Глава 17

Странно, утро наступило именно тогда, когда она выспалась. Что за чудеса? Ника сладко потянулась, открыла глаза и улыбнулась, увидев улыбку Ярослава.

– Проснулась, соня? – Он сидел на полу, скрестив ноги. На коленях – раскрытый ноутбук. Интересно, где он его взял? Неужели выпросил у Дениса?

– Который час? – Ника с нарастающей тревогой прислушалась к тишине в квартире. Глянула в окно, за которым солнце медленно приближалось к зениту, и ее обуяла паника. – Как долго я спала?

– Неважно. Главное, что ты выспалась. – Парень переставил ноутбук на пол и встал. – Кофе будешь? Еще горячий.

– А как же пробежка? – Она не могла представить, чтобы Роман Евгеньевич добровольно отменил тренировку. Он ясно дал понять, что поблажек ни для кого не будет.

Видимо, ее мысли отразились на лице, потому что Ярослав улыбнулся еще шире:

– Я с утра созвонился с Сашей, и он все уладил. Отныне пробежки будут по вечерам.

– Замечательная новость, – радости Ники не было предела. Она была совой, и подъем в пять утра для нее был равносилен подвигу. То есть один раз совершить его она согласна, а за второй ей полагалась медаль, увы, посмертно. – А где Денис и Даша?

– Убежали по своим университетам получать студенческие билеты. – Ярослав с интересом смотрел, как она потягивается. – Тебе не надо?

– Я уже получила. Еще в тот день, когда договор подписала, – похвасталась Ника и отправилась умываться.

Пока чистила зубы, вспомнила события прошлого дня и ночи, и хорошее настроение немного спало. Нужно обо всем рассказать Ярославу. Держать все это в себе было невыносимо.

Этим она и занялась, поглощая сделанные парнем бутерброды и запивая их кофе. Ярослав молча выслушал ее и успокоил, заявив, что иного от полковника не ждал, а те парни, соглашаясь на похищение, знали, на что шли.

– Значит, их и жалеть нельзя? – Ника вздрогнула, вспомнив стеклянный взгляд мертвеца. Бутерброды потеряли для нее весь вкус. И остывший кофе стал отдавать неприятной горечью, поэтому она отставила кружку подальше от себя, чтобы ненароком не пихнуть и не пролить остатки на пол.

– Я этого не сказал. – Парень выглядел очень серьезным. – Но представь, если бы им удалось похитить Дашу и Дениса. Никогда не сталкивался, но не думаю, что жизнь в абсолютном подчинении у колдуна лучше смерти.

Ника кусала губы, понимая, что Ярослав и на этот раз прав. Но все равно на душе было муторно. Глянув на парня, она твердо произнесла:

– Тебе нельзя идти туда работать.

– А то я сам не знаю. – Ярослав улыбнулся ей ободряющей улыбкой и, допив одним глотком кофе, вернулся к прерванной работе.

– И как ты намерен этого избежать?

Вопрос совсем не праздный, потому что она не видела из этой ситуации никакого выхода.

– Роман Евгеньевич не дурак, понимает, что я буду работать только по своей воле, а я пока согласия не давал, – ответил Ярослав, не отводя взгляда от монитора.

– Что значит – пока? – возмутилась Ника. – Ты собираешься его дать?

– Меня можно попросить так, что я не смогу отказаться.

Девушка не могла совладать с собственным любопытством.

– Что ты делаешь?

– Настраиваю систему. – Ярослав всего на миг поднял на нее взгляд, улыбнулся и опять погрузился в работу.

Отставив блюдо с бутербродами, девушка переместилась ему за спину, встала на коленях и взялась массировать ему напряженную шею и плечи. Парень выгнул спину, повел плечами, шеей и от удовольствия вздохнул:

– Спасибо.

– Да не за что. У тебя не мышцы, а какие-то камни, – пожаловалась Ника. Чтобы размять ему плечи, ей приходилось прилагать все силы. – Наверное, не спал всю ночь. Может, все-таки расскажешь, что делаешь и откуда взялся ноутбук?

Ей на самом деле было интересно, потому что у нее никогда не было компьютера. Бабушка постоянно говорила, что вся информация должна храниться там, откуда ее никто не сможет достать, и при этом очень выразительно стучала пальцем по ее лбу, намекая, где находится это место.

– Для начала вывернул систему наизнанку, проверяя, кто и сколько раз без ведома Дениса в нее входил и какую информацию качал с диска, а теперь восстанавливаю так, чтобы тот, кто здесь лазил, не заметил моего вмешательства.

Ника ничего не поняла и решила на всякий случай уточнить:

– Мне не задавать глупых вопросов, чтобы не сбивать тебя с мыслей?

– Можешь говорить, я помню последовательность действий, просто процесс длительный. И я вот тут подумал… – Ярослав оглянулся. – Если Роман Евгеньевич всерьез захочет привлечь меня к своей работе, он будет действовать через тебя и через ребят. Я полночи голову ломал, как вас от него обезопасить, и, кажется, придумал. Но нужно посоветоваться с Сашей, только он может помочь вам пройти ускоренный курс. Ты его уже начала, осталось только уговорить близнецов.

