Глава 18

Собравшись в единое целое, Ника отмела предложение Даши остаться наедине с Ярославом. Она любила парня, но хотела быть с ним, повинуясь своим чувствам, а не подчиняясь звериному влечению.

Зато на танцах оторвалась по полной, выбрав в партнеры Сергея. Думала, Ярослав закатит сцену ревности, но он понял, только взгляд темнел от обуревавших его чувств, когда Сергей слишком сильно прижимал ее к себе во время танцев. В остальном держался Яр вполне спокойно. Хотя с Дашей танцевать не стал, выбрав себе другую партнершу.

– А говорила, танцевать не умеешь. – Сергей не понимал, с какого перепугу ему привалило такое счастье, и тоже периодически косился на Ярослава, в любой момент ожидая получить от него в зубы.

Ника от танцев и жары раскраснелась и после объявления перерыва стояла, тяжело дыша и положив ладони на грудь Сергея. Чувствовала, как под пальцами колотится его сердце, и испытывала ни с чем не сравнимое наслаждение… Не от того, что прикасалась к другому парню, а от собственных ощущений. Нездоровое возбуждение схлынуло во время танцев, сменившись на чистый восторг, отразившийся в ее сияющем взгляде.

– Никогда не думала, что танцы – это так захватывающе. Ты настоящий мастер.

– Кхм. – Сергей улыбнулся. – Спасибо.

И добавил гораздо тише, чтобы никто, кроме нее, не слышал:

– Может, хватит меня обнюхивать? Смущает.

– Да неужто? – Ника рассмеялась и, привстав на цыпочки, шепнула ему на ухо: – А не стыдно притворяться человеком и думать, будто никто не догадается, что ты им не являешься?

Чтобы продолжать шептаться, Сергею пришлось обнять ее за талию.

– Твой парень меня убьет.

– Ничего подобного, только пересчитает все ребра, сломает нос, челюсть и на том успокоится.

Народ, отдыхая во время перерыва, разбрелся по залу. Кто-то делал растяжку. Кто-то просто валялся на матах. Одни они стояли посредине, притягивая всеобщие любопытные взгляды.

– Не переоцениваешь его силы? Он всего лишь человек.

– Денис тоже так думал, пока Ярослав не обломал ему все когти.

Ника дождалась, пока на физиономии парня отразится должное понимание, с кем он связался, и опять расхохоталась:

– Расслабься, дело не в тебе, и он это понимает.

– Я в этом не уверен. – Сергей поспешно отвел от себя ее руки.

Ника отступила, продолжая улыбаться:

– Если хочешь, приходи сегодня сюда к девяти, посмотришь, как мы занимаемся.

Сергей заинтересовался.

– Я подумаю.

Нике опять снились голоса из завесы. Во сне она прекрасно понимала, о чем говорят между собой эти люди, и даже смутно догадывалась, кто они, но после пробуждения забыла обо всем, в голове остались лишь неясные образы. Зевнув, села на матах и сладко потянулась.

– С пробуждением, соня. – Ярослав с улыбкой смотрел, как у девушки от удивления округляются глаза.

– Я уснула во время тренировки?

Парень, сдерживая смех, отрицательно мотнул головой:

– До того, как она началась. Не переживай, мы со старшими занимались медитацией, чтобы не шуметь, Даша с Денисом тоже последний час проспали. Так что Роман Евгеньевич был вынужден признать, что нам иногда нужно давать отдых.

Ника не понимала, как такое могло случиться. Она отлично помнила, как после танцев Роман Евгеньевич погнал их всех на пробежку, потом они легко поужинали в кафе и отправились опять заниматься, на этот раз с Красиным. Сергей так и не пришел, хотя ждали его почти полчаса. Зато пришел полковник. Похоже, его сильно заинтересовали новые возможности. Тренировка, как обычно, началась с медитации… и дальше ничего – провал.

– Как неловко получилось. – Ника неуютно поежилась.

– Брось, все нормально. – Парень потрепал ее по волосам.

Оглядевшись, девушка поняла, что уже глубокая ночь и в клубе они с Ярославом одни.

– Который час?

– Два ночи. – Парень легко вскочил на ноги, словно не просидел неподвижно несколько часов, охраняя ее сон. – Вставай, провожу тебя домой.

Остаться ночевать у нее или пойти к нему он не предлагал. И ни слова о том, что случилось после ее пребывания в теле Даши. Ника подняла на парня лукавый взгляд:

– Давай здесь останемся… если ты не против.

– Я только за. – Ярослав недоверчиво смотрел на нее, не уверенный, что правильно понял ее слова. И когда Ника смущенно покраснела, подтверждая его догадку, расплылся в шальной улыбке. – Схожу, отключу видеокамеры… если ты не против.

Утром Ярослав проводил ее до дома и умчался на работу. Ника вошла в подъезд и хотела тихонько проскользнуть к себе мимо квартиры бабушки Настасьи, но не получилось.

– Так-так.

Девушка напряглась. И чего соседке не спится в шесть утра? Выпрямив спину – до этого она кралась по лестнице на цыпочках – расправила плечи и обернулась.

– Доброе утро, Настасья Валерьевна.

– На два слова. – Ведьма посторонилась, впуская ее в квартиру.

Дальше коридора Ника не пошла, хотя, учуяв запах жареной яичницы с беконом, чуть не захлебнулась слюной. Она из солидарности к близнецам вместе с ними сидела на вегетарианской диете, а тут яичница, да еще и с мясом.

