Стивен Гулд. ТАМЭСИГИРИ

Стивен Гулд, финалист премий «Хьюго» и «Небьюла», является автором романа «Джампер» («Jumper»), положенного в основу недавно вышедшего на экраны одноименного фильма. Также им написаны произведения «Reflex», «Bhnd Waves», «Helm», «Greenxiar» и «Wildside». Его рассказы публиковались в журналах «Analog», «Asimov’s Science Fiction», «Amazing Stories», в антологии «The Year’s Best Science Fiction». В свободное от творчества время Гулд упоенно предается уничтожению зомби на приставке «Xbox 360».

В древней Японии существовала некая прослойка людей, профессионально занимавшихся шпионажем, диверсиями и даже убийствами. Услуги их стоили дорого и были по карману лишь состоятельным особам. Японцы предпочитают термин «синоби»,[51] однако на Западе укоренилось название «ниндзя». Как правило, оружием ниндзя служили мечи (катаны), стальные метательные звезды (сюрикэны) и цепные серпы (курисагами). В нашем представлении, эти убийцы одеваются в черное, но в действительности они, конечно, старались не выделяться из толпы, прикидываясь священнослужителями, актерами и купцами. Многие элементы традиционной японской архитектуры изначально задумывались как средства защиты от ниндзя, включая внутренние дворы, покрытые гравием, и поющие полы, затруднявшие бесшумное передвижение незваных гостей.

Гулд утверждает, что появление этого рассказа целиком на моей совести. «Я имел неосторожность написать в „Твиттер“ что-то вроде: „Ниндзя — крутые. Зомби — крутые. Ниндзя-зомби — круты вдвойне!“ Джон Джозеф Адамс прочел это и спросил, не пишу ли я в настоящее время нечто подобное. Я ответил, что пока нет, но могу взяться».

Поскольку Гулд больше двенадцати лет изучал иайдо — искусство владения японским мечом, — ему не пришлось долго собирать материал для рассказа. Тем не менее он, по его признанию, какое-то время провел на заднем дворе, вооруженный боккеном (деревянным мечом), где отрабатывал некоторые приемы, описанные в тексте.

Но почему зомби? «В зомби, проворны они или нет, пугает то, что их все время становится больше и больше, — отвечает Гулд. — Неважно, скольких ты убьешь, их количество постоянно увеличивается. Зомби суть осязаемые, кусачие воплощения нашей смертности. А смерть дурно пахнет и еще хуже выглядит».

Жил некогда в средневековой Японии мастер-оружейник, который возжелал сделать сразу два дела: казнить преступника и испытать свой новый клинок, иными словами, выполнить тамэсигири.[52] Когда приговоренный увидел мастера, он сказал:

— Если бы знал я, что это будешь ты, наглотался бы камней, чтобы сломать твой меч!

Иной раз ты — оружейник, рассекающий плоть и кость; иной раз — отродье, готовое пожирать камни, лишь бы испортить сталь. Сомнений нет, ты умрешь, но никем не сказано, что твоя смерть должна быть легкой.

Минут двадцать мы шли огородами, пока не достигли южной стены. У ворот не было ни души, но через пару минут появился охранник, ходивший по парапету. Забросив на плечо винтовку, он спустился, пыхтя и отдуваясь. Проверил документы Сенсея, потом вперед, по своему обыкновению, вылез Ричард. Охранник изучил пропуск Ричарда и вгляделся в его лицо.

— Ричард Торрес? Вы похожи на брата. Он ведь несколько недель как пропал?

— Пропал? — резко ответил Ричард. — С чего вы взяли?

Сенсей придержал его за руку и осведомился у стража:

— Если я правильно понял, Диего так и не появлялся?

— Во всяком случае, в мою смену его не было.

Охранник вернул Ричарду пропуск, взял документы Лу, взглянул на нее и захлопал глазами. Так делали все, кто ее видел. Она всегда эффектно выглядела, а сегодня просто блистала.

— Луиза Паттерсон? Похоже, в школе я встречался с вашей сестрой. Как она поживает?

— Она умерла, — ответила Лу.

От заражения умирали девять из десяти. Он мог бы и знать.

Страж сглотнул, вернул ее пропуск и взял мой.

— Здравствуйте. Не видел вас прежде. Впервые в городе?

— Дэнни, ты в школе сидел позади меня! — Я невесело рассмеялась. — И вечно просил списать алгебру.

Он отступил на шаг и снова уставился в мой пропуск.

— Вот это да! Роза, ты это… раздалась.

— Что правда, то правда, — согласилась я.