– Я с ними поговорю, они не откажутся. Не настолько же они глупые. Понимают, что к чему.

– Я тоже так думаю.

Их взгляды встретились. Ноутбук оказался на полу, а Ника – на коленях у Ярослава. И не успела она опомниться, как ее поцеловали. Все посторонние мысли тут же вылетели из головы. Руки сами обвились вокруг шеи парня, а он принялся шарить по ее спине и ребрам, стягивая с нее футболку. Ника выгнулась навстречу и сама потянула с Ярослава майку. Парень прервал поцелуй. Верхняя одежда тут же полетела на пол, и Ника, чтобы не упасть, что есть силы вцепилась в его плечи. Ярослав придержал девушку за талию, поймал ее взгляд, полный ответного желания, и, бесшабашно улыбнувшись, повалил Нику на матрас. Она ничуть не возражала. Только надеялась, что он запер за близнецами дверь и на этот раз им никто не помешает.

– Прости, надо было подождать пару дней.

Ника все еще пребывала в сладкой истоме и не сразу смогла сфокусировать взгляд на склонившемся над ней парне.

– А? – Она никак не могла понять, с чего он расстроился, а когда пришла к единственному «верному» выводу, сама расстроилась. – Тебе не понравилось?

Ярослав издал полурык-полустон и уткнулся носом ей в шею, легко целуя.

– Еще раз так подумаешь – отшлепаю, – серьезно предупредил он, перемежая слова поцелуями. – Я о том, как ты теперь пойдешь на тренировки. Не забыла? У нас их сегодня целых три.

Ника хихикнула. Щекотно же. Ей хотелось, чтобы парень переместился с поцелуями с ключиц и шеи на ее губы, но раз ему так нравится, то она не против. Странно, она совершенно не испытывала стеснения, лежа рядом с обнаженным Ярославом. Наоборот, ей нравилось ловить его потемневший взгляд, чувствовать, как он водит рукой по ее телу, легко лаская. И если бы не его опасения за ее здоровье, одним разом у них бы ничего не кончилось.

И тогда она решила разговорами отвлечь внимание Яра на что-нибудь другое. Ей от его ласк было безумно хорошо, а вот ему будет плохо.

– На пробежке схалтурю, ты бы видел, как я умею левитировать.

Ярослав, похоже, живо представил себе эту картину, потому как его рука дрогнула, остановилась на ее бедре, и он заразительно рассмеялся.

– Я видел, как ты метаешь молот, так что верю, что и левитируешь не хуже. А как же остальные тренировки?

– На танцах никто не ждет, что я начну со второго занятия показывать класс, так что можно сильно не напрягаться. Медитации у Александра Георгиевича мне очень нравятся. Ну а к моменту, когда он начнет нас гонять, я уже оправлюсь. И если ты еще раз посмеешь извиняться, после того как я сама согласилась, я тебя покусаю, честное слово, – и для демонстрации серьезности своих намерений Ника, как заправский вампир, укусила Ярослава за шею.

– Ах так! – Парень притянул ее к себе и легонько шлепнул. – Чтобы не смела сомневаться – все, что происходит между нами в постели, мне безумно нравится.

Ника хотела возмутиться, попа от его шлепка ощутимо горела… и не произнесла ни слова. Они так и смотрели друг на друга, улыбаясь, как два идиота, и неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не раздался звонок в дверь.

Никогда в жизни девушка не одевалась так быстро.

– Сейчас-сейчас, – крикнула она, прыгая на одной ноге по коридору и пытаясь другой ногой попасть в штанину шорт. Попала, застегнула пуговицу и молнию, одернула майку, перетянула резинкой взлохмаченные волосы и с сияющей улыбкой открыла дверь.

– Привет, долго же вас не было.

– Да неужели? – Даша подозрительно сощурилась. Тонкие ноздри затрепетали, улавливая все оттенки запахов, витающих в квартире.

Ой, мама… Ника совсем забыла про сверхчувствительное обоняние оборотней и ощутила, как на пару с Денисом стремительно краснеет.

– Может, мы пока домой пойдем? – пробормотал парень, дернув сестру за рукав футболки.

– Не стоит. – Из глубины квартиры вышел Ярослав, босиком и в одних штанах. Лицо серьезное, как у министра, а в глазах пляшут веселые чертенята. Обняв подругу за талию, он отодвинул Нику в сторону, давая брату с сестрой возможность войти в квартиру. – Отныне мы будем встречаться на моей территории.

Близнецы ходили гулять не просто так. Побывав дома, нагрузились пакетами с провизией. Перепало вкусностей и Барбосу. Пес, слопав две миски специально сваренной для него каши, вылизывал лапы, от жары распластавшись под открытым окном на кухне. Ребята, проведя ревизию продуктов, дружно поглощали пирожки с капустой, когда у Даши зазвонил телефон.

