Дайрут

Библиотека императорского дворца так же, как и остальные комнаты, была разграблена. Только чудом можно было счесть то, что некоторые свитки уцелели, и в частности карты подземелий.

Они выглядели неполными, часть проходов просто не нанесли.

С другой стороны, некоторые из отмеченных тоннелей оказались непроходимыми из-за обвалов. В их число попал и тот, где в данный момент находился Дайрут и отряд городских воинов.

Задача состояла в том, чтобы не только пройти до лагеря Айриэллы и обратно, но еще и найти путь для большого отряда. Поэтому узкие ходы, куда пролезть можно только без доспеха и по одному, не годились.

Дайрут приложил свернутый кусок пергамента к стене и расправил его.

Утром он не ошибся — руки стали светиться более ярко, и цвет их стал насыщеннее.

— Сейчас обследуем вон тот коридор, что уходит влево, — сказал он негромко. — Если там тоже нельзя пройти, пойдем в правый и будем искать ответвления налево.

Чтобы обследовать здесь все, требовалась не одна жизнь, но у Дайрута и его команды из полудюжины наемников был только один день и часть вечера.

Под городом подземелья выглядели почти безопасными, некоторыми проходами пользовались, причем нередко — на потолке оставались мазки копоти от факелов, а в пыли на полу виднелись следы тех, кто не помнил или не знал об указе, запрещавшем людям спускаться под землю.

Однако сразу за крепостной стеной тоннели резко уходили вниз, и тут уже не было никаких следов. Зато прятались оставленные неизвестно кем ловушки — распахивающиеся створки, открывавшие ямы с кольями, лезвия, вылетающие из стен на уровне шеи взрослого человека, падающие сверху плиты.

Чудным казалось то, что в свете кристальных рук места ловушек светились.

Дайрут специально надевал перчатки и пытался обнаружить угрозу с помощью факелов — ничего! А едва он обнажал ладони, как даже ребенок мог бы понять, где лучше обойти по стенке, где наклониться, а где перепрыгнуть через ненадежное место на полу.

— Не хотел бы я оказаться здесь без тебя, — усмехнулся Дивиан, шагавший следом.

— Это точно, — подтвердил еще кто-то.

— Хорошие руки, — равнодушно отозвался Дайрут.

На самом деле конечности его слегка пугали.

Настолько необычные и чудесные подарки никогда не делаются просто так, тем более людьми вроде первосвященника Родриса. В сказку о том, что от него требуется просто побольше сражаться, верилось с трудом, а то и вообще не верилось.

— Мы идем в правильном направлении, — сказал он. — Но нам нужно подниматься. На карте обозначены ходы, не пересекающиеся, но идущие почти в одном направлении.

— Зачем нам подниматься? — поинтересовался Дивиан.

С оружием в руках он соображал куда лучше, чем в других ситуациях.

— Чтобы выбраться на поверхность, — терпеливо ответил Дайрут. — Сейчас между нами и открытым пространством локтей тридцать, и копать напрямик придется до конца света.

Теперь они шагали медленнее, тщательно осматривая все вокруг.

Из узкой дыры в стене выкатились несколько больших, с кулак величиной насекомых, похожих одновременно на сороконожек и скорпионов, но готовые ко всему воины быстро раздавили их сапогами.

— Вот там ловушка, — сообщил Дивиан.

— Где? — спокойно спросил Дайрут.

Наемник просто указал рукой — там, куда он ткнул, кусок стены, находящийся чуть выше пояса, имел несколько другой цвет и выглядел не монолитным, а скорее сложенным из множества камушков.

— Молодец, — похвалил Дайрут и ударил рукоятью меча в подозрительное место.

Звук вышел гулкий, показавший, что за стеной — пустота.

Вперед вышел Дивиан, взяв у кого-то сзади молот, он в несколько ударов раскрошил ложную стену. За ней не нашлось прохода — зато грудой лежали золотые слитки и монеты, каких никто никогда не видел.

— Сокровища… — пробормотал кто-то из наемников. — А может, ну его, а? Возьмем золотишко? С ним и при Орде неплохо живется, и с демонами, поди, договориться можно?

— Молчать! — рявкнул Дайрут. — Значит, так. Стену сейчас попробуем закрыть обратно. После боя каждый из вас, кто выживет, получит свою долю. Делить будете между собой — мне ничего не надо.

— Так если сейчас можно… — начал нерешительно Дивиан.

— Кто-то из вас умрет в бою, — ответил командир. — Кто-то выживет. Те, кто останется, получат больше. На семерых здесь будет мало.

Наемники умолкли, принялись чесать в затылках — каждый легко записывал в покойники остальных, оставляя себя среди живых.

Пойти против Дайрута, единственного, кто может вывести их из этого подземелья, они не могли — если только связать его… Но каждый видел, на что способен молодой и плечистый коротышка с мечами.

— Я согласен, — вымолвил Дивиан. — Пусть лучшие после боя разделят сокровища между собой.

Дайрут кивнул.

