Глава 22

Проснулась Ника с очень странным ощущением. На уровне физического тела она была отдохнувшей и полной сил, но сутки, проведенные в полном сознании, давали о себе знать. Поэтому Александр Георгиевич ничего не сказал, когда девушка уснула обычным сном во время медитации. Это немного поправило ситуацию, но все равно мысли были вялыми, сознание – рассеянным, и после того, как она трижды за время приготовления завтрака порезала себе пальцы и чуть не обварила кипятком Сергея, Кира отправила ее на озеро купаться и загорать.

Расстелив на траве плед, Ника скинула шорты, майку, кроссовки и, оставшись в купальнике, с разбега нырнула в прохладную воду. Проплыла под водой до рези в легких, вынырнула и, отбросив с лица мокрые волосы, медленно поплыла к другому берегу, потом обратно. И так до тех пор, пока не появилась первая усталость.

Растянувшись на животе на пледе и упершись подбородком в сложенные перед собой руки, Ника сквозь прищуренные глаза наблюдала за отдыхающими. Берег заполнился людьми, решившими провести день на пляже. Кто-то ел бутерброды, запивая газированной водой. Мамы, приложив ладонь к глазам, наблюдали за малышами. Мужчины загорали, пили пиво, играли в карты. Соседнее озеро облепили рыбаки. На другом взрослые с детьми катались на лодках и катамаранах. База ожила. На дорогах стояли машины, прикрытые от солнца тентами. Неподалеку рубили сухие дрова, и отовсюду тянуло дымом и ароматом жарящихся шашлыков.

Идиллия и красота. И только ей не давала покоя навязчивая мысль, что она забыла что-то очень важное. То, что поможет им всем выпутаться из этой ситуации. Но как Ника ни старалась, память отказывалась выдавать ответы.

– Ладно, потом само вспомнится, – перевернувшись на спину, девушка подставила ласковому солнышку живот и, прикрыв локтем глаза, опять задремала.

Три часа спустя, сидя на кухне со стаканом холодного сока, она проклинала свою неосмотрительность. Живот, руки, ноги – все обгорело. Хорошо, что лицо она спасла, зато рукой теперь было больно шевелить. Кожа покраснела, резинка на шортах причиняла нешуточную боль, и Кира, сжалившись, выдала ей свой шелковый халат.

– Что ж ты так неосторожно?

За столом с самым виноватым видом сидел Александр Георгиевич.

– Это моя вина. Для меня естественно постоянно находиться в сознании, и я забыл, как это трудно дается поначалу.

– Ничего, я скоро привыкну. – Ника допила сок. Сморщившись от боли, поставила стакан в посудомоечную машину. Взгляд наткнулся на красивую фарфоровую чашку, из которой пила только Кира. Кажется, старейшина привезла ее с собой. Вид чашки потянул за собой цепочку воспоминаний – дорогой фарфор, аромат чая, тепло и уют чужой кухни, бабушка Настасья. Девушку осенило. – Вспомнила! Амулет!

Обернувшись к наставникам, Ника пояснила:

– Амулет у парня. Он в первые дни следил за мной. Я тогда думала, что это черные риэлторы охотятся за моей квартирой. Но потом выяснилось, что они работают на кого-то из наших. Настасья Валерьевна просила меня достать этот амулет. – Тут девушка жутко смутилась и замолчала.

– Договаривай, чего уж там, – вздохнула Кира, присаживаясь рядом с Красиным.

– Эм… – Ника потопталась, не зная, сесть ей или продолжать стоять, и взялась мыть огромную кастрюлю из-под каши, которая не влезла в посудомоечную машину. Так она меньше нервничала. – Я не думаю, что он захотел бы мне его отдать. Я даже не знаю, как его зовут и где его искать, поэтому установила наблюдение в некоторых местах, где он мог бывать. Потом придумала, как отследить его другим способом. Понимаете, так происходит обучение у темных. Ученик должен сам разработать план, определить, какие для его выполнения понадобятся заклинания. Найти их, самостоятельно изучить и воплотить свою задумку. Удача или провал определяют, сдал ты экзамен или будешь проходить его повторно.

– Оригинальная методика. – Учитель налил себе из графина сок. Предложил Кире, но она отказалась. – И что? Ты достала амулет?

– Нет, но не потому, что не знаю как. Просто не хватило времени.

