Глава 23

По просьбе Николая и с разрешения тренера ребята скрепя сердце согласились выступить подопытными для тестирования многочисленного оборудования.

– Обещаю, никто никого резать не будет. Это все прошлый век. Мы уже давно используем современные технологии, – попытался развеять их страхи Алексей – молодой охотник. На вид ему было не больше тридцати, но кто знает, сколько лет ему на самом деле. Вдруг охотники научились сохранять молодость и продлевать жизнь?

И все же опасения были. Особенно когда на кухне развернули походную лабораторию.

Ника решила подать пример друзьям, раз ее почему-то все считают старшей. Пересилив страх, она первая согласилась отдаться охотникам на «растерзание», но неожиданно вмешался Красин:

– Вероника участвовать не будет. У меня для нее другое задание.

И пока никто не успел возмутиться, увел ее в дальнюю комнату.

– Александр Георгиевич! – Ника выдернула локоть из пальцев мужчины, едва он закрыл за ними дверь. – Зачем вы так?

– Затем, что ты должна любыми способами дозваться Ярослава и рассказать ему обо всем происходящем. Как найдешь, отправляйтесь к нему на квартиру и ждите меня там. Пусть он придумает для военных любое оправдание, но он мне нужен во плоти часа на два. Понятно?

Ника ничего не понимала. Они же все делают, как он сказал, а что в итоге? Пока она тут спит, ребят будут «пытать». И что они потом о ней подумают?

– Ничего не подумают. – Учитель словно прочел ее мысли и, отбросив серьезность, улыбнулся. Мягко подтолкнул к кровати, дождался, пока она ляжет, и укрыл тонким одеялом.

На улице опять моросил дождь, и было довольно прохладно. Охотники много курили, и Ника просила не закрывать окна, так что одеяло было очень кстати.

– Спи и ни о чем не волнуйся. Скоро все уладится, и Ярослав к тебе вернется.

Сердце заколотилось часто-часто. Чувствуя, что под гипнотическим воздействием учителя уплывает в сон, Ника из последних сил схватила его за руку.

– Обещаете?

– Обещаю. – Красин улыбнулся, нагнулся и, окончательно ее смутив, поцеловал в щеку.

Начинать поиски Ника решила с уровня астрала, максимально приближенного к реальности. Покинув тело, девушка с подоконника плавно спланировала с третьего этажа в палисадник перед домом. Чья-то кошка, до этого мирно дремавшая на открытой форточке, почувствовав ее присутствие, зашипела, вздыбила шерсть и забежала в квартиру.

– Опять собаки? – Хозяйка выглянула из-за занавески, окинула взглядом пустынный двор и захлопнула форточку.

Ника улыбнулась, а потом непроизвольно оглянулась на окна кухни, где охотники тестировали на ребятах свое оборудование. Хотелось впорхнуть обратно и посмотреть, что там происходит, но у нее была другая задача.

Настроившись на волну Ярослава, она перенеслась на военную базу. Отыскала вход, с легкостью миновала все охранные системы и, проникая сквозь бронированные стены и перекрытия, начала исследовать уровень за уровнем.

Военных было много. В основном офицеры в возрасте от тридцати до сорока лет. Оставаясь незамеченной, Ника слушала обрывочные разговоры: о заданиях, которые они выполняли, о поставках нового оружия; о начальстве. Романа Евгеньевича здесь уважали. Говорили об отдыхе, о том, кто куда поедет с семьей в отпуск, если этот отпуск когда-нибудь настанет. Обычные люди с самыми обычными мечтами. И только когда девушка спустилась на нижние подземные уровни, впервые услышала упоминание о Ярославе.

Из открывшегося прямо перед ее носом лифта вывалились трое ребят. Босые, в спортивных штанах и майках. Они, шатаясь, прошли сквозь Нику, и девушка невольно хватанула их эмоций – усталость, злость, упрямство и безумная ненависть. Неслабый такой коктейль, от которого ее передернуло, словно от удара током. И вид у всех троих, как у киношных зомби – взмыленные, тело в синяках, лица бледные с красными пятнами и совершенно безумный взгляд.

– Я его точно когда-нибудь убью, – простонал один из парней. Обессилев, он сполз по стене, закрыл глаза и вытянул ноги поперек коридора. – Больше не могу.