Золота в нише вроде бы было не очень много, но утащить такой вес будет не так просто. Как хан, он не раз видел небольшие сундуки с монетами, которые крепкие мужчины едва тащили вчетвером.

Им предстояло найти выход к поверхности и вернуться обратно — а сокровища явно не упростили бы эту задачу.

Обходя очередную ловушку, Дайрут оступился и тронул ногой пол, который тут же провалился. Дивиан бросился на помощь командиру, но запоздал, и через мгновение Верде повис над покрытыми паутиной кольями, держась за руку наемника.

— Нам сюда, — сказал он, с улыбкой посмотрев вверх. — Здесь в стене ход.

— И как до него добраться? — прохрипел Дивиан, красный от натуги.

Дайрут осторожно встал на один из кольев, тот хрустнул под ногой, но выдержал и подошву не проткнул. Оперся на стену и выпустил начавшую дрожать от напряжения ладонь наемника, и тот принялся ее растирать.

С помощью веревок они спустились в яму.

Дайрут, осмотрев карту, нашел это место — новый ход, узкий и низкий, поначалу расширялся и при этом вел вверх, хотя и с небольшим уклоном; здесь ловушек не было, зато хватало волчьих следов, говоривших, что отсюда есть выход.

И действительно, вскоре Дайрут выбрался из-под земли среди кустарника. Обнаружил впереди обрывистый берег ручья, за ним — воинский лагерь, а посреди него огромный белый шатер, в котором сам он провел не один десяток ночей.

Это была Орда, и где-то совсем рядом находилась Айриэлла.

Соблазн выйти, найти предателей — Имура, Ритана и Коренмая и убить их, а затем сорвать наручи с подло укравшей их королевы оказался так велик, что Дайрут скрипнул зубами, сдерживая себя.

Позже. Чуть позже. Этой ночью.

На обратном пути один из наемников, расслабившись, не пригнулся, где надо — и лишился половины черепа.

— Дивиан, — сказал тогда Дайрут, — напомни мне позже вернуться сюда с инструментом. Если металл пережил сотни лет в сыром подземелье, то он действительно хорош, будем делать из него мечи.

— Скажу, если ты выживешь, — просто ответил наемник.

От обратного пути Дайрут не ожидал неприятностей — все ловушки известны, путь нанесен на карту.

Но в расширившемся тоннеле неподалеку от Цитадели их встретили двое минотавров — огромных и воняющих зверем, с рыжей шерстью и чудовищными мускулами, у каждого по странной двухклинковой секире с длинным древком.

Дайрут слышал, что в лабиринтах под Жако можно встретить подобное существо, но последнее упоминание подобного случая относилось ко временам его прадеда.

А тут — сразу двое!

— Я не собираюсь причинять вам зло, — сказал Верде, надеясь, что его поймут.

Вроде бы эти твари достаточно разумны…

Однако минотавры стояли и спокойно смотрели на него, ничем не показывая, что слышат. О том, откуда они взялись, оставалось только гадать, то, что жили и плодились где-то в подземельях, мало походило на правду.

Дайрут отступил, остальные воины также сдвинулись.

— Обход есть? — негромко поинтересовался Дивиан.

— Есть, конечно, — подтвердил Дайрут. — А вот времени — нет.

Он осторожно вложил один из клинков в ножны, достал правой рукой узкий и длинный кинжал и двинулся вперед.

Минотавры стояли все также, и по их бычьим мордам нельзя было понять — боятся ли они или, быть может, рады предстоящей схватке. А вот Дайрут одновременно и боялся, и радовался — никогда не сталкивался с подобным противником, поэтому неизвестно, чего от него ждать, но зато можно показать себя.

Он остановился, прикинул баланс кинжала, пожалев, что не носит метательных ножей, а затем вспомнил уроки Имура и отправил оружие в полет. Клинок мгновенно пролетел десяток локтей и по рукоять вошел в грудь твари с бычьей мордой там, где у человека находится сердце.

Но монстр и не подумал умирать, он заревел и бросился вперед, склонив голову.

Дайрут скользнул ему навстречу, и казалось, что столкновение неминуемо — но бывший хан успел в последний момент отпрыгнуть в сторону, полоснув минотавра клинком по плечу.

В следующее мгновение на него кинулась и вторая тварь — теперь два минотавра находились с обеих сторон от Дайрута, а сам он оказался зажат в небольшом отрезке коридора.

Он кувыркнулся вперед, уходя от громадной секиры, поднимаясь, заехал рукоятью меча в пах монстру и не обнаружил там ничего, что напоминало бы причиндалы человека, орка или гоблина. Продолжая движение, он резко вскочил, оказавшись вплотную к минотавру, и словно бы вынул меч из ножен — с той лишь разницей, что ножен не было, а был стоящий рядом монстр.

Длинный и узкий порез через половину бедра и весь живот разъярил и эту тварь.

Дайрут увернулся от удара лапой второго, а затем отскочил и прижался к стене. Минотавры ударили по тому месту, где он только что стоял, и оба они попали друг по другу.