В школьную пору я была тощей, но теперь округлилась. Он же каким был коренастым, таким и остался. Удивительное дело, при наших-то пайках. Впрочем, я не стала углубляться в тему его веса или общих школьных воспоминаний. Нам нужно было пройти за ворота.

Утратив ко мне всякий интерес, он повернулся к Сенсею:

— Оружие? Кроме перьев?

Мы держали сумки раскрытыми, чтобы ему было видно. Огнестрельное оружие и взрывчатка предназначались для обороны. Выходить разрешалось, но ружья и боеприпасы нельзя было выносить никому, кроме охранников во время сева, прополки и сбора урожая. Имелись и другие причины.

— Только мечи, — подтвердил Сенсей.

Дэнни отомкнул висячий замок на подъемной решетке и сказал:

— Не открывайте, пока я не проверю сверху понятно?

— Понятно. — Сенсей бесстрастно кивнул.

Конечно, он понял. Сенсей в общей сложности провел больше времени вне города, чем кто-либо другой.

Дэнни вернулся к лестнице, снял с плеча винтовку и обозрел округу.

— На кукурузном поле их несколько… стоит штук шесть, но лежать может больше. Кукуруза уже здорово поднялась… Соя всего по колено, и там околачивается один. Дорога… — Он вскинул винтовку и выстрелил. — Дорога чистая до спуска к реке.

Сенсей пристально смотрел на Дэнни.

— Зачем он это сделал? — Лу нахмурилась. — Привлечет их к воротам.

Сенсей вздохнул:

— Лу, мы не очень-то уклоняемся от встречи с ними.

Он дал знак, я подняла решетку. Ричард извлек меч и застыл, держа его острием строго вверх у правого плеча, готовый выполнить хассо.[53] Сенсей негромко вздохнул, но ничего не сказал, а повторил приглашающий жест, и я толкнула левую створку Провернувшись на хорошо смазанных петлях, та отворилась наружу и замерла под прямым углом. Ричард прыгнул вперед, дико озираясь. Лу закатила глаза, а я кивнула.

Разбитый асфальт был покрыт сорняками, но полевые бригады ликвидировали все более или менее заметные заросли на двадцать футов по обе стороны дороги. В сотне шагов от ворот поверх выцветшей разметки распростерлось тело — это в него Дэнни стрелял. Ричард сделал несколько шагов и остановился посреди дороги, все еще держа меч наготове.

Я заглянула за створку, прежде чем выйти, но там было чисто.

— Ричард, убери меч, — велел Сенсей.

Тот оглянулся.

— Что мы изучаем? — спросил Сенсей.

— Батто хо, Сенсей. Приемы извлечения меча и нанесения удара.

— Правильно. Поэтому береги силы. Доверяй своим навыкам. Мы на открытой местности, у тебя хватит времени вынуть меч.

— Да, Сенсей.

Ричард выполнил ното — вложил меч в ножны, действуя в стиле Синдо Мунэнрю: сперва опустил острие, направляя его вперед и обращая захват с разворотом лезвия так, чтобы уложить на плечо муне, заднюю тупую часть клинка; затем выставлял сая, деревянные ножны, до тех пор, пока не достиг касания с муне. Он выдвинул рукоять — цука — и вот скрестил острие меча с отверстием сая, после чего перевернул, скользящим движением ставя клинок на место. Красивое зрелище при выполнении плавном и быстром.

Я скривилась: мало того что работать красиво он не умеет, так еще и чуть руку себе не проткнул.

Сенсей шагнул вперед, вплотную приблизился к Ричарду и что-то негромко сказал. Тот покраснел, но отступил назад со словами:

— Да, Сенсей.

— Возвращайтесь до темноты, понятно? — донесся со стены оклик Дэнни.

Лу поднесла палец к губам, и Дэнни рассмеялся, понизив голос. Если человек дурак, то это надолго.

Мы повернулись к городу спиной; затворились ворота, упала решетка. Держась поначалу дороги, Сенсей повел нас к зомби, которого Дэнни пристрелил со стены. За десять шагов до тела Сенсей громко топнул.

Труп дернулся.

Сенсей покачал головой и отступил.

Дэнни устроил много шума, но добился мало толку. Пуля прошла сбоку, отхватив зомби ухо, но центральная нервная система осталась нетронутой. Существо встало на четвереньки и посмотрело на нас. Лысое, покрытое струпьями, оно некогда было женщиной. В уцелевшем ухе сверкала на солнце жемчужная сережка. Заметив ее, я не смогла удержаться, чтобы не поискать вторую.

И точно — та лежала на асфальте в шести шагах, все еще вдетая в мочку.

— Лу! — позвал Сенсей.

— Хай! — Лу пушинкой скользнула вперед.