– Алло? Да, это я. – Девушка замолчала, слушая собеседника. – Хорошо, когда? Через час? Да, буду.

Закончив говорить, она в ужасе уставилась на Нику.

– Это следователь по делу Дениса. Вызывает меня и девчонок, с которыми мы были в тот день в клубе. Что-то у него там не сходится с нашими показаниями.

– И что? – не понял Денис.

– А то, что вместо меня в полицию ходила Ника.

– Так пусть и сейчас идет.

– Денис, ты тупеешь не по дням, а по часам. Там же будут мои подруги, как Ника объяснит им, что она – это я?

– М-да-а-а, дела.

Ника задумалась. Она многое могла, но чтобы раздвоиться и чтобы при этом подруги Даши видели ее одну, а следователь – другую, и все это одновременно… Если кто-то из старших колдунов и может откалывать такие фокусы, то она точно нет.

– Можно пойти вместе, я под мороком, а потом просто поменяться местами, – как один из вариантов предложила Ника.

– А если нас соберут в одном помещении? – Дашу уже ощутимо потряхивало от паники.

– Может, гипноз, – выдал версию Ярослав. – Только мне придется пойти с вами.

– И как мы объясним наше присутствие в полиции? Группа поддержки, чтобы Даше было не страшно? – Ника невольно улыбнулась, представив, как они дружной толпой вваливаются в кабинет к следователю и окончательно морочат голову мужчине, объясняя, кто из них кто и по какому поводу они здесь присутствуют.

Ярослав улыбнулся.

– Не обязательно объяснять. Мне даже не нужно идти с Дашей. Ник, ты только расскажи все, что говорила, и покажи твои характерные жесты, чтобы Даша запомнила, а то на этом как раз и засыпетесь. Ведь первое, что фиксируют наши чувства при встрече с человеком, – это его манера говорить, поведение, а внешность – дело десятое.

Девушки переглянулись и посмотрели на Ярослава.

– Это действительно возможно? – Ника не очень верила в силу гипноза. Мало ли что показывают по телевизору. Сама она могла только влиять на поведение людей, заставляя их, как зомби, выполнять свои команды. Если у Ярослава все получится, то ей придется серьезно пересмотреть свои знания.

А далее начался сущий цирк. Под руководством Ярослава Ника ходила по квартире, за ней следовала Даша, стараясь в точности копировать пластику ее движений. При этом Ника постоянно говорила, то ровно, то эмоционально, и подруга изо всех сил старалась подражать ей, вызывая у парней гомерический хохот.

– Так не пойдет. – Ярослав, устав смеяться, подошел к девушкам. – Даша, не принимай на свой счет, но твоя звериная сущность не дает тебе подстроиться под Нику. Пантера просто не может двигаться, как человек. Давайте наоборот.

– Но как же?..

– Ник, не твоя забота, если я говорю, значит, уверен в своих силах.

– Хорошо, попробуем, но сразу говорю, вряд ли у меня получится… – Девушка замерла от осенившей ее идеи. – Если внешность не главное, то…

– Что? Что ты задумала? – Даша от нетерпения топталась на месте.

Ярослав нахмурил брови.

– Ник?

– Пойдем. – Не став ничего объяснять при близнецах, Ника выволокла парня в другую комнату и, не доверяя звукоизоляции деверей, заговорила мысленно.

«Можно меня засунуть в тело Даши? Чтобы мы были там вдвоем?»

У парня от удивления округлились глаза, видимо, до сегодняшнего дня он тоже не предполагал, что такое возможно. Хотя, возможно ли, им как раз и предстоит выяснить.

«Пошли к Красину».

«Время! Мы опоздаем к следователю».

«За опоздание в тюрьму не сажают, а за неудачную попытку можно поплатиться жизнью. Идем».

Ярослав взял ее за руку, с силой сжал, и в следующее мгновение они стояли в астральных оболочках рядом со своими телами, повалившимися на пол. От грохота в комнату вбежали близнецы. Даша хотела схватить Нику, но Денис не дал.

– Не трогай, иначе вернешь их обратно.

– Но… – Девушка подняла на брата ничего не понимающий взгляд.

– Это транс.

– И что нам делать?

– Ничего. – Парень пожал плечами. – Только ждать.

– Идем. – Ярослав дернул Нику – и в следующее мгновение они уже стояли перед ничем не примечательной пятиэтажкой в одном из спальных районов города.

– Здесь живет Александр Георгиевич? – Ника не скрывала удивления, да сейчас это было и невозможно. После того как они стали с Ярославом близки, в астральном мире они больше не могли экранировать друг от друга свои чувства.

– Он существует сразу в нескольких планах, а для физической оболочки многого не нужно.

Ярослав повел ее к подъезду. Идя мимо старушек, заседающих на лавочке, парень усмехнулся.

– Ты чего? – не поняла его веселья Ника.

– Видели бы они, кто ходит к Саше, давно вызвали бы ему психушку.

– И кто к нему ходит, кроме ненормальных учеников?

– Да много кто. – Тут парень замолчал и лукаво улыбнулся. – Если Саша захочет, сам познакомит со своими друзьями. А я не могу, не моя это тайна.

Ника понимала. В ее мире без этого никак. Если хочешь, чтобы уважали твои тайны, умей уважать чужие.

Новое удивление у нее вызвал тот факт, что квартира учителя была совершенно не защищена. И то, что Ярослав задержался на пороге, давая Красину почувствовать их присутствие, прежде чем войти, говорило лишь о его безграничном уважении к учителю.

– Привет, Саш.

Ника, следуя за парнем, вошла в зал и так и застыла на пороге комнаты с открытым ртом.

Александр Георгиевич, сидя в своем физическом воплощении в удобном кресле, спокойно читал, тогда как его астральный двойник, радостно улыбаясь, поднялся им навстречу. Третий Александр Георгиевич, состоящий из более тонких энергий, до этого показывавший какие-то новые упражнения четвертому Александру Георгиевичу, весело подмигнул, и вместе с «учеником» они истаяли, словно дым, оставив в квартире только двух совершенно адекватных, живущих самостоятельной жизнью Красиных.

– Старейшина! – выдохнула Ника, не зная, как себя вести.

Традиции требовали пасть ниц перед высшей сущностью и не сметь поднимать от земли взгляд. Но почему-то она была уверена: поступи так, и учитель на нее смертельно обидится. А как по-другому себя вести, девушка не знала, потому и осталась стоять, тараща на мужчину выпученные от удивления глаза.

Астральный Красин, подходя к ним, рассмеялся.

– Это вряд ли. Но мне всегда хотелось познакомиться с сими достойнейшими людьми.

– Бойся желаний, они могут исполниться, – пробурчал тот Красин, что сидел в кресле, при этом не отрывая взгляда от книги, и перевернул страницу.

Ника не удержалась и потерла кулаками глаза, боясь, что они ее обманывают.

– Но как? А как же закон единства сознания?

Астральный Красин и Ярослав расхохотались.

– Девочка, не переживай так. – Мужчина погрозил кулаком своему телу и, обняв ее за плечи, отвел чуть в сторону. У него оказалась довольно уютная, но, сразу видно, холостяцкая однокомнатная квартира. – Просто у меня есть друг, которому очень интересен наш мир, и иногда я уступаю ему на время свое тело.

Ну да, ну да, а она такая дура, что взяла и поверила.

– А те двое, что были здесь и при нашем появлении исчезли?

Ярослав откровенно веселился, Александр Георгиевич нахмурился, но всего на мгновение, а потом опять улыбнулся.

– Ах, эти… тоже друзья. Просто у них своеобразное чувство юмора. Поняли, что вы идете к нам, вот и решили пошутить, приняв мой облик.

Ника улыбнулась, решив подыграть.

– Тогда ладно… а я подумала, что вы с вашим прошлым и будущим решили пообщаться. Но раз друзья, то ничего, ткань мироздания не нарушена, а то нас с Ярославом как более слабых сущностей могло разбросать по всему временно?му континууму.

Красин хмыкнул, Ярослав захохотал. Не сдержало фырканья даже физическое тело.

– Умная девочка. Надеюсь, ты простишь меня, если я пока не стану ничего объяснять? Лучше расскажите, зачем вы здесь.

– У нас проблема. – Ярослав в двух словах объяснил, зачем они сюда явились.

Александр Георгиевич внимательно выслушал и окинул ее заинтересованным взглядом.

– Ты действительно этого хочешь?

– Не хочу, но надо. Сама таких дел натворила, что до сих пор аукается.

– Круги вероятностей, – непонятно ответил Красин и опять усмехнулся. – Будь я старейшиной, как ты предположила, поправить ситуацию было бы раз плюнуть, а так… Будем разбираться с тем проявлением, которое имеем. Теперь смотри на Ярослава. Яр, покажи истинного себя.

Парень подмигнул удивленной девушке и из подобия человека превратился в сияющую сферу диаметром три метра, сплошь переливающуюся эмоциями, словно под тонкой оболочкой поселилась радуга. А потом он посветлел, стал прозрачным и Ника, в который раз за последние минуты, задохнулась от изумления.

Сфера стала напоминать огромный бледно-голубой хрустальный шар, внутри которого из сияющих серебряных нитей был сплетен силуэт Ярослава. От него во все стороны сферы тянулись тонкие сияющие ниточки. На месте их переплетений, слепя глаза своей яркостью, сияли энергетические центры, и каждая нить оканчивалась маленьким ярким солнышком.

Красин ткнул пальцем в центр, располагающийся у головы Ярослава.

– Чтобы попасть в чужое тело, нужно входить в него через этот узел. Если войдешь вся, вытолкнешь владельца. Чтобы переместить его в свое тело, у тебя пока нет ни знаний, ни умений, поэтому никогда так не делай, иначе сразу найдутся те, кто захочет заполучить твое тело. Потом будет некуда вернуться.

