Глава 7. Новый взгляд.

Домой я вернулась только в первом часу ночи, уставшая, но более-менее спокойная. Включив свой родной компьютер, решила не откладывать на завтра выяснение нужных мне подробностей и сразу зашла в чат. Хех, оказывается, чтобы вспомнить все нужные данные, достаточно сильно перенервничать и несколько раз создать аварийную ситуацию. Моего дорого Хорька онлайн не наблюдалось, поэтому я быстро настрочила письмо:

Просто стерва:

Привет, Хорек! Как жизнь молодая?

Только я собралась вырубать комп и идти спать, как мне пришел ответ:

Злобный хорек:

Привет, стервочка! Жить можно, но не очень хочется. Как ты?

Просто стерва:

Аналогично. Слушай, я все спросить хотела, а ты из этого города?

Злобный хорек:

Вообще — нет, я по делам приехал. А что такое?

Просто стерва:

Да так, простое женское любопытство.

Капец! Это полные вторые девяносто! Если до сего момента у меня еще было сомнения, что мой супер-любовник — Денис, то теперь они точно подтвердились. Блин-блин-блин! Боженька, за что ты меня так невзлюбил!?

Злобный хорек:

Что-то мне подсказывает, что ты не договариваешь чего-то, но так уж и быть — пытать не буду.

Просто стерва:

Спасибо, ты — настоящий джентльмен! Ладно, пошла я спать, а то поздно уже.

Злобный хорек:

Сладких снов тебе, конфетка. Очень-очень сладких снов…

Ничего не ответив на это сообщение, я варварски вырубила бесперебойник, даже не заботясь сохранностью системника, и пошла в душ. Раздражение, которое ранее удрало от переполняющего меня адреналина, нахлынуло с новой силой. Громко выматеревшись и, тем самым перепугав несчастного Персика, я долгое время пыталась понять, за что мне все это?! А-а-а, черт с ним! Самокопание до добра еще никого не доводило, а у меня и без самовыноса мозга проблем хватает.

Простояв минут пять под ледяной водой, я закуталась в махровый халат и завалилась спать. К черту работу! Завтра устрою себе внеплановый отгул и… пусть весь мир катится в тартарары!

А тем временем…

— И снова осечка… — раздался тихий бархатный голос, с нотками недовольства. — Неужели так трудно избавиться от одного единственного человека?

— Простите, этого больше не повторится! Следующий раз точно станет последним для него!

— Нет уж, хватит с меня твоих обещаний. В этот раз все будет по-моему.

— У вас есть план?

— О-да, и тебе он понравится! Михаил мне за все ответит! За все!

Возврат.

Где-то на горизонтальной плоскости пола надрывно кричал мой телефон, вызывая в голове вертикальные маты. Все тело болело, а голова была пустой-пустой. Сбросив с груди недовольно ворчавшего Персика, я, запутавшись в одеяле, рухнула с кроватки на пол. Бли-и-ин! Кое-как перевернувшись на живот, я встала на карачки и медленно поползла на поиски, теперь уже, ненавистного средства связи.

Маленькая пищащая хрень обнаружилась в прихожей, разрывая мою сумочку своей вибрацией. Кое-как отыскав мобильник на самом дне, я нажала на кнопку приема, практически рыча в трубку:

— После этого звонка Вам осталось семь дней!

— И тебе доброе утро, красавица!

— Егор, у тебя уши или щеки не горят?

— Нет, — удивленно ответил мужчина. — А что?

— Просто после всех моих не совсем цензурных мыслей в твой адрес, ты, по идеи, должен пылать как «Призрачный гонщик»!

— Только не говори, что я тебя разбудил!

— Представь себе!

— Алиска, красавица, на дворе два часа дня. Кто спит в такое время?!

— Люди, которые всю ночь насиловали свой автомобиль и дороги, — пробурчала я, стараясь не встречаться взглядом со своим отражением. Нечего мне с утра пораньше так пугаться.

— В таком случае, приглашаю тебя на поздний завтрак. Ты «за»?

— А у меня есть выбор? — простонала я.