Ричард злобно взглянул на нее, но внимание Лу было приковано к зомби. Когда она подошла ближе, нежить оттолкнулась от асфальта и встала на колени. Лу выхватила меч и нанесла удар единым горизонтальным движением, резко вернув левую руку на рукоять по выходе острия.

Меч аккуратно рассек шею зомби, тело рухнуло, а голова слетела на асфальт и покатилась к обочине.

Сенсей кивнул.

Лу протерла лезвие спиртом и вернула меч в сая. После чего ее вырвало в канаву.

Ричард собирался что-то сказать, но я резко повернулась, так что мои ножны ударили его по бедру.

— Прошу прощения, — обронила я в ответ на его мрачный взгляд.

Сенсей оглянулся на нас, затем указал на фигуру, ковылявшую в нашу сторону по соевому полю.

— Роза, этот твой. Ричард, ты идешь с ней и смотришь. — Он поднял два пальца и поднес к глазам.

— Да, Сенсей, — сказала я. — Глаза открыты.

Ричард пошел было к зомби напрямик, но я остановила его:

— Иди по борозде. Если топтать сою, зимой будет нечего есть.

Не глядя, как он это принял, я устремилась между рядами растений, высаженных перпендикулярно дороге. Мой зомби повернул голову и сменил курс. Этот был из тех, что поглупее; он не умел даже взять нужное направление, поэтому двигался по замысловатой кривой, постоянно разворачиваясь в мою сторону.

На полпути я заметила темное пятно двумя рядами дальше. Вскинула руку и оглянулась на Ричарда, но тот не следил ни за мной, ни за полем, сосредоточив внимание на идущем зомби.

— Ричард! — прошипела я.

Он застыл как вкопанный. Темное пятно в десяти шагах от него приняло сидячее положение. У этой твари не было левой руки ниже локтя — возможно, ее отстрелил охранник со стены, зато на ноги нежить вскочила с удивительным проворством. Это был мужчина, высокий и тощий; Ричард оказался ближе к нему, чем я. Когда мертвец подался к Ричарду, тот, побледнев, шагнул вперед, выхватил меч и ударил.

Пальцы он сжал столь сильно, что рубящая дуга сократилась, пластая воздух перед зомби.

Я подобралась сбоку и подрезала мертвецу поджилки. Тот повалился, но все еще пытался ползти к Ричарду.

— Прикончи его! — спокойно велела я и направилась к собственной цели.

Этот в прошлом был солдатом, на что указывала полевая форма, но грязь мешала разглядеть знаки различия. Я встала в стойку в десяти шагах — хассо, меч над правым плечом. Едва противник подошел на нужное расстояние, я устремилась вперед и нанесла косой удар под названием «кеса» — сверху вниз и справа налево. По завершении голова и правая рука мертвеца лежали от меня слева, а все остальное — у моих ног.

Как там дела у Ричарда?

Напарнику удалось отрубить своему врагу вторую руку и вонзить клинок в позвоночник, между лопаток, благодаря чему зомби хотя бы остановился, и Ричард наконец избавил его от головы. Тварь была высокого роста, и он сумел снести ей череп по линии ушей, так что верхняя половина очутилась на земле, но нижняя челюсть с причудливо выгнутым вверх языком еще сидела на шее.

— Чудесно. Вытри меч, — подсказала я, доставая пакет спиртовых салфеток.

Нам всем сделали прививки, но они помогали лишь в семидесяти пяти процентах случаев. Лучше подстраховаться.

Затем к нам присоединились Сенсей и Лу. Сенсей спокойно осмотрел убитых.

— Направо, — молвил он, когда мы вложили мечи в ножны. — Туда.

Внизу, на речной отмели, их оказалось намного больше. Высокие насыпи были застроены летними домиками и рыбацкими хижинами, но зомби привлекала в основном вода. При каждой возможности они пили много. Ученые не знали наверняка, нужна ли мертвым вода, но бытовало мнение, что зомби пожирает внутренний жар и они стремятся его ослабить. Тот же огонь влечет их к незараженным, побуждает поглощать нечто, чего у них больше нет, как будто с живой пищей они могут вернуть утраченную жизнь.

Сенсей выбрал следующую группу, из трех зомби, и начал с лекции:

— Когда их больше одного, вы не можете ограничиться нанесением раны. Вы должны вывести их из строя или убить. Будучи ранены, они сохраняют способность двигаться, поэтому рассекайте позвоночник, мозг или отрубайте ногу. Когда упадут, можно добить.

Затем он показал нам, как это делается.