– Я от этого защищена, – напомнила Ника учителю.

– Прости, все время забываю, что ты многому обучена. Если ты хочешь оказаться в теле Даши и при этом не вытолкнуть ее сущность, тебе придется разделить себя на части. И не выходить за пределы вот этих центров, – мужчина указал точки на Ярославе.

Один центр находился посередине лба, присутствие в нем даст ей возможность видеть то же, что и Даша, следующий центр, располагающийся в гипофизе, позволит ей осознавать себя как отдельную от Даши личность, а присутствие в нижнем центре – контролировать эмоции девушки и в случае чего перехватить управление ее телом на себя.

Ника ошеломленно внимала словам учителя, и когда Красин закончил объяснения, долго не могла сформулировать ни одного связного вопроса. Ей для этого элементарно не хватало знаний.

– Ну что? Поняла? Все еще хочешь попробовать?

Она во все глаза смотрела на учителя. Он это серьезно? Разве такое возможно? Разделить себя? Хотя она же только что своими глазами наблюдала, как Красин разделил себя на четыре части и общался сам с собой как с закадычными друзьями. А она-то думала – это у темных мозги вывернуты наизнанку. Они просто не знакомы с Александром Георгиевичем.

– Однозначно хочу. Только вы потом поможете мне собраться обратно?

– Ярослав и разберет, и соберет. Заодно поучится.

– Саш, я же никогда этого не делал, знаю только теорию.

Было странно наблюдать за Ярославом. Пока он стоял молча и неподвижно, Ника не осознавала, что все это хрустальное серебряное сияющее великолепие – ее парень. Он же, поняв, что от него больше не требуется изображать наглядное пособие, принял свой обычный человеческий вид.

Красин хитро улыбнулся.

– Вот и опробуешь знания на практике, а то, что подопытной будет Ника, даже лучше. Есть стимул постараться. – Александр Георгиевич приблизился к парню и шепнул что-то ему на ухо.

Ярослав побледнел так, что опять стал почти прозрачным. Бросил на нее расширенный от смеси ужаса и восторга взгляд и судорожно сглотнул.

Ника уперла кулаки в бока:

– А мне сказать? Что еще за секреты?

– Я… потом… скажу… – заикаясь, произнес Ярослав и, блеснув сияющим восторгом, полностью экранировал от нее свои чувства.

Ничего себе! А она, наивная, думала, что это невозможно. Ника хотела обидеться, но потом махнула рукой. Ярослав ей никогда не врал. И если обещал, что расскажет, значит, так и будет. Сейчас главное – сводить Дашу к следователю, дать показания, и пусть он наконец от них отвяжется.

Разделение Ники на части Ярослав решил проводить у нее дома.

– Мне потребуется помощь Дениса, – объяснил он свое решение.

– Зачем?

– Чтобы присмотрел за теми тобой, которые останутся.

Девушка промолчала. Интересно-то как.

Для того чтобы озвучить свою просьбу, Ярослав вернулся в свое тело, переговорил с Денисом и, получив его согласие, вытащил его в астрал.

– Привет, – промурлыкал огромный черный кошак, разваливаясь на полу неподалеку от своего тела.

– Совсем обнаглели? – воскликнула Даша, оставшись в компании друзей и брата, валяющихся в трансе на полу, поняла, что никто ей не ответит, махнула рукой и села ждать, что будет. – В следующий раз меня с собой возьмете.

Денис в образе пантеры затрясся от смеха.

– Лучше взять, а то хуже будет. Знаю я свою сестренку.

– В другой раз возьмем, а сейчас работаем, – вернул Нику и Дениса к реальности Ярослав. – Итак, первое, что тебе не понадобится, – это эмоции. Оставим, только самую малость, относящуюся к нужным событиям, а именно – аресту Дениса и тому, что произошло с момента твоего приезда.

Девушка напряглась, ожидая, что ее сейчас будут резать как скальпелем, но единственное, что почувствовала – ей стала легче. От Ники, словно она была гидрой и надумала почковаться, отделилась… она сама, только по возрасту – семилетняя девчушка.

Худая, с ободранными коленками, будто только что упала с велосипеда. В летнем сарафане, сама босая. Коса до пояса, и на любопытной мордашке – огромные глаза.

– Привет! – пискнула малявка Ника и уставилась удивленными глазенками на Ярослава. – Ты мой жених? Да? Я тебя видела, когда на Святках гадала с подружками. Ты в точности такой, как в зеркале.

Ярослав от неожиданности опешил. Денис захохотал, а взрослая Ника почувствовала, что заливается краской стыда. Она совсем забыла этот эпизод своей жизни. Ух как бабушка тогда метлой подружек по домам-то разгоняла, а ей ремня дала, чтобы неповадно было бесконтрольно силой баловаться.

А малявка тем временем запрыгала вокруг Ярослава, пытаясь потыкать в него пальцем.