Его товарищи киселем сползли рядом.

– Убьешь… когда-нибудь… когда станешь таким же мастером. – Второй говорил тихо, с одышкой, постоянно потирая грудь. Приоткрыв глаза, задрал майку и скривился, увидев огромный лиловый синяк.

– Сходи к медикам, – просипел третий «зомби», закашлялся и ненадолго замолчал. – Вдруг он тебе ребра переломал?

Кто? Ярослав? Ника не могла поверить, чтобы парень так зверствовал. Ее он учил хоть и до седьмого пота, но очень бережно. Ни разу не оставил ни одного синяка. И дети… Она вдруг поняла, что с ней и детьми Ярослав действительно был другой. Он берег их, потому что было время обучать медленно, а здесь ему поставили жесткие условия – в кратчайшие сроки сделать из обычных спецназовцев мастеров астрального боя… Ой! А вдруг кто-то из них еще в астрале? Выйдет сюда, а тут она?

Ника заметалась по коридору и, пролетев сквозь стену, затаилась в темном помещении. По ощущениям оно было не больше кабинета Романа Евгеньевича, наверное, тоже чей-то кабинет. Выждав пару минут, убедилась, что никакие астральные сущности, кроме нее, по базе не шастают. Это радовало. Значит, ее вылазка останется незамеченной. Двигаясь в темноте, она дошла до противоположной стены, прошла сквозь нее, оказавшись в еще одном безликом коридоре, провалилась сквозь пол на этаж вниз и попала в ярко освещенный спортивный зал, из которого, кто по стеночке, а кто и на карачках, расползались остальные бойцы.

Ярослав сидел в центре в позе лотоса, с закрытыми глазами и только по тому, как он неровно дышал, было понятно, что на этой тренировке ему тоже хорошо досталось. Но он же тренер, ему нельзя показывать, что ребята его знатно потрепали. Поэтому он дождался, пока останется один, и только тогда повалился на пол, раскинул руки-ноги и издал блаженный тихий стон.

Ника почувствовала, как болезненно сжалось сердце. Бросившись к нему, упала рядом с любимым на колени и провела астральной рукой по горячему лбу. Ярослав глубоко вдохнул и, не открывая глаз, улыбнулся:

«Привет».

«Это последняя группа?»

«О да-а-а!»

Парень мысленно захохотал, а на лице не дрогнул ни один мускул, словно он уснул прямо на полу. Ника мысленно просканировала пространство вокруг зала и послала Ярославу картинку, как его ученики, еле передвигая конечностями, расползаются по своим комнатам, сквозь зубы насылая проклятия на голову шизанутого тренера.

«Знатно ты их».

Ника помолчала, продолжая гладить его по лицу. Наверное, парень что-то чувствовал, потому что ее волнами окутывало идущее от него удовольствие и умиротворение.

«Так надо».

У Ярослава и мысли были вялые – устал, бедняга. Больше всего Нике хотелось, чтобы он тоже отдохнул, а еще лучше – поспал часов двенадцать, а она бы незримо полежала рядом, нашептывая ласковые глупости.

«Ты нужен Красину. Можешь на три часа выйти в город без охраны?»

«Без охраны не выпустят. Боятся, что сбегу».

Ярослав шутил, но девушка чувствовала его глухую ярость. Наверное, трудно все время находиться под пристальным наблюдением видеокамер, когда нет возможности даже на минуту остаться одному. Вот и сейчас тишина нарушилась четкими шагами, и в зал вошел полковник Свиридов, заместитель и правая рука Романа Евгеньевича.

– Закончили?

Мужчина остановился в шаге от Ярослава. Парень сел и глянул на него снизу вверх.

– На сегодня – да. Вторая и четвертая группы завтра отдыхают. Пусть медики осмотрят ребят. Первая и третья будут заниматься вполсилы.

Ярослав встал и отряхнул штаны, старательно игнорируя пристальный взгляд.

– Обязательно ломать им кости?

Ника не услышала в голосе угрозы, скорее усталое ворчание. Похоже, они обсуждали эту тему не один раз, и военные были вынуждены признать правоту Ярослава. Парень улыбнулся, значит, ее догадка верна, ничего страшного не произошло и все травмы – в рамках дозволенного.

– Тоже хотите потренироваться? – предложил военному Ярослав.

