Глава 21

– Пожар!

– Пожар!

Крики на весь дом и топот бегущих детей заставили Нику подорваться с постели. Выбегая из комнаты, она столкнулась в дверях с Дашей. Девушка выскочила из душа, едва успев замотаться в полотенце.

– Что случилось? – Зрачки у кошки то бешено расширялись, то сужались, выдавая страх.

Через распахнутую дверь в комнату повалил едкий дым.

– Бежим! – Ника схватила подругу, и они вместе скатились по ступеням на первый этаж. Здесь было не так дымно, зато до тошноты воняло паленым пластиком. Дети испуганно толпились у входа на кухню, где Кира, махая полотенцами, выгоняла дым в распахнутые настежь окна.

– Все в порядке! Пожар потушен!

При этом старейшина, одетая в халат, шлепала босыми ногами по лужам. За столом сидела испуганная и мокрая Леся, а рядом Максим с простертыми над девочкой руками, с которых еще капала вода.

– Зато теперь везде мокро, – хихикнул кто-то из детей.

– Я высушу, – сквозь толпу пробрался Сергей и организовал на кухне теплый ветер. Взметнулись шторы, Даша ойкнула, едва удержав на теле полотенце.

– Леська! – на кухню ворвался Олег и схватил сестру на руки. – Ты что опять натворила?

– Я кухню подожгла.

– Она нечаянно. – Кира подошла к детям и, обняв парнишку за плечи, повела обратно в комнату. – Я дала ей теплого молока, а она хотела горячего. – Тут она ласково улыбнулась всем ребятам: – Мы здесь для того и собрались, чтобы помочь вам научиться контролировать свои способности.

– И по возможности ликвидировать их последствия, – пробормотал Сергей, заканчивая высушивать ковер в гостиной. Дети засмеялись.

– Дурдом, – пробурчала Ника и пошла наверх умываться, пока возле ванной не образовалась толпа.

Полчаса спустя Александр Георгиевич собрал детей в небольшой пустой комнате с двумя огромными окнами. Когда ребята расселись на принесенных с собой одеялах, он начал учить их азам медитации. А Кира позвала Нику, Дашу, Дениса, Нину и Сергея с собой на кухню.

– Разве мы заниматься не будем? – Нина покосилась на распахнутые двери комнаты, откуда слышался голос тренера, терпеливо отвечающего на миллион детских вопросов.

– Будете, но по другой программе. А сейчас мне нужна помощь, чтобы приготовить завтрак.

Даша горестно вздохнула:

– В доме есть мука и кефир? Я могу напечь оладий.

Кира весело улыбнулась:

– Ничего печь не надо. Будем осваивать бытовую магию. Из того, что вы уже умеете, ваши обязанности распределяются следующим образом: Сергей наглядно продемонстрировал, как с помощью воздуха можно убираться. Его умение повелевать землей избавит дом от грязи и пыли. Присутствие оборотней отпугнет мышей, крыс… – тут Дашу с Ниной одинаково перекосило, а Ника хихикнула: что с них взять, городские, – и прочих паразитов. Также на вас ложится обязанность по охране дома. Поэтому основные уроки для вас – изучение искусства боя. Остальные будут помогать вам по мере сил. Нина, будешь обучать Веронику темному искусству. Вместе вы создадите магическую защиту дома, основанную на применении обеих сил. Вероника, ты обучишь друзей телепортации. Этим вы будете заниматься после обеда под присмотром Александра. И конечно, вы все в ответе за благополучие и безопасность вверенных вам детей. А сейчас – вот вам кастрюля и мешок картошки. У вас полчаса, чтобы придумать, как ее почистить, не используя для этого ножи, зубы и когти.

– Но мы не владеем магией, – удивился Денис, имея в виду себя и Дашу.

Кира только улыбнулась:

– Это вы так думаете.

Старейшина ушла, а ребята уставились на картошку.

– Есть идеи, как ее почистить? – Даша взяла в руки корнеплод, выпустила и втянула обратно когти.

Идей не было. Но они честно старались что-нибудь придумать. В результате чего выяснили – если совместить стихии земли и воздуха, получится пыльная буря.

– Фу-у-у, – Даша пару раз от души чихнула. – Сергей, прекрати!

Парень виновато развел руками, и на кухне опять стало чисто, заодно с картошки исчезли все частички земли, словно ее тщательно вымыли.

Попытка Ники и Нины почистить корнеплоды своими силами привела к тому, что у темной картошка взрывалась и ошметками разлеталась по столам и стенам, а у Ники она прорастала, цвела, выпускала новые клубни, и в результате экспериментов ее стало в три раза больше.

У ребят лица вытянулись от удивления. Это ж сколько им теперь предстоит работы. А потом кухню сотряс дружный хохот.

– Ник, ты специально? Чтобы у нас не закончился материал для экспериментов? – Денис вытер выступившие от смеха слезы.

– Можешь сам попробовать, – обиделась на него подруга.

Оборотень попробовал. Активной магии у него не обнаружилось, зато путем экспериментов ребята выяснили, что двуипостасные в силу своей звериной сути обладают двусторонней эмпатией, а еще они – неплохие менталисты.

– Стой! – Ника вскинула руку. – Денис, что ты сейчас делал?

– Эмм, вспомнил, как достала меня картошка во время школьной практики, когда нас всем классом посылали работать на овощные базы, снабжающие нашу столовую. А что?

– Ты не мог бы еще немного понегодовать?

– Зачем?

На Нику уставились восемь пар любопытных глаз.