Первого снял ударом под названием «сёмен». Вообще, этим словом обозначается голова, но удар наносится вертикально, пробивая череп от макушки ровно по центру и до глотки. Когда к Сенсею метнулся второй, тот сделал шаг в сторону и рассек шею сзади; мертвец уронил голову, неловко шагнул еще раз напоследок и рухнул. Третьего зомби Сенсей ударил сбоку и отрубил ему ногу выше колена. И обезглавил, пока тот силился встать.

Новые зомби явились парой. Сенсей подал знак:

— Ричард, давай. Просто расслабься. Помни, что удар наносится последними четырьмя дюймами клинка. Бей с оттяжкой. Не забывай о том, что вокруг.

Ричард пошел вперед, Сенсей следовал чуть позади. Мы с Лу стояли спиной к спине, держа периметр.

— Что это с тобой? — спросила я.

С тех пор как ее вырвало, это была первая минута, когда мы могли перекинуться словом.

— Ничего особенного. Съела что-то.

— Я бы тоже не заморачивалась. Только все время думаю: когда-то это было женщиной, которую кто-то растил, укладывал спать, дарил сережки.

— Да. А потом она съела того, кто все это делал.

— Ну ты и циник.

— А что такое с этим Дэнни, со стенки? Он как-то весь поник, когда тебя узнал.

— Однажды вздумал меня лапать. Я уже год занималась с Сенсеем. Отвалил с вывихнутым локтем.

Ричард и Сенсей приближались к двум зомби, Ричард шел первым.

— Лучше я отвернусь, — сказала Лу.

— Да ладно. Он пока еще себя не пырнул. — Я подняла левую руку, где между большим и указательным пальцем виднелись три треугольных шрама. — В додзё[54] мне не раз случалось порезаться.

— Лучше бы и Ричарду порезаться. Ему не хватает уважения к клинку.

Это была правда. Клинка не следует бояться, но уважать его, бесспорно, нужно.

Ричард, вынув меч заранее, держал его за спиной, низко, в сокрытом состоянии, которое называется «вакигамаэ». Когда первый зомби приблизился, Ричард нанес удар сбоку, пытаясь выполнить кеса в обратном порядке, но лезвие застряло в ребрах у позвоночника. Ричард что было сил рванулся в сторону, освободил клинок, но оступился и упал.

Сенсей напрягся, однако не шелохнулся.

Ричард встал на колени и замер. Когда зомби с перерубленными ребрами подошел, он ударил по горизонтали, ниже колена. Зомби попытался ступить на ногу, которой уже не было, и повалился лицом вперед. Ричард крутанулся и аккуратно обезглавил его.

Лу вздохнула с облегчением.

Со вторым Ричард управился просто: прямой сёмен пришелся в лоб. Ричард явно напрягся, стараясь разрубить ниже, но лезвие увязло в мозгу.

Когда мы подошли, Сенсей говорил:

— Нельзя наплевать на все, чему тебя учили, сию вот секунду, когда это важно. — Он поднял левую руку и разогнул безымянный палец и мизинец. — Сжать. Расслабиться. Клинок достаточно остер, чтобы сделать дело, если только ему не мешать. Скорость и правильный угол намного важнее силы мышц.

Ричард кивнул.

Сенсей направил Лу к следующей компании — там было четверо, и они держались довольно тесной кучкой.

Лу побежала к ним, затем быстро подалась в сторону и назад, вынуждая противников сломать шеренгу. Она не вынимала меч до первого удара, однако ловко снесла мертвецу ногу; затем скользнула, огибая упавшего, чтобы поразить шедшего сзади ударом кеса в область шеи. Потом вновь отступила в сторону, вынуждая двоих оставшихся столкнуться с первым зомби, пытавшимся встать с колена. Шагнула вперед, нанесла еще один сёмен и уничтожила очередного зомби; ступила назад и повторила прием, уложив последнего. Безногий пытался ползти, но она повернулась кругом и отсекла ему голову.

Сенсей удовлетворенно кивнул:

— Видели, как она их разделила, чтобы удобно было убрать по очереди? Так и нужно: заставляйте их разделиться, не давайте себя окружить. Работайте по краям. Не уставайте поворачиваться.

До нас донесся топот бегущих ног, и Сенсей сказал:

— Роза, будь осторожна, это свежий.

Встревоженные, мы не сводили глаз с опушки. Тварь выскочила из подлеска невдалеке у реки: это была женщина, по виду почти нормальная, даже в целой одежде, и не такая бледная, как прочие, вот только вся в крови и с безумным взглядом. Свежие зомби, зараженные меньше месяца назад, намного проворнее остальных, но не более, чем живые люди. У них сохраняется большая часть физических навыков и некая способность соображать.