— Ну-у-у, я могу приехать к тебе, и уже там ты угостишь меня кофе, — слово кофе было выделено с особой интонацией, которая не оставляла сомнений в своем реальном значении.

— Не дождешься!

— В таком случае, через полтора часа жду тебя в «Черри». Можешь даже, ради приличия, опоздать на пятнадцать минут.

— Спасибо огромное, что позволил! — ехидно отозвалась я, нажимая на «отбой».

Такими темпами эти мужики меня точно в могилу сведут! Кое-как добравшись до кухни, я включила кофеварку, а сама поползла в ванную. Часы и правда показывали начало третьего, отмеряя выделенный мне на сборы срок. С полчаса провалявшись в ванне, я все-таки начала собираться, не имея никакого желания опаздывать. К Егору у меня скопилось много вопросов, поэтому я очень надеялась сегодня получить ответы хотя бы на половину из них. И самый главный вопрос на повестке дня: как долго он намерен терроризировать меня своим вниманием?!

В кафе, в это время дня, было немноголюдно. В основном сидели парочки и заядлые бездельники, прожигающие родительские деньги. Заметив белобрысую головушку, в которой роились очень странные и неадекватные мысли, я медленно пошла в его сторону. Высокие каблуки и короткая юбка просто-напросто не позволяли идти быстрее, зато Егор мои манипуляции расценил по-своему.

— Помнишь, я говорил, что в тебе нет ничего особенного? Так вот, беру свои слова обратно. Такая выдающаяся попка заслуживает поклонения.

— И тебе доброго дня, — качая головой и стараясь сдержать улыбку, ответила я.

Встав с места, мужчина галантно отодвинул для меня стул, помогая усесться. Тут же появился официант, расставляя на столе пирожные и кофе, с обалденным запахом шоколада. Бросив взгляд на йогуртовое совершенство, украшенное фруктами и желатиновой заливкой, я с сожалением помахала ручкой своей фигуре. И почему все непременно пытаются меня раскормить?!

— Потому что ты тощая, как не знаю кто! — видимо, последнюю мысль я высказала вслух. — У тебя же одни кости да кожа. В постели, небось, партнеру синяки наставляешь.

— Слушай, тебе не кажется, что это не твое дело?!

— Да я же о здоровье Михи забочусь!

— А причем здесь Михаил?!

— Ой, я тебя умоляю. А то не видно, как вы друг на друга смотрите. Если еще не переспали, то в любом случае, у вас все впереди.

— Егор, я тебе сейчас кофе, совершенно случайно, вылью на брюки!

— Ох, женщины, странные вы существа. Когда от вас таят секреты, вы всенепременно стараетесь их выведать, а когда открывают глаза на очевидную истину — отнекиваетесь. Где логика?

— Именно логика нас и подбивает на такой расклад, — засмеялась я. — А если серьезно, с чего это ты так разоткровенничался со мной?

— Пытаюсь втереться в доверие и выведать стратегические данные автосалона, — серьезно произнес мужчина.

— А если честно?

— Неужели я не могу просто пригласить девушку на обед?

— «Просто» — точно не можешь. Я уверенна, что тобою преследуются какие-то определенные цели!

— Что же, проницательности тебе не занимать. Я, коварный и ужасный, обольститель, решил после парочки встреч затащить тебя к себе в берлогу и сделать своей самкой-маткой!

— Егор!

— Ладно-ладно. Если серьезно, то у меня есть к тебе дело.

— И какое же?

— Очень надеюсь, что ты поможешь мне раздавить одно назойливое насекомое, влезшее не в свои дела.

— Не смей так говорить о Мишке!

— Вообще-то, радость моя, я говорю о твоем отчиме.

— Откуда ты его знаешь? И с чего взял, что я буду помогать?

— Начнем с того, что я занимаюсь не только автомобильным бизнесом. Вернее, помимо автосалонов я держу несколько ремонтных мастерских. Так вот, некоторое время назад на нашем рынке произошел сбой из-за контрабандной поставки подделок. Сама понимаешь, чем это может грозить автомобильной индустрии. Твой отчим, которому показалось мало денег фирмы, как раз и занимается поставкой этой дряни, вместе с еще несколькими ублюдками.