– Ты считаешь, что этот парень работает на того, кто нам нужен?

Ника закончила мыть кастрюлю, поставила ее в шкаф, вытерла руки полотенцем.

– Возможно, я ошибаюсь. И парень просто помогает Настасье Валерьевне в моем обучении.

– Но ты так не думаешь? – Кира сцепила пальцы, выдавая охватившее ее волнение.

– Не думаю, – вспомнив все обстоятельства этого дела, девушка нахмурилась.

– Ника, в чем дело?

Ника закусила губу – сказать, не сказать? Может, она зря подозревает соседку в дурных намерениях. И потом, если выяснится, что это не так, ей будет невыносимо стыдно. Но тогда как иначе истолковать все ее поступки?

– Вероника?!

Девушка посмотрела на учителя и дико смутилась под его взглядом. Он словно спрашивал: «Ты что, мне не доверяешь?»

Это было трудно. Трудно переломить вбитые с детства инстинкты всегда и во всем полагаться только на себя. Такова жизнь ведьмы. Несмотря на принадлежность к многочисленной семье, каждый жил сам по себе, часто столетиями не сталкиваясь друг с другом. Ее готовили быть взрослой. Учили самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность. А теперь Красин просит полностью ему довериться. Если бы все было так просто.

«Это просто, – сказал ей его взгляд. – Ты доверяешь мне, а я доверяю тебе. Вопрос в другом: готова ли ты сделать первый шаг».

Ника молчала очень долго. Кира и Красин не мешали, понимая, что это решение она должна принять сама. Старейшина даже прогнала прочь забежавшую на кухню малышню, выдав им по мороженому и разрешив съесть его в гостиной.

– Я привезла с собой большую сумму денег. – Слова давались с огромным трудом, но Ника решила: будь что будет. – И оставила ее на хранение у Настасьи Валерьевны. Подразумевалось, что она поможет мне уладить вопрос с оплатой обучения.

И она рассказала всю историю со своим совершеннолетием, наступающим в середине сентября, с проблемами при поступлении, шантажом. Поделилась и своими подозрениями, что наставница не вернет ей деньги.

– Почему ты так в этом уверена?

– В том-то и дело, что не уверена. Она обещала отдать их в обмен на амулет. – Ника вцепилась пальцами в кухонный стол. – Если это часть обучения, тогда все мои подозрения – полная ерунда. Но если взять во внимание все происходящее в городе и силу этого артефакта… В общем, получается: чтобы при разделе влияния сохранить нейтралитет, Настасье Валерьевне нужно защититься амулетом…

– Или откупиться твоими деньгами? – досказал за нее тренер. Мужчина больше не выглядел добрым и благодушным.

Ника кивнула.

Кира сощурила глаза.

– Ты поэтому решила, что парень работает на нужного нам колдуна?

Ника опять кивнула. А теперь самое сложное.

– Есть еще одно, почему я в этом почти уверена. Если у нее не будет амулета и колдун не примет деньги, она откупится мной, передав ему наставничество. А вместе со мной он получит близнецов. Ни один колдун не откажется от подобного подарка.

Кира с шумом втянула в себя воздух:

– Вот гадюка! И главное, все абсолютно законно. Даже старейшины не смогут ни к чему придраться.

– Почему ты думаешь, что пострадают близнецы? – Красин хмурил брови, комкая в руках кухонное полотенце.

Ника пожала плечами:

– Денис сам сказал, что мне нельзя знать, как они себя обезопасили. Нетрудно догадаться, откуда вся эта таинственность, если их советчиком выступала бабушка Настасья. Больше им не к кому было обратиться.

– Ну-ка, ну-ка, поясни.

– Я сама только утром догадалась. Денис ведь принес мне клятву, и я тогда его чуть не убила, а потом случилось столько всего, что я просто забыла от нее официально отказаться. И пока не произнесу ритуальные слова, никто не сможет привязать его к себе, даже если клятву из него вырвут силой. Наверное, то же и с Дашей.

Девушка потупилась. Было безумно обидно, что друзья так поступили. Но с другой стороны, что им еще оставалось делать?

– Никто не должен об этом знать, – строго предупредил учитель.

Ника согласно кивнула. И тут ее осенило.

– Знаете, возможно, бабушка Настасья предусмотрела и еще один вариант. – Девушка повеселела. – Что я обо всем расскажу вам, и мы вместе остановим колдуна. Тогда все вернется на круги своя.