– Что-то мелькнуло в воспоминаниях.

– Оу, ладно.

И парень стал усиленно хмурить брови. Первой среагировала на поток негативных воспоминаний Даша. Девушка очаровательно сморщила носик, с упреком косясь на брата. Сергей и Нина тоже вспомнили нечто подобное, потому что у обоих на лицах проступили едкие улыбки. Ника, дабы не мешать воздействию эмпата, расслабилась и позволила воспоминаниям течь свободно, пока в памяти не всплыла нужная картинка.

– Вот! – с воплем сорвавшись со стула, девушка кинулась шарить по кухонным шкафам. Очередной вопль, прозвучавший, когда она нашла искомое, заставил оборотня поморщиться.

– Да что же ты так орешь!

– Прости! – с сияющим видом Ника продемонстрировала друзьям агрегат, чем-то похожий на электрическую мясорубку. – У нас в колхозе их использовали на полевых кухнях, чтобы не гонять комбайнеров во время жатвы на обед домой и обратно.

– Что это за штука?

Ребята сгрудились возле стола, куда Ника взгромоздила агрегат.

– Картофелечистка!

Быстро подключив ее в розетку, Ника кинула в похожее на мясорубку жерло несколько клубней и нажала кнопку. Кухня наполнилась громким жужжанием, и на стол посыпались словно содранные наждачкой картофельные очистки. А через пару минут девушка вынула из агрегата пять почищенных картофелин.

– Бытовая магия в действии! – продемонстрировала она друзьям результат.

Повисла изумленная тишина, мгновение спустя взорвавшаяся дружным хохотом.

На шум на кухне среагировал кто-то из медитирующих ребят, и двери в зал, где шли занятия, с грохотом захлопнулись.

Время до обеда, пока Александр Георгиевич занимался с малышами, старшие посвятили готовке завтрака, потом обеда, мытью посуды после первого и второго, на час сбежали искупаться на озеро, а потом учитель объявил, что настало время их тренировки.

Кира ушла с малышами кататься на роликах, оставив ребят постарше учить уроки, а Красин собрал шумную молодежь и вывел в лес, где велел оборотням перекинуться, и устроил всем забег по пересеченной местности.

Ника неслась след в след с Дашей, вместе с пантерой прыгая через упавшие деревья, проносясь через овраги мимо высоченных елей, и была готова кричать от охватившего ее радостного ощущения свободы. Все-таки город не ее стихия. Тело пело от долгожданной нагрузки, кристально чистый воздух пьянил, вызывая в душе пузырьки шипящего искрящегося веселья.

– А-а-а! – не выдержав, она раскинула руки, выбежала на поляну и закружилась от избытка чувств. – Хорошо-то как!

Рядом на четыре лапы упала Даша, от усталости вывалив розовый язык.

– Ник, как ты можешь так бегать?

– Так здорово же! – Девушка непонимающе глянула на подругу и только сейчас сообразила, что на поляне они одни. – А где все?

Даша зарокотала утробным смехом:

– Безнадежно отстали, ты обогнала даже ветер.

– Чего?

Даша не успела ответить. Порыв ветра качнул ближайшие деревья, смял траву, и рядом с девушками из смерча материализовался красный, запыхавшийся и совершенно счастливый Сергей.

– Ник, классно! Где ты научилась так бегать?

– Я десять лет занималась легкой атлетикой.

– А еще она потрясающе метает молот, – из леса показался тренер и, остановившись возле ребят, огляделся. – Где остальные?

Вместо ответа из леса, еле переставляя ноги, приковыляла Нина, пинаемая в спину Денисом. Кошак мурлыкал от смеха. Девушка злилась и взглядом метала молнии, но слушалась оборотня.

– Она совершенно не умеет бегать.

– Ну и что? – возмутилась темная. – Я не понимаю, какое отношение имеет бег к основной методике обучения?!

Она с вызовом глянула на тренера.

Раскрасневшийся после бега Александр Георгиевич весело улыбнулся:

– Совершенно никакого, но, как сказала Ника, это здорово. А теперь шутки в сторону. Ника, ко мне. Ребята, на линию от нас на десять метров.

Дождавшись, пока молодежь займет нужную позицию, мужчина отошел от ученицы на приличное расстояние, но так, чтобы остальные видели их обоих, и скомандовал:

– Используйте все способности, чтобы увидеть и понять, как Вероника осуществляет телепортацию. Готова?

Ника кивнула:

– Давай!

Расщепив сознание, девушка бросила астрального двойника к учителю и, используя связь между телом и дублем, притянула физическое тело в новую точку пространства.

– Готово! – от радости, что этот переход не отнял у нее все силы, Ника чуть не бросилась скакать по поляне с криками: «Получилось! Получилось!»

– Все видели? – Красин глянул на вытянутые от удивления лица учеников.

– А можно повторить? – Нина, словно школьница, подняла руку, вызвав улыбку у Сергея и приступ веселья у пантер.

До вечера они тренировались в телепортации. Первым ее освоил Денис. Нике было достаточно напомнить ему про случай на острове, когда он сумел разделить человека и зверя, перенеся сознание в астральный дух пантеры. Главная загвоздка была в том, чтобы его физическое тело в этот момент не валилось на траву в обмороке. Но парень не зря имел звание мастера спорта по плаванию. Упорства ему было не занимать, и после тысячной попытки он сумел переместиться на три метра.

