Глава 16

– А… А вы что тут делаете? – от неожиданности Ника начала заикаться.

За ее спиной с досады рыкнул Ярослав, и из-за двери послышался жалобный скулеж Барбоса, услышавшего хозяйкин голос.

– Тебя ждем. – Денис встал со ступенек, стараясь не пересекаться взглядом с Ярославом, в котором ясно читалось, как он «рад» видеть сейчас мальчишку вместе с его сестрой. – Думаешь, мы шутили, когда просились у тебя пожить?

– А-а-а, родственники, – протянула Ника, только сейчас вспомнив, что у Воронцовых дома полно народа и близнецам элементарно негде разместиться.

Приятное волнение, в котором она пребывала до сих пор, бесследно испарилось, и девушка с извиняющейся улыбкой посмотрела на Ярослава:

– Погуляешь с Барбосом?

Парень хмыкнул и чмокнул ее в нос.

– Выпускай свою зверюгу. – Он шагнул на пару ступеней вниз по лестнице и оглянулся: – Вам что-нибудь купить из еды?

– Мама обещала принести нам ужин. – Даша смотрела на подругу с самым виноватым видом, а у самой глаза светились от тысячи невысказанных вопросов. Ника закусила губу, не зная, как ей теперь выкрутиться. Вот тебе и сохранила отношения с Ярославом в тайне. Спалились, как маленькие.

Денис покосился на девчонок, почесал затылок и глянул на Ярослава, взглядом прося не оставлять его с ними.

– Я с тобой, ладно? А то они заболтают меня до смерти.

Ярослав улыбнулся чуть веселей:

– Ладно, пойдем.

Ника открыла дверь квартиры и чуть не загремела вниз по лестнице, когда на нее прыгнул радостный Барбос.

– Гав! Гав! – Пес, не понимая, почему его хозяйка уселась на лестничной площадке, радостно вылизывал ей лицо и руки. – Гав! Гав!

– Барбос, гулять! – рыкнул Ярослав.

– Гав! – Пес тут же оставил Нику в покое, помчался на первый этаж, и стало слышно, как он скребет когтями дверь подъезда.

– Ого! – восхитилась Даша, пока Ника вставала и отряхивалась после собачьих нежностей. – Что значит хозяин. Ника, смотри… – Девушка пихнула подругу в бок. – Переманит Ярослав у тебя Барбоса.

– Переманю. – Ярослав широко улыбнулся. – И не только его.

И подмигнув Нике, парень сбежал вниз, чтобы выпустить несчастную собаку на улицу.

Ребята ушли, Ника, пряча от подруги взгляд, возмущенно пробурчала:

– Молодцы, а нам, значит, самим сумки в дом заносить?

– Они не тяжелые. – Даша с легкостью подхватила вещи, свои и брата, и вошла следом за Никой в квартиру. – Фу, откуда пахнет плесенью?

– Надо открыть окна, пусть проветрится, – и Ника, струсив, сбежала от пытливого взгляда Даши. Только, какой бы большой ни была квартира, в пяти комнатах от любопытной кошки не спрячешься.

Девушка нашла ее в самой отдаленной спальне, где Ника открывала настежь окна.

– Значит, у вас уже все было?

Стоя спиной к подруге, Ника почувствовала, как у нее от смущения запылали щеки. Лучше бы она пошла вместо Дениса с Ярославом.

– Ни-и-ик?! – Даша неслышно подкралась сзади и с силой выдернула у нее из рук створки окон, в которые Ника вцепилась, осознав, что ее загнали в угол. Честное слово, хоть в окно прыгай.

Синие глаза подруги мерцали любопытством:

– Ну и как?

В комнате стало невыносимо жарко. Пару раз Ника порывалась объяснить Даше, что некрасиво вмешиваться в личную жизнь, пусть даже они и подруги, но язык ее не слушался. Даша от души веселилась, наблюдая смену красок на ее лице, а потом решила сжалиться:

– Ладно, живи. Захочешь, сама потом расскажешь. Пошли, посмотришь, что учинила на кухне твоя зверюга.

Оказалось, пока Барбос один хозяйничал в квартире, умудрился просыпать на пол всю упаковку сухого корма, погрыз пластиковую посуду, со скуки погонял по всем комнатам кастрюли и сковородки, загнав их в такие углы, что подруги еле отыскали, и в поисках воды умудрился перегрызть слив под раковиной.

– Если Ярослав починил тебе входной замок, то справится и с канализацией, – авторитетно заявила Даша, сметая веником остатки корма.

Ника подставила мусорный пакет, завязала его узлом и вынесла в коридор, чтобы выкинуть по пути на тренировку. Она ничуть не сомневалась, что Ярослав починит слив, а потом починит перегоревшую проводку и лампочки, когда они начнут взрываться от колдовства. Ведь домового, поглощающего излишки магии, она так и не нашла. А потом парню надоест бегать туда-сюда, и он предложит вместе жить. И что тогда? Как отказать, чтобы не обидеть?

– Ник? – Даша опять подошла неслышно. Только в этот раз в голосе подруги больше не было ехидства. – У вас все нормально?

– А? – Ника очнулась от своих мыслей и оглянулась на подругу. – Да, все отлично.

Ярослав напрасно переживал, что она останется голодной, хорошо, додумался купить продукты, которые не пропадут и через пару дней. Их всех, включая и его, пригласили на ужин к Воронцовым.