– Вот теперь узнаю Настасью Валерьевну. – Кира заулыбалась. – А то не верилось, что она настолько поглупела.

– Ника, ты сказала, что почти выследила того парня. Расскажешь как? – Александр Георгиевич в отличие от подруги не спешил радоваться.

– Погоди, пока не рассказывай, – остановила ее старейшина. – Позову твоих друзей. Их помощь тоже потребуется.

Ника бросила на учителя заинтересованный взгляд. Не зря же он вчера заставил их всех научиться телепортироваться. Неожиданно Красин улыбнулся и подмигнул, давая понять, что она верно мыслит.

Ближе к вечеру Александр Георгиевич собрал старших ребят в гостиной. Кира тоже пришла и сейчас сидела на диване, слушая, как он раздает инструкции.

– Первый переход делаю я. Ника всех не дотянет. Потом каждый сам, но мы вас страхуем.

Ника слушала вполуха, у нее до этого состоялся с тренером отдельный разговор, и учитель очень подробно объяснил, что и как делать. Сейчас ее больше интересовала возня в прихожей. Ребятня, чувствуя, что взрослые что-то затевают, не желала сидеть по своим комнатам и зубрить уроки. Они собрались под дверью и теперь тихо хихикали и шушукались, наивно полагая, что их не слышат. Девушка улыбнулась: любопытство – страшная вещь.

Кира тоже кидала на дверь суровые взгляды и поджимала губы. О-хо-хо, кажется, мелким не поздоровится.

– Извините, я на минуту. – Старейшина встала и, не обращая внимания на удивленные взгляды, вышла из гостиной, плотно прикрыв за собой дверь.

– Вероника!

– Я здесь! – Девушка невинно хлопнула ресницами.

Красин покачал головой, недовольный ее несерьезностью.

– Никто ничего не забыл?

Списки им выдали еще в обед. Ребята поправили рюкзаки, показывая, что готовы выдвигаться.

Тренер протянул руки. Все встали в круг, взялись за руки, и в следующее мгновение их вынесло на зеленую поляну к небольшому деревянному домику на берегу тихой спокойной речки.

– Хорошенько запомните это место, – за один переход Александр Георгиевич побледнел, осунулся и, кажется, постарел на пару лет. На сколько же километров он их перекинул? – В случае опасности сразу телепортируйтесь сюда.

Он дал им пять минут, чтобы осмотреться.

– Запомнили?

Даша и Денис неуверенно кивнули. Нина мрачно смотрела на закрытые ставнями окна нежилого дома. Было видно, что темной не нравится вся эта затея. Сергей, наоборот, пребывал в прекрасном настроении.

Ника успела убедиться, что парень – балагур и весельчак, и радовалась за Дашу. Отношения парочки развивались медленно, зато фундамент обещал быть прочным. К тому же кто как не ветер более всего подходит по характеру взбалмошной кошке?

– Вероника, теперь твоя очередь. Пусть ребята телепортируются сами, но мы с тобой их страхуем.

Все так же держась за руки, она представила конечный пункт перемещения и мысленно передала его друзьям. На этот раз всех дернуло в разные стороны, заставив разжать руки. Ника переместилась одновременно с тренером.

Они оказались на окраине города, в промышленной зоне, на каком-то заброшенном складе. Всюду хлам, под ногами мусор, сваленное в кучи заржавевшее оборудование. Сквозь окна под высоким потолком виднелось темнеющее небо, но света пока хватало, так что Ника поостереглась доставать фонарик.

Резкий звук заставил ее посмотреть вверх. Напуганная неожиданным появлением людей, с железных балок сорвалась стая голубей и закружила под крышей, поднимая тучи пыли.

– Кажется, на месте. – Александр Георгиевич осмотрелся, сообразил, что они вдвоем, но испугаться не успел.

С тихим хлопком появились близнецы. Даша по инерции пробежала пару шагов, Денис упал на колено, придавленный весом рюкзака. Тряхнул головой, выпрямился и осмотрелся.

– Что за место?

– Это еще один ориентир, запоминайте координаты, вдруг однажды пригодится.

Спустя секунду появились Сергей и Нина.

– Черт, я все-таки заблудился. – Сергей был недоволен собой.