Полковник улыбнулся:

– Я бы с удовольствием, но ты сам установил предельный возраст.

– Для вас готов сделать исключение. – Парень сощурился, и на лице появилась ехидная улыбка, похоже, он не первый раз подначивает мужчину.

– Иди отдыхать, исключение. – Свиридов хлопнул его по плечу, и Ярослав, охнув, скривился от боли.

– Что там? – Мужчина тут же вцепился ему в ключицу, и пока парень не вывернулся, быстро ощупал. – Вывих? Уже два дня. И ты молчал?

Вот теперь он на него злился. Ника тоже была зла. Разве можно так рисковать? Вывих не шутка. Если сухожилия порвутся, можно остаться без руки.

– Все нормально. – Ярослав сделал рукой несколько круговых взмахов. – Через неделю будет как новая.

– Не дури, сходи к медикам, пусть посмотрят.

«А я вообще пожалуюсь Красину, и будет тебе от него нагоняй. Проси отгул на полдня. Объясняй, что пойдешь в городскую клинику, чтобы не подрывать тренерский авторитет», – подлила масла в огонь Ника.

Ярослав покосился на нее через плечо.

«Ник, да все в порядке!»

«Неужели?»

Она собрала силу и, максимально уплотнив кулак, двинула ему в вывихнутое плечо. Парень дернулся и зашипел.

«Больно же!»

– Здесь кто-то есть?

«Ой!»

«Не ойкай!»

– Это Вероника, у нее новости от Саши. Я нужен ему на пару часов.

– Отлично, заодно в травмопункт заедешь. Сделай снимки, я посмотрю. – Ярослава наградили хмурым взглядом и зловеще предупредили: – И на случай, если заупрямишься, ребята из сопровождения получат приказ отвезти тебя туда силой.

Ника захохотала, увидев, как после слов полковника вытянулось лицо парня.

«Цени, видишь, как тебя уважают. Берегут наперекор твоему упрямству».

– Вероника! – простонал Ярослав, и в этом стоне было столько укоризны, что она опять засмеялась. Мужчина изогнул брови в легком удивлении:

– Что она сказала?

Ника сразу притихла.

– Ругается, говорит, что настучит мне в бубен, если не буду вас слушаться.

– Какая замечательная девушка! – Мужчина расплылся в искренней улыбке. – Беги собирайся. Через полчаса сопровождение будет ждать тебя на выходе. И не бойся, о травме они никому не скажут.

– Спасибо. – Ярослав очень серьезно посмотрел на мужчину, и тот не менее серьезно кивнул, подтверждая свои слова.

Ника фыркнула. Мужчины! Вечно играют в свои игры. И кстати, пока Ярослав принимает душ и переодевается, у нее есть полчаса, чтобы кое-кого проведать. Девушка хотела убедиться, что с парнями, предпринявшими неудачную попытку похищения Даши и Дениса, все в порядке.

Задержанных она нашла двумя этажами ниже. Бездонная эта база, что ли? Надо будет обследовать ее полностью, вдруг здесь есть еще что-нибудь интересное. Но сейчас ее интересовало другое: мужчины в тесной камере, с безучастными лицами лежащие на своих койках.

Парни не спали, но, зная, что в камере ведется постоянное видеонаблюдение, не проявляли никакой активности, даже между собой не разговаривали. Ника на всякий случай их опять пересчитала – один, два, три, четыре, пятый умер… а шестой где? Неужели тоже умер? Но она не чувствовала еще одну смерть. Просто пленного здесь не было.

«Вероника? Ты где?» – пришел зов от Ярослава.

«Встретимся у тебя дома, у меня еще есть дела».

«Интересно какие?»

«Важные».

Девушка оборвала связь и кинулась осматривать соседние помещения. Вдруг шестого заперли отдельно? В своих поисках набрела на медицинский блок, обнаружила пустые камеры. Спустилась на три этажа, но там были технические сооружения, обеспечивающие приток воздуха в подземелья и очистку от углекислого газа, биоканализация, генераторы, многокилометровые продуктовые склады и огромное количество цистерн с топливом. Стало понятно, зачем столько брони на стенах. Наверное, база строилась в советское время как бомбоубежище на случай ядерной атаки. А потом, когда «холодная война» закончилась, ее отдали военным.

Но все это было не так важно, как пропажа пленника.

