Глава 8. Все чудесатей и чудесатей.

Всю ночь я провела с Мишей, отказавшись ехать домой. Друг грозился вколоть мне снотворное и собственноручно отвезти к Альфие, но мое природное упрямство победило его недовольство. Не помню точно что и как, но утром я проснулась в обнимку с дорогим сердцу человечком. Было так приятно чувствовать тепло его тела, слышать биение сердца под ушком… эх…

— Доброе утро, — прошептала я.

— Доброе, соня. Как себя чувствуешь?

— Вообще-то этот вопрос должна задавать я. Как ТЫ себя чувствуешь?

— Как огурчик! Правда, малосольный и в сочетании с молоком… А ты?

— А что я?

— Лиска, ты всю ночь плакала, — проводя пальцами по моему лицу, хмуро произнес друг.

— Странно. Я даже не помню, что мне снилось.

— Ты все время звала Марину…

Черт! Неужели опять!? Иногда мне и правда снилась моя подруга. Вернее, день её гибели. Я до сих пор помню звонок из морга и крик Мишки, когда ему сказали, что её больше нет. Помню изуродованное лицо подруги, расплывающееся из-за нескончаемого потока слез… рыдания Фили и её матери… побелевшее лицо дяди Феди… и хрустальные слезки Юлечки, каждый день зовущей маму.

— Прости… Она… она мне часто снится. Я очень скучаю.

— Как и я, — грустно ответил мужчина, крепче прижимая меня к своей груди.

Посмотрев на время, я тяжело вздохнула, понимая, что пора топать домой и собираться на работу. Кто бы знал, как мне этого не хотелось!

— Алиска, сегодня прилетает дочка моего компаньона. Ты уже подготовила документы?

— Да. Осталось только уточнить пару деталей и можно спокойно запускать ей на фирму. Надеюсь, что у нас все получится!

— А уж как я надеюсь. Кстати, а какие услуги предложил Егор?

— Он тоже внедрил своего человека, который уже начал копать под отчима. Думаю, в скором времени у нас будут все необходимые данные.

— Лиска, а что будет дальше? Ты ведь понимаешь, что Игорь быстро поймет, кто за всем этим стоит и начнет мстить. Первый удар достанется твоей маме…

— Не достанется! Через три недели она поедет к своей сестре на один из лучших курортов мира. Уж я-то об этом позабочусь. Да и тетя Оля всегда меня поддерживала, высказывая негативные отзывы об отчиме. Так что, она с удовольствием поможет мне в реализации плана.

— Тогда, я спокоен!

— Миш, спасибо тебе огромное за помощь! Ты даже себя представить не можешь, как я благодарна.

— Для этого и нужны друзья, — с ласковой улыбкой произнес мужчина.

Угу, друзья — это конечно хорошо, но хотелось бы совершенно другого. Впрочем, на безрыбье и рак — рыба, так что мне грех жаловаться! Поцеловав друга в щеку (а так хотелось коснуться этих сладких губ), я бодренько рванула на выход. А там меня уже ожидала машина Егора. Сам хозяин, словно раненый зверь, метался из стороны в сторону, хмуро поглядывая на здание больницы.

— Доброе утро! — улыбнулась я.

— Утро добрым не бывает! — буркнул мужчина, помогая мне сесть в машину. — Алиска, это правда, что Миху пытались отравить?!

— Что-то ты быстро узнал об этом… — подозрительно начала я.

— Во-первых, если ты не забыла, главврач этой больницы — мой друг, а во-вторых, я тебе уже говорил, что предпочитаю играть по честному! — раздраженно ответил мужчина.

— Прости, но сейчас мне сложно кому бы то не было верить!

— Понимаю, поэтому особо и не злюсь.

Кхе-кхе, если это у него называется «не особо», то мне реально страшно от представления Егора в бешенстве. Не дай бог этого увидеть и, тем более, испытать на себе!

— В общем, я забрал оставшиеся ягоды на анализ. К вечеру ближе будут готовы результаты. Может, за ужином обсудим их?

— Не могу. Я сегодня должна встретиться с девушкой, которая будет шпионить за нас.

— В таком случае, я — с тобой! Не могу пропустить это знакомство! — хотя голос мужчины и звучал беззаботно, мне стало не по себе от его злорадной улыбки.

Вопреки всем канонам лучших шпионских боевиков, вместо того, чтобы встретиться в укромном местечке и обменяться информацией, мы договорились о встрече в кафе. После завершения скучного рабочего дня, Егор заехал за мной и повез на место назначения, где нас уже ждали.

Оглядев все кафе, я заметила миловидную блондинку, поглощающую фруктовый салат и мечтающую о принце на Lexus. Значит, вот как выглядит наша будущая шпионка! Сделав несколько шагов по направлению к её столику, я была остановлена насмешливым словами спутника:

— И куда это ты идешь?

— Как куда? — удивилась я. — Знакомиться с девушкой, естественно!

— Что, понравилась? — рассмеялся Егор.

— Ты дурак или уже выписался?! — привычно огрызнулась я, снова поворачиваясь в сторону девушки.

— Одним словом — блондинка! — тяжело вздохнул мужчина. — Красавица, наша девчонка в другой стороне.

— В смысле? — не поняла я.

— Уф, проехали! Просто разверни свои габариты на сто восемьдесят градусов и топай к крайнему столику!

— Это в сторону вон той готки?

— К ней самой. Кстати, это и есть Крылова Василиса — студентка третьего курса, дочь известного банкира, ну и просто симпатичная девушка.

Ответить мне было нечего. Не так я себе представляла эту девушку! Ну что это такое: широченная футболка с нарисованным ежиком, военного типа штаны с фиговой тучей карманов, черные короткие волосы и макияж: а-ля «Енот». Ядерная смесь! А если учитывать и многочисленный пирсинг, то вообще слов нет.

— Добрый вечер, Василиса!- широко улыбнулся Егор, целуя протянутую для пожатия руку. — Рад встречи с Вами. Позвольте представить мою подругу Алису — вашего «заказчика».

— Вы подруга Михаила, да? Приятно познакомиться! Он очень много о Вас рассказывал!

Хм, интересно, что это обо мне говорят. Та-а-ак, чую, придется пытать эту девочку. Ну, ничего! Времени у меня полным-полно, так что, сезон охоты за чужими тайнами можно считать открытым!

Разместившись за небольшим столиком и сделав заказ, мы приступили к обсуждению плана действий. Девушка, не смотря на безбашенный внешний вид, оказалась очень умной и понятливой.

— От тебя требуется контроль финансовых махинаций, а так же отслеживание движения денежных средств. Отчеты желательно делать хотя бы один раз в неделю. Справишься? — серьезно спросил Егор.

— Без проблем, — отпивая из кружки горячий шоколад, кивнула девушка. — Все формальности улажены?

— Документы получишь в первый день. Тебе есть, где жить?

— Я снимаю квартиру недалеко от фирмы.

— Если что-то понадобиться, сразу же обращайся, — улыбнулся Егор. — Так, девушки, предлагаю на сегодня закрыть эту тему и просто насладиться вечером.

Подозвав официанта, мужчина заказал красное полусладкое и предложив тост за удачную компанию, осушил бокал. В общем, освободилась я только в десятом часу, веселая и относительно трезвая. К Мишке в больницу меня пускать никак не хотели, но (спасибо Егору), в конце концов сдались. Жаль только, что друг уже сладко спал, и будить его мне было жалко. Поцеловав мужчину в кончик носа, я устроилась на кресле и сама не заметила, как заснула. А вот ночью меня привели в чувства непонятные звуки. Находясь в тени помещения, я могла наблюдать за происходящим, при этом оставаясь незамеченной. А понаблюдать было за чем.

Давешняя медсестра с ногтями а-ля «Фредди Крюгер» крутилась возле койки Мишки, при этом размахивая шприцом с какой-то гадостью. Все происходящее мне основательно не нравилось, поэтому я, медленно сползя с кресла, взяла свою женскую «сумочку», где покоился ноутбук и, выждав момент, когда девушка повернется ко мне спиной, треснула её по голове. Если она была простой проверяющей, то завтра мне будет очень стыдно, а пока…

Выбежав в коридор, где с недавнего времени стоял человек Грегори, я наткнулась на бессознательное тело оного. Ну хоть жив — и на том спасибо! В общем, подняв шум и обзвонив всех друзей, я с чувством выполненного долга вернулась в палату, ожидая приезда тяжелой артиллерии. В течение следующего часа мне пришлось еще один раз приголубить странную девушку, очень надеясь, что не отбила ей последние мозги. Из-за поднятого шума проснулся и Мишка, недоуменно следивший за моим избиванием лежачих. Шприц, на всякий случай, я припрятала. Надо будет потом на анализ отдать.

В общем, вместо отдыха у меня получилась бессонная ночь, посвященная пересказу случившегося и ожиданию установления личности неизвестной. Такое ощущение, что я в каком-то дешевом сериале про ментов оказалась!

— Ну что, узнаешь девушку? — спросила я друга, пытаясь не заснуть.

— Она вчера малину принесла, — нахмурился Мишка. — Так эта и есть та гадина, которая меня травануть решила?!

— По всему выходит, что так. Интересно, чем это ты ей насолил?

— Да её подослали просто. Теперь осталось выяснить, кто именно.

— Что-то мне подсказывает, что она побоится выдавать подельников.

— Лиска, солнце мое, ты видно плохо знаешь Грегори.

— Точнее, я знаю его с другой стороны, — вздохнула я.

— Ты испугалась? — решил сменить тему друг.

— Не успела, — честно призналась я. — У меня инстинкты сработали быстрее головы.

— Иди ко мне.

И опять мы с Мишей лежали в обнимку, согревая друг друга. Блин, я ведь и привыкнуть могу к этому! Было так хорошо, что я не заметила, как заснула. Где-то на краю сознания мелькали голоса дяди Феди и Грегори, но я их просто игнорировала. Мне снился такой сладкий сон… Миша покрывал мое лицо невесомыми поцелуями, медленно лаская пальцами. Горячие и настойчивые губы подчиняли своей воле, заставляя капитулировать. Это было так чудесно, что на глаза навернулись слезы. Ё-мое, почему в жизни не может быть так же?! Проснулась я от того, что друг легонько теребил меня за плечо.

— Милая, ты почему опять плачешь?

— Сон дурной приснился, — соврала я. — Который час?

— Скоро рассвет, — смахивая слезинки с моих щек, прошептал мужчина. — Поспи еще. У тебя был тяжелый день.

— А ты почему не спишь?

— Твой покой охранял, — от теплой улыбки друга у меня внутри все завязалось узлом. — А то ходят тут всякие, голову морочат.

— Они меня допросить хотели, да? А я все проспала. Блин! Так, где все?

— Грегори забрал дамочку и увез «к себе», а Федор Батькович где-то здесь бродит.

— А что с охранником?

— Снотворное. Его уже привели в чувства и отчитали.

— Наверное, мне сейчас надо с дядей Федей поговорить и все рассказать…

— Сейчас тебе надо поспать! Прекрати брыкаться, я тебя все равно не отпущу!

Умудрившись повернуть меня спиной к себе, Миша положил свою руку сверху и прижал к своей груди. Эх, кто бы знал, как приятно так лежать, только бы нечто продолговатое в поясницу не вжималось…

— Алиска, я тебя по-человечески прошу, прекрати вертеться! Мне сейчас и так не сладко!

— Отпусти — и никаких проблем не будет.

— Не могу и не хочу. Ты можешь просто полежать рядом со мной?

— Угу, — пробурчала я, чувствуя, как щеки заливает краска постыдного желания. — Миш, я ведь не железная. Отпусти меня, а?

— Прости…

Не оглядываясь на друга, я вылетела из палаты. Так, где в этой чертовой больнице туалет?! Ага, вот он. Захлопнув дверь и закрыв её на замок, я повернулась к зеркалу. Оттуда на меня смотрела блондинистое нечто, я размазанной косметикой и припухшими губами. Та-а-ак, не поняла! Проведя пальцами по нижней губе, я задалась вопросом: снился ли мне наш поцелуй, или… Господи, дай мне сил и терпения!

***

— Доброе утро, доченька! — голос отчима просто-таки сочился лестью, вызывая желание помыть уши с мылом.

— И Вам доброго! Я пришла на счет проблемы с оформлением стажера. Что такое?

— Ну как же, девочка моя. Мы не имеем право оформлять стажеров, потому что считаемся индивидуальными предпринимателями! — радостно закончил Игорь Семенович, а его племянница, стоя позади, кивала наподобие китайского болванчика.

— И кто Вам сказал такую глупость?

Судя по возмущенному взгляду «племяши», идея была её. Вопросительно приподняв бровь и смерив обоих скептическим взглядом, я стала ждать ответа.

— С учетом постановления правительства от 20** года… — начала девушка, а я продолжила.

— … у нас нет никакого повода отказывать студентам высших учебных заведений с намечающимся красным дипломом в практике. Уважаемые, я сама на экономическом училась. Не забыли?

Судя по ошарашенным взглядам обоих — даже не вспоминали. Ну что же, мне это только на руку. Забрав из рук отчима документы и протянув их своему помощнику, я дождалась, пока проставят все нужные росписи и штампы, а потом позвонила Егору.

— Привет. У меня все готово!

— Приве-е-ет, — раздался смачный зевок в трубку. — Игорь не возникал?

— Пытался навешать мне лапшу на уши. Наивный! Я пять лет на экономе проторчала, а еще и курсы «Права» прослушала.

— Алиса, я тебе уже говорил, что ты очень коварная женщина? Надеюсь, ты не сильно над ними издевалась?

— Пока что — нет. Рановато еще. Зато когда все закончится — оторвусь по полной!

— Только ради этого момента, постараюсь все устроить максимально быстро! Ладно, красавица, пошел я дальше спать, а то ночь бессонной выдалась.

— Сладких снов тебе!

— Не понял, и это — все? А где вопросы, почему ночь бессонная?! Где ревность?

— Прости, дорогуша, но как мужчина ты меня не интересуешь. Следовательно — до твоих похождений тоже дела нет.

— Поверь, в скором времени я заставлю тебя изменить мнение! — в голосе звучало такое многозначительное обещание, что я невольно вздрогнула.

Отключившись, я прислонилась лбом к холодному стеклу, не обращая на окружающую действительность ровным счетом никакого внимания. Как оказалось — зря…

— Ой, Алисонька, ты уже домой собралась? — голос отчима вернул меня в действительность.

Ну да, я стояла в коридоре, ведущем на выход из здания. Я сегодня абсолютно не выспалась, так что было лишь одно желание — поехать домой и завалиться в зимнюю спячку. Одно название — суббота. Даже отдохнуть толком не вариант.

— Да. Все что мне нужно было, я уже сделала.

— Тогда ты будешь не против, если я тебя подвезу?

Я была категорически против, но увы, все складывалось не в мою пользу. На работу я приехала на такси, потому что моя верная машинка решила сломаться в самый неподходящий момент. А другой отмазки у меня не было. Хотя…

— Вы знаете, за мной должна подруга заехать. Мы с ней встретиться договорились.

— Честно говоря, я надеялся поговорить с тобой о твоей матери… — надавил на больное место Игорь Семенович.

Вздохнув, я согласно кивнула. Накинув шубку, я вышла на улицу и потопала к машине отчима. Его тяжелый взгляд буквально прожигал дыру во мне. Интересно, что такого серьезного случилось?

Пока мы выезжали, в салоне царило напряженное молчание. Игорь Семенович был непривычно молчалив и хмур. Та-а-ак, мне все это начинает не нравиться!

— Так о чем Вы хотели поговорить? — наконец не выдержала я.

— Зря ты влезла во все это дело, — зло пробормотал мужчина. — Ни ты, ни твой сопляк не знаете, во что ввязались!

— Не понимаю, о чем Вы говорите.

— Не прикидывайся дурой! Я про тебя и этого белобрысого идиота. Что, думали, что самые умные? Я прекрасно знаю, что вы затеяли!

— И что же, позвольте узнать?

— Эти ребята тебе все расскажут!

Машина резко вильнула в один из многочисленных тупиковых переулков, чуть-чуть не врезавшись в фонарный столб. А там нас уже ждали…

Двое мужчин криминальной внешности, с похотливой улыбкой на губах, встретили меня как родную. Я даже пискнуть не успела, как меня за волосы выволокли из машины и потащили в заброшенную многоэтажку. Я кричала, кусалась, пыталась вырваться — но все было напрасным. Закончилось мое недолгое путешествие в отсыревшей пустой квартире, с выбитыми окнами и затхлым запахом, лишь усилившемся из-за мороза.

— Что вам от меня надо?!

— Всего лишь передать послание шефа, — засмеялся один из мужиков.

Отчима нигде не было видно. Значит, сбежал, как крыса.

— И какого рода это послание? — настороженно спросила я.

— НЕ, — громила размахнулся и ударил меня по лицу, — ЛЕЗЬ, — удар, — В НАШИ, — удар, — ДЕЛА!

На последнем ударе я потеряла сознание, но так просто меня не хотели оставлять. В себя я пришла от ледяной воды, вылитой прямо на голову.

— Как думаешь, шеф будет очень ругаться, если мы поразвлекаемся с этой девочкой?

— Про это он ничего не говорил, а раз запрета не было, то — можно, — нехорошо улыбнулся второй.

Дальнейшее навсегда останется в моей памяти, пробуждая в душе жгучую ненависть…

***

— Алиса, красавица, открой глазки! — шептал знакомый голос, а чьи-то руки хлопали меня по щекам.

Честно говоря, мне ничего не хотелось. Я даже тела своего не чувствовала и в настоящее время это было благом.

— …сильное переохлаждение… срочно в больницу!

Обрывки фраз, чей смысл доходил с трудом, потом невесомость и мягкое сидение под спиной. Пока назойливый голос продолжал мешать моему сладкому забытью, мы куда-то ехали. Водитель машины все время кому-то сигналил и грязно ругался — видимо, пытался ехать как можно быстрее, а посему безбожно нарушал правила. Ну и пофигу!

— Алиса, твою мать, ты откроешь глаза или нет?!

Блин, вот зачем так орать? Я не глухая, просто мне разговаривать лень. А еще конечности стало неприятно жечь. Да что такое? Даже поспать спокойно не дают!

Так, интересно, куда меня опять тащат? Хотя, нет, не интересно. Главное чтобы больше никто не мешал. Ну вот, на кроватку нормальную наконец-то положили. Эй, что там с моими руками делают? Судя по ощущениям, прокалывают кожу. