Глава 16

Доктор Карпентер почувствовал перемену в Лори, когда она откинулась в его большом кожаном кресле. Он не предлагал ей лечь на кушетку, так как совершенно не хотел потерять тот слабый намек на появившееся к нему доверие. Он спросил ее о том, как прошла неделя в колледже.

— По-моему, неплохо. Все были ко мне невероятно внимательны. Мне нужно так много наверстывать, что приходится сидеть ночи напролет.

Она собиралась сказать что-то еще, но передумала.

— Ты хотела о чем-то рассказать, Лори? — подождав, мягко спросил Карпентер.

— Вчера вечером, когда я приехала домой, Сара спросила меня, не знаю ли я, как дела у Грега Беннета.

— У Грега Беннета?

— Я раньше встречалась с ним. Он очень нравился маме с папой и Саре.

— А тебе?

— Тоже, пока…

Он опять подождал.

Ее глаза округлились.

— Он не отпускал меня.

— Ты хочешь сказать, что он был навязчив по отношению к тебе?

— Нет. Грег целовал меня. И все было хорошо. Мне было приятно. Но потом он сжал мне руки.

— И тебя это испугало.

— Я знала, что будет дальше.

— Что же могло случиться?

Отвернувшись, она смотрела куда-то в пустоту.

— Не стоит об этом говорить.

Минут десять она молчала, затем грустно произнесла:

— Я чувствую, что Сара не поверила мне, когда я сказала недавно, что никуда вечером не уходила. Она очень волновалась.

Доктор Карпентер уже знал об этом от Сары.

— Наверное, ты уходила, — предположил доктор. — Тебе было бы полезно проводить время с друзьями.

— Нет. Мне сейчас не до свиданий. Я слишком занята.

— А как дела со снами?

— Снится сон про нож.

Когда он спросил ее об этом две недели назад, Лори была на грани истерики.

Сегодня в ее голосе слышалось безразличие.

— Мне нужно свыкнуться с этим. Он будет сниться мне до тех пор, пока нож не настигнет меня. Так и будет, я знаю.

— Лори, в медицине воспроизведение стрессовой ситуации для освобождения от угнетающих воспоминаний называется абреакцией. Я хотел бы, чтобы ты сейчас дала выход эмоциям при помощи абреакции. Покажи мне, что ты видишь в этом сне. Мне кажется, ты боишься ложиться спать из-за того, что тебе может присниться этот сон. А спать необходимо всем. Ты можешь не рассказывать ничего. Просто покажи, что происходит в этом сне.

Медленно встав, Лори подняла руку. Губы растянулись в коварной улыбке. Размеренным шагом, огибая стол, она неторопливо направилась к нему. Словно сжимая воображаемый нож, она резко взмахивала рукой. Подойдя к нему почти вплотную, она остановилась. Ее поза изменилась. Лори стояла с широко раскрытыми глазами, будто прикованная к этому месту. Рукой она пыталась что-то стряхнуть с лица и волос. Посмотрев вниз, она в ужасе отпрыгнула назад.

Закрыв лицо руками, она упала на пол, затем прижалась к стене, издавая звуки, похожие на крик раненого животного.

Прошло десять минут. Лори затихла и, опустив руки, медленно встала.

— Это тот самый сон про нож, — сказала она.

— А ты есть в этом сне, Лори?

— Да.

— Кто же ты — тот, кто с ножом, или тот, кто испуган?

— И тот, и другой. И в конце концов мы вместе умираем.

— Лори, я бы хотел поговорить с одним своим знакомым психиатром, у которого большой опыт работы с людьми, перенесшими в детстве травму. Ты дашь мне расписку в том, что я могу это сделать с твоего согласия?

— Да, если вам надо. Какая мне разница?

Оглавление

Обращение к пользователям