— Я всегда думала, что такими делами занимает спецподразделение.

— Хм-м-м, вроде ты взрослая девушка, а до сих пор веришь в сказки.

— Угу, я и сама чувствую себя «Алисой в стране чудес». Что не день, то все чуднее и чуднее!

— Так вот, красавица, я хотел предложить тебе сделку: ты помогаешь мне уничтожить твоего отчима, а я, взамен, возвращаю всю власть над фирмой тебе. Согласись, щедрое предложение?

— Егор, а ты не подумал о таком ма-а-аленьком нюансе, как моя мать. Какой бы сволочью не был Игорь Семенович, но она его любит!

— Прости, а я что, мешаю ей это делать?

— Но ты сказал, что собираешься его уничтожить…

— Красавица, это слово имеет много значений. Я просто хочу перекрыть ему пути к черному рынку. К тому же, я не из тех людей, которые любят пачкать руки кровью. Предпочитаю менее кардинальные меры.

И что самое удивительное — я ему поверила. Поведав о наших с Мишей планах и получив «одобрение» белобрысого высочества, я принялась за свой поздний обед, за неспешной беседой плавно перетекший в ужин.

Спохватилась я только в седьмом часу, сетуя на то, что не успела съездить к Мишке. Если вчера меня пустили как сопровождающую его дочери, то сегодня точно пошлют лесом.

— В какой больнице лежит этот олух?

— Почему сразу олух?! — привычно встала я на защиту Миши.

— Потому что других слов для человека, который так подставляется, просто нет! Так где он?

— Пока что в восьмой городской. Завтра переводить будут. А что?

Ничего не отвечая, Егор набрал чей-то номер:

— Алик, ты? Здравствуй, брат. Слушай, сейчас к одному из твоих пациентов придет очень красивая блондинистая дама. Пропустишь её? Благодарствуй. Еще созвонимся.

Захлопнув трубку, он с довольной улыбкой посмотрел на меня.

— И чего это ты такой щедрый сегодня?

— С чего ты взяла, что я щедрый? За эту услугу на тебе теперь должок!

— И какой же? — скептически спросила я.

— На выходе узнаешь.

Расплатившись по счетам, Егор помог мне подняться и повел к дверям. Стоило нам покинуть теплое помещение, как в лицо ударил морозный ветер, впиваясь в кожу ледяными снежинками.

— Пойдем, я тебя подвезу.

Не став отнекиваться, я села в спортивную машинку мужчины, поражаясь её дизайну. Да уж, таких автомобилей в нашем городе можно пересчитать по пальцам одной руки. Аппаратик домчался до больницы буквально за десять минут, легко лавируя между потоками громоздких, отечественных и не очень, машин. Остановившись возле «парадного» входа, Егор отстегнул мой ремень безопасности и нагло улыбнулся.

— А теперь я заберу свой должок.

— И как, интерес…

Договорить мне не дали. Резко схватив за голову, при этом не причиняя ни боли, ни неудобства, Егор впился в губы жадным поцелуем. Ласки его языка были умелыми и неспешными, рассчитанными на соблазнение оппонента. Не то, чтобы я тут же воспылал к нему животной страстью, но… скажем так, этот поцелуй был довольно-таки волнующим. Немного отстранившись, Егор прошептал мне в губы:

— Согласись, что отдавать мне долги — приятно?

— Согласись, что оказывать мне услуги, того стоит! — парировала я.

— Беги к своему ненаглядному, иначе уже я превращусь в твоего вечного должника.

Хмыкнув, я выскочила из машины, чувствуя на себе прожигающий взгляд мужчины. И это было… приятно. Блин, чувствовать себя желанной и красивой — вообще приятно, тем более, когда удостаиваешься внимания такого интересного мужчины. С приподнятым настроением я шагала в корпус, где лежал друг, чуть ли не мурча от удовольствия. Оказывается, женщине для счастья нужно о-о-очень мало!