– Я-то с чего пойду? – Парень попытался увильнуть от приглашения.

Ага, так ему и дали. Ника хихикнула, наблюдая, как Даша хмурит бровки, Денис ухмыляется от уха и до уха, а Ярослав отступает к стене под напором разъяренной кошки.

– Яр, скажи-ка мне, ты с Никой?

– Э-э-э… да, – не понял он вопроса.

– А Ника с нами, значит, и ты тоже. Так что возражения не принимаются.

Ника не выдержала и рассмеялась, увидев удивленное лицо Ярослава.

– Если ты так ставишь вопрос… Тогда ладно.

– Вот и чудно, а теперь прячем куда-нибудь продукты от Барбоса – и на ужин, – и добавила жалобным голосом: – А то кушать очень хочется. Только на мясо не надейтесь, мама очень серьезно восприняла рекомендацию Александра Георгиевича о вегетарианской диете и решила посадить на нее все семейство, по ее словам, нам всем не помешает понизить уровень озверина, а то надоели ей каждодневные ссоры и постоянные выяснения отношений.

Кухня взорвалась дружным хохотом. Но на ужин они явились паиньками, только искры веселья мелькали в глазах, когда они, сидя за столом, переглядывались между собой.

Семья у Воронцовых оказалась замечательная. Даже старшее поколение. А ужин, несмотря на отсутствие на столе мяса, превзошел все ожидания: картошка, запеченная в духовке с грибами, под сметаной, квашеная капуста с клюквой и морошкой, моченые яблоки, маринованные грузди и лисички, пироги с капустой, пирожки со сладкой фасолью и сухофруктами. А уж сколько на столе оказалось свежих фруктов! Но больше всего пошли на ура всевозможные соленья, привезенные из собственных погребов бабушками и дедушками. Ника так обрадовалась домашним заготовкам, что сама съела полбанки соленых огурцов, вызвав веселый смех у Даши и легкую панику у Ярослава. А что? Вкусно же!

Да и разговоры были столу под стать: бабушки вспоминали проделки близнецов, когда те приезжали к ним на лето в гости, отчего дом наполнялся дружным смехом. Ника млела от домашней обстановки, с легкой грустью вспоминая посиделки с бабушкой и ее подружками. Ярослав поначалу вел себя сдержанно и отстраненно, но искренняя привязанность друг к другу Воронцовых, их теплые отношения, уважение и любовь растопили лед и в его душе. Парень начал улыбаться, и, хотя большей частью слушал, Ника чувствовала, что только сейчас он стал к ним ближе. И сама наконец поняла, что такое клан оборотней. Это огромная семья, где каждому найдется место, где тебя любят просто за то, что ты есть на свете, и никогда не бросят. Если тебя приняли, то ты уже никогда не будешь одиноким, даже если очень этого захочешь.

Она под столом погладила руку Ярослава. Он в ответ с нежностью сжал ее пальцы. В такие моменты им не нужны были слова, чтобы понимать друг друга.

На тренировку решили пойти пешком. Прошел мелкий дождик, и на улице было свежо, народу немного, да и пройтись после такого плотного ужина тоже полезно. Ника и Ярослав чуть отстали от впереди идущих близнецов.

Парень кивнул на брата с сестрой:

– Надолго они у тебя?

– Пока их родственники не уедут.

– Понятно… Значит, сама не знаешь.

Ника рассмеялась, услышав в голосе парня разочарованные нотки.

– Я всегда могу остаться у тебя…

Ярослав почувствовал паузу после ее слов и улыбнулся:

– Но не сегодня, да?

– Не сегодня, – и чтобы подсластить горькую пилюлю, Ника дернула его за руку. – Эй, я с тобой, помнишь?

– Помню.

Они отстали еще немного, чтобы поцеловаться, а потом бегом догоняли ушедших далеко вперед друзей.

– Я тоже хочу с кем-нибудь встречаться, – глядя на их довольные лица, Даша надула губки. – Ник, прекрати так улыбаться, иначе я умру от зависти.

– Тебе ведь понравился Сергей, за чем дело стало? Объясни парню, что он твой, и целуйтесь на здоровье.

– Ника! – Денис пришел в ужас от того, как девушки рассуждают о парне, не подозревающем, что его участь решили без него. – Чему ты Дашку учишь?

– Тому, чему научил меня Ярослав: если видишь, что твое, бери не раздумывая.

Парень с притворной угрозой рыкнул:

– Когда это такое было?

Ника отбежала от него на несколько шагов и ехидно улыбнулась:

– Разве я сказала, что выбирал ты? Наивный ты, однако.

На этот раз убежать ей не удалось. Ярослав схватил ее в охапку и защекотал до истерического смеха.

– Ну, признавайся, кто кого выбрал?

– Яр, хватит, – сквозь смех выдавила Ника. Все ее попытки вырваться и убежать ни к чему не привели. Парень держал крепко, даже когда у нее от смеха подогнулись колени, и она повисла у него на руках.

– Так кто выбирал?

– Ты, ты, сдаюсь!

Ярослав прекратил ее щекотать и чмокнул в нос.

– Вот так-то.

– Тиран.

– Себе, что ли, завести девчонку, – завистливо вздохнул Денис.

– За нами, между прочим, следят, – шепнул Нике Ярослав.