– А почему ты прозрачный? Ты опять видение? Да? Значит, мы обязательно встретимся. Ты только подожди, не женись, я скоро вырасту. Уже… – мелкая прекратила прыгать и стала загибать пальцы. – Одиннадцать годков осталось, – тут она хлюпнула носом, подняла на Ярослава несчастный взгляд и заревела: – Ты к тому времени совсем ста-а-арый бу-у-удешь!

Ярослав первый вышел из ступора и недовольно пробурчал:

– Чувствую себя растлителем малолетних. Денис, успокой девочку.

Взрослая Ника захохотала:

– Я тебя честно предупреждала, что мне еще нет восемнадцати.

Кошак вскочил на лапы, встряхнулся огромным телом и скосил синие глаза на ревущую девчушку:

– Не хочешь поиграть с кисой?

– А? – Опухшие от слез глаза ребенка округлились от восхищения, и она бросилась тискать и целовать Дениса. – Какая красивая киса.

У Ярослава от вида этой парочки глаза почернели от бешенства.

– Брось. – Денис не скрывал злорадства. – Я ей первый понравился, пусть хоть так натешится, раз влюбилась она все-таки в тебя.

Ника уже приготовилась разнимать драку, но Ярославу удалось обуздать свою ревность.

– Давай дальше. Что нам не нужно, так это память, как и с эмоциями, оставим последние месяцы.

Еще один пасс руками – и от Ники отделилась живенькая старушка.

– Ну и чем я вам, молодые люди, не понравилась? Вы хоть знаете, что память и опыт формируют характер человека?

– Это я так буду выглядеть на старости лет? – Ника мгновенно оказалась рядом с Ярославом и закрыла ему глаза руками. – Тебе совершенно незачем на нее смотреть.

– Почему? – Парень улыбнулся, но ее рук не отнял, только положил свои ладони поверх ее пальцев. – Как ощущения? Я не слишком многое убрал?

Ника прислушалась к себе. А старушка тем временем взялась воспитывать нерадивого кошака за то, что он безнаказанно балует ребенка. Кажется, обе ее части совершенно не понимали, что они – одно целое, и вели себя как равнозначные сущности.

– Странно, я ведь действительно не помню прошлого и совершенно не испытываю по этому поводу никаких эмоций. – Ника проверила воспоминания и чувства еще раз и улыбнулась, убирая руки от лица Ярослава. – Удивительно, но с моих плеч словно гора свалилась. Так хорошо мне еще никогда не было.

– Эй, куда! – Окрик парня застал ее уже в дверях квартиры. – Даша там.

– И что?

– Не забыла, для чего мы все это начали? Вам к следователю надо.

– Пусть идет сама, мне без разницы, – и, чувствуя себя вольной птицей, Ника выпорхнула из квартиры.

– А я говорила, что память убирать нельзя, – со смехом кричала старушка вслед бегущему за Никой Ярославу.

Он догнал девушку почти на улице.

– Стой, куда пошла! А ну вернулась к Даше.

Ника остановилась. Оглянулась на озверевшего парня. Тот подошел, схватил ее за руку и потащил обратно. Она не сопротивлялась. Ей не было дела до проблем Даши. А вернуться согласилась только потому, что ее попросил об этом Ярослав. Ее любовь была новым чувством, память обо всем, что между ними произошло, осталась при ней, и девушка была готова сделать для него все, что угодно, потому и слушалась.

В квартире царил сущий бардак. Мелкая каталась верхом на Денисе. Старушка преобразовала комнату, снабдив ее астральным ремонтом, добавила призрачную мебель и теперь дремала в огромном мягком кресле у зашторенного окна.

Этим занималась и Даша. Устав ждать, пока хоть кто-нибудь очнется, девушка притащила из спальни подушку и завалилась спать.

– Такими темпами следователь вас никогда не дождется. – Ярослав немного успокоился. – Ника, давай смотри, где у Даши центр сознания, и сливайся.

В полицию Даша пришла почти вовремя. Опоздание на полчаса для девушки не в счет. Ника почти не проявляла себя в теле подруги. Во-первых, ее выход будет, когда следователь начнет общаться непосредственно с Дашей, а во-вторых… во-вторых, она никак не могла свыкнуться с новыми чувствами. Мало приятного – ощущать себя только головой, а именно так сейчас и было. Не имея возможности управлять телом, сознание сосредоточилось в голове подруги, анализируя увиденное и услышанное.

– Дашка, наконец-то.

У дверей кабинета следователя собрались Дашины подружки. Пять девчонок примерно одного возраста, одетые так, словно они явились на встречу со следователем прямиком с пляжа, принялись наперебой спрашивать пантеру, не знает ли она, зачем их всех сюда вызвали.

– Даш, что за дела?

– Куда ты опять вляпалась?

– Я при чем? – Даша, умница, делала такие же удивленные глаза, искренне недоумевая по поводу приглашения в отделение полиции. – Зайдем и все узнаем.