Открыв метод и пустив сестру в свои мысли, парень показал Даше, как это делается, и следующей телепортировалась уже она. Затем новое умение освоил Сергей. Дольше всех не получалось у Нины. Она никак не могла расщепить сознание. Не понимала она принцип «Я здесь и здесь», пока Ника не взяла ее за руку и не переместилась вместе с ней, как уже делала это при их первой встрече.

– Так просто? – изумилась колдунья.

– Не знаю, насколько это просто, но у меня закончились все силы. – Ника присела на траву. День клонился к вечеру. Устала она изрядно, а им еще предстояло в темпе добежать до базы. Вряд ли Александр Георгиевич позволит им просто прогуляться.

– Молодцы! – Учитель искренне радовался их успехам.

Пока ребята тренировались, он сидел под деревом в позе лотоса и сейчас встал, вышел на середину поляны и довольно потер руки.

– А теперь научите и меня.

Ника со стоном закрыла глаза и повалилась на траву. Полежала пару мгновений, собирая силу природы, и резво вскочила на ноги. Ею овладел азарт – научить телепортации обыкновенного человека.

– Готовы, Александр Георгиевич? – Она взяла тренера за руку.

– Больше, чем когда-либо. – Мужчина улыбнулся и слегка сжал ее ладошку, чтобы она не дрейфила.

Но уже через пару минут Ника обиженно смотрела на мужчину:

– Так нечестно!

Красин рассмеялся:

– Честное словно, Ника, я делаю это впервые в жизни. Просто пять часов смотрел, как вы мучаетесь, и решил, что у меня тоже должно получиться.

Ребята уставились на мужчину с неподдельным восхищением, смешанным с белой завистью. Им-то пришлось вывернуться наизнанку, чтобы понять, как это делается в теории и потом применить на практике, а он телепортировался со второй попытки. Тут каждому было о чем задуматься. Поэтому, когда Красин дал отмашку на обратный забег, все рванули с открывшимся вторым дыханием. Вдруг в беге действительно есть что-то, развивающее столь неординарные способности?

После ужина был час заслуженного отдыха, а потом Красин с Кирой собрали всех ребят в зале для общей медитации.

– Мы теперь всегда будем медитировать два раза в день?

Вопрос был задан Женей, но по лицам ребят было видно, что волнует он абсолютно всех.

– Это нужно для поддержания ваших способностей в равновесии. Кто уснет после сытного ужина, не стесняйтесь. – Александр Георгиевич улыбнулся зевающим малышам, вызвав у них дружное хихиканье. – Остальных прошу отнестись к занятию серьезно.

– Можно вопрос? – Максим покосился на сидящих в последнем ряду Нику и ее друзей.

Тренер кивнул.

– Можно меня перевести в старшую группу?

– Поговорим об этом через пару недель, хорошо?

Ника незаметно перевела дух. Она хорошо относилась к новым ученикам, но Красин не для того увез их в такую глухомань, чтобы заниматься бегом и медитациями. И не зря начал первое занятие с ускоренного обучения телепортации. В городе назревало что-то страшное, и впутывать в это пятнадцатилетнего Максима, с трудом контролирующего свои способности, – все равно, что подвести их головы под гильотину. Она только опасалась, что мальчишка обидится и затаит злобу, но он все понял. Бросил на них короткий завистливый взгляд и закрыл глаза, погружаясь в транс.

– Ник? – тихонько позвала Даша.

– Мм?

Ника повернулась к подруге и широко распахнула глаза, показывая, что она вся внимание и готова слушать.

Была глубокая ночь, в доме царила тишина. За окном их спальни покачивались деревья, и свет от фонарей, освещающих дорожки турбазы, разгонял кромешную тьму, добавляя таинственности и уюта.

Даша по-кошачьи вздохнула.

– Знаешь, это не мое дело, но я все хотела спросить: как ты относишься к Нине?

– Нормально. – Ника подавила разочарование. Она безумно хотела спать. Тем более, там ее ждал Ярослав, а ей вместо встречи с любимым приходится отвечать на идиотские вопросы.

– Ты железная. Я бы так не смогла.

– Почему?

– Она же бывшая девушка Ярослава. Ты сама рассказывала, что они вместе жили…

– И? – Ника уже поняла, куда свернули мысли подруги. Ей самой было неприятно думать об этой стороне отношений бывшей парочки. И очень глубоко в душе она радовалась, что Ярослав сейчас с Романом Евгеньевичем, а не с ними.

– Разве ты об этом не думала?

Вот что ответить, когда на тебя смотрит ребенок, которого просто распирает от любопытства?

– Я стараюсь на этом не зацикливаться. Она не виновата, что ее отправили к нам учиться. Как и Ярослав не виноват, что ему нравятся девушки определенного типа.

– Я заметила, что вы с ней чем-то похожи, – хихикнула подруга. – Но все же неужели ты ни разу не представляла…

Ника состроила уморительно-серьезное выражение лица.

– Даша, как можно! Нина теперь моя наставница, и думать о ней так – это верх распущенности.

– Ну да, ну да!

Девушки не выдержали и дружно рассмеялись, уткнувшись в подушку, чтобы их никто не услышал и не пришел узнать, почему они не спят посреди ночи.

Немного успокоившись и взбив подушку, Ника решила высказаться до конца. Тем более, она уже поняла, почему «Дашу» ни с того ни с сего вдруг заинтересовала эта тема.

– Знаешь, без разницы, какие у нас с тобой получатся отношения. Мы можем стать подругами или разругаться в пух и прах. Единственное, что останется неизменным, – мнение Ярослава. Он не из тех мужчин, которые возвращаются. Потеряв его раз, ты потеряла его навсегда. – Ника уже не улыбалась.