– От самого дома. – Для нее это не было новостью. Но девушка не чувствовала угрозы, только любопытство, потому никому не сказала. И очень удивилась, что слежку почувствовал Ярослав.

– Люди Романа Евгеньевича, – усмехнулся Денис.

Даша оглянулась. Она шла впереди всех и, увидев недоумение на лицах Ники и Ярослава, весело фыркнула.

– Они пахнут так же, как дядя Рома.

– Обалдеть. – Ярослав прекратил тискать Нику. – Все знают и молчат. И давно вас ведут?

Он имел в виду близнецов, это они до сих пор пребывали под домашним арестом и покидали дом только под присмотром.

– Наверное, с сегодняшнего вечера. – Денис поравнялся с ними. – Просто раньше нас на тренировку всегда отвозил отец или Роман Евгеньевич. Сегодня мы впервые сами идем пешком. Вот родители и подстраховались.

– Жестко.

– Ну, я вроде как еще под следствием, хотя оно и приостановлено. – Денис неуютно поежился, как с ним бывало всякий раз, стоило парню вспомнить о ситуации, в которую попал. – Отец не хочет, чтобы я опять сорвался, вот полковник и вызвался помочь.

– Значит, это не вас охраняют, а от вас? – Ника перестала улыбаться и с сочувствием посмотрела на близнецов.

Даша фыркнула:

– Мы страшные, бойтесь нас.

– Даш, – Денис не разделял хорошего настроения сестры, – хватит, а?

– Как хочешь, – но долго быть серьезной девушка не могла. – Ник, а когда у нас по расписанию танцы?

– Послезавтра.

– Жа-а-аль…

Ника настолько привыкла к суете большого города, что в какой-то момент перестала обращать внимание на идущих рядом пешеходов и несущиеся по проспекту автомобили, поэтому растерялась, когда из потока машин прямо на тротуар им наперерез выехали два джипа и резко затормозили.

Из машин выскочили люди в спецназовской форме и в черных масках, скрывающих лица, и кинулись к Даше и Денису. Девушку сразу оглушили электрошокером, и двое мужчин, подхватив ее под руки, поволокли к машине. Еще двое вцепились в Дениса. Парень успел располосовать одному из них когтями руку, заставив бросить электрошокер, и теперь его пытались скрутить лишь с помощью грубой силы. Денис сопротивлялся, но его рывками тащили к другой машине.

Нике вспомнилась тихая речка и компания парней, издевающаяся над двумя беззащитными девчонками. Да что же это?! Прямо дежавю какое-то! Застопоренное сознание выхватило картинку, как Ярослав кинулся на помощь Даше. Похитители почти затолкали бесчувственную девушку в машину с ревущим двигателем, готовую в любой миг сорваться с места. И тут оцепенение спало. Мгновение ошеломительной тишины лопнуло, ударив шумом и криками прохожих по натянутым нервам. За ее спиной, расталкивая толпящихся людей, с любопытством взирающих на происходящее, к ним бежала помощь, но Ники уже не было на месте. Понимая, что со спецназовцами ей не совладать, девушка бросилась к машинам. Темное заклинание защиты само пришло на ум. Сплетя черные нити, она бросила вперед два клинка, метя в колеса. И сама от неожиданности чуть не ойкнула. Вполне материальные мечи пробили шины и застряли в задней оси, намертво застопорив джип.

Ну ничего себе защита от воров! А Ника еще не верила бабушке Настасье насчет фарша. Так, некогда думать, второй джип сейчас уедет, вон уже тронулся с места.

Еще два клинка прошили переднее крыло машины, раскурочили металл, словно это тонкая бумага, и пробили двигатель. Джип, пару раз чихнув, заглох, превратившись в бесполезную груду металлолома.

Два озверевших водителя, осознавших, что никто никуда не уедет, выскочили на тротуар и бросились на нее.

– Ой-ой! – Ника крутнулась на пятках, собираясь дать деру, и врезалась в Ярослава. Парень не очень ласково схватил ее, повернул вокруг своей оси, гася удар от столкновения, и, отшвырнув в сторону зевак, бросился на громил.

Ника пролетела по инерции пару метров и врезалась в кого-то из прохожих. Чужие руки крепко обхватили ее за плечи, не дав упасть, и тут же отпустили. Мелькнула знакомая белозубая улыбка, и Сергей, отпихнув ее уже не так сильно, помчался на помощь двум мужчинам в штатском, пытающимся справиться с похитителями Дениса. Пока получалось у них не очень. Двое спецназовцев, забыв про парнишку, устроили посреди проспекта настоящие бои без правил. Сам Денис без чувств валялся на асфальте. Похоже, его утихомирили и без электрошокера.

Ника завертела головой. Прохожие не собирались расходиться. Наоборот, столпились плотным кольцом. Мелькнула пара телефонов – кто-то снимал происходящее на камеры. А вот этого не надо.

Чистый выплеск силы заставил отключиться все электроприборы, вплоть до освещения витрин и сигнализации магазинов. Перестал реветь и хрипеть напичканный электроникой второй джип, который из-за покореженной оси буксовал передними колесами. Ника чуть не взвыла, осознав, какую глупость совершила. Надо было сразу так сделать. Вот как теперь объяснить, откуда у нее взялись мечи и что это за сталь, режущая железо, словно масло?

