VII. Что можно сказать о «внечувственном восприятии»?

Парапсихологи полагают, что живые существа, и в частности человек, в процессе эволюции выработали для восприятия и воздействия на расстоянии такие органические приспособления, которые можно, сравнить с современными достижениями радиотехники и электроники.

Так, телепатия напоминает связь, осуществляемую беспроволочным телеграфом или радио; телестезия — телевизионную связь; телекинез — телемеханику, управление различными приборами и процессами на расстоянии с помощью электронных устройств.

Ничего нелепого эта мысль в себе не содержит. Можно привести много примеров, подтверждающих ее.

Глаз устроен и функционирует примерно так же, как фотоаппарат:

хрусталик — это своеобразный объектив, слой светочувствительных клеток сетчатки (палочек и колбочек) — это как бы живая фотопластинка и т.д.

Органами ультразвуковой локации обладают дельфины и некоторые ночные животные (летучие мыши), а органами радиолокации — рыбы, обитающие в мутной воде рек (нильский длиннорыл) (Этими вопросами занимается теперь новая наука, называемая биоэлектроникой или бионикой). В одних случаях техника намного опередила то, чего достигли в процессе эволюции живые существа.

Зато в других случаях изобретательность человека явно отстает от возможностей живой природы. Так, например, никакими средствами химического анализа воздуха нельзя уловить тех примесей пахучих веществ, которые улавливает и распознает обонятельный аппарат охотничьей собаки и многих диких животных.

Рядом специальных опытов и наблюдений парапсихологи намереваются доказать, что по крайней мере некоторые животные и отдельные люди обнаруживают способность воспринимать предметы и явления даже в таких условиях, при которых возможность восприятия их обычными органами чувств (зрением, слухом, осязанием, обонянием) как будто бы полностью исключается: например, узнавать, что находится в запечатанных непрозрачных конвертах («ясновидение») или что происходит на очень большом расстоянии («дальновидение»). Первому соответствует в технике рентгеноскопия, второму — телевидение.

Познакомимся же с некоторыми явлениями, которые парапсихологи считают существующими и доказывающими реальность «внечувственного восприятия» (Extra-Sensory Perception). Из них на первое место надо поставить известный еще грекам и римлянам способ обнаружения подземных вод и руд с помощью водоискательной (рудоискательной) палочки.

Проявляющуюся в этих случаях удивительную разновидность реактивности человеческого организма профессор Томского технологического института инженер Н.А. Кашкаров характеризовал в свое время следующим образом:

«Человек, одаренный способностью водоискания, держа в руках простую раздваивающуюся (вилкообразную) ветвь орешника, по поворотам этой ветви, вызываемым его рефлекторными (бессознательными) судорожными движениями, может указать место нахождения подземного потока, определить его ширину, приблизительную глубину залегания под поверхностью земли и направление движения воды и проследить его течение. Многие водоискатели ощущают влияние не только потоков подземных вод, но также струй газов, электрических токов, если они находятся в поле влияния этих токов, и, наконец, обнаруживают присутствие залежей металлов и рудных жил. После продолжительной подготовки некоторым искателям удается развить способность различать ощущения, вызываемые в них различными веществами, и определять, что именно воздействует на них в данном месте» (Н.А. Кашкаров. Обнаружение подземных вод по изменениям, вызываемым ими в атмосфере. Киев, 1916, стр.  5–6).

