***

Шестилетний Гарри Поттер, что есть мочи, спасался бегством от своего кузена и его дружков, не смотря на все его старания, мальчишки его нагоняли. «Мне нужно спрятаться, и как можно скорее», — сейчас мальчик был близок к тому состоянию, когда несколько месяцев назад точно также убегая от банды кузена, он каким-то чудесным образом очутился на школьной крыше.

Внезапно, в глазах все почернело, но буквально на секунду. После этого непонятного происшествия мальчик почувствовал что, что-то изменилось: теперь мир выглядел немного по-другому. Он огляделся, сейчас он был не в маленьком парке Литл-Уиндинга, он оказался в поле. Дадли и его друзья пропали, и все что Гарри увидел — это массивное дерево и высокую траву. Трава была всюду. «Я такой маленький», — в изумлении заметил Гарри. Теперь трава была намного ближе и больше. Он попытался оглядеть себя, но посмотрев вниз, мальчик увидел только рыжий мех. «Я кот?» — на такой поворот событий Гарри не рассчитывал. Он аккуратно поднес одну из лапок поближе к мордочке, с интересом рассматривая ее. Поднявшись с земли, котенок сделал несколько неуверенных шагов. Сохранять баланс на четырех лапах было намного сложнее, чем представлял себе Гарри, после нескольких минут изматывающих попыток свыкнуться с четырьмя лапами, рыжий котенок лежал на земле в полном изнеможении. Обдумывая ситуацию, в которой он оказался, мальчик и не заметил, как заснул.

Проснулся он от голода. С тех пор как тетя Петунья перестала давать ему ланч с собой в школу, весь его дневной рацион составлял маленький бутерброд из черствого хлеба и капельки джема. Оглядевшись по сторонам, котенок направился в сторону видевшейся в дали крыши какого-то дома. «Интересно, где это я? И как, в конце концов, я превратился в кота?» — пробираясь вдоль проселочной дороги, мальчик пытался найти выход из сложившейся ситуации, и не отвлекаться на сводивший от голода живот. Через несколько минут, он заметил нескольких детей, игравших в саду, недалеко от дороги. Самым забавным был тот факт, что все они были ярко-рыжими, да и выглядели примерно как ровесники Гарри. Котенок направился в сад, все еще нетвердо стоя на четырех лапах.

— Ой, какой котенок! — единственная девочка во всей этой большой компании, заметив кота, бросилась к нему со всех ног. — Привет, маленький.

Она так бережно взяла его на руки, так по-доброму на него смотрела, что Гарри, в свою очередь, решил поздороваться.

— Мяу!

— Он, скорее всего, потерялся, — самый старший мальчик, последовавший за сестрой, внимательно оглядел найденыша. — Он очень маленький и чистый, чтобы быть бродячим.

— Могу я погладить его? — девочка обратилась к двум другим мальчишкам, абсолютно одинаковым близнецам.

— Можешь попробовать, но если он укусит тебя…

— …мы проклянем его!

Закончив свою странную фразу, они весело рассмеялись, давая понять, что это была всего лишь шутка. Гарри эти ребята понравились. «Они намного приятнее Дадли с его друзьями», — разглядывая детей, мальчик и не заметил, как начал вылизывать свою левую лапку. «Даже хотят погладить меня», — внезапно возникла странная мысль. — «А почему такая хорошая девочка хочет дотронуться до такого урода, как я?».

Несмотря на все свою настороженность, для него все же стало неожиданностью ласковое прикосновение девочки, начавшей осторожно поглаживать его. «Хмм, как хорошо», — млея от такой ласки, котенок начал громко мурлыкать.

— Ты ему понравилась, Джинни,…

— …но звучит он, как одна из магловских штуковин, — близнецы рассмеялись, чем заработали гневный взгляд от сестренки.

— О, замолчите, вы двое. Он такой миленький! — она продолжила гладить малыша, с восторгом отметив, что мурлыканье стало еще громче. — Можем мы его взять домой и угостить молоком?

Старший мальчик согласно кивнул.

— Пойдемте. Он слишком тощий, наверняка голодный.

— Пойдем, Мурлыка, — проворковала Джинни, поспешившая за братьями в сторону дома.

Гарри без тени сомнения последовал за детьми, стараясь не думать о том, насколько же он голоден. Внезапно откуда-то сверху донесся женский голос, котенок в нерешительности замер.