Рассмотреть свое магическое творение ей не удалось. Ярослав, разобравшись со второй парой спецназовцев, хотел прийти на помощь Сергею и людям Романа Евгеньевича, но там и без него справились. Столкнувшись с ней взглядом, парень ободряюще улыбнулся и полез шарить по машинам.

Ника тряхнула головой, обвела взглядом толпу зевак. С ними надо что-то срочно делать, иначе не пройдет дня, как о случившемся будет знать весь город.

Для начала она накинула на всех купол тишины, чтобы не привлекать еще больше любопытных. Поверх него наложила заклинание отвода глаз. Странно, если посреди оживленного проспекта люди вдруг начнут жаться к витринам магазинов, обходя пустое место. Но лучше так, чем потом пытаться замять слухи.

– Ну ничего себе боевик, – воскликнул какой-то паренек и пихнул в бок рядом стоящего друга.

Тот ответил ему более цветисто.

Ника в спешном порядке ставила на всех маяки, чтобы, в случае если кто-то успеет уйти, найти потом и вправить мозги.

Народ зашевелился… Девушка, сообразив, навела на всех дезориентацию, чтобы выкроить себе время. Что им стоит постоять поглазеть еще пару минут.

Двое мужчин, охранники Даши и Дениса, закончив выворачивать карманы спецназовцев, переглянулись.

– Все записал? – поинтересовался один у другого. Напарник кивнул, похлопав себя по отвороту пиджака. Наверное, там была прикреплена скрытая видеокамера.

Ника сдержала смешок. Ничего на этой записи не окажется. Хорошо, если техника вообще после такого будет работать… Ой! Ее телефон тоже сдох от выплеска дурной силы. Что она скажет Ярославу? Это же его подарок на день рождения. Так, не отвлекаться, еще десяток маяков – и можно будет вздохнуть свободно.

– Да что это такое творится? – воскликнула какая-то женщина, прижав к себе семилетнюю испуганную дочку. – В центре города… вызовите кто-нибудь полицию…

– Не надо никого вызывать. – Сослуживец Романа Евгеньевича достал из внутреннего кармана удостоверение. – Федеральная служба безопасности. Вы только что стали свидетелями спецоперации, прошу никого не расходиться, нам потребуются ваши свидетельские показания. И сдайте все записывающие устройства. Фото– и видеозаписи будут приобщены к делу.

На этот раз Ника не сдержала смешок. Мужчина, несмотря на выдержку, то и дело косился в ее сторону, а потом на покореженные джипы. Так, а что там у нас? Она глянула и облегченно выдохнула. Мечи чудесным образом исчезли. Отлично, значит, против нее явных улик нет, а то, что наплетут свидетели… Ну она сейчас мигом подправит их воспоминания. Подошла к продолжавшей возмущаться женщине… и увидела, как Ярослав отрицательно качнул головой.

«Не нужно, нам же на руку».

«Я только о себе воспоминания сотру».

«Сможешь?»

Ника задумалась. Она не настолько хорошо владела ментальной магией, чтобы выделить в общем воспоминании кусок и стереть его так, чтобы не затронуть остальное. Вот если полностью… или если бы у нее было больше времени.

– Не смогу, – произнесла она вслух, когда парень оказался рядом.

Прильнув к Ярославу, обняла его за талию, вдохнула родной запах и, тут же отступив, осмотрелась.

«Фээсбэшники» – ага, так она и поверила, что удостоверение настоящее, – опрашивали свидетелей, пытаясь одновременно связаться со своим начальством и недоумевая, почему ни один телефон не работает. Сергей склонился над Дашей. Девушка уже пришла в себя. Он помог ей встать и усадил на заднее сиденье джипа, загородив от любопытных взглядов. Денис тоже очнулся и, сидя на асфальте, тряс головой.

Ника подозрительно сощурилась. Интересно, Сергей тут случайно оказался? Не верила она в такие случайности и, наплевав на осторожность, просканировала ауру парня. Обычный человек, но вот отпечатки… Словно он постоянно находился с кем-то в тесном контакте…

Ярослав, увидев ее округлившиеся от удивления глаза, вопросительно вздернул бровь.

– Похоже, у него есть девушка… – шепнула Ника.

Парень, видя, что ее удивление не проходит, а только усиливается, оглянулся посмотреть, что необычного она увидела в Сергее. Тот с улыбкой что-то рассказывал Даше, заставляя подругу улыбаться ему в ответ.

– Надо сказать ей, чтобы не надеялась напрасно.

Ника кивнула, соглашаясь, но не это сейчас занимало ее мысли.

– Яр, девушка Сергея – повелительница стихий. Понимаешь, что это значит?

Не успел народ опомниться и разбежаться, как подъехали люди в форме. Всех погрузили по машинам – свидетелей и потерпевших в одну, нападавших и оперативную группу в другую – и, оставив специалистов разбираться с джипами, повезли в неизвестном направлении.

Тетка с девочкой продолжала возмущаться. Подростки притихли, словно мыши. Мужчины хоть и сидели с недовольными лицами, ловили на себе взгляды ехавших вместе с ними «фээсбэшников» и предпочитали помалкивать. Ника вцепилась в руку Ярослава, позволив парню обнимать себя за плечи. Она прижалась к его боку и слушала, как полковник Свиридов – так представился старший группы – вразумлял женщину, возмущенную «произволом».