А дальше девушки принялись тихонько переговариваться, обсуждая, кто и чем занимался в те дни, пока они не виделись. Оказалось, у Дашиных подруг весьма насыщенная жизнь. Днем кино, потом – походы по магазинам, а вечером танцы до рассвета в ночных клубах и сон до обеда. Ника на пару с Дашей слушала девичий щебет и в какой-то момент почувствовала, как в душе подруги расцветает мягкая снисходительная улыбка по отношению к тем глупостям, которыми занимаются девчонки.

«Ник, неужели я была такой же, когда мы познакомились?»

«Не замечала, хотя… – вспомнилось, как Даша на второй день знакомства потащила ее по магазинам, – если только совсем немного».

Мысленный вздох.

«Знаешь, я им почти завидую».

Ника понимала, откуда эти мысли. По сравнению с их проблемами веселая беззаботная жизнь девчонок казалась такой привлекательной, но…

«Тебе не нравится быть двуипостасной? Представь их глаза, перекинься ты сейчас пантерой? И не будь ты такой, как сейчас, никогда бы не познакомилась с Сергеем. Кстати, он не говорил, почему так вовремя оказался на месте похищения?»

«Сказал, что просто проходил мимо, только я ему не поверила. И знаешь, все хотела спросить: разве может от парня пахнуть грозовым ливнем?»

«Может, если тот, кто отправил его к нам на помощь, повелитель воздуха… Все, Даш, кажется это наш следователь».

Действительно со стороны лестницы шел мужчина в форме.

– Добрый день, девушки, проходите. – Он открыл перед ними дверь. – Берите стулья, рассаживайтесь.

«Ярослав, ты здесь?» – мысленно потянулась Ника к парню.

«Угу, не отвлекайся, сейчас твой выход».

«Ник? – позвала ее Даша. – Надеюсь, ты знаешь что делать».

Вообще-то не очень. Но Ника не стала говорить об этом Даше. Вместо этого потянулась сознанием вниз, к центру управления телом, и несмело шевельнула пальцами. Вот это да! Все, как сказал Александр Георгиевич, только… никто не предупредил ее, что недостающую энергию для полноценной замены она позаимствует у Даши.

Подруга, избавившись от лавины ощущений и объема памяти, облегченно вздохнула.

«Ник, я почти забыла, какое это блаженство – осознавать только человеческие чувства. Побудешь мной пару недель, пока я отдохну немного?»

Ника понимала веселье Даши, но ей самой сейчас было не до шуток. Безумный гормональный фон пантеры обрушился на ее неподготовленную психику чувственной лавиной. Мир заиграл тысячами красок и запахов, сбивая с толку привычное восприятие. И единственный мужчина, сидящий за столом напротив, казался ей в этот момент безумно привлекательным.

«Ник? – мысленный голос Ярослава был полон испуга. – Что с тобой творится?»

«Вытащи меня из Даши! Сейчас же!»

«Ник?»

Где бы ни был Ярослав, девушка мгновенно почувствовала его присутствие. Спокойная энергетика парня послужила для нее прохладным душем, немного остудив бушующий огонь. На заднем фоне сознания хихикнула Даша.

«Как тебе коктейльчик?»

«Ужас».

«Ник, соберись, пара ответов на вопросы следователя – и я тебя верну обратно».

«А девчонки? Их уже допрашивали?»

«Да, пока вы тут болтаете, они уже ответили на все вопросы».

– Госпожа Воронцова, вам плохо?

Ника захлопала глазами, переключая внимание на следователя.

– Душно у вас что-то. Можно? – Стащив со стола полицейского чистый листок бумаги, она замахала им, пытаясь хоть немного остудить пылающее лицо, при этом мило улыбаясь мужчине.

Тот смутился, заерзал на стуле, кашлянул в кулак и повторил вопрос:

– Опишите поведение вашего брата накануне происшествия.

– С пятницы до обеда понедельника мы были на даче. Отдыхали, катались с Романом Евгеньевичем на катере. Обычный отдых, Денис вел себя как обычно. Знаете, он ведь спортсмен и никогда не употреблял спиртного.

– Это точно, на всех вечеринках над ним постоянно смеялись, – поддакнула одна из подружек Даши.

Остальные тоже высказались на тему, какой Дэн классный парень, что он уважительно относится к девчонкам и что никто из них не верит, как на него могло найти помутнение, закончившееся безобразной дракой.

– Словно его заколдовали.

Ника на пару с Дашей вздрогнули и удивленно воззрились на смешливую блондинку. Девушка морщила носик, силясь что-то вспомнить… не вспомнила и виновато улыбнулась.

– Он очень хороший, – выразила она всеобщую мысль.

– Понятно. Даша, а вы? Не замечали за собой в тот вечер резких перемен настроения?

Ника склонила голову, изображая задумчивость, а на самом деле копалась в воспоминаниях подруги.