– Амулет достала?

Девушка невольно опустила взгляд на носки своих кроссовок.

– Я уже почти придумала план, осталась пара деталей, вам ведь не очень срочно?

Старушка едко усмехнулась:

– Мне-то не срочно, но не тяни, – обратив внимание, как Ника то и дело косится в сторону кухни, соседка покачала головой: – Пойдем накормлю, а то одни глаза остались.

– Мне Барбоса выгулять надо, – попробовала отнекиваться Ника, но ее выдало голодное урчание желудка. А от взгляда, которым наградила ее старушка, совсем сникла.

Пока она расправлялась с двойной порцией яичницы, Настасья Валерьевна заварила чай, пошла в комнату и, вернувшись с огромной книжкой, положила ее перед ней на стол.

– Учи. Чтоб через месяц вернула и сдала по ней экзамен. – Женщина стукнула Нику по пальцам. – Куда жирными руками?

Ника тут же вытерла ладони салфеткой. Забыв и про аппетитный кусок ветчины, оставшийся лежать на тарелке, и про чай с конфетами, она с благоговением открыла книгу, полистала страницы с письменами на древнем языке. Знания, новые умения, которые позволят ей управлять тьмой, – боги-покровители, как давно она этого хотела!

– А мне не опасно изучать ее одной? – Девушка бережно закрыла книгу и положила на свободный стул рядом с собой.

– Будь тебе пять лет – да, а так я полагаюсь на твое благоразумие. – Бабушка Настасья улыбнулась и выдала ей стопку листов, исписанных каллиграфическим почерком. – Здесь все, что тебе пригодится для изучения. На последнем листке я указала магазины, где можно все это купить. В другие не ходи, там одни подделки.

– Спасибо.

Ника бегло просмотрела длиннющий список покупок, сложила листки и убрала в задний карман шорт, не зная, как намекнуть колдунье, что все это стоит денег. Но говорить не пришлось. Соседка сама выдала ей довольно крупную сумму, из чего девушка сделала вывод – ученье предстоит серьезное.

Близнецы в это утро сделали ей еще один подарок – забрали Барбоса и ушли гулять, в кои-то веки позволив ей побыть одной. А значит, пора заняться неотложными хозяйственными вопросами.

Замаскировав колдовскую книгу под бульварный роман, Ника покидала в сумку вещи, требующие срочной стирки, и отправилась в прачечную. Она приметила ее недалеко от дома.

Внутри помещения было жарко, влажно и шумно от работающих стиральных машинок. Посетителями прачечной оказались в основном студенты и пара старушек, чьих пенсий не хватило на приобретение собственной стиральной машины, а может, им просто было скучно одним и сюда они приходили, чтобы с кем-нибудь пообщаться. Найдя свободную машину, Ника покидала в нее одежду, выставила нужную программу и поискала взглядом, где можно подождать окончания стирки. Приметила у окна ряд пластиковых кресел, заняла одно подальше от других посетителей, достала из рюкзака книжку и погрузилась в чтение.

Колдунья оказалась права, сказав, что ей не придется начинать с начала. Первые десять глав она прочитала просто для ознакомления. Все это она уже давно знала. Базовая теория о природе сил для светлых и темных оказалась одинаковой. Единственное, что ее действительно заинтересовало, – это влияние разнополярных сил на физическое состояние колдуна или ведьмы.

Получалось, что светлым для очень долгой жизни требовался постоянный расход энергии, иначе ее накопление сожжет ведьмака или ведьму изнутри. Но при этом для действительно мощных заклинаний не нужно обладать большим резервом, достаточно иметь открытый, постоянно действующий канал, через который магическая сила струится, как речной поток. Темные, наоборот, всегда должны иметь полный резерв и постоянно его пополнять. И чем большим количеством силы они обладают, тем дольше живут. К этому и сводились все их упражнения и большинство практик. И поскольку сама Ника полукровка, бабушка всем им обучила ее еще с детства.

Тут девушка прикрыла книжку и попыталась осмыслить прочитанное. Получалось, что заклинания тьмы выходят гораздо более мощными, но ограниченными во времени – например, взрыв. А вот создать устойчивый поток воды и удерживать его до тех пор, пока пожар после взрыва не потушится, – это по силам только светлым. По этой же причине темный колдун не в состоянии поставить на себя магическую защиту, потому что она требует постоянного оттока сил. Вот почему вся их техника носит агрессивный, атакующий характер. Зато и амулеты, созданные темными, получаются самыми мощными, хотя пользоваться ими могут и ведьмы, и колдуны.

Скосив взгляд на стиральную машинку и убедившись, что та не перешла даже к полосканию, Ника опять углубилась в чтение. Тем более что теперь начинались практические упражнения по овладению тьмой.

Девушка прикрыла глаза и попробовала просто понаблюдать, как внутри нее ведут себя обе силы. Свет и тьма, перемешавшись вначале, снова разделились и теперь текли по энергетическим каналам параллельно друг другу. Свет, из-за того что она овладела им еще в детстве и активно пользовалась, занимал большую часть объема магического резерва, тогда как тьма виднелась словно тоненькие нити. Решение напрашивалось само собой, нужно постепенно уравновесить обе силы. А значит, нужно выучить пару-тройку темных заклинаний и усиленно ими пользоваться, нарабатывая резерв и опыт.