– Сударыня, вам нужно всего лишь дать письменные показания, потом мы вызовем вам такси и оплатим поездку в любую точку города.

– Что я дома скажу? – Услышав, что домой отвезут бесплатно, женщина немного успокоилась, но все равно продолжала нервно стискивать в объятиях испуганного ребенка.

– Мы напишем записку вашим близким, но если вы так беспокоитесь, – тут полковник окинул всех задержанных взглядом, – каждый может сделать звонок и предупредить, по каким причинам вы задерживаетесь.

Ехали, наверно, с полчаса. Денис сидел рядом с ними и всю дорогу потирал здоровенную шишку на затылке. Даша, закутанная в куртку одного из спецов, сидела рядом с братом. И сколько Ника ни высматривала, Сергея она так и не увидела. Спрашивать, куда делся парень, она не решилась, подозревала, что в такой суматохе никто не заметил, что потерялся еще один свидетель. Зато мечтательная улыбка на бледном лице подруги наводила на определенные мысли. Но об этом Ника подумает потом. Сейчас она занималась тем, что отслеживала по своей пространственной карте передвижение автомобиля. Чтобы никто не понял, куда их везут, в фургоне не было окон, и только по изменившимся звукам и тому, что машина резко пошла под уклон, стало ясно – фургон заезжает в подземный гараж. Зеленый маячок на ее карте опустился ниже уровня земли и продолжал опускаться, пока не остановился на отметке девять метров. Вокруг маячка зияла черная пустота. В этом районе города она еще не была, но по отмеченному пути теперь можно с легкостью найти, где располагается контора Романа Евгеньевича.

– Ник, очнись! – Ярослав легонько встряхнул ее за плечи, оторвав от созерцания карты. – Приехали.

Фургон действительно остановился, двое спецов открыли задние двери, спрыгнули на бетон тускло освещенного подземного гаража. Их ждали четверо военных.

Ярослав хмыкнул, увидев Романа Евгеньевича, спрыгнул сам, снял Нику и поставил рядом с собой, не отпуская ни на шаг. Денис помог спуститься Даше. Отделившись от сослуживцев, полковник подошел к ним.

– Вы со мной, – глянул на остальных жмущихся друг к другу людей и, чтобы хоть немного развеять их страхи, скупо улыбнулся. – Остальных прошу следовать за полковником Свиридовым. Составление протоколов не займет много времени, и скоро вы все будете дома.

– Сильно испугались? – Это было сказано гораздо тише и лично им. – Ладно, потом расскажете.

Еще полчаса они добирались до кабинета полковника. Блуждание по безликим коридорам, спуск на лифте еще на пять этажей. Похоже, что все важные помещения располагались под землей, а на поверхности – какой-нибудь заброшенный склад или цех по производству кирзовых сапог. Ничего, теперь весь путь отмечен на карте. В случае чего не заблудятся, а электронные замки взломает Ярослав. Не зря он тайком от Романа Евгеньевича с интересом наблюдал, как тот открывает очередную бронированную дверь. Ника едва заметно улыбнулась. Хакерская душа. Есть не будет, дайте только покопаться в сложной электронике.

Дверь в кабинет тоже была бронированной. Внутри стол, за ним кресло и стул перед столом. Их тут же уступили девушкам. Мужчины остались стоять. Ника, оказавшись в кресле Романа Евгеньевича, с интересом рассматривала глянцевую черную панель посередине обыкновенного деревянного стола. Это что? Электрическая варочная поверхность? Он тут кофе сам себе готовит? Тогда где чашки? Что-то она совсем перестала понимать все происходящее. Кроме панели, ничего интересного больше не было. Серые бетонные стены, давящий низкий потолок с лампами дневного света. Бетонный пол, покрашенный зеленой краской, местами уже потертый.

Девушка поежилась. Неприятно ощущать себя заживо погребенной. Заметив это, Ярослав переместился к ней и, встав за спиной, положил руки ей на плечи. Почувствовав идущее от них тепло, Ника накрыла его ладонь своей.

– …Роман Евгеньевич, – перед началом разговора Денис запнулся, не рискнув в этих стенах назвать мужчину дядей Ромой, – зачем мы здесь?

– Красина известили? – поинтересовался Ярослав.

– Кто эти люди? – Даша уже полностью пришла в себя, но продолжала кутаться в чужую куртку – под землей было прохладно. – Почему они на нас напали?

– Отвечаю по порядку. Вы здесь для дачи показаний, как свидетели и потерпевшие. Александра предупредили еще днем. Операция была спланирована, и вам ничего не грозило. Зато теперь у нас достаточно материала, чтобы снять обвинение с Дениса и выдвинуть против вашего темного ответный иск. Нужно только установить его личность. Этим сейчас и занимаются мои ребята.

Несмотря на усталость и ужасную сонливость, из всей тирады полковника Ника уловила самое главное.

– Ваши ребята? Значит, это вы возглавляете контору?

У Даши округлились глаза, Денис тоже выглядел удивленным. Один только Ярослав не проявил никаких эмоций. Видимо, догадывался об этом с самого начала, и «оговорка» Романа Евгеньевича только подтвердила его опасения.

Мужчина открыл рот, чтобы ответить, но тут по черной панели на столе пошли синие сполохи и развернулось голографическое изображение мужчины в военной форме. Найдя взглядом начальство, подчиненный отрапортовал:

– Свидетели дали показания. Сейчас их отправляют по домам. Но ни на одной из камер нет записей. Их уничтожил мощный электромагнитный импульс. Источник ищут. Пришли первые данные с осмотра места происшествия. Они у вас на компьютере. Допрос начнется через полчаса, как только задержанные очнутся.

– Очнутся? Разве они еще не пришли в сознание?

– Никак нет. Но медики обещали скоро привести их в чувство. Господин полковник, можно вопрос?

Мужчина кивнул.

– Макс сказал, что один парень уложил четверых, тогда как они с Геной едва справились с двумя. Это действительно так?

Ника почувствовала, как пальцы Ярослава с силой сжали ее плечи. Останутся синяки. Ничего, она потерпит. Не обращая внимания на боль, девушка потерлась щекой о его ладонь, напоминая, что он больше не один и, если нужно, она и близнецы – вон как ощерились котята – встанут на его сторону, не дав конторе его захапать. Можно подумать, непонятно, с чего Роман Евгеньевич «позволил» подчиненному задать такой вопрос и теперь пристально смотрит на Ярослава, проверяя его реакцию.

Наткнувшись на одинаковое угрюмое выражение лиц ребят, полковник только хмыкнул и обратился к голограмме.

– У вас будет возможность с ним познакомиться, – ткнув пальцем в панель, мужчина прервал связь. И перевел взгляд на Ярослава.

– Я видел тебя в работе… – тут он покосился в ее сторону, Ника напряглась, – пока не отключились камеры, – и опять перевел взгляд на Ярослава. – А ты видел, как действовали мои парни. Поверь, они не слабые ребята. Из таких передряг живыми выбирались, какие вам и в кошмарных снах не снились, а тут не справились. Совершенно другой тип угрозы, к которому люди просто не готовы. Теперь понимаешь, почему я хотел, чтобы Красин поработал у нас тренером?

– Роман Евгеньевич!

Ника мотнула головой, призывая Дениса замолчать, и парень насупленно заткнулся. Недосказанность было легко понять. Александр Георгиевич раз за разом отказывается от тренерской должности, и теперь ее предложили Ярославу. Сама она тоже прикусила язык, борясь с желанием вмешаться. Ей очень не нравилось, в какую сторону сместился разговор. Но она обсудит это с Ярославом, когда они окажутся одни и будет ясно, что их никто не подслушает.

Вся комбинация, провернутая полковником, теперь была перед ней как на ладони. Домашний арест близнецов, жесткий контроль за их перемещением, когда брата с сестрой буквально за ручку водили из дома на тренировку и опять провожали домой. И прямо на глазах разваливающееся уголовное дело против Дениса. Сейчас она понимала, что за ней и Ярославом, скорей всего, тоже ненавязчиво следили и выходку в клубе могли с легкостью пресечь. Причем так, что отдыхающие там люди этого бы даже не заметили. Но ей позволили учинить дебош, чтобы заставить темного нервничать и перейти к активным действиям: организовать похищение близнецов, раз не выходит получить их с помощью закона.

И это только верхний пласт многоуровневой операции. В голову упорно лезла мысль, что они стоят в одном ряду с темным колдуном и так же, как и он, подвергаются исследованию. Несмотря на внутренние конфликты, все они: ведьмы, колдуны, оборотни, повелители стихий, представляли собой угрозу для всего человечества, столкнувшись с которой полковник, несмотря на его личные убеждения, обязан принять соответствующие меры если не по устранению угрозы, то по созданию отдела, способного эффективно ей противодействовать. Вот почему ему так нужен Красин. Вот почему он вцепился в Ярослава и, похоже, не отпустит его.

«Яр!» – завопила она мысленно, посылая парню чувство опасности вперемешку со страхом и непониманием, как выпутаться из этой ситуации. И получила в ответ мягкую волну абсолютного спокойствия. Ярослав раньше нее понял, что все они у военных на крючке. Материалов, собранных конторой, достаточно, чтобы заставить их сотрудничать, нравится им это или нет. Возможности отказаться ни у кого не будет.

– Я подумаю над вашим предложением. – Парень прямо смотрел на мужчину.

Полковник медленно кивнул, понимая то, что Ярослав не высказал словами, и довольно улыбнулся.

– Пока мне этого достаточно. А теперь к делу. Денис, ты первый. Клади ладонь на панель и вспоминай, как все происходило с самого начала.

И вот тут началось веселье. Денису сказать было особо нечего: схватили, поволокли, ударом ребра ладони по затылку отправили в нокаут. Даша вообще уложилась в три слова:

– Ничего не помню.

– Ярослав? – Полковник кивнул парню, приглашая к панели.

– Я… Эм… Хм… – Ярослав потер нос. – А что вам, собственно, нужно? Вы же все видели.

– Мне нужны запротоколированные показания.

– О, тогда ладно. Когда мы шли на тренировку, два автомобиля черного цвета марки «лэндкрузер» – простите, номера не запомнил, не до того было – заехали на тротуар, перегородив нам дорогу. Четверо мужчин предприняли действия бандитского характера, а именно – преднамеренное похищение моих друзей. Понимая, что противники превосходят меня умением и силой, я наложил астральную матрицу на всех участников событий…

– Стоп! – Роман Евгеньевич с силой хлопнул по столу.