1

Металлическая палочка, употребляемая водоискателями

Вопрос о водоискательной палочке актуален и по сей день, так как этот способ находит практическое применение во многих странах. (В 1961 г. я получил из Чехословакии от водоискателя Станислава Докулила (S. Dokulil) письмо, в котором он, полемизируя с германским профессором, опубликовавшим книгу по этому вопросу (О. Prokop, Wuenschelruthe, Erdstrahlen und Wissenschaft. Berlin, 1957), пишет, что 32 года с успехом пользуется водоискательной палочкой по заданиям сельскохозяйственных кооперативов). Он имеет сложную историю, ему посвящена обширная литература; не раз он обсуждался на международных научных конгрессах. Так, например, в 1913 г. на Втором конгрессе экспериментальной психологии в Париже был проведен конкурс пользующихся водоискательной палочкой. Многие участвовавшие в нем искатели смогли выполнить все задания, вошедшие в программу предусмотренных опытов.  Эти задания соответствовали тем видам поисков, которые перечислены Н.А.  Кашкаровым. Конгресс признал доказанным фактом способность некоторых лиц обнаруживать воду и руды указанным способом (посредством деревянной или металлической палочки) и предложил направить дальнейшие усилия на исследование той физической силы, которая вызывает у искателей мышечную реакцию, приводящую в движение палочку. Эту силу, порождаемую находящимся под землей источником, скопившимся в подземной пещере воздухом, жилой металлической руды, Ш. Рише назвал рабдической (la force rhabdique). По его мнению, это какие-то «еще неизвестные вибрации», способные повышать опять-таки неизвестную физиологам и психологам скрытую чувственность человеческого организма (cryptesthesie). На этом основании Рише (Ch.  Rialiet. Traite de Metapsvchique. 2-eme edition. Paris, 1923, p. 297), как и Баррэт (В. Баррэт. Загадочные явления человеческой психики. М., 1914), относил данные явления к области парапсихологии, считая их родственными «ясновидению».

Другие авторы (например, Шеврель) усматривали в движении водоискательной палочки нечто общее с идеомоторными актами, рассмотренными нами в V главе. По их мнению, опытные искатели могут распознавать местоположение источника или рудной жилы по свойству почвы и растительности, и возникшая таким образом мысль искателя выражается соответствующим движением палочки.

Наконец, занимавшиеся этим вопросом физики (например, француз Анри Маже — (Н. Mager). Как находить источники и руду с помощью ореховой или металлической палочки и разных научных приборов. Киев, 1913) стремились понять данное явление с биофизической точки зрения и заменить испытателя и его палочку теми или иными физическими приборами. Первая попытка построить такой прибор была сделана в 1903 г. Шмидтом в Берне. Присутствие подземного потока узнавалось по колебаниям слабо намагниченной стрелки этого прибора (описание его см. в уже указанной работе Н.А. Кашкарова «Обнаружение подземных вод по изменениям, вызываемым ими в атмосфере».). Это значит, что таинственная рабдическая сила оказывается по своей природе электрической или магнитной.

В настоящее время применяются более сложные приборы и методы радиоразведки земных недр. Надо, однако, признаться, что были описаны такие случаи, когда физические приборы не давали надежного результата, а водо- или рудоискатель точно разрешал поставленную задачу. По данным Кашкарова, организм искателя лучше, чем какой-либо из существующих физических приборов, реагирует на изменения ионизации воздуха и атмосферного нисходящего электрического тока, которые можно обнаружить над местом протекания подземных вод или нахождения рудной жилы, поскольку там всегда происходит усиленное выделение из почвы в воздух радиоактивного газа радона.

Что именно является истинной причиной двигательной реакции искателя, указывающей на местонахождение руд и источников, доподлинно еще не известно, но похоже на то, что успех в разрешении этого вопроса все больше склоняется на сторону биофизиков. Непонятно, однако, почему способность водо- и рудоискания присуща лишь немногим, редко встречающимся представителям человеческого рода. Такая редкость, исключительность характерна не только для этой способности, но и для всех парапсихических явлений, что чрезвычайно затрудняет их изучение.

Есть еще группа явлений, обозначаемых, так же как и водоискание, термином «ясновидение». Но в отличие от водоискания для них характерно чрезвычайное (сверхнормальное) обострение обычных органов чувств — зрения или слуха. Наблюдается оно у лиц загипнотизированных или впавших в автогипноз, называемый еще трансом. (Слово «транс» (англ. trance) происходит от латинского transire — переходить и обозначает переход из нормального состояния в «необычное состояние пассивности, сознательное или бессознательное, физиологическое или патологическое, во время которого мозговая жизнь выходит из-под контроля воли» (Бирд)).