Колдунья согнулась в три погибели, хватая ртом воздух.

– Нина? – Красин придержал девушку за плечи. – Ты в порядке?

– Нет! – Темная выглядела серой и изможденной. – Выкачала весь резерв. – Она метнула злобный взгляд на Нику. – И я не светлая, чтобы быстро восстановиться.

– Что тебе нужно? – Красин был готов сделать все что угодно, лишь бы девушка восстановила силы.

Ника нахмурилась. Учитель ничего не сможет сделать, а значит, она единственная, кто может помочь Нине вернуть силы.

– Я все сделаю. Отвернитесь, – попросила она друзей. Оттеснив тренера, достала из рюкзака складной походный нож, полоснула себя по запястью и протянула руку к лицу колдуньи. – Пей, некогда проводить жертвоприношения.

Даша охнула. Денис скривился, глядя, как Нина, придерживая руку Ники, прикоснулась к ране губами.

Ника сморщилась, чувствуя, как у нее стремительно опустошается резерв тьмы. Оставив ей самую каплю, Нина остановилась, вытерла губы и помогла наложить останавливающую кровь повязку.

– Вампирша? – Даша в ужасе отшатнулась от темной.

Нина скривила губы.

– Вот так и рождаются легенды. Вампиров не существует. Это один из ритуалов по обретению силы.

– Потом обсудим, кто есть кто. – Тренер переключил внимание ребят на себя. – Нам еще нужно добраться до безопасного жилья. Ника, как твой баланс?

– Нарушен, но я справлюсь.

– Тогда уходим.

Из промзоны выбирались пешком, не желая привлекать к себе внимание. С наступлением темноты добрались до жилых кварталов, а там уже трамваем ехали до самого центра. Ника не догадывалась, куда ведет их Красин. Знала, что возвращаться домой опасно, и надеялась, что новое жилище окажется без видеокамер.

Так и вышло. Неприметный дом, ухоженный двор, обшарпанный подъезд, коммунальная квартира на третьем этаже. Тренер отпер дверь своим ключом.

– Входите, сейчас познакомлю вас с соседями.

Ника сощурилась, привыкая к тусклому освещению. Ребята топтались у двери, не зная, куда идти. На шум из двух ближайших комнат, выпустив в коридор через открытые двери табачный дым, вышли пятеро мужчин.

– Привет, Саш, – тот, что постарше, до ужаса похожий взглядом и повадками на Романа Евгеньевича, подошел к Красину и, расплывшись в улыбке, сграбастал друга в охапку. – Сто лет не виделись, – кивнул на ребят: – Твои орлы?

– Мои. – Тренер улыбался, похлопывая старого знакомого по спине. Хотел представить всех друг другу, но не успел. Остальные мужчины не выдержали, отодрали его от командира и устроили дружескую потасовку.

– Совсем не изменился.

– Все так же возишься с детьми?

– Пора своих таскать по тренировкам.

Красина тискали, толкали, пихали, хлопали по спине и плечам. Он шутливо отбивался.

– А где твой протеже? – спросил кто-то из мужчин.

– Ярослав? – Взъерошенный и слегка помятый учитель одернул футболку и оглянулся на молодежь. – Они за него.

Пока наблюдала за встречей старых друзей, Ника старалась дышать через раз, чувствуя, как ей становится дурно от запаха табачного дыма. Неожиданно рядом по стеночке сползла бледная, как полотно, Нина.

– Твоя сила мне не подошла, – посиневшими губами прошептала колдунья и повалилась в обморок.

В коридоре повисла изумленная тишина, взорвавшаяся бурной деятельностью. Нину уложили на наспех застеленную кровать, открыли для проветривания все окна. Даша распотрошила рюкзак в поисках аптечки. Сергей вихрем смотался на кухню и добыл полстакана воды, в которой растворили таблетки. Привели колдунью в чувство и силком влили в нее коктейль из витаминов и общеукрепляющих микстур.

Ника стояла в стороне, не мешая остальным суетиться, и анализировала собственное состояние. Ее все еще мутило, хотя дыма в квартире больше не было. Зато им пропитались бумажные обои, ковровые дорожки, покрывала и белье на кроватях. Интересно, здесь есть балкон, чтобы переночевать там? Потому что она не сможет спать, когда так воняет табачищем.

– Что случилось? – Красин присел на кровать рядом с Ниной и, взяв ее за запястье, считывал состояние девушки по биению пульса.

– Не знаю. Все было хорошо, а потом пришлось сбросить всю силу. – Темная метнула быстрый взгляд на Нику. Друзья Красина, рассевшись на стулья и другие кровати, внимательно прислушивались к каждому слову. – Она мне не подошла.

– Слабая или, наоборот, слишком концентрированная?

Девушка прислушалась к своим ощущениям:

– Наверное, слишком. Ее отец был колдуном выдающейся силы, Ника не могла получить от него меньше.

– Почему – был? – встрепенулась Ника. – Он и сейчас живет… – тут она смутилась, так как понятия не имела, где в данный момент обретаются ее родители. – Где-то за Уралом.

– Живет, но не колдует. Как и твоя мать. Им запретили пользоваться силой, пока ты не стабилизируешься.

– Са-а-аш, – угрожающе протянул хозяин квартиры, вставая со своего стула. – На пару слов.

Он выманил из комнаты Александра Георгиевича и плотно закрыл дверь, чтобы никто не услышал их разговора.

Оставшиеся мужчины подобрались, настороженно следя за ребятами.

– Вот дура! – Сергей отошел от Нины, оставив стакан с лекарствами на табуретке, приставленной к кровати.

– Я что-то не то сказала? – Колдунья только сейчас поняла, насколько напряженной стала обстановка.

– Хуже некуда, – промурлыкала Даша, выпуская когти и с ленцой рассматривая, хорошо ли заточены.

Денис бросил на пол рюкзак. Сергей встал так, чтобы загородить Дашу вместе с Никой. Мужчины нахмурились.

– Расслабьтесь, – пробурчал один из них. Достал из кармана пачку сигарет, сообразил, что не будет курить при детях, смял и выкинул в распахнутое окно. – Мы с детьми не воюем.

– Черт возьми, Саш! Ты совсем спятил? – донеслось из коридора. Учитель говорил тихо, и никто не услышал его ответа.

Все покосились на дверь. Наконец она открылась.

– Все в порядке, – криво улыбнулся тренер, входя в комнату. За ним следом вошел его друг и молча остановился у окна.

Александр Георгиевич опять сел рядом с Ниной.

– Нина, что тебе нужно для восстановления?

Колдунья покосилась на всех, вжалась в подушку и зажмурила глаза.

– А может, я домой пойду? Вижу, вам лучше без меня.

– Не говори ерунды. Пришла учиться, вот и учись.

Даша скользнула учителю под руку и, сев перед ним, сжала руку колдуньи:

– Бери сколько нужно, я сильней Дениса.

– Дашка, нет! – Парень бросился к сестре, хотел оттолкнуть, но она зашипела на него, обнажив белоснежные клыки:

– Отойди! Или хочешь, чтобы она кого-нибудь убила?

Ника тоже дернулась помешать подруге, но вовремя остановилась. Для нее только сейчас открылась вся правда, зачем темные подчиняют оборотней. Обладая неразрывной связью с природой, они служили колдунам постоянным источником силы. Только откуда об этом узнала Даша? Неужели Настасья Валерьевна просветила? Ведь наставница готовила близнецов для Ники. Надеялась, что они будут ее стабилизировать, потому что знала – воспитанная в традициях света, девушка ни за что на свете не станет приносить жертвы ради силы.

Нина вцепилась в руку Даши. К ней прямо на глазах возвращался нормальный цвет лица и обычная для нее живость.

– Хватит! – Даша выдернула ладошку и отошла к Денису. – А то опять тошнить будет.

Друг Александра Георгиевича буравил тренера недовольным взглядом.

– Ну и зачем ты притащил сюда этих выродков?

Спор разгорелся на кухне. Ребят туда не пустили. Они пытались подслушивать через стену, но ничего не вышло.

– Такое ощущение, что меня глушат. – Денис отошел от стены и потер покрасневшее ухо.

– Шутишь? – Сергей не верил оборотню. – Как они могут заглушить твою естественную способность слышать лучше людей?

– Я откуда знаю? Попробуй сам, может, у тебя получится.

Сергей взял с табурета стакан, из которого пила лекарства Нина, стряхнул капли воды на пол, приставил к стене и приложился ко дну ухом. Минуту вслушивался, хмурился и вскоре бросил бесполезную затею.

– Если глушат, то я не понимаю как.

Ника попробовала сотворить простейшего светлячка и с изумлением поняла, что не может колдовать. Она пыталась применить силу разными способами и наконец сдалась.

– Кажется, мы влипли.

– Но как? – Даша тоже попробовала частично трансформироваться и… осталась человеком.

В глазах кошки появился неподдельный страх.

– Пора сматываться. – Денис взялся за рюкзак.

Ника отрицательно мотнула головой:

– Бросить Александра Георгиевича?

– С ним ничего не будет. – Нина, бодрая и вполне здоровая, разделяла общий настрой, что надо уносить ноги. – Здесь ненавидят только нас.

Сергей задумчиво почесал нос.

– Наши способности каким-то образом блокированы. Как мы справимся с охотниками?

Все вздрогнули и покосились на стену кухни, из-за которой не доносилось ни звука. Слухи об охотниках начали распространяться среди иных примерно столетие назад. Тогда же случилась первая крупная заварушка, в которой колдуны и ведьмы изрядно потрепали зарвавшихся людей. На десятилетия воцарилась тишина. Иные решили, что охотники усвоили урок, но, оказывается, они затаились и пошли другим путем.

Неужели методика Красина была специально разработана, чтобы уничтожать таких, как они? Ника не хотела в это верить. Но… одно из двух. Или охотники обладают такими же возможностями, что и Александр Георгиевич, или за сто лет создали технические устройства, уравнивающие их шансы в борьбе с иными. Верить в первое не хотелось. От второго становилось страшно.

– Если они охотники, нам с ними не справиться, – подавая пример друзьям, Ника села на кровать рядом с Ниной. – Важно другое – доверяем мы Красину или нет. В последнем случае можем смело расходиться по домам и затаиться в норах, словно мыши, пока колдун подминает под себя город, а люди сражаются и гибнут вместо нас.

Ребята притихли. Нина покосилась на нее с опаской, словно Ника подхватила от охотников зловредный вирус и ее идеи могут быть заразны. Где это видано, объединяться с людьми против своих?

Дальнейшее ожидание проходило в дружном молчании. Каждый был погружен в свои мысли.

Ника была уверена в близнецах. О том, что они оборотни, ребята узнали недавно и на уровне подкорки продолжали считать себя людьми. Сергей сомневался, хмурил брови, буравя взглядом стену. Труднее было с Ниной. Она не желала ломать свои устои. Как глубоко в ее сознании укоренились традиционные идеи о том, что людям не место в их мире?

Неожиданную глубину обрела идея Красина отправить Ярослава учить подчиненных Романа Евгеньевича. Обладая незаурядными способностями, военные начнут настолько отличаться от остальных людей, что смогут по-другому воспринять колдунов и ведьм. Будучи с ними на равных, они смогут договариваться… А не убивать.

Девушка поймала заинтересованные взгляды друзей.

– Что? – не поняла она молчаливого вопроса.

– Делаем ноги или остаемся? – озвучил общую мысль Денис.

– Почему вы у меня спрашиваете? – После долгого сидения тело занемело, и Ника, встав, начала прохаживаться по комнате, разминая мышцы.

– Потому что ты за Ярослава, – полушепотом произнесла Даша.

От столь нелепого заявления Ника остановилась:

– Не поняла?

– А чего тут непонятного? – пробурчал Сергей, прижимая палец к губам и взглядом, показывая, что их могут слушать.

Ника не успела спросить, с какой это радости ее назначили старшей. Дверь в их комнату отворилась, и на пороге возник главный охотник.

– Так что вы решили?

Ребята испуганно переглянулись. Ника попыталась спрятаться за спинами парней, но ее выпихнули вперед.

– Будешь парламентером, – придерживая ее за плечи, шепнул Сергей и отступил назад.

Девушка под насмешливым взглядом здоровенного мужчины испуганно сглотнула.

– Уже не такие храбрые без своих способностей? – Он откровенно издевался.

Ника вспыхнула от злости. Выпрямила спину, и смело глянула на него снизу вверх:

– А ты? Храбрый, когда перед тобой дети?

За спиной приглушенно охнула Даша и тут же стихла. Денис зажал ей рот. Сергей одобрительно кивнул. Одна Нина не принимала участия в происходящем. Сделала вид, что ее это совершенно не касается.

Мужчина сузил глаза, разглядывая Нику от макушки до пят. Девушка стоически терпела, стараясь не кривиться от охватившего ее презрения. Но, видимо, оно отразилось в ее взгляде, потому что охотник откинул голову и оглушительно захохотал.

– Птичка-невеличка осмеливается дерзить?

Мобилизовав всю любовь к людям, какую ей смогла привить бабушка, Ника расслабилась и равнодушно пожала плечами:

– Не биться же головой о стену.

– И то верно. – Мужчина неожиданно успокоился и глянул на них уже по-другому. – Значит, решили не бросать учителя? Похвально. А вы знаете, что бывших охотников не бывает? То, что Саша ушел, ничего не изменило. Он был и остается одним из нас.

– У каждого свои тараканы.

Взгляд мужчины стал мрачным, а линия губ – жесткой.

– Он изучал вас, словно подопытных крыс, а потом уничтожал отработанный материал.

Вряд ли он делал это сам. Ника очень хорошо помнила тренировку в клубе, когда Александр Георгиевич обмолвился о знакомстве с оборотнем. Помнила выражение его лица, когда учитель рассказал о гибели парня. Так переживают смерть друга, а не грустят о лабораторной крысе. Возможно, это и послужило причиной ухода.

А еще она помнила ребят, оставшихся с Кирой на турбазе. Их серьезные и испуганные лица во время встречи с Александром Георгиевичем и медленно расцветающие робкие доверчивые улыбки. Помнила заливистый смех, то и дело сотрясающий зал во время тренировки с Красиным. Есть еще и две сотни обычных мальчишек и девчонок, ждущих возвращения тренера с «соревнований». Там тоже были сияющие лица и восторженные взгляды. И захлестывающий азарт, и желание во что бы то ни стало соответствовать, заставляющее тренироваться до седьмого пота и заслуженно занимать первые места.

Улыбка тронула ее губы, и страх уступил место… чему? Доверию? Для этого пока нет оснований. Но Ника была уверена, что они в полной безопасности.

– Почему вы хотите переубедить нас?

– Я не переубеждаю, а говорю правду, чтобы не питали иллюзий. Саша не святой.

– Это мы и без вас знаем.

– И тем не менее остаетесь?

Ника кивнула. Ребята столпились за ее спиной, давая понять, что их решение едино. Мужчина окинул их мрачным взглядом, задумчиво потирая щетинистый подбородок.

– Ну что ж, – глубокий вдох и неожиданная улыбка, – вы меня не разочаровали.

Ника почувствовала, что колени стали ватными, но она устояла.

Мужчина вышел, на этот раз оставив дверь открытой. Ребята недоуменно переглянулись. Неужели у них получилось убедить охотников, что они не страшные?

Мучительно покраснев, Даша пискнула:

– Теперь можно сходить в туалет?

И Ника поняла, что тоже не прочь прогуляться по тому же адресу.

Им предоставили не только доступ к удобствам, но и накормили сытным ужином. Охотники хотели налить ребятам по сто грамм для снятия стресса, но Красин запретил:

– Им нельзя, – и почему-то покосился на Нику.

Девушка недоуменно изогнула брови. Почему опять она? Учитель заполыхал красными ушами и поспешил заговорить с охотниками, зачем, собственно, пришел.

– Нужно оборудование. Мы отследим колдуна, но взять его просто так не получится. Есть идея, как незаметно установить датчики в клубе и заманить его туда. Но без вашей помощи это провальная операция. Слишком много сильной молодежи он перетянул на свою сторону.

– Не все идут за ним добровольно. – Николай, старший в группе охотников, задумчиво подпер голову кулаком. Курить он запретил, но на столе стояли три початых бутылки водки, кастрюля вареной картошки, остатки копченой скумбрии и наполовину съеденный арбуз.

От запаха рыбы Нику мутило. Поев картошки, девушка пересела ближе к распахнутому окну и налегала на арбуз.

– Откуда информация? – удивился Красин осведомленности друга.

– Мы слушаем те же новости, что и вы, и умеем делать выводы.

Александр Георгиевич стушевался от справедливого упрека, а Николай оскалился:

– Не уважаешь, брат. Забыл, как много мы достигли? И все благодаря тебе.

Учитель дернулся. Ника прикусила язык. Ребята замерли, а потом поняли – охотник испытывает их выдержку – не доверяет. Впрочем, как и они ему.