Нина села на постели. Облик Даши испарился, словно дым, явив недовольное лицо колдуньи. Ника невольно позавидовала такому умению. Это высшая степень заклинания отвода глаз, когда тебя не просто не замечают, а принимают за другого человека.

– Ты знаешь его месяц и уже говоришь так уверенно? – Колдунья смерила ее насмешливым взглядом.

Ника тоже села. В ней поднималась злость на Дашу. Зачем кошка согласилась участвовать в этом представлении? Ведь согласилась же, раз сейчас ее нет в спальне. Если обеим так интересно ее мнение, могли спросить прямо. Зачем было выдумывать маскарад?

– Ты жила с ним полгода и не знала о том, чему он учится у Красина. Где логика?

Молчание Нины было настолько красноречивым, что Ника надавала себе мысленных подзатыльников, ругая за несообразительность.

– Ты знала, – сдавленно воскликнула она. – Знала и не вмешивалась в эту сторону его жизни? – Мозаика воспоминаний, недомолвок, случайно оброненных фраз сложилась в цельную картину, и вместе с осознанием пришла горечь. – Это его отец приставил тебя к Ярославу? Просил присмотреть за сыном, пока он улаживает дело об опекунстве?

– Он мой наставник. – Глаза колдуньи засияли от восхищения, смешанного с благоговением и безграничным обожанием.

Нику передернуло от омерзения:

– Как ты могла? Быть с Ярославом, когда его отец и ты…

– Ника! Ну о чем ты думаешь? – осадила ее колдунья. – Сергей Александрович – мой наставник, и только. Но это не мешает мне им восхищаться.

От стыда заполыхали уши, и захотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не смотреть в насмешливые глаза. Но что еще она могла подумать, видя, как темная преобразилась от одного только воспоминания о мужчине?

– Прости, я сделала поспешные выводы.

Девушка кивнула, принимая извинения:

– Ты еще маленькая, поэтому такая глупая.

Можно было обидеться, но Ника сочла за благо промолчать. Тем более Нина опять заговорила.

– Я не единственная ученица. – Девушка обхватила колени руками, подтянув их к груди, и уперлась в них подбородком. Смотрела она в сторону, словно боясь встречаться взглядом с Никой. – Просто Ярослав сразу мне понравился, вот я и согласилась. Сергей Александрович помог мне устроиться к нему на работу. – Тут ее губы тронула грустная улыбка. – Первый месяц Ярослав меня вообще не замечал. Сильный, яркий, увлеченный. Трудно в такого не влюбиться. А потом как-то само собой получилось, что мы начали встречаться.

Ника слушала, чувствуя, как внутри просыпается ревность. Понимала, что одно ее слово – и Нина замолчит, но не находила в себе силы прервать поток горьких воспоминаний. Голос девушки стал тусклым и безжизненным. Взгляд опустел, словно она унеслась в прошлое, заново переживая все совершенные ошибки.

– Ярослав предложил съехаться. Я не возражала. Сергей Александрович был в восторге – это меня и отрезвило. – Нина возвратилась к реальности и посмотрела на нее: – Когда я поняла, что Ярослав не простит обмана, я ушла, ничего не объяснив, надеясь, что мы больше никогда не встретимся. Потом тысячу раз жалела о своем поступке. Хотела позвонить или просто написать письмо, чтобы объясниться, и каждый раз трусила. Наставник – мудрый человек. Отправляя к вам с новым заданием, он дал мне шанс все исправить. И все, что я прошу, – просто дай мне возможность извиниться.

Ника молчала. А что она могла сказать? После таких откровений ревность огненной саламандрой выжигала душу, но и бросить справедливые упреки она тоже не могла. Кто она такая, чтобы осуждать кого-то за любовь и необдуманные поступки?

– Что за задание тебе дали на этот раз?

Нина взглянула на нее с невыразимой благодарностью за возможность сменить тему.

– Сергей Александрович просил присмотреться к тебе и Саше.

Ника понимающе кивнула. Чем она привлекла внимание колдуна, и ежу понятно. Будь Ярослав чистокровным, ее бы не подпустили к нему и на пушечный выстрел, но поскольку он полукровка, то и девушка-полукровка ему вполне сгодится.

– Что ему нужно от Александра Георгиевича?

– То же, что и всем. – Нина пожала плечами. – Нам нужна помощь.

– Тренер знает, зачем ты здесь?

– Конечно.

– Девчонки, вы меня простите, – в комнату неслышно проскользнула Даша и запрыгнула к ним на постель. – Я знаю, что вам нужно посекретничать, но, Ник, объясни своему парню, что если ему нужна ты, то нечего лезть в мои сны и требовать, чтобы я напоила тебя валерьянкой и насильно усыпила.

Девушки удивленно переглянулись и дружно прыснули от смеха.

– Ладно, пойду к себе. – Нина сползла с постели и ушла, тихонько притворив за собой дверь.

– Что? – Даша вызывающе глянула на Нику.

– Даш, ты ничего не хочешь мне сказать?

Кошка под ее взглядом поежилась, заползла под одеяло и, натянув его до самого носа, притворилась спящей.

– Скажи, что тебе не полегчало, и услышишь мои извинения.

Ника открыла рот, закрыла и тоже улеглась. Подруга оказалась права – после разговора с Ниной у нее с души свалился камень. Только теперь на его месте появилась огромная скала.