Шагая по коридору и сверкая глупой улыбкой, я сама не заметила, как подошла к палате друга. Мишка был на удивление хмурым, даже каким-то сердитым.

— Привет! Ты чего такая бяка?

— Ну, привет. Почему ты раньше не пришла?

— Дела были. А что? Что-то случилось? С тобой все в порядке?

— Пока что живой и почти здоровый. Не хочешь рассказать, чем была занята и как смогла пробраться сюда в столько позднее время?

— Наверное, всему виной мое природное обаяние! — попыталась пошутить я, но под сердитым взглядом мужчины улыбка сама слезла с губ.

— Где. Ты. Была? — по слогам спросил Миша.

— С другом в кафе.

— А этого друга случаем не Егор зовут? Хотя, нет, не отвечай, и так все ясно! И этот же друг обеспечил тебе пропуск ко мне? А что попросил в ответ?

— С чего ты взял, что он что-то просил…

— Да, ты права! Егор не просит, он просто берет то, что ему нужно! Ты хоть бы размазавшуюся помаду вытерла, прежде чем ко мне заходить! — практически прокричал друг, а потом совсем тихо добавил: — Уходи.

— Миша, я…

— Алиса, пожалуйста, уходи! Сейчас у меня нет желания с тобой разговаривать!

Демонстративно отвернувшись от меня, Михаил уставился невидящим взглядом в окно. Не зная, что сделать или сказать, я просто покорно вышла, осторожно закрывая за собой дверь. На душе было погано. Хорошее настроение, созданное холеными ручками Егора, как ветром сдуло, оставляя после себя противный осадок с привкусом горечи. А ведь я не заслужила такого обращения… не заслужила!

С одной стороны было стыдно перед Мишкой, ведь Егор его конкурент, а я так запросто сошлась с ним. С другой же — душила банальная обида. И я даже не знаю, какое из двух чувств сейчас сильнее. Поймав за руку медсестру, я вручила ей с таким трудом добытую малину, попросив отнести её другу. Ирония: Мишка любит малину. Мой большой и мягкий Мишка… Впрочем, моим он не был никогда и сейчас эта пропасть между нами как никогда велика.

Медсестра, с равнодушной улыбкой, приняла пакет, сверкая красным маникюром. Интересно, с каких пор этим дамочкам разрешают носить ногти по полметра?! Да и боевой макияж производит не самое приятное впечатление. Нет, девушка, конечно, симпатичная, но уж больно взгляд у неё злобный. Хотя, это не мое дело. Повернув к выходу, я на ходу обдумывала, куда бы податься нынче ночью. Хотелось забыться, но позволить себе такую роскошь при нынешнем раскладе дел — нонсенс. Значит, поеду к подруге!

Только вот дорогая Альфия была «слегка» занята своим мужем, оставив всех гостей на «самообслуживание». Дядя Федор и Денис (при его имени меня аж передернуло), распивали вино в гостиной, споря на любимую мужскую тему (футбол называется). Обо всем этом я узнала от Юльчонка, сидевшей в библиотеке с ноутом.

— А ты почему не с ними?

— Шутишь? Предлагаешь мне слушать споры о двадцати двух мужиках, гоняющих в трусах, по полю, несчастный мячик?! Это уже слишком даже для меня! — авторитетно заявила эта козявка.

— Да уж, тема и правда не слишком позитивная. И чем ты себя развлекаешь?

— Да вот, только закончила смотреть сериал «Сверхъестественное». А теперь пишу стихи посвященные Дину Винчестеру! Он такая няшка!

Я лишь согласна кивнула в ответ. Угу, еще бы знать, кто это. Эх, отстала я от жизни! Медленно обойдя диванчик, на котором сидела мелкая, я заглянула через её плечо в ноут.

«Волосы цветом солнца светлей,

Сочные губы, вишни спелей,

Глаза голубые — лазури темней,

Отдай мне сердце, Дин, поскорей!»