— О, какой милый котенок! — полная рыжеволосая женщина возникла в дверном проеме. — Давайте посмотрим, голоден ли он.

Скрывшись в доме, она вернулась через несколько минут с бутылочкой молока и маленькой тарелочкой с едой, по мнению Гарри выглядевшей очень аппетитно.

Котенок осторожно приблизился к миске, и приступил к еде, стараясь не использовать передние лапы.

— Мама, как ты думаешь, он недавно родился? — пятилетняя девочка нарушила тишину, образовавшуюся, пока все внимательно следили за чавкающим котенком, поглощавшим маленькие кусочки рыбы, смешанные с овсяными хлопьями.

— Не думаю, дорогая. Ему несколько месяцев, но он такой худой, поэтому может быть он старше, — ответила женщина, окидывая малыша оценивающим взглядом.

— Мам, можем мы его оставить? — поинтересовался еще один рыжий мальчик, до этого не принимавший участия в обсуждении.

— Он, должно быть, принадлежит кому-то, — женщина разочаровала детей. — Что ж, мы посмотрим, захочет ли он остаться. А если его никто не будет искать, мы оставим его, но только если ваш отец согласится.

— Мам, а он не съест Коросту? — старшего мальчика очень волновал этот вопрос.

«~ Я не наврежу никому~[1]», — Гарри даже возмутился от такого предположения, но вместо слов у него получилось только мяуканье.

— Не думаю, что он так поступит, — Джинни уловила молящие нотки в мяуканье. — Даже если так — не самая большая потеря.

— Покажи ему, Джин, — близнецы засмеялись. В этот самый момент Гарри понял, как он привязался к этим детям, казалось бы, прошло так мало времени, а он уже.

«Я самый счастливый мальчик … ум… кот в мире!» — мальчик был просто безумно счастлив.

— Мам, могу я взять его в нашу комнату? — поинтересовался один из близнецов.

Прежде чем их мать успела что-то возразить, второй уже продолжил:

— Мы можем использовать кошачий мех для одной из наших проказ.

— Нет, мам. Пусть он живет в моей комнате, — девочка запротестовала. — Близнецы могут играть друг с другом.

— Нет, я хочу, чтоб он жил у меня, — встрял еще один мальчик, сграбастав котенка, он усадил его себе на колени.

«Удобно», — котенок уже почти заснул, когда почувствовал острую необходимость попасть в туалет. Он спрыгнул на пол и кинулся на улицу так быстро, как позволяли ему его еще заплетающиеся ноги. Вернувшись, в гостиную он заметил только троих ребят, видимо ждущих его. Осторожно подойдя к одному из близнецов, Гарри замяукал. Его аккуратно взяли на руки и осторожно посадили на колени.

Видимо, понимая, что котенок решил остаться, семья поставила ему небольшую удобную корзинку для сна в гостиной. Мама поставила лоток в ванной комнате, а на кухне разместились его миски с едой. К немалому удивлению Гарри эта семья оказалась не просто лучше и веселее Дурслей, но они оказались и такими же «уродами», как и он сам. Родители часто доставали разные вещи прямо из воздуха, а на кухне все было настолько странным, что тете Петунье стало бы плохо с сердцем, увидь она все это непотребство. Мальчик был очень счастлив в этой новой семье, ему еще никогда в его короткой жизни не было так хорошо.

Через несколько недель после того, как Гарри появился в доме Уизли, произошло нечто странное. В то утро мистер Уизли, сидя за столом и дожидаясь завтрака, читал газету, «Ежедневный пророк», — смог прочитать мальчик.

— Гарри Поттер пропал, — мистер Уизли зачитал заголовок статьи, миссис Уизли замерла у плиты.

— По словам Арабеллы Фигг, сквиба, присматривающей за Мальчиком-Который-Выжил… — мистер Уизли продолжил читать вслух.

«Миссис Фигг должна была присматривать за мной? Мальчик-Котороый-Выжил? Они так называют меня потому, что Дурсли хотели, чтобы я умер?» — Гарри расстроился, вспоминая своих родственников. Очнулся он своих грустных раздумий, только когда миссис Уизли расстроенным голосом заметила:

— Это все вина Дамблдора. Не стоило ему оставлять ребенка с теми маглами. Многие волшебные семьи хотели воспитать его, да что там, мы сами были бы просто счастливы, взять его в нашу семью. Надеюсь, что он нашел настоящий дом.