— Боже! — воскликнул Ричард. — Это же миссис Стеклс.

Стеклсы уехали три недели назад, надеясь отыскать кого-то из близких.

Я вышла вперед, оторвавшись от остальных, и зомби припустил за мной. Мы их всех обозначаем одинаково, вне зависимости от того, какого пола они были при жизни.

Я приняла позу сейзи, опустившись на колени и сев на пятки. Тварь мчалась ко мне, размахивая руками. Я отсекла ей ступни на уровне лодыжек, подавшись вбок, чтобы уклониться от мечущихся клешней. Упав, она замолотила кулаками, но удивительно быстро оперлась на колени и руки и вновь устремилась ко мне. Тогда я поднялась и рубанула сверху вниз, метя в шею, но она дернулась вперед, и мой удар пришелся по лопаткам, рассекая позвоночник. Зубы щелкнули в нескольких дюймах от моего колена.

Я перепрыгнула через зомби, развернулась и срезала голову, пока та поворачивалась в мою сторону. Оскал пропал, глаза застыли. Передо мной вновь было лицо миссис Стекле.

Теперь стошнило меня.

Подошли остальные.

— Представьте, что столкнулись с большой группой, куда затесался один такой прыткий, — сказал Сенсей, глянув мне в лицо.

— Со мной все в порядке. — Я вытерла клинок.

— Посмотрим, что мы найдем ближе к воде. — Сенсей указал на реку.

К полудню мы истребили около сотни, но они все шли и шли из леса. Мы вынуждали их выстраиваться в очередь и рубили, медленно отступая и не давая заходить с боков. Однообразие этого занятия в конце концов расслабило Ричарда, и он стал вести себя почти как в додзё — сосредоточенно, но без напряжения, расходуя энергию на ускорение клинка и не пытаясь вложить в удар ненужную мускульную силу.

Нам попались еще двое из компании Стеклсов. Один нес бейсбольную биту и помнил, как ею пользоваться. Будто отбивающий перед фастболом,[55] он замахнулся на Сенсея, но тот сделал шаг назад и отрубил противнику кисти, после чего прикончил его ударом кеса. Лу перерубила второму бедро, и Ричард его добил.

Самым неприятным в этом деле было узнавать в чудовищах прежних знакомых. К счастью, зараженные со временем изменяются почти до неузнаваемости: волосы выпадают, а кожа покрывается струпьями, шелушится и распухает.

С такими чуть легче.

Сенсей повел нас обратно к холму, где с футбольного поля открывался хороший обзор во всех направлениях.

— Отдыхайте, — распорядился он. — Можно поесть.

Я не думала, что смогу есть, но тщательно протерла руки спиртовыми салфетками и помахала, чтобы высохли. Сначала, конечно, я подала еду Сенсею. У нас была с собой тортилья с луком, яйцами и бобами; и, едва откусив разочек, я поняла, что всерьез проголодалась. Зато Лу едва прикоснулась к своей порции.

— Хорошо, — сказал Сенсей. — Возвращаемся к воротам.

— Сенсей, мы совсем не искали, — запротестовал Ричард. — Может быть, Диего где-то прячется и голодает!

— Возможно. — Сенсей покачал головой. — Но для поисков нужен свет, а в низинах темнеет рано. Лучше попробовать завтра.

Лу выглядела расстроенной, но молчала. Мне тоже было грустно.

Диего занимался с Сенсеем дольше любого из нас — еще до того, как мы начали изучать фехтование в дополнение к айкидо. Он же привел в додзё Ричарда, своего младшего брата, когда это сделалось жизненно важным: боеприпасы истощились, и стало ясно вдобавок, что пальба лишь привлекает новых зомби.

Мы с Лу считали Диего братом, и в известном смысле это было справедливо — ведь Сенсей мог считаться нашим общим отцом.

У ворот Дэнни не оказалось.

— Наверно, ходит по стене. — Сенсей пожал плечами.

— Он еще не сменился? — спросила Лу.

— Смена часовых в восемь, четыре и в полночь. Он вполне мог остаться еще на час.

Ричард дошел до ворот и громко постучал.

— Прекрати! — приказал Сенсей, но было поздно.

Из кукурузы донесся шорох.

Хоть бы мне никогда не читать «Детей кукурузы».[56]

— Ты рехнулся? — Лу была вне себя. — Повесь на шею коровий колокольчик и беги к реке!

— Поздно возмущаться. — Сенсей покачал головой. — Будьте начеку.

Шум к тому времени поднялся нешуточный: должно быть, они лежали среди кукурузных стеблей, но стук взбудоражил их.