Она понимала, что не имеет никакого права вмешиваться в эту сторону отношений Нины и Ярослава. Они должны во всем разобраться сами. Но рассказ темной поставил ее в жутко неловкое положение, сделав соучастницей заговора, и когда правда выплывет наружу (а она обязательно выплывет, есть у нее такое свойство – открываться в самый неподходящий момент), то Ника пострадает больше всех. Боги-покровители, что же делать? И сказать нельзя, и не сказать плохо. И тут ее осенила гениальная идея – она устроит им встречу в астрале. Только нужно убедить Ярослава в ее необходимости. Ника подавила вздох. Честное слово, проще жирафа превратить в гиппопотама, чем увильнуть от его расспросов, зачем ей вдруг это понадобилось.

– Ника! – шикнула на нее Даша. – А ну, быстро спать!

Девушка вздрогнула:

– Ты чего пугаешь?

– А ты почему не спишь? Ее там Ярослав ждет, а она в облаках витает. Сходить за валерьянкой?

– Не надо.

Ника устроилась поудобнее, закуталась в тонкое одеяло, закрыла глаза и поняла, что со всеми переживаниями совершенно не хочет спать. Ворочалась она часа два, но постепенно усталость взяла верх над измученным сознанием.

Все та же база, тот же коридор. Едва она в нем материализовалась, как была сграбастана в крепкие объятия и страстно зацелована.

– Почему так долго? – Прижимая девушку к себе, парень зарылся носом ей в макушку.

Выглядел он уставшим. Бледный, круги под глазами, на щеках – двухдневная щетина. Невесело ему живется под начальством Романа Евгеньевича. Зная характер любимого, Ника не стала ни о чем спрашивать. Вместо этого крепко обняла за талию, блаженно вздохнула и прижалась щекой к его груди, слушая бешеный стук сердца. Ощущения были настолько реальные, что на какой-то миг ей показалось, будто она на самом деле переместилась к нему на базу. Но Ярослав быстро развеял ее сомнения.

– Пойдем, покажу кое-что интересное. Хотя нет, подожди. – Он опять ее поцеловал. – Соскучился страшно.

Ника тоже хотела рассказать о том, как безумно по нему скучает, но ей не дали. Схватив за руку, Ярослав потащил ее на нижние уровни.

– Куда мы? – Девушка едва поспевала за его быстрым шагом.

Парень оглянулся и заговорщицки подмигнул:

– Сейчас увидишь.

В ней проснулось любопытство, которое достигло апогея, когда Ярослав остановился у копии кабинета Романа Евгеньевича.

– Смотри на стену.

Ника подняла взгляд и опешила. На нее не мигая уставился огромный голубой фантом человеческого глаза.

– Очуметь! Это мое магическое око?

Ярослав кивнул:

– Оно самое. Причем его проекция есть во всех копиях базы, и я не могу начать занятия с военными, пока оно здесь. Сразу поймут, что мы за ними следили. Сможешь дезактивировать его отсюда?

– Я попробую. – Войдя в кабинет, Ника остановилась возле стола. Око, словно живое, поворачивалось, следя за каждым ее движением. – А почему сам не сделал? Заклинание простенькое, тебе как программисту разобраться в нем – дел на три минуты.

Она не стала упоминать, что он наполовину темный. Вдруг Ярослав еще не в курсе.

– Я и разобрался, но оно не хочет, чтобы я его трогал.

– В смысле? – Девушка все больше удивлялась. Она впервые слышала о том, чтобы заклинания вели себя как разумные.

Парень с видом великомученика вздохнул:

– Оно током бьется.

– Надо же! – Ника по-новому глянула на свое творение и материализовала себе резиновые перчатки.

Уставившись в зрачок, девушка попыталась установить контакт с ожившим заклинанием. Око мигнуло и нагло закрылось полупрозрачным веком. Секунду спустя веко чуть приподнялось, око прищуренно глянуло, убедилось, что люди до сих пор здесь, и опять закрылось.

Ярослав захохотал.

– Узнаю характер, – взяв девушку за талию, он с легкостью поставил ее на стол. – Так гораздо удобнее.

Ника благодарно улыбнулась, протянула руки к возмущенно заморгавшему оку и в последний миг остановилась.

– Слушай, я же создавала его так, чтобы оно записывало все, что происходит в кабинете. Может, оно поэтому не дает себя уничтожить? Оберегает информацию?

– Наверное. Но разве нормально, чтобы заклинания вели себя подобным образом? – Кивок на злорадно глядящее на них око.

– Нет. – Ника еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться. – Но это почему-то разумное. А как оно ведет себя в других проекциях?

Парень хмыкнул:

– Еще хуже. Чем ближе к реальности, тем наглее оно на меня смотрит.

Ника засмеялась, поправила перчатки и сунула руки по локоть в око, пытаясь добраться до нужного узла с накопленной информацией. Око дергалось, металось, пытаясь сопротивляться, и в какой-то момент глянуло на нее с такой мольбой, что девушка стушевалась, прекратила копаться в его внутренностях и, дематериализовав перчатки, спрыгнула со стола.

– Не могу, когда оно так на меня смотрит.

– И что будем делать?

Ника раздумывала минуту. С одной стороны, ей безумно хотелось побыть наедине с парнем, с другой – если сейчас не убрать око, у Ярослава скоро закончатся отговорки, почему он до сих пор не приступил к занятиям.

– Нужно звать Красина.

– Как ты это сделала? – воскликнула Кира, залезая на стол, где уже стоял Александр Георгиевич, и со всех сторон рассматривая бьющееся в истерике око. – Оно же живое!