«Волшебные?» — Гарри не до конца понял весь разговор, но это слово заинтересовало его более всего. «Да, я нашел настоящий дом», — котенок счастливо прижался к паре ног, мало заботясь о том, кому из близнецов они принадлежат.

К немалому удивлению мальчика, никто из пятерых детей не ходили в школу. Конечно, они упоминали какую-то школу, в которой учились двое их старших братьев, Билл и Чарли. Пятеро младших детей были на домашнем обучении, их образованием занималась мать. Каждое утро после завтрака, Молли Уизли усаживала их всех за обеденный стол и объясняла им азы математики, письма, чтения и то, что она называла «заклятьями» и «магическим этикетом». Будучи заинтересованным в изучении всего этого, у котенка вошла в привычку во время уроков расположиться поближе к Перси и слушать объяснения. Будучи самым старшим, колдовать самые простые заклинания у Перси получалось намного лучше, а это гарантировало некоторый процент безопасности.

— Никогда бы не подумала, что коты могут быть такими умными, — как-то заметила миссис Уизли, награждая котенка пронзительным взглядом.

«О нет, я не могу позволить им узнать, что я не настоящий кот. Хорошо, что они не узнали об этом в предыдущие месяцы», — Гарри, желая не поддаваться панике, начал умываться. К его немалому облегчению, внимание миссис Уизли быстро переключилось на Джинни.

— Мам, я не очень хорошо себя чувствую.

Мальчик внимательно посмотрел на девочку, отмечая горящие лихорадочным румянцем щеки, а взгляд ее карих глаз был слегка расфокусированным.

— Милая, ты все горишь, — миссис Уизли ощупала лоб дочери. — Иди, ляг в постель, я скоро приду к тебе. Все остальные, в особенности Фредерик и Джордж, продолжайте свои задания по математике. Никакой магии!

Она предостерегающе посмотрела на мальчишек, на что котенок мысленно усмехнулся.

«Близнецы настоящие проказники. Они всегда найдут способ развеселить окружающих».

По своему горькому опыту Гарри знал, как же тоскливо болеть в одиночестве, он спрыгнул на пол и направился следом за Джинни в ее комнату.

— Ты хорошо научился взбираться по лестнице, — заметила девочка хриплым голосом на половине пути к комнате.

Гарри потерся о теплую руку девочки, заметив, что в этот раз она намного теплее, и немножко потная.

— Спасибо, что остался со мной, — Джинни прошептала, взбираясь на кровать.

Она начала перебирать его мех, пока он лизал ее ладошку, вскоре он уютно устроился у нее под боком, мурлыкая.

— Мурлыка, а ты что тут делаешь? — миссис Уизли заметила маленького рыжего котенка.

— Мам, пожалуйста, позволь ему остаться, — прохрипела Джинни, согнувшись от кашля.

— Посмотрим, — мама поставила ей градусник, тем самым заставив ее замолчать.

Мальчик уставился на странное устройство, когда вдруг оно засветилось красным, и приятный женский голос сообщил: «40.2».

— Температура очень высокая, — взволнованно сказала миссис Уизли. — Я свяжусь с мадам Помфри и попрошу ее придти. Заодно спросим ее и о Мурлыке.

Через несколько минут в комнате появилась пожилая женщина в довольно странном одеянии. Поздоровавшись с девочкой, она взмахнула над ней палочкой.

— Это магическая лихорадка, — проинформировала она миссис Уизли, прежде чем направить палочку на чистый пергамент, на котором тотчас отобразился длинный перечень рецептов.

— Магическая лихорадка опасна для кошек? — миссис Уизли помнила о просьбе дочери.

— Нет, для кошек нет, но вот для остальных детей очень опасна, — колдомедик передала несколько пузырьков с зельями матери, прежде чем наколдовав первую дозу прямо девочке в организм.

Котенок провел целый день с Джинни, развлекая ее. А через три дня, когда, наконец, больной разрешили встать с кровати, плохо себя почувствовал Гарри. Он попытался скрыть, как же плохо ему на самом деле, через силу заставив себя съесть хоть что-нибудь во время завтрака, после чего он забылся беспокойным сном рядом со столом, за которым дети делали уроки, не замечая их взволнованных взглядов.