— Почему они не вышли утром, когда Дэниел выстрелил? — удивилась я.

— Может, их еще здесь не было, — предположила Лу. — Не исключено, что выстрел их и привлек.

Двенадцать зомби покинули заросли сразу, потом показались еще пятеро. А дальше я не считала.

— Сенсей, — проговорила Лу, — давайте поднимем Розу на стену, чтобы открыла ворота.

— Ты забыла про замок? — Тот обнажил меч. — И вряд ли она проберется через колючую проволоку.

Из кукурузы двинулась вторая волна.

Сенсей указал вдоль стены, в направлении поля сои.

Лу, двигай рысью. Смотри перед собой. Не зевай. Мы страхуем сзади.

— Прямо сейчас?

— Пять минут назад.

Держа меч наготове, я попятилась вместе с Сенсеем, предоставляя Ричарду место, освобожденное Лу Вдали, на кукурузном поле, нарисовался явно свежий и буйный зомби, с дикой скоростью мчащийся через заросли. В считаные секунды он пересек дорогу, а еще через десять опередил остальных.

Это был не Диего. Я перевела дух и окликнула:

— Сенсей?

— Вижу. Я ударю первым, а ты добей.

Наш наставник продолжал бежать трусцой, но чуть замедлил ход и отстал еще больше.

Зомби поднажал, и когда я уже решила, что вот сейчас он прыгнет на Сенсея, последний шагнул в сторону и стремительно повернулся: меч прошел на уровне пояса, вспоров зомби живот. Мертвец согнулся, но не упал и поковылял дальше.

Я крутанулась юлой и снесла ему голову.

Зомби рухнул. Мы двинулись дальше.

До западных городских ворот оставалось три мили, но там был глубокий ров, перегороженный решеткой, с проложенной по нему трубой водоочистительной станции. Чем дальше от стены и ближе к реке, тем мельче ров, однако вокруг стоял лес.

— Сенсей? — окликнула Лу.

Мы нагнали их с Ричардом и посмотрели вниз. Крутой склон пятнадцати футов высотой, и то же самое с другой стороны. На мелководье копошилась тройка зомби.

— За мной, — приказал Сенсей и прыгнул с мечом наголо.

У зомби, на которого он приземлился, не было шансов. Как и у того, которого он прибил на лету, но, достигнув дна рва, Сенсей опрокинулся в воду, и следующий бросился на него.

Прыгнул и Ричард. Ему не удалось так ловко угодить прямо на врага, но он сумел перекатиться и сбил зомби, заходящего сбоку, отбросив его от Сенсея. Ричард ожесточенно выругался. Сенсей поднялся и прикончил нежить.

Я оглянулась. Толпа тварей находилась в пятидесяти ярдах от нас и неуклонно возрастала. Некоторые почти бежали — если это можно назвать бегом, хотя правильнее было бы сказать, что они просто волокли сами себя.

— Идем! — позвала я Лу. — Только аккуратно. По-моему, Ричард повредил ногу.

Она скользнула по откосу, обрушивая камни и почву; подняла Ричарда и стала взбираться по противоположному склону, поддерживая товарища. Я подождала, пока Сенсей присоединится к ним и подхватит пострадавшего с другой стороны, и съехала сама.

Я хотела выбраться наверх первой: им придется трудно, если кто-то появится из леса. Пробежав по рву, я заметила над головой торчащий корень, за который можно ухватиться, и полезла туда. А оказавшись на гребне, сразу увидела двух зомби, они выходили из леса. Оба выглядели очень старыми — наверное, из числа первых зараженных. В них не осталось почти ничего человеческого, одежда сгнила заодно с кожей, так что даже бывший пол нельзя было определить. Слава богу, такие двигаются медленно, и я успела вытащить Ричарда еще до того, как они подошли.

Шедший первым протянул руку, и я срубила ее выше локтя. Утратив равновесие и кренясь на правый бок, это чучело поплелось куда-то. На его беду, с этой стороны как раз был ров, и зомби, так и не успев выровняться, рухнул вниз. Второго я рассекла пополам и отвернулась, когда он еще только падал. Первая партия наших преследователей с той стороны рва спрыгнула на дно и заковыляла к нам.

Сенсей наклонил голову вправо и влево, разминая шейные мышцы.

— Лу, осмотри его ногу, — спокойно и тихо попросил он. — Если растяжение, перевяжи. Роза, ты стоишь со мной, на краю.

Это была удобная позиция: неуклюжие твари не смогли бы с первой попытки взобраться, даже если им не мешать. Первым поднявшимся мы рассекали головы, и они падали, сбивая остальных.