Остальные охотники покосились на молодежь.

– Покумекаем без них. Меньше знают, крепче спят.

Естественно никто не собирался этой ночью спать. Одна Ника, расстелив одеяло под окном, честно пыталась уснуть, чтобы поведать новости Ярославу, но такой нужный сон как назло не шел, и она, устав ворочаться на жестком ложе, завернулась в одеяло и пересела на подоконник.

Им отвели ту же самую комнату. Ника слышала, как мужчины тихо переговариваются на кухне. Слов было не разобрать, зато отчетливо слышался звон стаканов. Охотники продолжали пить, и вскоре потянуло табачным дымом. Без ребят им было разрешено курить.

Свет не включали, предпочитая перешептываться в темноте.

– Думаете, согласятся помогать? – Сергей сидел на полу, подпирая спиной обшарпанную стену и сложив руки на согнутых коленях.

– Какая им будет от этого выгода? – мрачно поинтересовалась Нина. Девушка расположилась на одной из двух кроватей. На второй устроилась Даша, а Денис сидел на корточках у двери, чтобы в случае неожиданности первым среагировать. – Никто не позволит им взять материал для новых опытов.

Темная была права, но от того, как она отозвалась о своих собратьях, неприятный холодок пробежал по позвоночнику. Ника поежилась. Нельзя же быть такой циничной. Или можно? Но как тогда жить? Никому не доверять и никого не любить, похоронив саму возможность искреннего чувства?

– Зато смогут протестировать свое оборудование, – высказала она свою мысль.

– Уже протестировали. – В темноте синими точками засветились глаза Дениса.

– Здесь другое. – Сергей помолчал, обдумывая, как лучше выразиться. – Охотники много лет пребывали в тени и не упустят возможности заявить о себе открыто. Эта демонстрация будет иным хорошим предупреждением. Чтобы не зарывались и знали, что на силу всегда найдется другая сила.

Ника хмыкнула. Ай да Красин. И здесь просчитал все на несколько ходов вперед. Темные и светлые тысячелетиями умудрялись сохранять хрупкое равновесие, нарушаемое редкими стычками, которые приносили больше пользы, чем ощутимого вреда, подстегивая обе стороны к дальнейшему развитию. Появившиеся охотники чуть все не разрушили. Девушка подозревала, что только благодаря старейшинам иным удалось выиграть ту войну.

Молодые, не заставшие эти времена, могли хорохориться сколько угодно, но старшее поколение помнило, какой ценой досталась победа, и сделало соответствующие выводы. Может, этим и обусловливается активность темного? Кому охота сдавать отвоеванные позиции? И лозунг подходящий: «Сомкнем ряды перед лицом надвигающейся опасности!» – чтобы привлечь на свою сторону недовольных политикой старейшин, не пожелавших изничтожить всех охотников.

Кстати о мудрых и светлейших. Может, ей стоит поблагодарить охотников за свое рождение? Раньше полукровок безжалостно уничтожали, а теперь решили провести эксперимент по выращиванию детей с суперспособностями. И когда поняли, что крупно напортачили, спихнули неадекватных детей на Красина.

А ведь все могло закончиться очень плохо, если бы Александр Георгиевич не осознал истинное положение дел и не создал в противовес охотникам методику, позволяющую обычным людям приобрести те же способности, что от рождения есть у ведьм и колдунов. Интересно, старейшины понимают, как много он для них сделал? Осознание было неожиданным – понимают, иначе бы не прислали ему на помощь Киру.

Как же ей хотелось поделиться своими догадками с Ярославом!

– Даш, у тебя в аптечке снотворное есть?

– Спать хочешь? – Пантера зашуршала в темноте пакетом и протянула ей пластинку с таблетками.

– Я принесу воды. – Денис подорвался с места.

Выпив лекарство, Ника опять расположилась на полу, завернулась в одеяло, словно в кокон, и через пять минут уснула. Но этой ночью Ярослав не пришел. Не нашла она парня и в его квартире. Домовой жаловался, что его все бросили, и, страдая от одиночества, нашел себе занятие – выгонял из-за шифоньера пауков. Ни Александр Георгиевич, ни Кира тоже не откликнулись на ее призыв, и девушке ничего не оставалось, как забыться самым обычным сном, в котором растворились все ее тревоги и мрачные мысли.

Оглавление