В анналах медицинской науки зарегистрировано немало случаев патологического обострения чувств. Например, по свидетельству д-ра Браше, один как будто бы здоровый человек внезапно заметил у себя необычайное обострение зрения: он отчетливо различал самые мелкие предметы на очень далеком расстоянии. Такое состояние длилось около суток, а затем развилась апоплексия, и больной умер; при вскрытии у него в зрительном бугре с правой стороны был обнаружен недавно образовавшийся кровяной сгусток. Как утверждает д-р Митчель, некоторые из его нервнобольных пациентов могли читать при таком освещении, при котором здоровые с трудом различали даже самые крупные предметы (см. статью д-ра Бирда в кн. Д.И. Менделеев.  Материалы для суждения о спиритизме, стр. 287).

Обострение слуха, наблюдаемое у некоторых гипнотиков и больных истерией, может быть настолько значительным, что даже самый слабый шепот отчетливо слышится ими на большом расстоянии.

Иногда подобное обострение зрения или слуха становится прямо-таки невероятным. Вот один такой случай, о котором мне сообщили в письме врачи Полоцкой психиатрической больницы Б.Ф. Шило и А.И. Лапицкий. Речь идет об интеллигентном больном человеке средних лет, страдавшем алкоголизмом.  Однажды во время очередного сеанса гипнотерапии в присутствии работников больницы у него наблюдались следующие явления (история болезни № 186 за 1957 г.):

«Из большой стопки газет и журналов, лежавших на этажерке, была взята газета и подана больному с приказом, не открывая глаз, прочитать название газеты. Больной молчит, глаз не открывает. Тогда врач указательным пальцем правой руки пациента делает пассивное движение у заголовка газеты, как бы мысленно фиксируя внимание больного на данный пункт пространства при помощи кинестетического чувства руки (без прикосновения пальца к тексту).  Больной правильно произносит название белорусской газеты «Звезда». Затем таким же способом пациент правильно читает заголовки статей, отдельные предложения, слова более мелкого шрифта. Заголовки газеты «Правда» читает с закрытыми глазами через одинарный и двойной лист чистой безлинейной бумаги.  После пробуждения больной припомнил, что видел крупный печатный шрифт заголовков как «через туман», а мелкий текстовой шрифт «сливался в глазах».  Опыт проводился при ярком освещении текста. При ухудшении освещения чтение затруднялось. Затруднялось оно и по мере усиления «бумажного барьера» (1–2–3 листа бумаги). Возможность предварительного ознакомления пациента с газетами полностью исключалась, так как он не имел доступа в комнату, где находились газеты, и не был предупрежден о характере эксперимента» (приводится с разрешения авторов данного сообщения).

Авторы сообщения напоминают об аналогичном наблюдении одного из крупнейших русских психиатров С.С. Корсакова. Его пациентка, истеричная девица, обладала способностью «с помощью осязания, общего чувства, особого термического ощущения» читать написанное на бумаге, вложенной в конверт вместе с фотопластинкой (фотопластинка помещалась для контроля, на тот случай, если бы пациентка попыталась заглянуть в запечатанный конверт; после опыта фотопластинку проявляли), читать сквозь несколько слоев бумаги и даже определять почерк и цвет чернил. Проф. Корсаков писал по данному поводу, что «пациенты иногда приводят в изумление окружающих, сообщая им такие сведения, которые нельзя иметь при обычной восприимчивости органов чувств и которые кажутся легковерным людям проявлением почти сверхъестественным» (С.С. Корсаков. Курс психиатрии, т. 1, изд. 3. М., 1913, стр. 95–96).

В 1962 г. подобный эксперимент был проведен в психологической лаборатории Нижне-Тагильского педагогического института. Он стал предметом внимания состоявшейся там научной конференции Уральского отделения Всесоюзного общества психологов. О том, как ставились эти опыты, не раз писали в газетах.