Все бы хорошо, но этих гадов становилось все больше. Некоторых влекло по рву вниз, к лесу, где они с легкостью могли выкарабкаться.

— По-моему, нехорошее растяжение, — сказала Лу, когда мы подарили вечный покой примерно двум десяткам тварей. — Я замотала эластичным бинтом.

— Тогда нам пора идти, — ответил Сенсей. — Вы двое вперед, а мы следом.

Мы вновь принялись за дело и уничтожили еще штук пятнадцать, как вдруг раздался голос:

— Идите к воротам.

Я вскинула глаза: на стене маячил охранник с винтовкой, и, к счастью, это был не Дэнни.

— Я вас там встречу!

Он затрусил по парапету — ему было до ворот гораздо ближе, чем нам.

Лежавший далее луг уже выкосили, трава была низкой — просто лужайка. Не растяни Ричард ногу, мы бы рванули через нее бегом. Но по крайней мере, окрестности были видны как на ладони.

Стена и ворота притягивали тварей, и я ожидала увидеть их там. Однако мы нашли только обрубки тел.

— Сенсей, здесь побывал Диего!

Головы, руки и ноги лежали, срезанные мастерским ударом. Многие туловища были рассечены от плеча и далее через ребра, по всей грудной клетке.

Сенсей кивнул и нахмурился. Одно тело принадлежало не зомби и было обгрызено. Зараженные не едят друг друга, во всяком случае, когда пройдет день или два, после чего мясо приобретает своеобразный привкус. Но этого сначала зарубили, нанеся несколько ударов, в том числе по шее.

— Сенсей?

— Не знаю. — Тот наморщил лоб. — Возможно, зомби уже убили его, то есть ее, или смертельно ранили, и Диего избавил несчастную от страданий.

— До первого удара она явно была жива. — Я взглянула на разбрызганную кровь.

За лугом раскинулся яблоневый сад. За ним ухаживали и не давали расти сорным кустам, но урожай не собрали, и ветви под тяжестью плодов гнулись к земле, загораживая обзор.

Толпы позади нас не пошли на луг, зомби постепенно отказывались от преследования. Идущие позади отвлекались и разбредались кто куда.

Озираясь, мы осторожно вошли в сад. А когда обогнули дерево с поникшими ветвями, то сразу увидели его — двумя рядами дальше.

Диего сидел на груде трупов: руки на бедрах, голова опущена. Висящее позади солнце превращало нашего товарища в темный силуэт, но его легко было узнать: по сложению, позе и, главное, волосам — он всегда носил прическу под названием «тёммагэ», то есть выбривал лоб и делал пучок на затылке.

Лу поднесла руку ко рту и застыла.

— Диего! — крикнул Ричард. Тот повернулся, и свет упал на его лицо.

В одной руке он держал меч, а в другой — чью-то руку. Его подбородок и одежда были в крови.

— О нет! — Лу упала на колени, одной рукой схватилась за живот, второй прикрыла рот.

— Забери их, Роза, — велел Сенсей, даже не взглянув на нас. — Пусть идут к воротам.

А сам двинулся вперед, положив руки на ножны и рукоять меча.

— Сенсей, разве мы не возьмем его? Он все еще держит меч!

Я уже говорила, что свежие покойники сохраняют физические навыки, а Диего занимался у Сенсея двадцать пять лет и многому научился.

— Ты сможешь убить его, Роза? Я не уверен, что сумею, но должен попытаться. Отведи Лу и Ричарда к воротам. Мое завещание в камизе,[57] в додзё. После Диего моей преемницей названа ты.

Сенсей наконец повернулся ко мне: углы рта были скорбно опущены, однако он попытался улыбнуться и даже подмигнул. А потом быстро зашагал к Диего.

Будь он проклят!

— Помоги мне с Ричардом. — Я схватила Лу за руку. — Нужно бежать!

Всхлипывая, она кое-как поднялась и помогла встать Ричарду. Мы устремились к стене.

Но Диего, не замечая Сенсея, бросился нам наперерез. Вскинул было меч над головой — эта стойка называется «дзёдан», но осознал, что все еще держит чужую руку, и сунул ее за пазуху. Та застряла, а пальцы остались торчать из-под одежды. Диего снова поднял меч.

— Ма-тэ! — возопил Сенсей, и Диего с озадаченным видом попятился.

Тренируя Диего, Сенсей тысячу раз использовал это слово: приказ стоять и ждать. Диего повернулся к Сенсею, который так и не вынул меч.

— Смотрите, — подался к нему Ричард. — Он все еще понимает! Диего!

Но Диего ударил его по протянутой руке. Я рывком отбросила Ричарда назад, и меч лишь распорол его рукав.