Парень удивленно замолчал, «не понимая», почему его прервали.

– Какая матрица? Это показания для суда. Ни один судья слыхом не слыхивал ни о каких астралах. Давай без этого.

– А без этого не получается. Если проведут следственный эксперимент, любой ваш сотрудник сделает меня, как малолетку.

– А ты не позволь себя сделать.

– Без техники астрального проецирования это невозможно, и если меня начнут расспрашивать… – Ярослав едко улыбнулся. – Господин полковник, я законопослушный гражданин, а вы своими действиями подводите меня под статью Уголовного кодекса «Дача заведомо ложных показаний». И сами подпадаете под другую – «Подкуп или принуждение к даче показаний…» Как бы такими темпами нам самим не оказаться на скамье подсудимых.

Роман Евгеньевич сощурился и окинул парня ну о-о-очень внимательным взглядом:

– Какое, говоришь, у тебя образование?

Ярослав пожал плечами:

– Вообще-то техническое.

– Угу, понятно. – Мужчина переключил внимание с Ярослава на Нику. – Ну а ты что расскажешь? Как сумела раскурочить два джипа?

– Я? – Ника от удивления округлила глаза, смотря на полковника взглядом самого законопослушного гражданина. – Использовала заклинание «меч тьмы». Правда, я не рассчитывала на такой эффект. Но получилось круто. Кстати, удалось найти клинки или они развеялись? Я ведь не вложила в заклинание полную силу, а то будет нехорошо, если вы предъявите их как вещественные доказательства, а они возьмут и в самый неподходящий момент исчезнут.

Она замолчала, поежившись под гневным взглядом полковника. Похоже, ему не нравились их с Ярославом показания. А как по-другому объяснить, что оба джипа за одну минуту превратились в консервные банки?

– Комедию ломаете? Я же помочь вам хочу, а вы мне палки в колеса…

– Дядя Рома… – Денис обратился к полковнику так, как привык с детства, переключая внимание на себя. – Вообще-то Ника и Ярослав правы. Их как свидетелей привлекать нельзя. Если прокурор будет настаивать на проверке их показаний на детекторе лжи, вся моя защита развалится, как карточный домик.

Полковник задумался и в очередной раз окинул всех внимательным взглядом. Даша зевала в кулак. Час-то был уже довольно поздний. Денис, привалившись к стене, часто моргал, отгоняя сонливость и изо всех сил изображая бодрость. Ника откинулась на Ярослава и, прикрыв глаза, нагло задремала. Все эти разговоры могли затянуться до утра, так почему не использовать для отдыха минутку, пока допрашивают других. Только Ярослав стоял спокойно, демонстрируя железную волю и ласково поглаживая Нику по плечам.

– Хорошо, я подумаю, как все это можно использовать. А сейчас вас отвезут домой. Мне самому нужно присутствовать на допросе. – Приложив руку к панели, Роман Евгеньевич вызвал своего помощника. – Полковника Свиридова ко мне.

И когда голографическое изображение подчиненного растворилось над панелью, предупредил ребят со всей строгостью:

– Надеюсь, мне не нужно повторять, чтобы и впредь вы были предельно осторожны? – Дождавшись дружных кивков, Роман Евгеньевич едва заметно улыбнулся. – И еще, хочу предупредить. Тренировки никто не отменял, так что в пять утра чтобы были как штык у Лесогорского озера.

– Почему там? – Денис, узнав, что спать им осталось всего несколько часов, скис окончательно. – Это же почти в десяти кварталах от дома!

– Потому что вы и Ярослав живете в разных районах. Проще собирать вас на нейтральной территории, чем каждого поочередно дожидаться у подъезда. И еще…

Раздался громкий стук, бронированная дверь приоткрылась, и в кабинет вошел по-военному подтянутый мужчина средних лет, уже успевший сменить форму на гражданскую одежду.

– Вызывали?

– Леша, отвези ребят по домам и можешь быть свободен.

Загромыхали отодвигаемые стул и кресло. Ника в суматохе, пока никто не видит, как она странно заламывает пальцы, наложила на Романа Евгеньевича магическое око с проецированием изображения на свои глаза, а звуков – на свои уши. Теперь все, что будет происходить во время допроса, она будет видеть и слышать его глазами и ушами. А что? Ему за ними следить можно, а ей нельзя?

Одно плохо. Использовать как приемник сигнала саму себя можно, но затраты сил будут огромные, потому что основная их часть уйдет на защиту психики от прямого воздействия мощного заклинания. Мозг может просто не выдержать чудовищного давления поступающей информации. Гораздо безопаснее использовать для этого предметы с отражающей поверхностью. Но где сейчас взять зеркало? Так что риск огромный. Остается надеяться, что от усердия у нее не пойдет кровь носом. На будущее нужно позаботиться, чтобы всегда иметь при себе минимум магических принадлежностей.

Пока Роман Евгеньевич стращал их дисциплиной, Ника успела просканировать его – мужчина оказался совершенно невосприимчив к магии в том хорошем смысле, что чары на него действовали, а он их не чувствовал. Так что теперь она действовала, не боясь быть уличенной в «противоправных действиях». Еще одно око, пока неактивное, она оставила на стене под потолком за спинкой его кресла, так, на всякий пожарный.

Полковник Свиридов проводил их в гараж с фургонами и распахнул задние дверцы одного из них, приглашая ребят садиться.

Шепнув Ярославу, что пока едут, она немного подремлет, Ника раздвоила сознание. Одна она ехала в фургоне, полусонно прислонившись к парню, а другая она вместе с Романом Евгеньевичем находилась в лаборатории. Быстро же он туда добрался.

Белые стены, белый свет, люди в белых халатах, хирургические столы и прикрученные к ним ремнями люди. Мужчин раздели до белья, подключили к капельницам. Вокруг них суетились медики, прикрепляя к коже датчики с проводами, идущими к сложному оборудованию, расставленному вокруг каждого стола.

Роман Евгеньевич приблизился к одному из мужчин, наклонился над ним, и Ника поняла, что смотрит в спокойные серые глаза молодого человека.

– Как твое имя?

Фургон тряхнуло на выбоине в асфальте, контакт на мгновение прервался, и когда Ника опять подключилась к магическому оку, мужчина уже представился, а полковник продолжал задавать вопросы.

– Кто твой командир? Кто дал приказ на похищение? Куда их должны были доставить?

В ответ – упрямо сжатые губы и взгляд человека, понимающего, что его молчание ничего не значит. В таких структурах рано или поздно говорят все. Но пока он властен над собой, от него больше не услышат ни одного слова.

Ника почувствовала, как ее начинает подташнивать. Ей очень не хотелось смотреть на происходящее, но, кроме нее, больше некому, а Роман Евгеньевич вряд ли поделится с ними результатами допроса. Это был единственный способ раздобыть хоть какие-то сведения, потому что все остальное от них тщательно утаивалось. Настала пора в корне менять эту ситуацию. В конце концов, на ней большая ответственность за близнецов, чем на Романе Евгеньевиче.

– Вот даже как? – Мужчина отвернулся, поманил к себе медика, освобождая ему место рядом с пленным: – Начинайте, лейтенант.

Врач протянул руку к капельнице, и вещество начало капать в два раза быстрее. Привязанный парень вздрогнул, его глаза расширились, но всего лишь на мгновение, пока он не столкнулся взглядом с Романом Евгеньевичем.

– А ты что думал? Мы руки тебе будем выкручивать? Через пять минут сам все расскажешь. – Несмотря на циничность слов, в голосе полковника прозвучало нечто похожее на сочувствие.

Задержанный не ответил. Маска невозмутимости давалась ему все трудней. Взгляд под действием препарата стал рассеянным, губы приоткрылись, из горла вырвался хрип, словно ему было нечем дышать, изо рта повалила пена.

– Полковник?! – перед Никой мелькнул испуганный врач.

Роман Евгеньевич среагировал быстрее. Вынул иглу капельницы из вены, но было поздно. Сильный, молодой, абсолютно здоровый организм не справлялся с действием лекарства. Парень выгнулся дугой. Чудовищная судорога сотрясала его, заставляя дико выкатывать глаза с полопавшимися кровеносными сосудами. А потом он резко рухнул и затих, распластавшись на столе, и Ника с ужасом поняла, что неотрывно смотрит в стекленеющие мертвые глаза.

– Немедленно прекратить введение препарата остальным! Не хватало нам получить еще пять трупов.

– Уже сделано, – доложил начальству другой врач, вместе с коллегами суетящийся вокруг задержанных.

– Что произошло? – Уже чуть более спокойный голос Романа Евгеньевича выдернул Нику из оцепенения.

Лейтенант прекратил осматривать мертвеца и отрапортовал:

– По предварительным данным уже сейчас могу сказать, что смерть наступила в результате анафилактического шока, вызванного аллергической реакцией на препарат. Частное это явление или им всем сделали прививки, будет ясно только после того, как проведу вскрытие.

– Делайте, и чтобы через час доклад был у меня.

Роман Евгеньевич вышел из лаборатории…

Открыв глаза, Ника поняла, что, если бы не крепкие объятия Ярослава, она бы давно сидела на полу. Парень, почувствовав, как она обессиленно съезжает с лавки, посадил ее к себе на колени. Он ни о чем не спрашивал, понимая, что сейчас не время и не место для откровенных разговоров. Она же, уткнувшись носом ему в шею и обхватив руками, никак не могла согреться. Могильный холод пробирал до самых костей, заставляя стучать зубами от пережитого страха. Никогда доселе она не видела смерть так близко. Причем смерть, наступившую так внезапно.

Даша с Денисом, притихшие, словно мышки, сидели напротив, и в полутьме фургона было видно, что хотя они и не понимают причины ее состояния, но им тоже страшно.

Скоро машина остановилась. В полном молчании они выбрались наружу и завертели головами, пытаясь понять, куда их привезли. Оказалось, их высадили в квартале от дома, где жили Ника и близнецы.

– Идите спокойно, вас проводят, – «обрадовал» Свиридов и уехал.

Неужели на этом сегодняшнее происшествие закончилось? Нахлынуло облегчение, что они живы-здоровы и возвращаются домой все вместе. Ярослава она от себя сегодня точно не отпустит, иначе ей нипочем не уснуть этой ночью.

Откат наступил почти мгновенно. Ника почувствовала, как ноги подкосились, над головой в стремительном хороводе заплясали звезды, и последнее, что она увидела, это испуганный взгляд Ярослава, успевшего подхватить ее на руки.

Оглавление

Обращение к пользователям