Ника полистала книгу и нашла заклинание, более-менее применимое в городских условиях. Плеть тьмы воссоздавала вполне реальный кнут, которым можно пользоваться как для нападения, так и для защиты. При соприкосновении с живым существом он не только наносил физические повреждения, но и откачивал из жертвы магические и жизненные силы, пополняя резерв колдуна или колдуньи, израсходованный на заклинание.

Ну и как с ее принципом «не навреди» она должна им пользоваться? Если только немного изменить заклинание… В мыслях тут же выстроилась картинка, как с помощью кнута можно с легкостью забираться на деревья в случае погони или влезть на стену здания, используя его для страховки. Ведь для создания этого заклинания нужно немного темной силы, тогда как левитация светлых требует огромного самоконтроля, что в стрессовой ситуации не всегда достижимо.

Осталось только найти подходящий полигон для тренировки – парк, где много деревьев, чтобы они быстрее восстановились после соприкосновения с плетью тьмы, или заброшенный завод. Ага. И будет она со своим кнутом похожа на Человека-паука. Весело фыркнув, девушка стала листать книгу дальше в поисках еще пары таких же «полезных» заклинаний.

Одно из них Ника решила практиковать сразу из соображений самообороны, потому что уже его знала, – меч тьмы. Как там сказала Настасья Валерьевна? Защита для окон? Ну-ну. Давайте не будем вспоминать про два раскуроченных джипа и продолжать верить в белых и пушистых темных.

Так, нужно еще третье заклинание. Пять способов вызвать дух умершего человека или животного. Бррр, какая жуть. Неужели в жизни и такое может пригодиться? Хотя если вспомнить, что сейчас показывают по телевизору, то там одна сплошная темная магия. Призыв низших духов… Мм, а вот это уже интересно. Прочитав пару глав, Ника поняла, что за домовым можно и не ездить. С помощью ритуала призыва и заклинания подчинения она может с легкостью получить любого доступного домового, оказавшегося в радиусе действия заклинания. Но что-то такой способ обретения помощника и защитника не вызывал у нее энтузиазма. Хотя в свете последних событий…

Ника тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли. Если будет совсем худо, она обязательно выкроит день и наведается в деревню, чтобы договориться с домовым по-хорошему.

Так, что еще интересного нам подскажет книжка? Девушка листала страницу за страницей, только изредка поглядывая, не закончилась ли стирка. И все больше диву давалась, насколько же светлые и темные, оказывается, разные. Обладание той или иной силой требовало от них совершенно разного образа жизни. Диаметрально противоположных действий. И если у них мог родиться совместный ребенок, то с вероятностью в сто процентов это был бы обычный человек, начисто лишенный всяческих магических способностей, потому что плюс и минус в нем уравновесились бы до нуля.

Захлопнув книжку, Ника долго смотрела в пространство перед собой, слушая, как тихо переговариваются люди и гудят машинки. Интересно, как при всей несовместимости светлых ведьм и темных колдунов ей передался магический дар, и к тому же не один? Может, причина и залог того, что она все-таки ведьма, а не человек, в том, что они не смешиваются? И к чему в конечном счете ее приведет обладание обеими силами?

– Главное, чтобы не довело до дурдома, – пробормотала Ника и вздрогнула, услышав рядом с собой мелодичный голос:

– Увлекаешься романами?

Соседнее с ней кресло заняла миловидная девушка немного старше ее на вид. Темные волосы, короткая стрижка, когда затылок почти полностью сбрит, зато на глаза падает густая длинная челка. Тонкие брови, карие глаза, немного снисходительная насмешливая улыбка. На ней были темные легинсы, туника и босоножки на высоком каблуке. Ника невольно отметила ухоженные руки с аккуратным маникюром. Перевела взгляд на свои коротко остриженные ногти и невольно сжала пальцы в кулаки, чтобы скрыть от незнакомки этот ужас.

– Увлекаюсь, а что, нельзя?

– Можно. – Незнакомка фыркнула, словно Ника сморозила полнейшую глупость. Многозначительно глянула на книжку в ее руках. – Не боишься на людях читать такое?

Ника напряглась. Она четко уловила в интонации девушки намек, что та прекрасно осведомлена, что за книга сейчас у нее в руках.

– Хочешь позаимствовать? – Она разжала кулаки, черт с ним, с маникюром, и с силой вцепилась в переплет, чтобы незнакомка не смогла вырвать у нее книгу.

Девушка неопределенно повела плечиком и опять фыркнула, смерив Нику еще одним насмешливым взглядом:

– Вот еще, давно прочла. Просто интересно, откуда она у светлой и почему не обжигает тебе пальцы?

Настал черед Ники неопределенно пожимать плечами. Угораздило же ее повстречаться с еще одной темной.

– Тебя это не касается. Иди, куда шла. – Она понимала, что ответила по-хамски, потому не обиделась, заслужив еще один насмешливый взгляд.

– Ну-ну, воробышек расправил крылышки? Ладно, бывай.

Изящно встав, незнакомка легкой походкой вышла из прачечной. Ника проводила ее взглядом через окно, пока та не скрылась из виду. С усмешкой сняла со своей ауры следящее заклинание, перекинула его на ближайшую женщину и, забрав выстиранные и высушенные машиной вещи, со спокойной совестью отправилась домой. Пусть теперь ее поищут.

Бывают ситуации, когда нужно и можно прислушаться к мнению других или попросить о помощи. Но все свои магические принадлежности каждая уважающая себя ведьма должна делать или зачаровывать сама. Поэтому Ника не собиралась пользоваться списком магазинов, услужливо подсунутых ей бабушкой Настасьей.

Закинув сумку с чистыми вещами домой, девушка убедилась, что близнецы до сих пор гуляют. Сверив их опознавательные маяки с местоположением на карте, она чиркнула записку, что ее не будет еще как минимум часа два, и со спокойной совестью отправилась за покупками.

Зеркала для работы, платки, ленты и коробку, где она будет хранить все это богатство, Ника отправилась покупать в супермаркет. Травы решила поискать в парках. Качество у них будет хуже, чем у диких, – все-таки люди слишком засорили ауру города своими мыслеформами, увы, не всегда чистыми, но возможности выбраться за город у нее сейчас не было. Да и не найдешь в августе траву, которая раскрывает свою силу, цветя в начале лета, а значит, при составлении заклинаний придется экспериментировать с тем, что будет под рукой.

Ясное солнышко, светившее утром, заволокло тучами. Заметно похолодало, и стал накрапывать мелкий дождь. Ника пожалела, что не надела куртку, зато сразу придумала, на что потратит излишек денег. Кроссовки у нее удобные, но слишком летние. Скоро зарядят осенние дожди, а значит, нужно подумать о более практичной обуви.

Ника никогда особо не любила ходить по магазинам. И сейчас жалела, что не позвала с собой Дашу. Рассматривая товары на витринах, переходя из одного шикарного супермаркета в другой, третий, пятый, она уже отчаялась найти то, что ей нужно, пока не сообразила, что подходящие зеркала можно поискать не в отделе галантереи, а в отделе сувениров. И оказалась права. Мода на рукотворные вещицы оказалась для молодой ведьмы настоящим кладезем полезных предметов.

Словно околдованная, девушка просматривала витрины, прося продавщиц показать то одну, то другую безделушку. Яркий свет, сверкание искусственных камней. Позолота на бижутерии. Статуэтки, пепельницы, веера, картины, декоративные фонтаны, талисманы и амулеты, не несущие в себе никакой функции, кроме эстетической. Ника старалась все это пощупать, проверить – пригодится, не пригодится – и просто наслаждалась красивыми вещами, осознавая, как уныло выглядит ее квартира. Вот, например, этот кованый подсвечник, явно ручной работы, будет очень красиво смотреться на полке над камином.

– Я возьму его. – Девушка не нашла в себе сил вернуть подсвечник обратно на витрину и протянула продавщице, чтобы та отнесла его к кассе, где уже лежала груда отобранных безделушек, половина из которых, Ника точно знала, для магии ей не пригодится. Просто набор – заколка и браслет – был такой красивый, что она не смогла удержаться от покупки. К тому же они идеально подойдут к платью, что чуть ли не силком заставила ее купить Даша в их первую вылазку по магазинам. В день, когда она познакомилась с Ярославом.

Вспомнив о парне, Ника махнула продавщице рукой: мол, она на минутку, и, отвернувшись от витрин, отправила эсэмэс с нехитрым посланием: «Люблю. Целую».

Не успела она дойти до кассы, чтобы расплатиться за покупки, как телефон в руке завибрировал.

– Алло?

– У тебя все в порядке? – Голос у Ярослава был до того взволнованный, что Ника поспешила успокоить парня, пока он не навыдумывал себе никаких ужасов. Надо же, как она его издергала, он, бедненький, уже не надеется услышать от нее ничего хорошего.

– Все отлично, просто соскучилась.

Даже через разделявшее их расстояние Ника почувствовала его искреннюю радость.

– Я через пару часов буду дома. Придешь?

Закусив губу, чтобы не рассмеяться, Ника полминуты медлила с ответом. Исключительно чтобы немного помучить Ярослава. При этом она никак не ожидала, что почувствует страх, который он испытал в эту самую минуту. Ощущение было такое, словно они – одно существо и чувства у них на двоих одинаковые.

– А ты как думаешь? – Она собиралась прийти к нему, все равно танцев сегодня нет, пробежка только вечером, а до нее несколько часов, в которые ей совершенно нечем заняться. Но ответила вопросом на вопрос, чтобы проверить, чувствует ли Ярослав то же самое?

– Я куплю тебе сладкого.

Надо же, чувствует. Это было так странно, что Ника, забыв попрощаться, отключила телефон, сунула его в карман куртки и, расплатившись за покупки, как сомнамбула покинула супермаркет. Естественно, ни в какой парк она не пошла. Дождь усилился. Лезть в грязь, выискивая в мокрой траве редкие травы, не хотелось. И Ника решила прогуляться возле магазинов, рекомендованных соседкой, чтобы самой оценить, стоит в будущем делать в них покупки или начинать планировать следующий сезон так, чтобы было время уезжать из города на сборы собственных запасов.

Почти два часа девушка потратила на наблюдение. Промокла, как мышь. Даже капюшон не спас от проливного дождя. Замерзла, зато выяснила, что в этих магазинах бывают как светлые ведьмаки и ведьмы, так и темные колдуны с колдуньями. Причем увидела ту самую девушку, с которой повстречалась в прачечной. Она приходила не одна, с женщиной постарше. Или мать, или наставница. Ника еле успела спрятаться за деревом, чтобы остаться незамеченной. В итоге она пришла к выводу, что оба магазина вполне надежны. Правда, она не решилась на покупки. И не стала заходить, чтобы посмотреть и прицениться. С нее уже и так текло ручьем. Матерчатая куртка промокла и холодила спину. В кроссовках хлюпало. Не хотелось производить впечатление огородного пугала. Лучше она придет сюда как-нибудь в другой раз, одетая во что-нибудь приличное.

Зазвонил телефон.

Ника еле выудила его из мокрого кармана и онемевшими от холода пальцами нажала кнопку вызова.

– Привет, Даш.

– Ты где ходишь в такую погоду?

– Гуляю, а вы уже дома?

– Давно. Еще до дождя вернулись. Бабушка пирогов напекла, спрашивала, придете ли вы с Ярославом на ужин?

– Вряд ли.

– Понятно. – Даша рассмеялась. – Решили отделиться?

Ника вспыхнула.

– Нет, просто…

– Ник! – перебила ее подруга.

– Мм?

– Я пошутила. Кстати, хочешь новость?

– Хочу. – Ника чувствовала, что у нее от холода уже зуб на зуб не попадает. Ну и погода.

– Сегодня пробежки не будет.

– О-о-о, значит, Роман Евгеньевич решил над нами сжалиться? – Даша выждала долгую паузу, давая ей время расшевелить замершие извилины. И ее осенило. – Или у него оказались другие планы?

– Вот именно.

Девушки замолчали, не решаясь высказывать свои догадки. Как пить дать их телефоны прослушиваются. А говорить мысленно Ника умела только с Ярославом и учителем.

– Я перезвоню ближе к вечеру.

– Это я и хотела от тебя услышать. И Ник!

– Да?

– Я умоляю тебя, будь осмотрительна. Хватит нам одного Дениса.

Не став дожидаться от нее ответа, Даша отключилась. А Ника задумалась. Если Роман Евгеньевич отменил пробежку, это может означать только одно – им удалось разговорить задержанных.

– Черт возьми, Ника! Ты два часа мокла под дождем?

Ника скользнула мимо злющего Ярослава в квартиру и остановилась у порога. Вокруг ее кроссовок тут же начала образовываться лужа, растекаясь по линолеуму.

– Мне надо было.

Парень с силой захлопнул дверь. Ника едва успела разуться, как ее взяли на руки, отнесли в ванную и прямо в одежде засунули под горячий душ.

– Сегодня не выйдешь из дома, иначе заболеешь. Поняла меня? А завтра дам тебе запасной ключ и только попробуй отказаться.

Стянув с головы капюшон, девушка кивнула, соглашаясь со всеми его условиями и прекрасно понимая, что спорить бесполезно. Если Ярослав решил – сделает так, как считает нужным. К тому же было чертовски приятно сознавать, что о ней так заботятся. Горячие струи стучали по макушке, стекая по лицу, затылку и проникая за шиворот куртки, согревали заледеневшее тело. Маленькое помещение ванной быстро наполнилось паром, и только когда воды набралось выше щиколоток, Ярослав стал снимать с нее мокрую одежду.

– Я сама. – Ника хотела воспротивиться. Несмотря на то что парень уже не раз видел ее раздетой, сейчас она дико смущалась и потому пыталась оторвать его пальцы сначала от куртки, потом от футболки и джинсов, но все закончилось только тем, что Ярослав тоже вымок весь до нитки и развеселился.

– Обещаю не приставать. Но не лишай меня удовольствия. – Зеленые глаза блеснули смехом, и парень, успев раздеть ее до белья, опять подхватил на руки и усадил в воду. – Согрелась хоть немного? А то добавлю кипятка.

– Не надо. – Ника блаженно вытянула ноги, чувствуя, что начала отогреваться. – Иначе буду потом красная, как поросенок.

Ярослав вздернул бровь, окинул ее плотоядным взглядом и усмехнулся:

– Очень вкусный маленький поросенок.

Девушка вспыхнула до корней волос, а он расхохотался:

– Шучу. Ты голодная? Будешь борщ?

Настал черед Ники удивляться.

– Сам готовил? А мы не отравимся?

– Обижаешь, мать готовила.

И не успела она поинтересоваться, каким ветром его маму занесло к нему в гости, они же вроде не общаются, как Ярослав оставил ее одну, загремев ложками и тарелками на кухне. И только услышав женский голос, девушка поняла, что он дома не один.

Ника вновь вспыхнула от дикого смущения. Что теперь о них подумают? Одно дело так вести себя, когда они одни, но при посторонних?!

– Убью паршивца.

Кипя возмущением, девушка ожесточенно вымылась мочалкой и, чувствуя, что окончательно согрелась, выбралась из ванной. Волосы замотала полотенцем, соорудив на голове тюрбан. Сорвала с крючка халат Ярослава и буквально утонула в нем. Три раза подвернула рукава и осторожно, чтобы не наступать на слишком длинные полы, заглянула на кухню.

– Здравствуйте, Мария Николаевна. – Чувствуя, что щеки опять покрыл румянец, Ника нашла в себе силы не отвести взгляд и смело смотреть в глаза матери Ярослава.

– Здравствуй, Вероника. А я отпросилась пораньше, вот, в гости зашла.

Женщина нервно теребила в руках кухонное полотенце, тоже ощущая себя в квартире сына неуютно.

А она изменилась. Ника только сейчас заметила, что женщина опрятно одета и волосы уложены в простую, но элегантную прическу. Едва заметный макияж скрыл тени под глазами и придал лицу свежесть, сделав ее очень привлекательной.

Ярослав тоже был не в своей тарелке, не зная, как себя вести, поэтому успел порезать весь хлеб и теперь крошил никому не нужные огурцы.

– Мы обедать будем? – пробурчал он, лишь бы разрядить обстановку.

– Да, конечно. – Мария Николаевна кинулась расставлять на столе тарелки.

Ника забралась с ногами на любимый табурет и еще раз подвернула рукава халата, чтобы случайно не попасть ими в борщ. Кстати, пахло очень вкусно.

Молчание затягивалось, и девушка решила начать разговор хоть с чего-нибудь, благо рассказать было о чем.

– У меня хорошие новости. Сегодня мы не бегаем.

– А кто-то и на тренировку не идет. – Ярослав оглянулся. – Я уже созвонился с Сашей, для тебя сделали исключение.

– А ты?

– Я пойду. – Парень отложил нож и повернулся к ней лицом. – А ты остаешься у меня дома. И никакие возражения не принимаются.

– Разве я возражаю? – Ника немного расслабилась и с улыбкой смотрела на Ярослава, заставляя его дергаться от неловкости. Видимо, присутствие матери действовало на него так же, как и на нее. С одной стороны, здорово, что она пришла в гости, но с другой – как не вовремя.

Мария Николаевна, стараясь не подавать виду, как ее забавляют их смущенные лица, разлила по тарелкам борщ, поставила на стол хлеб и огурцы – зря, что ли, Ярослав их резал – и пихнула сына в бок, чтобы не стоял истуканом.

Пока ели, Мария Николаевна расспрашивала Ярослава о его работе, о клубе. Живо интересовалась, кто такой Красин. Видимо, женским чутьем поняла, как много места учитель занимает в жизни сына. Ника помалкивала по двум причинам. Пока ела, боялась откусить язык. Борщ был безумно вкусным. Еще вкусней, чем варила бабушка. И конечно, ей не хотелось своими разговорами рушить хрупкое начало воссоединения этой маленькой семьи. А потом не заметила, как пригрелась в уголке и уснула.

Проснувшись в спальне Ярослава, Ника долго вслушивалась в тишину. За окном все так же мерно барабанил дождь. Сгущались вечерние сумерки, навевая желание еще глубже зарыться под одеяло и предаться сладкой дреме.

Понимая, что это желание неосуществимо, девушка выпуталась из одеяла и пошла на кухню, заварить кофе. В квартире она была одна. Ника невольно передернула плечами, чтобы прогнать неприятное чувство, будто она оказалась здесь без спроса.

– Что за ерунда? – пробурчала себе под нос и, зевнув, сыпанула в турку гораздо больше кофе, чем было нужно. – Ладно, выпью две чашки. Все равно мне понадобится ясная голова.

Пока кофе закипал, источая приятный аромат, открыла холодильник и невольно улыбнулась. Ну какой Ярослав умница. Оставил ей целую тарелку бутербродов. Или их сделала его мама? Правда, непонятно, с чего такая трогательная забота. Вроде она не очень ей понравилась. Не став вникать в такие тонкости, девушка выставила тарелку на стол, налила себе сразу две чашки кофе, добавила сливок и с удовольствием поужинала.

Вымыв посуду, Ника отправилась на поиски своей одежды. Ходить в халате было тепло, но жутко неудобно. Рукава так и норовили развернуться, а пару раз споткнувшись, наступив на длинный подол халата, Ника чудом избежала столкновения лбом с приоткрытой дверью ванной, где и обнаружила мокрые куртку, джинсы и футболку, сваленные кучей на полу в окружении огромной лужи.

– Вот редиска.

Зная об аккуратности Ярослава, Ника заподозрила, что он оставил их так нарочно, чтобы быть уверенным, что на этот раз по возвращении он застанет ее дома. И вот как после этого не улыбнуться?

Вернувшись в спальню, девушка решительно распахнула шифоньер и окинула взглядом лежащие там вещи, чтобы выбрать себе что-нибудь по размеру. Взгляд невольно притянулся к верхней полке, где, упакованная в пакет, лежала одежда бывшей девушки Ярослава.

Понимая, что не должна туда лезть и что это чревато ссорой с парнем, если он заметит, Ника все же не удержалась, привстала на цыпочки и сняла пакет с полки. Расположившись с ним на кровати, заглянула внутрь. Сверху лежали выстиранные и отутюженные бриджи и футболка, одолженные парнем Даше для пробежки. А она и не знала, что подруга их вернула. Чувствуя себя чуть ли не воровкой, девушка сунула нос в пакет, стараясь не слишком в нем копаться, чтобы по возможности оставить все как было.

Что ж, ее любопытство быстро иссякло, только возникло муторное чувство, что она поступила дурно. Ничего особенного в пакете не было. Хотя что она там ожидала увидеть, Ника и сама не знала. Обычная одежда, на размер меньше, чем у нее. Видимо, Ярослав предпочитает девушек среднего роста и спортивного телосложения. Не повернут на излишней худобе, что приятно удивило. А то подавай всем тощих да модельных.

Она уже была готова убрать пакет на место, но неясное чувство неправильности не покидало, заставляя медлить. Почему он до сих пор не вернул их обратно? Чего ждет? Что она сама за ними явится?

Разумом Ника понимала, что ведет себя, как последняя дура. Вот чего она не намеревалась делать, так это ревновать Ярослава к его прошлому. Но почему-то не получалось убедить в этом ноющее сердце. Желание порвать в клочья одежду и спустить ее в мусоропровод было просто непреодолимым. А еще лучше – сложить кучкой на балконе и подпалить заклинанием, чтобы дождь смыл пепел и от нее и следа не осталось. Боясь поддаться искушению, девушка быстро затолкала пакет обратно на верхнюю полку, выбрала себе из вещей парня носки вместо тапок и просторную футболку, в ее случае больше напоминающую коротенькое платье, переоделась и чуть ли не бегом покинула спальню.

Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, Ника решила вытеснить их из головы еще более неприятными, а именно – активировать магическое око в кабинете Романа Евгеньевича и, если он там, подслушать его разговоры с подчиненными. Вдруг он будет обсуждать с ними то, что рассказали задержанные. Мелькнула запоздалая мысль, что надо было установить еще одно око и в медицинском блоке, но она была тогда такой уставшей, что просто об этом не подумала.

Устроившись на диване и для удобства обложив себя подушками, Ника закрыла глаза и сосредоточилась. Соединение произошло почти мгновенно.

– …вот такая ситуация.

Полковник в кабинете был не один, и его подчиненный только что закончил свой доклад и замер, ожидая реакции начальства.

Ника чуть не взвыла. Да что же это с ней творится? Вместо того чтобы, едва проснувшись, сразу заняться важными делами, она занималась черт-те чем. Не умерла бы с голоду и не растрепала душу, роясь в чужом прошлом. А теперь как, скажите на милость, узнать, о чем говорили военные? Вот верно подмечено – любопытство погубило кошку.

Роман Евгеньевич сидел за своим столом и буравил взглядом подчиненного офицера. Тот стоял навытяжку, боясь шелохнуться, чтобы, не приведи боже, не спугнуть умную мысль, которая могла прийти в голову начальству.

– Значит, так… – Полковник принял какое-то решение. Бедный офицер вытянулся в струнку, хотя куда уж больше, разве только привстать на цыпочки, чтобы продемонстрировать рвение. – Переведите ребят в изолятор, и пусть с ними поработают наши психологи, вдруг удастся перевербовать. Все данные запечатать грифом «Секретно» и запрятать как можно глубже на дно сервера с доступом только для тех, кто уже и так в курсе, и ни одним человеком больше.

Подчиненный кивнул, принимая указания к действию, и покинул кабинет, оставив полковника один на один с невеселыми мыслями. Почему невеселыми – это Ника поняла, по изменившемуся выражению лица мужчины.

– Дьявол! – Роман Евгеньевич с силой стукнул ладонью по столу и прорычал со злобой. – Будь ты проклят, Красин, со своими принципами. Нет чтобы помочь, уперся, как баран. Ну ничего… – Мужчина усмехнулся. – Не хочешь ты, попросим твоего ученика. Еще как попросим.

Ника вздрогнула и открыла глаза. Несмотря на то, что в квартире было тепло, ее трясло, словно от озноба. Сбывались ее худшие опасения. Контора решила всерьез взяться за Ярослава.

– О, боги-покровители! Что же делать?

Попробовала мысленно докричаться до Ярослава, но ничего не получилось. Или расстояние слишком большое, или он просто ее не слышал. Связаться с Красиным тоже не получилось, только силы зря растратила.

Соскочив с дивана, девушка бросилась в ванную, намереваясь магией высушить свои вещи и бежать в клуб, чтобы предупредить Александра Георгиевича и Ярослава о грозящей опасности. Мельком глянула на часы. Было уже восемь. Даже если она вызовет такси, то в клубе будет только в девять, когда тренировка для Даши и Дениса уже начнется. Толку сейчас спешить, если она может выдернуть учителя в астрал и рассказать неутешительные новости. Главное – пережить этот час и не свихнуться от ужаса, что полковник опередит ее и что-либо предпринимать будет уже поздно.

Неожиданный звук отпираемой двери заставил ее подпрыгнуть на месте от испуга. Сердце сделало кульбит и заколотилось, как сумасшедшее, – Ярослав вернулся.

Ника выбежала в коридор, сияя от радости, и остановилась как вкопанная. Улыбка сползла с ее лица, сменившись удивлением:

– Ты?

– Ты?

Одновременно воскликнули они с темной колдуньей, с которой она сегодня успела столкнуться дважды.

Девушка, войдя в квартиру, складывала зонт, стряхивая с него на пол капли дождя, и замерла, глядя на нее с не меньшим удивлением. Потом очнулась, захлопнула дверь, скинула промокшие туфельки на высоченной шпильке и небрежным жестом бросила ключи от квартиры на тумбу.

– Спрашивать, что ты тут делаешь, да еще в таком виде, думаю, не имеет смысла. Ярослав дома?

Ника онемела от наглости незнакомки. Конечно, по сравнению с ней темная была одета весьма изысканно: черные обтягивающие джинсы и черный классический жилет, в вырезе которого виднелся серый топ из натурального шелка, выгодно подчеркивали ее фигуру. Даже будь Ника в своих джинсах и футболке, все равно бы на ее фоне казалась бедной сироткой. Но разве это повод оскорблять ее? Вихрь неприязни, обиды и безумной ревности поднялся из глубины души, но она задавила его, чтобы не наделать глупостей.

Прислонившись плечом к дверному косяку, Ника специально встала поперек входа, не давая бывшей Ярослава пройти вглубь квартиры.

– Он на работе. Удивительно, что ты этого не знаешь. Ты за вещами? – Она старалась, чтобы ее голос звучал как можно небрежнее, дабы не выдать клокотавшую внутри ярость.

Колдунья поняла, что в квартиру ее не пустят, пожала плечами и как ни в чем не бывало пошла на кухню.

– Не к спеху. Мне нужен Ярослав.

Ника на миг зависла, не зная, как себя вести. Устраивать скандал глупо, только выставит себя полной дурой. Особенно если девушку действительно больше ничего не связывает с Ярославом, и пришла она к нему исключительно по делу.

«Ну-ну, ты сама-то в это веришь?» – усмехнулась Ника своим мыслям. Вот как, спрашивается, она должна себя теперь вести? Как? Не придумав ничего умного, она решила подождать и посмотреть, как поведет себя колдунья.

– Будешь чай или кофе? – Она прошла следом за ней на кухню. – Тебя, кстати, как зовут?

Темная, оглянувшись, бросила на нее короткий взгляд.

– Нина.

Ника вздрогнула. Надо же, у них даже имена похожи.

– А тебя? – поинтересовалась в ответ колдунья.

– Вероника.

Ника старалась не показывать, как ее бесит то, что девушка передвигается по кухне, доставая заварку, набирая воду в чайник и ставя его греться, словно она у себя дома. И хотя желание вырвать у нее из рук чашку, лишь бы доказать, что теперь она хозяйка в этом доме, было почти непреодолимым, Ника не двинулась с места, понимая, как глупо будет выглядеть. Тем более что никакая она здесь не хозяйка. Это Нина жила здесь полгода, а она так… Ночует от случая к случаю.

Ника решила сварить себе еще пару чашек кофе, злясь на колдунью, что та пришла так не вовремя. Как теперь предупредить парня о планах Романа Евгеньевича? О том, что ему можно просто позвонить, она даже не подумала. А вспомнив об этом сейчас, только усмехнулась – толку звонить, все равно телефоны все прослушиваются. Но кое-что все же можно предпринять.

– Ярослав будет поздно. Позвоним ему, чтобы знал, что ты его ждешь? – Вдруг эта новость заставит парня вернуться домой пораньше? Ника неторопливо заварила себе кофе и, щедро долив сливок, села напротив Нины. – Или сделаем сюрприз?

Ею вдруг овладело отчаянное веселье. А что? Сюрприз получится что надо. Интересно будет посмотреть на реакцию парня, кода он застанет обеих своих девушек – бывшую и нынешнюю – мирно беседующими на кухне. И, конечно, ей хотелось получить объяснения, какого черта у Нины до сих пор комплект ключей от его квартиры, если они два месяца как расстались. И почему ей не к спеху забирать свои вещи. Будет очень интересно послушать, что он скажет. Потому, что колдунью она об этом спрашивать не станет. Та соврет, лишь бы насолить сопернице. Ишь как зыркает в ее сторону.

Ника отпила кофе и улыбнулась:

– Так звоним ему или нет?

Нина улыбнулась ей в ответ, правда, уже не так уверенно:

– Давай не будем.

– Как скажешь.

Дальше они сидели молча, с любопытством разглядывая друг друга. Было видно, что у каждой на языке вертятся десятки вопросов, но вслух ни одного так и не прозвучало. Хотя Нику так и подмывало спросить, была ли их утренняя встреча в прачечной спланирована заранее. Вот ни капельки она не верила в такие совпадения – трижды за один день встретиться в многомиллионном городе с незнакомой девушкой, с которой они, оказывается, не поделили одного парня. Не смешите мои тапки. Где вы видели подобные совпадения? На мгновение ей стало страшно. Вдруг Нина опомнилась, решила вернуть Ярослава и захотела составить собственное мнение о сопернице? Но тогда в схему коварного плана не вписывается их встреча у магазина, торгующего магическими принадлежностями. Ника могла голову дать на отсечение, что Нина тогда ее не заметила. Да и сейчас колдунья искренне удивилась, увидев ее в квартире бывшего парня.

А еще ей было до ужаса интересно, знал ли Ярослав о том, что девушка, с которой он полгода прожил под одной крышей, – темная колдунья? Если нет, то по каким причинам Нина от него это скрывала? И, в свою очередь, знала ли она, чему учит Красин Ярослава?

Так они и просидели в тишине, слушая, как мерно тикают часы в гостиной. Пока Нику не осенило. Прикрыв глаза и сделав вид, что наслаждается вкусом давно остывшего кофе, девушка мысленно воспроизвела пространственную карту города. Александр Георгиевич, Даша, Денис и Ярослав были в клубе. А вокруг здания сияла россыпь фиолетовых меток, которые она успела понаставить на всех виденных ею сотрудников конторы. Если это прикрытие Даши и Дениса, то зачем их столько? Ника принялась считать точки и, когда дошла до двух десятков, не на шутку испугалась. А потом к клубу подъехала машина, из нее вышел Роман Евгеньевич в окружении еще четырех точек, и ей стало все понятно.

Резко вскочив со стула, она дернула Нину за руку и потащила за собой в комнату.

– Телепортироваться умеешь?

– Нет. – Девушка пыталась вырвать свою руку из захвата, явно сочтя злорадно ухмыляющуюся Нику сумасшедшей.

– Тогда самое время научиться.

Ей безумно захотелось оказаться рядом с Ярославом. Потянулась к нему душой и телом, почувствовала, как внутренности скручивает сила пространственного перехода, и в следующее мгновение они с Ниной оказались стоящими посреди спортивного зала рядом с учителем, близнецами и Ярославом в окружении вооруженных до зубов военных.

– Всем привет! – Ника выпустила руку Нины. – Не ждали?

И пока никто не успел хоть как-то среагировать, сделала пасс и остановила время.

Оглавление

Обращение к пользователям