«Розе Кулешовой завязали платком глаза. Но она,  проводя пальцами правой руки по печатному тексту, свободно продолжала читать газету. Ей подали фотографию, и Роза опять, не видя ее, пальцами определила позу и внешний вид того, кто изображен на снимке. В конверт из светонепроницаемой бумаги положили разноцветные бумажки, и Кулешова назвала цвет каждой. Из закрытого мешка Роза безошибочно доставала мотки ниток определенных цветов или заданную игральную карту. На ощупь она определяла даже содержание небольшого рисунка на почтовой марке.

Сама Роза объясняет это так: прикасаясь к цветной поверхности, она воспринимает один цвет как волнистые линии, другой — в виде точек, третий крестиков. Одновременно с этими ощущениями в ее сознании возникает и зрительное представление данного цвета. Необычайную осязательную чувствительность Кулешова развила настойчивыми упражнениями. Одно время она работала в школе слепых. После того как она перенесла ревматический энцефалит, осязание у нее обострилось. У Розы появилась способность как бы видеть цвет на ощупь» (газета «Уральский рабочий», 12 октября 1962 г.;

«Известия», 24 октября 1962 г., стр. 6; «Смена», 15 декабря 1962 г.). Как показали дальнейшие опыты. Роза может прочесть рукой текст, поверх которого положена целлулоидная пленка. Прикосновение пальцами к самому объекту оказалось необязательным для успеха опыта.

Ученые теряются в объяснениях этих поразительных явлений. Один считает, что Кулешова реагирует на тончайшие различия в температуре разно окрашенных поверхностей предметов; может быть, поэтому в темноте осязание у нее слабее. Другой предполагает, что Роза ощущает пальцами руки структурные различия красящего вещества. Третий напоминает по этому поводу об опытах проф. А.Н. Леонтьева, который лет 20 тому назад нашел способ сенсибилизировать кожу ладони (то есть повысить ее чувствительность) к восприятию пучка света, тепловое действие которого было при этом полностью исключено специальными фильтрами. Сенсибилизация кожного участка вызывалась электрическим раздражением другого кожного участка, что давало испытуемому возможность знать о начале и окончании действия света на кожу. При этом испытуемый с надежно завязанными глазами не только ощущал кожей свет, но и мог отличить красный луч от зеленого.

Вероятно, о подобных же случаях однажды высказался и И.П.  Павлов. Описав чрезвычайно тонкую дифференцировку условных раздражении в опытах на собаке, он продолжает: «У нас, у людей, наша высшая сознательная деятельность идет наперекор этим низшим способностям дифференцировки и мешает тонкой дифференцировке. Что это так, доказывается тем, что в некоторых случаях при изменении обычной сознательной деятельности дифференцировочная способность человека обостряется. При особых состояниях так называемого ясновидения дифференцировочная способность человека доходит до бесконечной тонкости» (И. П Павлов. Лекции по физиологии. Полное собрание сочинений, т. V. 1952, стр. 520).

В приведенном нами описании опытов не говорится, было ли известно самому экспериментатору все то, что воспринимал при указанных условиях испытуемый. Если было известно, то полученные в опытах результаты могут быть отнесены за счет невольного мысленного внушения испытуемому того, что знает или видит экспериментатор или кто-либо из присутствовавших на опыте.  Чтобы исключить возможность телепатической передачи, парапсихологи вручают испытуемому конверт с таким заданием, которое не известно никому из присутствующих на опыте. Запечатанный конверт с неизвестным заданием (например, рисунком или написанной фразой) заранее заготовляется незнакомым испытуемому лицом, на опыте не присутствующим и не знающим, когда и с кем будет производиться опыт.