Затем клинок обнажил Сенсей; Диего развернулся и нанес удар в шею.

Сенсей выставил блок, поглощая энергию выпада и втягивая локти; потом его лезвие скользнуло по клинку Диего, метя в большой палец. Диего отступил, готовый выполнить кеса с другого бока.

Сенсей метнулся вперед, так что меч Диего рассек воздух за его спиной, и затем увернулся буквально в дюйме, разворачивая клинок с намерением атаковать незащищенную сторону противника.

Удар пришелся по мертвой руке, которую Диего приберег себе на закуску и держал за пазухой. Сенсей разрубил ее целиком, но она смягчила удар, и в живот Диего меч вошел совсем неглубоко.

Диего извернулся змеей и ударил Сенсею в спину, но тот продолжал двигаться и лишь сократил дистанцию. Крутнулся вокруг оси и резанул снизу вверх, выполнив элемент хаппо гири,[58] призванный вспороть соперника от паха до подбородка, но Диего отпрянул.

Я попыталась заставить Ричарда и Лу продолжить путь, но Диего уловил движение и вновь преградил нам дорогу.

— Диего, нет! — вскричал Ричард.

Тот помедлил, сбитый с толку.

Сенсей снова наступал, и Диего развернулся к нему лицом, отойдя от нас, но не освободив проход. Он молниеносно нанес удар, и Сенсей скользнул с траектории, отводя меч, чтобы отбить атаку. Не выставляя блок, Диего атаковал еще раз — столь быстро, что Сенсей едва успел убрать голову. Меч глубоко рассек ему плечо, но восходящий блок Сенсея не дал клинку разрубить кость.

Сенсей упал, и Диего занес меч, чтобы добить его. И в этот миг я ударила в спину.

Ни убить, ни вывести его из строя мне не удалось, но хотя бы я отвлекла мертвеца.

Он повернулся и в ярости бросился на меня, однако я отступила. Когда его меч просвистел возле моей головы, я попыталась отрубить Диего кисть, но промедлила, и клинок задел предплечье. Диего ответил горизонтальным ударом, который блокировала Лу. А Ричард, обливаясь слезами, погрузил меч в живот Диего.

Наш бывший товарищ попятился и поднес к ране руку, затем отвел ее, разглядывая кровь. Понюхал ее и сморщился. Вновь схватился за клинок — обеими руками, а я упала на колени и произнесла: «Да-то!» Когда мы кланяемся классу, то первым делом извлекаем меч из оби[59] и кладем его перед собой на пол. Я положила обнаженный меч, без ножен, как мы обычно делаем, лезвием ко мне, рукоятью вправо.

Диего почти повторил мой жест: машинально начал опускать клинок и преклонять колени, но остановился и вскинул меч опять.

— Диего, милый, иди ко мне. — Лу опустила оружие.

Диего замер: его рот приоткрылся, лицо смягчилось. Я же схватила свои мечи нанесла удар, разрубая челюсть мертвеца и череп до мозга.

Диего повалился на бок, не выпустив оружия.

Лу снова рухнула на колени, и снова ее вырвало. Трижды.

Мы отнесли Сенсея к воротам, предоставив Ричарду хромать за нами, как сумеет. Наш наставник потерял много крови, несмотря на то что мы оказали ему всю посильную помощь. Ричард принес меч брата, и мы решили его сохранить. Девочка будет или мальчик, неважно, но у ребенка должна быть хоть какая-то вещь на память об отце.

Лу тошнило не от дурной пищи.

— Сенсей ни за что не позволил бы тебе идти с нами, если бы знал о беременности.

Лу кивнула, продолжая рыдать.

Дэнни, охранник южного направления, был разжалован и отправлен в бригаду мусорщиков. В нужный момент его не оказалось у ворот, потому что он промышлял в огородах, а потом тайком продавал ворованные помидоры.

Плечо Сенсея никогда не станет прежним. Он живет в додзё и помогает нам советами, но тренировочные поединки теперь провожу я. За воротами он больше не бывает.

А вот мне приходится.

Перевод Алексея Смирнова

 

[51]Тайный. — Прим. перев.

[52]Испытание японских мечей. — Прим. перев.

[53]Боевой прием, движение по восьмерке. — Прим. перев.

[54]Тренировочный зал. — Прим. перев.

[55]Вид подачи мяча в бейсболе. — Прим. перев.

[56]Рассказ Стивена Кинга. — Прим. перев.

[57]Почетное сиденье. — Прим. перев.

[58]Рубящее движение мечом в восьми направлениях. — Прим. перев.

[59]Лента, удерживающая одежду. — Прим. перев.

Оглавление