«Вероника!»

Гневный окрик Ярослава ударил по вискам нестерпимой болью, взломав ментальный блок. Парень проводил принудительное сканирование, проверяя, все ли у нее в порядке.

Она хотела крикнуть, чтобы прекратил, но боль была такая, что ее выкинуло из астрала, вернув обратно в тело.

– Ох, чтоб тебя, – согнувшись в три погибели, Ника рванула в туалет, где ее очень долго выворачивало наизнанку, а потом она сунула голову под ледяной душ и долго держала под струей воды, чувствуя, как боль медленно отступает.

«Вероника».

Астральные руки Ярослава легли на ее плечи, и девушка почувствовала идущее от них тепло. Парень щедро делился силой и вместе с ней чувством вины.

«Прости».

«Не делай так больше».

«Не буду, но и ты не закрывайся. Я черт знает что подумал, когда ты вдруг исчезла».

Ника выключила воду, замотала голову полотенцем и повернулась к нему лицом.

«Ты должен доверять мне».

– Эй, у тебя все в порядке? – Охотник, дождавшись, пока шум в ванной стихнет, заглянул в приоткрытую дверь, по достоинству оценил зеленые круги у нее под глазами и сочувственно выдал: – Неважно выглядишь.

– Все нормально.

– Уверена? А то вчера тебя от рыбы и табака тошнило, сегодня над унитазом висишь… Ты, случаем, не беременная?

Ника захлопала глазами.

– Да вроде нет, – промямлила она. Голова еще побаливала, и девушка не сразу высчитала, когда у нее должны начаться эти дни. Выходило, что они должны были не только давно начаться, но и неделю назад закончиться.

– Так вроде? Или точно нет? – Молодой парень хитро улыбался. – А то наши гадают, кто отец – хвостатый или ветер?

Веронику захлестнула волна смущения. А еще – чувство безграничной радости, идущее от Ярослава. Ее нежно обняли и поцеловали в ушко. Ощущение от его астрального прикосновения было такое, словно к коже прикоснулся теплый ласковый ветер.

«Прости, я не специально. Помнишь нашу первую ночь?»

Чувствуя, что мучительно краснеет, Ника еле заметно кивнула.

«У меня тогда тоже от дыма сорвало крышу, и я забыл о безопасности».

Охотник, не догадываясь о присутствии Ярослава, истолковал ее кивок по-своему. Широко улыбнулся и заговорщицки подмигнул:

– Брось смущаться. Беременная девка – это нормально.

Ника была готова от стыда провалиться этажом ниже, благо за сегодня натренировалась. Ярослав не выдержал и захлопнул перед нахалом дверь. Тот только ойкнул, когда ему попало по носу.

Минуту в ванной царило гробовое молчание. Парень ждал, что она скажет, а Ника не могла собрать в кучу разбегающиеся мысли. Наконец ей удалось поймать одну за хвост, и она гордо выдала:

– Я все равно пойду учиться.

«Иди».

Опять молчание. Ника почувствовала, как обнимающий ее парень начал улыбаться.

– Все, что сейчас со мной происходит, это для ребенка не опасно?

Она имела в виду свои астральные прогулки и телепортацию. За магию не переживала. Чем больше мать колдует во время беременности, тем легче магия дается детям.

«Если Кира тебе ничего не запрещала, значит, не опасно».

– Она за этим здесь?

«Отчасти».

Опять пауза. Ника стояла и не знала, что ей делать. Теперь понятно, почему учитель так о ней заботился. Правда, он не освободил ее от пробежек, но она и сама не собиралась от них отказываться. Конечно, нагрузку надо умерить и потом на какое-то время забросить спорт, но первые месяцы заниматься можно. И ей, и ребенку от этого будет только польза.

Повернувшись к зеркалу, девушка всмотрелась в свое отражение, пытаясь представить себя матерью. Выходило пока не очень. Она видела себя спешащей на занятия в университете с рюкзаком, полным книжек и конспектов, и с тубой с чертежами.

«Ни-и-ик?»

– Мм?

«Ты выйдешь за меня?»

– Мне еще нет восемнадцати.

Опять молчание, на этот раз гневное.

«Ты издеваешься?»

– Эй, ведьма! – Дверь ванной опять открылась, явив того же самого охотника с распухшим красным носом. На губе виднелись подсохшие капли крови. Хорошо ему нос расквасило. – Разговоры сама с собой – признак дурачины.

Ника нервно хихикнула. Бредовая ситуация. Астральный дух предлагает выйти за него замуж, а заклятый враг всех ведьм и колдунов грозится сдать ее в психушку.

Чтобы не нервировать охотника, Ника мило улыбнулась, закрыла дверь, заперлась в ванной и включила воду. Решив, что ей не мешает расслабиться, бухнула в воду почти весь флакон пены, наверняка из Дашиных запасов. Потому что она не представляла себе крутых охотников, принимающих ванну с ароматной пеной.

«Давно ты знал?»

«Мне Саша сказал, когда нужно было разделить тебя и впихнуть в тело Даши. Он подсказал, как это сделать, чтобы не навредить ребенку».

Ника удивленно оглянулась. Со стороны могло показаться, что она разговаривает со стеной. Но она чувствовала Ярослава, как если бы он был здесь во плоти.

«Как так? Это же сразу видно по изменению ауры».

«Не знаю, как остальные, а я сквозь тебя почти не вижу. На тебе защита выше моего уровня».

Девушка немного успокоилась. О защите она знала, ее бабушка ставила, причем на глубинные слои, оставляя верхние открытыми для постороннего сканирования. Из всех ее друзей сильнее Ярослава были только Кира и Александр Георгиевич. С Настасьей Валерьевной она в последнее время почти не общалась. Выходит, ребята пока ничего не знают… но очень скоро начнут догадываться, увидев, что ее мутит от резких запахов… Или охотники проболтаются.

Ванна набралась. С ее краев свисали клочья пены, маленькое помещение наполнилось нежным ароматом сирени. Выключив воду, Ника скинула одежду и по плечи погрузилась в белоснежное облако. Руки сами легли на живот, и в душе родилось удивительное чувство, разлившееся теплом по всему телу. Он там, ее малыш. Она почему-то была уверена, что это мальчик. Он растет в безопасности и ничего не ведает о том, что вытворяют его родители.

«Ты запретишь мне участвовать в поимке колдуна?»

Наверно, этот вопрос был самым важным. И Ника, затаив дыхание, ждала, что скажет Ярослав, понимая, насколько тяжелым для него будет этот выбор. К чести Ярослава, он почти не думал.

«Разрешу, но только на моих условиях».

«Ура!!! – от радости она чуть не захлебнулась, уйдя с головой под воду. Вынырнула, смахнула с лица пену и весело улыбнулась: – Я люблю, люблю, люблю тебя!»

Ярослав засмеялся:

«Это значит – да?»

«Что – да?»

Тяжкий вздох:

«И за что мне это? Ник, я спрашивал: ты выйдешь за меня?»

– Да! Да! Да!

Она не могла произнести такие важные слова мысленно и покричала о своем счастье на всю квартиру.

«Тише, ненормальная, не пугай людей. Кстати, кто они?»

«Охотники. Ты ведь знал, что Александр Георгиевич – один из них?»

Мгновенное молчание взорвалось гневным рыком: «Какого черта у вас тут происходит? И почему никто ничего мне не сказал?»

Оказывается, гнев и желание двинуть кому-нибудь в челюсть способствуют обретению новых возможностей. Ярослав научился телепортироваться с первой попытки, наверное, жутко удивив своим исчезновением военных, отправленных его сопровождать, и до икоты напугав охотников.

– Ну ничего себе возмущение магического поля! Вы это видели? – послышался удивленный возглас из кухни.

Дверь в ванную сорвали с петель, и трое мужиков попытались одновременно втиснуться внутрь.

Ярослав резко обернулся. Он был весь красный, только что дым из ушей не шел.

– Вон!!! – От его рыка дрогнули стены, и с потолка посыпалась штукатурка.

– Ой! – Ника от страха опять ушла под воду.

Что там происходило, она догадывалась только по обрывочным звукам, а потом по магическому полю пронеслась новая волна возмущения и все стихло. Сильные руки вытащили ее наружу и нежно стерли с лица пену:

– Не ойкай.

Парень сидел на краю ванной и буравил ее недовольным взглядом. Девушка со страхом глянула ему за спину. На месте дверного проема теперь красовалась свежая кирпичная кладка. Круто! И главное, радикально. Теперь их точно не побеспокоят.

