи за своим здоровьем. Адрес не даю — жена очень ревнивая.

Твои друзья».

Неискушенному содержание письма могло бы показаться загадочным. Но здесь, в кабинете, без труда расшифровали его.

— Все ясно, — сказал Огнев. — Сестренка — Лара Носова. Враги — мы. Они, несомненно, в Сочи, надо ехать и брать их, сволочей, пока они не смотались.

— Правильно! — согласился Агавелов. — Брать их надо немедленно. Но как? Самим выезжать?

— Думаю, что самим, — Акперов говорил медленно, взвешивая каждое слово. — Терять нельзя ни часу.

— Может быть, прихватить с собой Шавлакадзе?

— Нет, нет, — возразил Акперов. — Его пока беспокоить не будем. Опознаем и без него.

Для того, чтобы доложить обстановку начальнику РОМ, получить согласие на срочную командировку сотрудников с собственным транспортом, потребовалось два часа. Решено было отправить «на курорт» две группы, возглавляемые капитаном Агавеловым и Огневым.

В 18-00 к райотделу милиции подъехали два оперативных «газика» из мотодивизиона. В целях маскировки на машинах установили номера войсковой части.

Прощаясь с сотрудниками, Акперов был сух.

— Учтите. Успех зависит от вашей оперативности, раз. От вашей внимательности, два. Не думайте, что Галустян дурак. Те редкие следы, которые им оставлены, закономерны. Он очень спешил и не мог все предусмотреть. Если будет трудно, свяжитесь с местными органами. Ну, все ясно? Он помолчал, улыбнулся с откровенной грустью.

— Эх, мне бы с вами. Ладно. Закурим по последней…

Собственно говоря, после отправки опергруппы в райотделе делать было больше нечего и Акперов стал собираться домой. Он уже выключил свет, проверил сейф, вдруг затрещал телефон.

Заур, не торопясь, поднял трубку.

— Алло! Майор Акперов у телефона.

— Заур, милый…

— Слушаю, Марита. Марита!

Молчание.

Потом донеслось торопливое:

— Никуда не уходи. Позвоню через полчаса. Жди. Ты так мне нужен…

Запели частые гудки отбоя.

Заур зажег свет, прилег на диван. Прошло полчаса, час. Телефон молчал.

«Что делать? — думал он. — Пойти к ней? Но ведь она всегда была против. Или все же поехать?» — В памяти всплыл короткий телефонный разговор. — «Заур, ты так мне нужен».

Акперов вскочил, выбежал на проспект, остановил такси.

— Скорей! Скорей! — торопил он шофера и без того гнавшего машину.

Спустя десять минут, такси притормозило недалеко от дома Мариты. Вот и деревянный штакетник. Странно, почему ворота открыты? Слышно урчание мотора. Заур замер у ограды.

Из ворот медленно выехал «Москвич». АЗИ-13—13. Но в машине за рулем мужчина. Седой, нахохлившийся. Ее отец! Машина, как живая, рванулась вперед и, обдав Акперова облаком пыли, исчезла за углом.

Заур уже смелее вошел во двор. В доме жалобно выла собака.

— Марита, — тихо позвал он.

Никто не отозвался. Акперов крикнул громче. В ответ — лишь отрывистое тявканье.

Решительно взбежав по ступенькам, Заур шагнул в распахнутые двери и почувствовал, как свинцовой тяжестью наливаются ноги.

На полу лежала Марита.

Оглавление