Наставники выглядели на удивление бодро, подтверждая слова Красина, что он не спит ночью. Вернее, спит его физическое тело, тогда как астральный двойник постоянно бодрствует.

Ника только развела руками.

– Я хотела, чтобы оно записало и сохранило информацию до тех пор, пока я смогу ее просмотреть. Не могла же я заниматься только слежкой.

– Вот оно что, – задумчиво протянул тренер. Поднял руку и ласково, словно к ребенку, прикоснулся к испуганно замершему перед ним оку. Погладил – и оглянулся на Нику: – Ты можешь придать ему другую форму?

– Какую?

Ника стояла в кольце рук Ярослава. Когда появились Александр Георгиевич с Кирой, она дико смутилась, хотела вывернуться из объятий, но парень не пустил, шепнув на ухо, что они свои. Но ей все равно было неловко. В отличие от Ярослава, который то прижимал ее сильней, то целовал в макушку, столь явное проявление чувств при посторонних было для нее диким. Хотя, кроме нее, никто не находил в этом ничего предосудительного. Кира с Красиным, косясь на них, довольно улыбались.

– Если ты хочешь получить информацию, не разрушая структуру, пусть расскажет.

Ника хлопнула себя по лбу. Как она сама до этого не додумалась. Несколько пассов руками – и дернувшееся в испуге око трансформировалось в рот и дико заверещало:

– Помогите! Убивают!

Ярослав захохотал. Кира скривилась. Ника от удивления открыла рот. Один тренер улыбнулся и стал успокаивать испуганное существо. Правда, дотрагиваться до него не стал, опасаясь, что оно откусит ему руку по самый локоть.

– Тише-тише, никто никого убивать не будет. Нам нужно, чтобы ты рассказал обо всем, что видел и слышал в этом кабинете, а потом Ника тебя отпустит.

Девушка закивала головой, подтверждая слова учителя.

Рот захлопнулся, а потом попросил:

– А можно трансформировать меня в видеопроектор?

На этот раз удивился даже Красин. Кира и ребята покатились со смеху, и прошло несколько минут, прежде чем Ника смогла успокоиться и выполнить просьбу существа.

По кабинету пошла рябь и в кресле материализовалась голограмма полковника. Перед ним стоял навытяжку военный медик.

– Допрос пленных показал, что они работают не на подозреваемого, – доложил подчиненный и замер по стойке смирно.

Полковник в задумчивости выбил пальцами дробь и с силой хлопнул ладонью по столу.

– Черт знает что. Только еще одного игрока нам не хватало. Кто? Откуда узнал о ребятах и что ему нужно от Даши и Дениса?

– Они назвали имя некоего Сергея Александровича Светозарова, ребята выяснили, что он…

– Стоп! – Ярослав с такой силой сжал руки на талии Ники, что девушка охнула от боли, и он ослабил хватку. Око тут же прекратило трансляцию. – Каким боком ко всему этому причастен мой отец?

Девушка еле сдержала возглас удивления. Покосилась на учителя, но он старался не встречаться взглядом с Ярославом. Одна Кира не отвела глаза.

– Мы хотели, чтобы ты узнал об этом как можно позже, но, видно, не судьба. – Старейшина прошла сквозь замершие голограммы и остановилась перед Ярославом.

Ника выскользнула из его объятий и отошла в сторону. Парень свел брови к переносице, догадавшись, что не услышит ничего хорошего.

Кира взяла его за руку и легонько сжала.

– Твой отец не только известный бизнесмен и политик, он еще и принадлежит к одной из древнейших семей темных колдунов.

– Я это знаю, – процедил парень, и Ника вздрогнула от ненависти, прозвучавшей в его голосе. – Он с превеликим удовольствием просветил меня, когда предлагал официально усыновить. Я только не понимаю, каким образом он тоже замешан в это дело?

– Я рада, что для тебя это не новость. – Кира еще сильней сжала его руку.

Ярослав с опасением покосился на Нику, и девушка задохнулась от негодования. Неужели он решил, что она, узнав правду, разочаруется? Вот дурак! Фыркнув, задрала нос и послала ему мысль: «Я все равно люблю тебя».

Зеленые глаза засияли от восторга: «Я тоже тебя люблю».

Кира подождала, пока они закончат свой молчаливый диалог, и заговорила, возвращая всех к насущным проблемам:

– Недавно на Сашу вышел один из представителей этого клана, действующий по прямому приказу твоего отца, с просьбой о помощи. Похоже, в городе назревает крупнейший за последние сто лет передел власти. Помнишь информацию о пропавших детях, которую вы с Вероникой нарыли в Интернете?

Ярослав кивнул. Он опять был собран и серьезен, а Ника мысленно аплодировала Кире. Как ловко старейшина ушла от прямого объяснения, не сказав, что этот посланец – Нина.

– Ваша догадка подтвердилась. В полиции заведено более двухсот дел о похищении и пропаже без вести. Так что в этот раз не удастся избежать огласки. Но мы до сих пор не знаем, кто все это затеял. Нити ведут сразу в несколько кланов. Может, полковнику удалось что-то выяснить?

– Я навел его аналитиков на эту мысль, они уже двое суток копают в нужном направлении.

Ника встрепенулась. Это что же получается? Ярослав заставил работать на себя всю контору Романа Евгеньевича? Увидев ответ на довольных лицах учителя и ученика, девушка возмущенно скрестила руки на груди.

– Нельзя было заранее предупредить?

– Прости. – Парень не выглядел особо виноватым. – Так было нужно. Роман Евгеньевич не стал бы никого из нас слушать.