– Ник, какого черта вы делаете в логове охотников? И почему Саша оставил вас тут одних?

Девушка незаметно перевела дух. Если Ярослав знает о прошлом Александра Георгиевича и до сих пор не поменял о нем мнение, значит, все в порядке и они поступили правильно, доверившись во всем учителю.

– Он ждет нас на твоей квартире. А ребята… – Она замялась – говорить, не говорить? Взгляд то и дело словно магнитом притягивало к замурованной стене. Наконец Ника глубоко вдохнула и покаялась: – Они согласились помочь охотникам протестировать оборудование.

– По лишению возможностей? – Брови Ярослава грозно съехали к переносице.

– По лишению возможностей, – поддакнула Ника, очень неуютно чувствуя себя рядом с парнем. Сейчас в нем как никогда была сильна его темная сущность.

– Добровольно?

Ника села в ванной, нагребла себе пены, чтобы укрыться ею до шеи, и посмотрела на любимого.

– Не совсем, но Александр Георгиевич попросил оказать помощь своим бывшим товарищам. У нас что-то вроде военного союза против темного.

Ярослав хмыкнул, резко нагнулся, чуть не напугав ее до икоты, и надолго припал к губам. Чтобы она опять не нырнула на дно ванной, он придержал ее за плечи, но Ника и не собиралась вырываться.

Поцелуй получился с привкусом мыльной пены, зато в тысячу раз слаще, чем в астрале.

– Я скучала. – Руки сами обвили его шею, потянули вниз, заставив Ярослава нависнуть над самой ванной. Клочья пены коснулись его футболки, оставляя на ней мокрые пятна.

Чтобы не упасть, Ярослав уперся рукой в стену, другую опустил под воду и осторожно прикоснулся к ее животу. Из зеленых глаз пропала злость, и на губах появилась шалая улыбка.

– Не сердишься?

Ника почувствовала, как заалели щеки.

– Нисколечко. Это вы, городские, вечно тянете с рождением детей, а я после сыночка хочу еще и дочку.

Она знала, что ее слова понравятся Ярославу. Его прикосновения стали настолько нежными, что она невольно всхлипнула от переполнявшего ее в тот момент счастья.

– Я люблю тебя, – прошептала она, притягивая несопротивляющегося парня к себе.

– Я люблю тебя, – ответил Ярослав, опять целуя.

А потом, видимо, решил, что им вряд ли скоро представится такая возможность, сгреб девушку в охапку и переместился вместе с ней к себе в квартиру. Ника ничего не имела против, только на всякий случай уточнила:

– Здесь же кругом видеокамеры.

Парень, не обращая внимания на мокрую одежду, отнес ее в спальню и уложил на кровать. Взмах рукой – и на кухне из-за вырубившегося во всем доме электричества заглох холодильник. Ярослав сорвал с себя футболку, скомкал, швырнул в угол и, встав коленом на кровать, нагнулся над Никой, упершись руками по обеим сторонам от ее лица. Темная бровь насмешливо изогнулась:

– Еще возражения?

Ника уперлась ему в грудь, со смехом уворачиваясь от поцелуев:

– Стой, сейчас сюда придет Александр Георгиевич. И военные в первую очередь будут тебя здесь искать.

Ярослав, сохраняя на лице абсолютную серьезность, провел руками от ее ключиц вниз к ребрам и принялся щекотать.

– Я попросил Сашу их встретить и погулять с ними в парке пару часиков.

– Пусти! Пусти! – Ника визжала от смеха, вырывалась, брыкалась, но только еще больше подзадоривала Ярослава, окончательно расположившегося рядом с ней на кровати.

– Не пущу, пока не сдашься.

– Сдаюсь! – простонала она, задыхаясь от смеха.

– Вот так-то!

Они замерли, смотря друг на друга сияющими глазами.

– И чтобы окончательно развеять твои страхи… – Ярослав коснулся ее губ легким поцелуем. – Я отправил домового знакомиться с соседями.

– Тоже на пару часиков? – хрюкнула от смеха Ника.

– Угу, на пару, может, на три… Ник?

– Мм? – Девушка блаженно прикрыла глаза, млея от поцелуев и прикосновений.

– Может, хватит разговаривать?

А разве она против?

Оглавление