После обеда, один из близнецов взял его на руки и отнес в свою комнату.

— Мурлыка, мы хотим тебе кое-что показать…

— … после того, как ты появился у нас в прошлом году, мы решили попробовать стать анимагами, чтобы разговаривать с тобой, мы практиковались на протяжении всех предыдущих месяцев, — мальчики поделились с ним новостью.

«Замечательная идея», — Гарри благодарно облизнул Фреду руку, прежде чем свернуться клубочком у него на коленях и закрыть глаза.

— Нет, Мурлыка, не засыпай, — Фред встряхнул котенка и переложил его на кровать. — Мы хотим показать тебе наше превращение. Смотри.

Гарри кое-как открыл болящие глаза и посмотрел на близнецов, которые тем временем превратились в точно таких же рыжих котов как и он сам.

«~ Вау, здорово~», — заметил мальчик, чем вызвал у близнецов довольное мяуканье.

«~ Мы подумали, тебе захочется поговорить с кем-нибудь, — признались близнецы. — Пойдемте, поиграем в саду~».

«Я бы, конечно, предпочел бы поспать» — эту мысль мальчик быстро отверг, вместо этого он еще раз удивился тому, как же так получилось, что у него появились такие замечательные друзья. Он осторожно поспешил за двумя котами, которые были немного больше его самого, в сад, где трое котят и провели все послеобеденное время, гоняясь за садовыми гномами и просто валяясь на солнце.

«~ Мурлыка, — мальчик услышал, как один из котов позвал его, но доносилось до него всего как сквозь подушку. — Скоро ужин, нам нужно вернуться домой~».

Фред острожно начал подталкивать своего товарища в сторону дома.

«~ О да, никто ведь не должен знать, что мы анимаги,~» — добавил Джордж, награждая его грозным взглядом.

«~ Еще несколько минут,~» Гарри хрипло ответил, к своему ужасу заметив, что голос почти сел.

«~ Мурлыка, ты заболел?~» — близнецы встревожено переглянулись.

«~ Я в порядке,~» — мальчик попытался соврать. «Нет, они не должны узнать, что я болен. Они подумают, что я обуза и никчемный уродец, как говорили Дурсли», — он был напуган. «Я хочу здесь остаться, с ними. Я очень хочу иметь такую большую и дружную семью». Он в изнеможении закрыл глаза, уже не обращая внимания, на то, что близнецы, превратившись обратно, бережно взяли его на руки и понесли в дом.

— Мам, похоже, Мурлыка заболел, — сообщил Джордж прямо с порога.

— Он слишком вялый, и кажется немного горячее, чем обычно, — Фред поддержал брата.

— Что же с тобой? — поинтересовалась Молли Уизли, в ответ она получила едва слышное мяуканье. — Он болен. Я отведу его к ветеринару в Косой Аллее.

— Могу я пойти? — спросила Джинни нетерпеливо, ласково забирая котенка у матери.

— Мы тоже пойдем, — близнецы не спрашивали, они констатировали факт. После короткого обсуждения, было решено, что Перси останется дома с Роном, а все остальные отправятся к ветеринару.

Котенок, уже не обращая внимания ни на что вокруг, устало, закрыл болящие глаза и заснул, даже не заметив, как миссис Уизли аккуратно взяла его на руки и шагнула в камин. Проснулся он только тогда, когда теплые руки Молли Уизли сменились на холодную сталь смотрового стола. Пожилая женщина в белой мантии, стоящая рядом с ним, взмахнула над ним палочкой несколько раз.

— Что-то не так? — миссис Уизли спросила очень взволнованно.

— Странно, — волшебница была очень задумчива. — Диагностические заклиная не работают. Вы уверены, что он настоящий кот, а не анимаг?

Миссис Уизли удивилась.

— Он появился в нашем доме около года назад, разумеется, он кот.

— Очень хорошо. Мне придется осмотреть его магловским способом, — целитель потянулась за инструментами, не выпуская котенка.

Внезапно ее хватка стала крепче, а Гарри к своему ужасу ощутил, как что-то длинное и холодное проникло в его задний проход. «Нет!» — котенок задергался, желая вырваться и избавиться от неприятных ощущений.

— Мурлыка, все хорошо, — Джинни, желая его успокоить, начала его поглаживать. — Целитель просто хочет померить твою температуру.