– Я в тот день почти ничего не ела, выпила коктейль на голодный желудок, мне стало плохо, и я решила уйти. – Девушка перевела взор на следователя. – Это все, что я помню из событий в клубе. Дома приняла душ. – Она непроизвольно облизнула губы и провела пальчиком от шеи до ложбинки между грудей, виднеющейся в открытом вырезе футболки. Следователь покраснел, заморгал и, с трудом оторвав взор от такого зрелища, усилием воли поднял взгляд на ее лицо.

– Дальше.

– Дальше? – промурлыкала Ника. – Я отправилась спать, было очень жарко и…

«Ника!» – мысленный окрик Ярослава заставил ее очнуться. Боги-покровители, еще немного – и она бы полезла на стол соблазнять следователя. На заднем фоне истерично хохотала Даша.

«Замечательно быть пантерой, правда?»

Ника покраснела, словно вишня, и, заканчивая ответ на вопрос, пробурчала:

– А потом я от родителей друзей Дениса узнала об аресте и примчалась в участок, не успев умыться.

– Что на вас было надето?

Ника захлопала глазами. Что-то она не поняла? Следователя интересуют подробности дела Дениса или это уже ее допрашивают?

«Думаю, что тебя. Проверят свои подозрения». – Ярослав был, как всегда, рассудителен и спокоен.

«Ой, мамочки, – Ника пришла в ужас. – А если он просмотрит видеозаписи нашей с ним беседы?»

«И увидит Дашу».

Девушка всем существом чувствовала веселье парня.

«Я в тот же день подменил все видеозаписи, чтобы тебя на них не было».

Ника впала в оцепенение. Она и подумать не могла, что Ярослав пойдет ради нее на такое. Сколько там кадров в секунду делает видеокамера? Двадцать четыре, кажется? Она провела в отделении почти час, и на каждом кадре он заменил ее лицо на Дашино? Вот почему настоял, чтобы Даша надела ее шорты и собрала волосы в хвост – чтобы поставить окончательную точку в этом деле, убедив следователя, что ему померещилось, будто в тот день он общался с другой девушкой.

«Спасибо».

Никакие слова не могли передать ее чувств, и она просто впустила парня в свое сознание, чтобы он напрямую ощутил силу ее благодарности. Только Ярослав, окунувшись во внутренний мир Ники-Даши, почему-то не обрадовался.

«Ник, держись!»

О чем он?

«А ты сама как думаешь? – подала голос Даша. – Думаю, мы с Дэном заберем Барбоса и погуляем пару часиков, надеюсь, вам хватит, чтобы остудиться?»

Девушка хихикнула, а Ника опять покраснела. И вновь сильнейшее сексуальное возбуждение овладело ею, стоило на мгновение представить себя наедине с Ярославом. В голове зашумело, на глаза накатила черная пелена, и она почувствовала, что уплывает в обморок.

– Госпожа Воронцова?

Боль от резких ударов пощечин привела ее в чувство. Открыв глаза, она увидела над собой удивленное лицо мужчины с занесенной для еще одной пощечины рукой и за ним – испуганные лица девчонок. Хлопнула дверь, к ним подошел помощник следователя и побрызгал ей в лицо холодной водой из брызгалки для цветов.

– Так лучше?

– Да, спасибо, – Ника вернулась с пола на стул. Ничего себе ее долбануло. Бедная Дашка, если она постоянно испытывает эту какофонию чувств, то ей не позавидуешь.

«Я почти привыкла».

«Кыш, дай закончить беседу», – шикнула Ника на подругу, и та со смешком затихла.

– Извините. – Девушка выдавила из себя слабую улыбку, глядя на следователя и его помощника. – Но у вас действительно очень душно.

– Окна уже открыли, сейчас проветрится. Вам осталось ответить на один вопрос, и можете отправляться домой. – Мужчина вернулся за стол. – Что на вас было надето в момент нашей встречи?

– Эти шорты, белая майка, а что? Это имеет какое-то отношение к делу Дениса?

Мужчина как-то странно глянул на нее, то ли с досадой, то ли с облегчением, и захлопнул папку.

– Девушки, спасибо за сотрудничество, надеюсь, больше с вами не увидимся.

Дашины подруги заулыбались и выпорхнули из кабинета. Ника тоже встала, спеша передать управление телом обратно Даше, понятно же, что подруги пристанут к ней с вопросами.

– Госпожа Воронцова… Даша, задержитесь на минуту.

Ника остановилась. Помощник следователя с понимающей улыбкой покинул кабинет, заставив ее насторожиться.

– Что-то еще?

Мужчина одарил ее долгим взглядом. Даша не выдержала и опять хихикнула.

«Кажется, еще один поклонник, – и тут же удрученно вздохнула. – И почему я на Сергея так не действую? Вечно ко мне липнут те, кто мне не нужен».

– Ничего, просто хотел предупредить: вам лучше не идти пешком, вызовите такси и обязательно обратитесь к врачу.

– Я так и сделаю. – Мечтая как можно быстрее оказаться дома и вернуться в свое тело, девушка все же нашла в себе силы благодарно улыбнуться.

Оглавление