В парапсихологической литературе описано много опытов, проведенных при указанных условиях с лицами, якобы обладающими даром «ясновидения». Из них наибольший успех выпал на долю польского инженера Стефана Оссовецкого. В 1921 г. проф. Ш. Рише со своими сотрудниками прибыл из Парижа в Варшаву с единственной целью — поставить с ним серию опытов.  Кто-либо из сотрудников или парижских знакомых Рише до опыта заготавливал какую-нибудь надпись или штриховой рисунок, вкладывал в светонепроницаемый конверт, заклеивал его и вручал Рише. С такими конвертами Рише являлся на опыт. Ни сам Рише, ни кто-либо из присутствовавших не знал, что содержится в конвертах. Конверты один за другим передавались Оссовецкому; комкая конверт в руке, он быстро и почти всегда точно называл то, что находилось в конверте.

Например, парапсихолог Р. Сюдр запечатал в конверте записку с изречением Паскаля: «Человек не более чем тростник, самый слабый в природе, но этот тростник мыслит».

Оссовецкий прочел: «Из мыслей Паскаля. Человек слаб, он слабый тростник, тростник наиболее мыслящий».

В другом опыте Оссовецкому была вручена запаянная свинцовая трубка с запиской. Испытуемый заявил: «Это рисунок. Человек с большими усами и большими бровями. Нет носа. Одет по-военному. Он похож на Пилсудского. Этот человек ничего не боится, он как рыцарь».

1

Из опытов проф. Рише с известным перципиентом инженером Оссовецким

Из трубки (толщина стенок которой равнялась 3 сантиметрам) был извлечен рисунок, в точности соответствовавший сделанному Оссовецким описанию, и под ним надпись: «Рыцарь без страха и упрека» (эти примеры взяты из трактата Рише (Ch. Richet. Treite de Metapsychique. Paris , 1923, p. 251–253).

Во время своего пребывания в Варшаве Рише провел 11 подобных опытов, и все они дали приблизительно такие же результаты, как и 2 приведенных нами. Рише высоко оценил доказательность этих опытов. Он пишет:

«Мы убедились, что поразительные факты, о которых нам рассказывали в связи с именем Оссовецкого, ни в какой мере не были преувеличены». Не зная всех подробностей подготовки и постановки этих опытов (они изложены у Рише слишком кратко), мы не можем принять безоговорочно столь ответственный вывод. (Надо, однако, сказать, что Оссовецкий демонстрировал свои опыты (и всегда с успехом) в течение ряда лет очень многим ученым разных специальностей, и никто не смог уличить его в какой-либо подделке). Добавим к сказанному, что Оссовецкий производил свои опыты, находясь в состоянии транса, которое он умел сам у себя вызывать самовнушением и отрешением от посторонних мыслей.

В 1946 г. мной совместно с проф. П.В. Терентьевым (биолог-статистик) и проф. Я.И. Периханьянцем (врач-терапевт) была произведена аналогичная серия опытов, о постановке и результатах которой пусть судит сам читатель.

Быть испытуемой согласилась одна начинающая научная сотрудница (физиолог). Она не проявляла никаких парапсихических способностей. Поэтому мы попробовали искусственно их повысить экстрактом из мексиканского кактуса пейотля с высоким содержанием мескалина, сильно повышающим возбудимость коры больших полушарий, особенно их зрительной зоны. Спустя два часа после приема экстракта при закрывании глаз в поле зрения испытуемой начали возникать, калейдоскопически сменяя друг друга, чрезвычайно яркие и красочные зрительные образы, приводившие испытуемую в восторженное, возбужденное состояние. В разгар такого действия пейотля и были поставлены опыты по испытанию внечувственного восприятия.

В десяти черных завинчивающихся пластмассовых коробочках были помещены разные мелкие предметы (в каждой по одному), плотно обложенные сверху и снизу белой гигроскопической ватой. Из присутствовавших на опыте никто не знал, какие предметы вложены в ту или другую коробочку. Во время опыта коробочки находились в соседней комнате. Одна из них, взятая наугад, давалась испытуемой с предложением в порядке свободных ассоциаций называть приходящие ей на ум образы, а затем попробовать угадать находящийся в коробочке предмет. Все слова испытуемой записывались протоколистом. После каждого опыта (в серии было 10 опытов, по числу коробочек) один из экспериментаторов выходил в соседнюю комнату, отвинчивал крышку коробочки и через дверь диктовал протоколисту номер обнаруженного предмета (по имевшемуся у него списку предметов).

Привожу полный протокол этой серии опытов от 19 мая 1946 г.

Начало — в 5 ч. 25 м., конец — в 5 ч. 37 м.

1

По нашему мнению, из 10 опытов 1-й вполне удачен, а 5-й и 8-й могут быть признаны частично удачными, особенно потому, что две контрольные серии опытов с той же испытуемой, проведенные за день до применения пейотля и через пять дней после его применения, не дали таких результатов (они были заметно хуже).

Читатель может найти, что мы переоцениваем полученный результат, и будет по-своему прав. Неустранимый недостаток подобных опытов состоит в том, что оценка их весьма субъективна, и едва ли возможно устранить эту субъективность.

Поэтому современные парапсихологи предпочитают пользоваться методикой количественного анализа на основе опытов с картами Зенера.  Данные, полученные таким образом, легко поддаются статистической обработке и объективной оценке.

Эта методика в приложении к телепатии описана в предыдущей главе.  В опытах по выявлению «внечувственного восприятия» она также применима, но с единственным изменением: экспериментатор не смотрит на вынутую им карту, а лишь держит ее в стороне от колоды до тех пор, пока испытуемый запишет свой ответ и даст сигнал к следующей пробе. По данным д-ра Райна и его последователей, большие серии таких опытов, проведенные на парапсихически одаренных испытуемых, дают иногда такие же сверхвероятные результаты, какие были получены в телепатических опытах, проведенных с теми же картами Зенера.

На случаях, принимаемых парапсихологами за «дальновидение», мы здесь останавливаться не будем, так как два таких случая, сообщенные проф.  Ш. Рише, уже были приведены в конце II главы (см. стр. 25–26).

Теперь мы можем кратко ответить на вопрос, поставленный в названии этой главы. В понятии «внечувственного восприятия» объединены явления разного качества, разной природы. Одни из них имеют характер двигательных реакций на «неощущаемые» (субсенсорные) влияния каких-то выходящих из земли излучений, эманации радия (радона), или вызываемой ими местной усиленной ионизации воздуха. Некоторые лица особенно чувствительны к перечисленным геофизическим факторам, тогда как для большинства они остаются ниже порога чувствительности. Здесь, повидимому, нет ничего парапсихического, как нет его и в другой группе явлений, характеризуемой временным сверхнормальным повышением чувствительности обычных анализаторов зрения, слуха и др. Наконец, третья группа явлений, признаваемая только парапсихологами, состоит в восприятии вещей и явлений или какими-то еще неизвестными органами чувств (криптестезия проф. Рише), или непосредственно теми или иными нейронами мозговой коры, но минуя обычные органы чувств, что уже совсем трудно себе представить.

За существование этой последней категории явлений парапсихологи могут представить меньше данных, чем за существование мысленного радио. Тем не менее нельзя просто отмахнуться от опытов Рише, Райна и многих-других.  Нужны дальнейшие терпеливые исследования. Мы говорим: ignoramus sed non ignorabimus (не знаем, но узнаем)! (Перефразировка известного латинского изречения Дюбуа Реймона: «Не знаем и не узнаем!»).

Не лишне будет добавить, что один из крупнейших биологов — И.И.  Мечников допускал существование «ясновидения», считая его у человека атавистическим признаком, перешедшим от животных. Он писал: «Быть может, некоторые хорошо установленные явления «ясновидения» можно было бы свести к пробуждению особых ощущений, атрофированных у человека, но присущих животным» (И.И. Мечников. Этюды оптимизма. М., 1917, стр. 188).

Оглавление