Первый потерял левую лапу, второй получил глубокую и страшную рану, открывшую ему чрево. От боли и ярости чудовища обезумели и начали наносить друг другу беспорядочные удары.

Дайрут попробовал проскочить мимо, но попал под удар локтем — и отлетел прямо под ноги Дивиану.

— Это был лучший бой, что я видел в жизни, — заявил тот, помогая подняться Дайруту.

Верде глянул назад — минотавры стояли на коленях, но драться не прекращали. Яростно мыча и отбросив в сторону неудобные двухклинковые секиры, они бодались и рвали друг друга мощными лапами.

— Когда я прорвался между ними, я рассчитывал, что ты поможешь мне сзади, — проворчал он.

Выждав, пока минотавры ослабеют, Дайрут двумя резкими ударами снес рогатые головы, затем вынул свой кинжал и осмотрелся.

— Надо бы оттащить трупы в один из боковых проходов, — сказал он. — Чтобы вечером, когда мы вновь окажемся здесь, нам ничего не помешало. Давайте, парни, за дело.

С задачей справились быстро и пошли дальше.

Уже под Цитаделью обнаружили, там, где раньше был один проход, целых два. Кусок стены оказался выломан, причем по сколам на камне стало ясно, что пролом свежий.

— Минотавры вылезли отсюда, — заявил подошедший Дивиан.

Он держал одну из двухклинковых секир — она была ему великовата и наверняка слишком тяжела, но оставить оружие гнить в подземелье он не смог, может быть, рассчитывал продать его за приличные деньги.

— Скорее всего, ты прав, — сказал Дайрут. — Но вот вопрос — почему они веками сидели где-то там тихо, и только в тот момент, когда мы решили пройти этим путем, оказались перед нами? Что или кто пробудил или создал их, заставил выйти навстречу нам, проломив толстую стену?

Дивиан рассмеялся:

— Какая разница? Это наверняка не Орда, и это главное. Давайте уже вернемся — мне не терпится рассказать всем про этих тварей, которых мы уничтожили.

— Я уничтожил, — уточнил Дайрут.

— Ну, — улыбнулся Дивиан, и серьги в его носу зазвенели. — Если ты так ставишь вопрос, то тогда я расскажу о том, как они сами поубивали друг друга, а ты случайно оказался рядом.

Дайрут расхохотался и хлопнул Дивиана по спине — так, что тот закашлялся.

— А ты за словом в котомку не лезешь!

Остаток пути они проделали быстро и легко, а вылезших из подземелья воинов приветствовал закованный в доспехи Мартус.

— Ну что там? — спросил он.

— Все нормально, — ответил Верде и небрежно добавил: — Были небольшие проблемы, но ничего, с чем не мог бы справиться мужчина с мечом в руке.

А потом Мартус увидел оружие минотавра в руках у Дивиана и сказал:

— Айн, твоя скромность легко побьет мою гордыню… Не думал, что я когда-нибудь произнесу нечто подобное.

— Жизнь каждый день приносит нечто новое, — Дайрут пожал плечами. — А не последний человек в храме Дегеррая сказал мне недавно, что и смерть в последнее время стала изменчивой и ведет себя как девка из портового квартала.

Мартус Рамен усмехнулся.

Немногие знали о том, что некоторое время назад он убил Дайрута — а чуть позже тот сам вернулся, чтобы попроситься в отряд к бывшему распорядителю игр на Арене Тар-Меха.

* * *

Лиерра в последний раз проверяла, все ли она сделала.

Много месяцев подготовки, ритуалы и заклинания, зелья, амулеты и заговоренные доспехи для воинов Мартуса Рамена — работа была проделана немалая.

Она жила ради этого дня, ради момента, когда сможет что-то изменить, отбить свой мир у жадных и глупых варваров и кочевников, ведомых страшной силой. Но в то же время она не хотела идти в бой против Орды, ведьма бы предпочла, чтобы Орда оказалась на ее стороне.

Чтобы у нее, выученицы Сиреневой Башни, имелась возможность вместе со своими врагами встать плечом к плечу против врага еще более страшного, угрожающего не обратить в рабство или убить, а уничтожить весь мир, от края до края.

Открыв пустой вроде бы сундучок, Лиерра сняла иллюзию, и показались шесть лежащих рядом свитков.

Три из них ведьма сунула себе в сумку, два положила обратно, а последний развернула и склонилась над ним, мерно читая слова, которые не смогла бы запомнить, даже если бы очень захотела.

Это было странное ощущение, будто бы свиток сам использовал ее для того, чтобы она прочитала его.

Она прервалась, не доведя дело до конца совсем немного.

Прерывать заклинание всегда опасно — а порой и смертельно, однако Лиерра знала способ сделать это правильно.

Зато теперь она отложила магию как бы «про запас», оставив возможность довести ее до конца в любой момент — несколькими простыми словами. Словно взвела невидимый арбалет, способный выплюнуть стрелу такой силы, что она принесет смерть не одному десятку врагов.

И таких «арбалетов» при ней было уже много.

Оглавление