К сожалению, ветеринар так и не смогла определить, что же не так с малышом. Все что она могла сделать, так это посоветовать давать ему обычное жаропонижающее каждые четыре часа, прежде чем температура не спадет.

В течение следующих двух дней Гарри было все так же плохо, и, не смотря на все старания миссис Уизли и Джинни, температура повышалась. В какой-то момент перед больным котенком появились близнецы в кошачьей форме.

«~ Мурлыка…~»

«~ Что не так?~»

«~ Есть что-нибудь, что должна узнать наша мама, чтобы помочь тебе?~» — поинтересовались они в своей излюбленной манере, однако было заметно, что они очень взволнованны.

Сейчас Гарри был не в том состоянии, чтобы смеяться над их шуточками.

«~ Я просто плохо себя чувствую, — прошептал он. — Может быть, я подхватил от Джинни магическую лихорадку?~»

«~ Но колдомедик сказала, что только волшебники и ведьмы могут заболеть,~» — ответил Джордж, вздыхая.

«~ Только люди,~» — добавил Фред.

«~ Пожалуйста, не говорите никому, …я человек~», — мальчик сейчас был не в силах волноваться о последствиях своего признания.

«~ Ты анимаг? — Джордж просто не мог поверить. — Откуда ты?~»

«~ И как тебя зовут? Потому что…~»

«~ Сейчас это не важно, — Джордж перебил брата. — Сейчас нужно попробовать маму дать ему одно из зелий против магической лихорадки~».

Близнецы, вновь превратившись в людей, поспешили на кухню, прихватив с собой и больного котенка.

Молли Уизли была очень удивлена поведением сыновей.

— Сколько раз я говорила вам, что единственное зелье, рассчитанное для людей и действующее на кошек, это жаропонижающее.

— Мам, это ему не навредит…

— …но лучше попробовать, — близнецы продолжали настаивать, переглянувшись на мгновенье, придя к решению, что расскажут матери всю правду, если другого выхода не будет.

— Вы не можете испытывать на нем никакие зелья, если мы не уверены в последствиях, — мистер Уизли, только что появившийся на кухне, урезонил сыновей. Близнецы отправились в свою комнату, решая раскрыть его секрет котенка.

Утром, когда они проснулись, объяснения уже не требовались. Из-за слишком высокой температуры, вызванной магической лихорадкой, его кошачье тело не смогло больше справляться с болезнью. Когда утром миссис Уизли вошла в гостиную, желаю проверить котенка, она в изумлении замерла, как только увидела маленького мальчика, лежащего на полу рядом с кошачьей корзинкой.

Пораженная женщина позвала своего мужа, тем самым разбудив почти всю семью, которые не замедлили спуститься вниз, где все в шоке замерли, заметив маленького мальчика.

— Это, должно быть, Гарри Поттер, — заметил мистер Уизли, поднимая мальчика на руки и перекладывая его на диван.

— Он врожденный анимаг, — заметила миссис Уизли. — Ветеринар была права.

Гарри проспал весь переполох. Чуть позже его разбудил мягкий голос миссис Уизли:

— Гарри, дорогой, ты чувствуешь себя лучше в своей человеческой форме?

Мальчик в ужасе уставился на женщину.

— Простите! — он прохрипел, пытаясь выбраться из-под теплого одеяла и с дивана, до тех пор, пока миссис Уизли мягко не заставила его сесть обратно.

— Успокойся, Гарри, ты только навредишь себе, — миссис Уизли ощупала его лоб, проверяя его температуру. — Гарри, я собираюсь связаться с мадам Помфри, она колдомедик Хогвартса; ты уже видел ее, она приходила к нам, когда Джинни болела.

— Не нужно, со мной все хорошо, — мальчик прошептал, вспоминая, как его тетя кричала на него, объясняя, что такие маленькие уродцы, как он, не заслуживают посещения доктора или лекарств.

Молли Уизли, внимательно посмотрев на мальчика, присела на краешек дивана и взяла его горячую ладошку в свои руки.

— Гарри, мы поговорим о твоей домашней жизни, когда ты выздоровеешь. Но если ты не желаешь возвращаться к своим родственникам, то ты не обязан. Ты можешь остаться с нами, если, конечно, хочешь.

Сил не было даже на то, что бы держать глаза открытыми, не говоря уже о словах благодарности, поэтому Гарри просто стиснул холодную руку женщины в безмолвной благодарности.

— Тебе не нужно нас благодарить, малыш. Ты уже член нашей семьи, неважно котенок ты, или мальчик. Джинни правильно сказала: какая разница семеро и нас детей или восемь. Мы бы очень хотели, чтобы ты остался жить с нами.

Заметив, что мальчик с трудом остается в сознании, она поднялась с дивана и направилась к камину, вызывая мадам Помфри.

— Гарри Поттер? — колдомедик моментально узнала своего пациента, едва подойдя к кушетке.

Миссис Уизли вкратце рассказала ей о появлении в их доме около года назад странного котенка и о последующих событиях. Помфри проверила состояние ребенка несколькими диагностическими заклинаниями. Выражения ее лица мрачнело по мере того, как она получала результаты.

— Что-то не так помимо магической лихорадки? — миссис Уизли была очень взволнована.

— Да, — колдомедик едва себя сдерживала.

Вхмах палочкой, и кипа исписанных пергаментов появилась перед женщинами.

— Это история его болезней, — объяснила Помфри, в то время как миссис Уизли уже приступила к чтению.

— …необработанные травмы, запущенные заболевания, несколько сломанных костей, ушибы и рубцы на спине, хроническое недоедание, слишком маленький для своего возраста… — прочла Молли. — Это что же, насилие со стороны родственников?

Только сейчас до женщины наконец-то дошел смысл сказанной раннее мальчиком фраза, относительно того, что он не достоин медицинской помощи.

— Видимо так. Я проведу более полный осмотр, когда мальчик поправиться, — мадам Помфри все же решилась озвучить свои мысли. — Альбус поместил ребенка к маглам по какой-то одному ему ведомой причине, я не одобряла и сейчас не одобряю его решения. Но мальчик не должен возвращаться в то кошмарное место.

— Не вернется, — миссис Уизли подтвердила. — Мы с Артуром уже решили, что усыновим его. А если Дамблдор будет упорствовать, мы проведем кровный ритуал.

— Молли, позволь мне прежде переговорить с Минервой. Она всегда питала к мальчику теплые чувства. К тому же, она знает Альбуса лучше всех нас, так что, возможно, вариант с кровным усыновлением и не понадобится.

— Это было бы лучшим выходом из ситуации. Все-таки это не правильно принимать такое важное решение, когда Гарри такой маленький и не до конца понимает все нюансы.

Двумя днями позже, когда мальчику, наконец-то, стало лучше, мистер и миссис Уизли рассказали ему про его родителей и Волдеморта, какую роль сыграл Гарри в его поражении. Также они рассказали ему о Хогвартсе и директоре, который отдал его магловским родственникам.

— Пожалуйста, не отправляйте меня к ним снова, — на Гарри было страшно смотреть, он весь побледнел, и его ощутимо потряхивало.

— Нет, дорогой, не расстраивайся, — Молли убрала прядки волос с намокшего лба, в то время как Артур рассказал об обряде кровного усыновлении. — Ты будешь делить комнату с Роном.

— А разве Рон не против? — Гарри был озадачен.

— Мы поговорили с ним и со всеми остальными. Рон заявил, что с нетерпением ждет своего нового соседа.

Через несколько часов, миссис Уизли помогла перебраться теперь уже рыжему Гарри в его новую комнату.

— Постарайся поспать, милый. Завтра ты будешь чувствовать себя намного лучше.

Гарри остановил ее, взяв за руку.

— Большое спасибо, миссис Уизли. Я так счастлив стать частью вашей семьи.

— Гарри, — женщина мягко потрепала его по волосам. — Так как ты теперь наш сын, то ты можешь звать нас Мама и Папа, а если хочешь, то Молли и Артур. Все в порядке, дорогой, мы очень рады прибавлению в нашей семье.

«Я самый счастливый мальчик в мире, — мальчик закрыл глаза и поплотней закутался в одеяло. — Рон и я ровесники, теперь мы будем как близнецы. Будет очень весело». Он уже почти заснул, когда почувствовал, как кто-то запрыгнул к нему на кровать. Так он и заснул с улыбкой на губах, в окружении двух мурлыкающих рыжих котов.

 

[1]Значком ~ обозначена кошачья речь.

Оглавление
Обращение к пользователям