От такого четверостишия у меня бровки медленно поползли на макушку — восполнять потерянные за день волосы. Записи юной маньячки, блин. Перед глазами так и всплыла картинка, как Юлька, с огромным тесаком, гоняется за невиданным Дином, выкрикивая свои стишок и умоляя отдать сердце… на органы, ага. Прикрыв рот ладонью, чтобы не расхохотаться во весь голос, я отошла к окну.

— Алиска, вот ты где! — Денис с бледным лицом вбежал в помещение, но увидив сидящую на диване Юльку, резко замолчал.

— Что случилось? — почему-то у меня возникло подозрение, что он понял, с кем провел безумную ночь страсти.

От этой мысли я напряглась, а внутри все заледенело. Кивнув в сторону двери, тем самым прося выйти из комнаты, Денис ободряюще подмигнул малышке, а потом практически выбежал в коридор. Последовав за ним, я мысленно перебирала слова, которые можно сказать в сложившейся ситуации.

— Денис, я…

— На Михаила опять было совершено покушение!

— Что!?

— Десять минут назад мне позвонили из больницы. Кто-то ввел ему наркотическую хрень, вызывающую остановку сердца.

— Что с ним сейчас?!

— Не знаю. Федор Иванович уже выехал. Нам надо сказать Фильке и Андрею.

— Вот ты этими займись, а я — в больницу!

Не слушая возражений парня, я рванула на улицу, молясь богу, чтобы с другом все было хорошо. Ё-моё, когда же эти покушения прекратятся?!

***

— Как он?!

— Стабильно, — хмуро отозвался дядя Федя, доставая ментоловую подстилку.

Угу, уже третий раз пытается бросить курить, а все никак не получается. Да уж, работать на правительство — то еще удовольствие.

— А что вообще произошло?

— Говорят, что сильнейшая аллергическая реакция. Скорее всего вызвана съеденной малиной…

Прижав руки к губам, я медленно выдохнула. Это что же получается, я чуть своего любимого не угробила?! Черт, какой нафиг любимый?! Хотя…

Оттолкнув мужчину с дороги, я бросилась в палату к Мише. Даже стоявшие на стреме медбратья не смогли меня остановить. Ворвавшись в палату, я замерла на месте, нерешительно глядя в глаза друга. Все его лицо было усеяно красными пятнами, на побледневшей коже выглядевшими особенно зловеще.

— Неужели я тебе так надоел, что ты меня отравить решила?

Ответить я ничего не смогла. Из глаз брызнули слезы, а в груди стало так больно, что каждый вздох давался с большим трудом.

— Алиса, милая моя, ты чего?! Иди ко мне! — приказ, который обессилевшее тело приняло с огромной радостью.

Практически упав на койку, я осторожно положила голову на плечо мужчины, позволяя обнять себя. Руки бессознательно ласкали такое теплое и желанное тело, а соленые капли медленно прокладывали себе дорогу к белым простыням. Миша же, здоровой рукой, гладил меня по волосам, даря легкие поцелуи.

— Мишка, прости меня, прошу… Клянусь, я не знала, что так выйдет! Прости меня…

— Тс-с-с, моя девочка. Все хорошо!

— Если бы я тебя потерла, то…то…даже не знаю, что со мной было бы.

— Это все Егор, — вдруг жестко произнес друг.

— В смысле?

— Скажи, ты оставляла пакет с ним? Наедине?

— Да-а-а, — выдохнула я, не веря чужой догадке.

— И кроме него ведь никто не знал, куда ты идешь?

Теперь уже кивок вместо ответа. Я прекрасно понимала, куда Миша клонит, и от осознания этого становилось только хуже. Блин, а я ведь только-только начала доверять белобрысому. Видимо, зря…

— Алиска, я запрещаю, слышишь, запрещаю тебе с ним видеться!

— Прости, но это не возможно. Егор пообещал мне помочь с «устранением» отчима, так что я не могу отказаться. Но, обещаю, что не пущу его к тебе и на километр!

— Да мне плевать на себя! Я ведь за тебя волнуюсь, глупенькая!

— А я — за тебя… — очень тихо ответила я. — Порочный круг, блин.

Оглавление

Обращение к пользователям