Ах вот как? Ника сощурила глаза. В таком случае и она не будет рассказывать про Нину, пусть ее откровения тоже станут для Яра сюрпризом.

Видя, что обстановка накаляется, Красин решил вернуть разговор в деловое русло:

– Давайте досмотрим записи и отпустим несчастного… эмм… – Тренер глянул на голограмму проектора. – А вы к какому типу существ принадлежите?

Ника опять изменила свое создание, чтобы оно могло ответить, придав ему вид человеческого лица, а то рот выглядел до ужаса нелепо.

– Домовой я, неужели непонятно?

– О-о-о! – Девушка подпрыгнула от радости. – А ты не хотел бы поменять место жительства?

– С превеликим удовольствием, – пропищало существо и вдруг довольно фыркнуло: – Я уже и хозяина подыскал.

Довольный лик повернулся к Ярославу.

– Сильный колдун. Буду ему служить, – и добавил намного тише и не так уверенно: – Если он захочет.

У девушки в очередной раз за ночь от удивления вытянулось лицо. Везет же некоторым. Ярослав опешил, а Красин с Кирой захохотали.

– Как с вами интересно, – сквозь смех простонала старейшина. – Ярослав, что ты решишь? Тебе нужен домовой?

– Я… э-э-э… мм… – Парень покосился на хохочущих наставников, затем на Нику и вдруг засиял от осенившей его идеи. – Конечно нужен.

– Так нечестно! – выпалила Ника. – Это мне нужен домовой!

Парень довольно сощурился, взял ее за руку, притянул к себе и опять заключил в объятия, не давая вырваться.

– Тогда переезжай ко мне, – шепнул он ей на ушко. – А твою квартиру отремонтируем, сдадим, и тебе не нужно будет искать работу.

Ника замерла в его руках, прекратив бесполезные попытки вырваться.

Этот вариант казался самым лучшим из всех возможных. Даже если Настасья Валерьевна не вернет ей деньги, стоимости аренды хватит на оплату обучения, а чтобы не сидеть на шее парня и не превратиться от безделья в домашнюю курицу, она все равно пойдет работать.

Смиряясь с неизбежным, Ника махнула рукой, возвращая оку вид видеопроектора:

– Давайте смотреть запись.

– Ник, так да или нет? – Парень не собирался сдаваться. Развернул ее лицом к себе и заставил смотреть в глаза.

Девушка засопела. Вот настырный! Из чувства противоречия думала отказаться, но в душе Ника понимала, что сама этого очень хочет. Что может быть лучше, чем всегда быть рядом? Засыпать и просыпаться в его объятиях, чувствуя себя нужной и любимой. Они будут вместе завтракать, вместе уходить из дома – она на занятия, он на работу. Вечером вместе ходить на тренировку, а потом проводить пару тихих часов, сидя обнявшись на диване, за абсолютным ничегонеделанием или просмотром фильма. И конечно, они найдут чем заняться ночью.

Ника сама не заметила, как от подобных мыслей стала улыбаться. Парень, заметив перемену в ее настроении, расслабился, и только сейчас девушка поняла, с каким напряжением он ждал ее ответа. Не желая дольше его мучить, Ника подняла руку и провела ладонью по колючей щеке.

– Перееду, но только когда ты сам вернешься домой.

– Заметано, – просиял Ярослав. И все-таки поцеловал ее на глазах старейшины и Красина.

Дальнейшую запись Ника смотрела, прижавшись спиной к Ярославу и уютно устроившись в кольце сильных рук. Пришлось смириться с тем, что ее тискают, словно плюшевую игрушку, потому что парень ясно дал понять – ее место рядом с ним.

Кира с Красиным стояли у стены, чтобы не загораживать голограмму. Тоже почти обнявшись. Кажется, старейшина не соврала, когда говорила, что у них с Александром Георгиевичем все серьезно.

Места на записи, где ничего не происходило, Красин просил пропускать. Там, где информация казалась ему важной, просил повторить несколько раз. Но в общем картина получалась безрадостная.

Отец Ярослава после нескольких разговоров с сыном, когда тот наотрез отказался узаконивать их отношения, решил действовать иначе. Поскольку к Нике было не подобраться – все в городе знали, что она под пристальным наблюдением старейшин, – он решил действовать через оборотней, намереваясь шантажом принудить сына признать его отцовство.

– Узнаю папашу, – зло процедил Ярослав.

Ника развернулась к парню вполоборота и успокаивающе потерлась щекой о его плечо.

– Вы оба упрямые. – Ярослав от ее действий расслабился, и она для закрепления эффекта обняла его за талию. – Постарайся его понять.

– Только этим и занимаюсь. И знаешь что?

– Что? – Она подняла на него смеющийся взгляд. Сердитый Яр походил на нахохлившуюся на морозе птицу.

– Я его не понимаю.

– А мне кажется, все как раз очень понятно. – Александр Георгиевич по примеру Ники поглаживал ладонь Киры, которая была в ярости от действий темного колдуна. – Я бы очень гордился, будь ты моим сыном, и всячески старался заслужить твое расположение.

– Похищая близнецов и угрожая им подчинением? – Парень скептически изогнул бровь. – Знаешь, Саш, не все способы хороши.

– Согласен, но он-то думает по-другому.

– Вот и пускай думает, только подальше от меня. – Ярослав глянул на видеопроектор. – Есть еще что-то важное?

Проектор показал еще несколько докладов подчиненных, последовавших за ними приказов полковника и одно совещание. Все это касалось разработки плана по привлечению к сотрудничеству Ярослава и заканчивалось докладом о том, что парень устроился на новом месте, обживается на базе и знакомится с личным составом.

– Господин полковник, вам не кажется, что он слишком много времени проводит в трансе?

– А кто ж его знает! – Роман Евгеньевич запустил пятерню в волосы, поставив дыбом и без того короткий ежик. Выглядел мужчина усталым и каким-то замотанным.

– Знаете, всех ребят это немного напрягает.

Рыку полковника мог позавидовать самый грозный медведь гризли:

– Так пусть сами войдут в транс и узнают, какого черта он там делает!

Подчиненный с вытаращенными глазами козырнул и пулей вылетел в коридор.

Полковник уронил голову на сложенные руки, бормоча проклятия в адрес Красина, потом резко выпрямился и тоже вышел из кабинета.

– Кажется, нашу хитрость разгадали. – Александр Георгиевич улыбался, словно нашкодивший мальчишка.

– Меня на этот счет пока не просветили, – рассмеялся Ярослав. – Я еще в трансе.

– Тогда быстро обратно, тем более, уже светает. – Тренер встал с кресла и направился к выходу, потянув за собой Киру. – Ника, отпускай домового и тоже возвращайся, иначе проспишь завтрак.

– Пока. – Старейшина помахала парню. – Была рада повидаться.

– Я тоже, Кира. – Ярослав дождался, пока старшие не только покинут кабинет, но и эту реальность, и улыбнулся Нике: – Давай смотаемся домой? Заодно покажем домовому новое место жительства?

Девушка улыбнулась. Будет приятно вдвоем побывать у него дома. Здесь тоже было хорошо, но обстановка военной базы действовала на нервы, не позволяя до конца расслабиться. Так и казалось, что еще немного – и Роман Евгеньевич появится в дверях своего кабинета или сюда забредет кто-то из военных.

Ника усилием воли вернулась к насущным проблемам:

– Ты умеешь устанавливать связь?

– С домовым? – на всякий случай уточнил парень.

Она кивнула. Если с низшим духом не установить оборванную связь, он тут же окажется привязанным к военной базе, и изменить это будет очень сложно.

– Никогда не пробовал.

– Тогда стой и не мешай.

– Да я и стою. – Парень не сдвинулся с места.

Ника нахмурилась.

– Я имела в виду – отпусти меня.

– Ах это! – Ярослав со смехом разжал руки.

Девушка только покачала головой: неисправим. Впрочем, не один он соскучился.

Сосредоточившись, она коснулась груди парня, просунула руку в астрального двойника и потянула зеленую ниточку из его сердца, вытащила почти два метра и, крепко удерживая в кулаке извивающийся конец, забралась на стол. Надо отдать должное Ярославу, он не шелохнулся, хотя от удивления распахнул глаза.

– Что это?

– Ваши чувства, – охотно пояснила Ника, пока распутывала заклинание ока и вытягивала такую же нить из домового, только разноцветную. – У тебя зеленая означает уравновешенность и доверие. У домового оранжевый цвет означает радость, желтый будет усиливать твои способности, зеленый – также доверие, ведь ты будешь его хозяином не один год, голубой цвет… Ну ты же изучал чакры и их действие. Здесь то же самое. Чем больше цветов, тем более глубоким будет ваше взаимодействие.

Пока говорила, связала обе нити крепким узлом и окончательно дезактивировала заклинание магического ока.

– Готово! – Радостно воскликнув от того, что на стене не осталось никаких следов, Ника спрыгнула со стола.

Перед изумленным Ярославом, словно из тумана, материализовался домовой. Задрав веснушчатый нос, на парня смотрел девятилетний мальчишка, одетый в футболку, джинсы и кроссовки. Копна соломенных волос торчала во все стороны, а карие глазищи на худеньком личике смотрели на вновь обретенного хозяина с немым обожанием, заставляя Ярослава отчаянно краснеть и хватать ртом воздух.

– Здравствуй, хозяин, меня Сеней звать. Ты покажешь дом? Или мы пока на военной базе будем обретаться? Ты не смотри, что я маленький. Я много чего умею, меня деда хорошо учил.

– О-о-о… э-э-э… а-а-а… – Ярослав бросил на девушку беспомощный взгляд. – Ник?!

Ника закусила губу, чтобы не расхохотаться.

– Тебе решать. Останетесь на базе – и его увидят, как только военные окажутся в астрале. Отведешь домой… – Она помолчала, дав парню самому догадаться, что тогда они не смогут там встречаться. Домовые живут в астрале, и под их бдительным оком много не нацелуешься, так глянут, что всякое желание пропадет. А в их случае – вообще жуть, мальчишка-то малолетний, так и со стыда сгореть недолго за неподобающее поведение при детях.

– Ник?! – осознав масштабы подлянки, взревел Ярослав. – А его нельзя отправить куда-нибудь в деревню, пока не повзрослеет?

Мальчонка от таких слов сжался, ссутулился, нижняя губа оттопырилась, задрожала и в карих глазищах заблестели слезы.

– Не прогоняй, хозяин!

Если бы он бросился в ноги, стал умолять, реветь, еще можно было бы спорить, убеждать, что ему же будет лучше расти вдали от тлетворного влияния большого города. Но возглас, полный неподдельного отчаяния, и взгляд котенка, не понимающего, почему хозяин его больше не любит, сломали Яра.

– Пошли домой, чудо, – протянув руку, парень взял Нику под локоть, другой сжал худенькую ладошку домовенка, и в следующее мгновение троица оказалась в квартире у Ярослава.

Оглавление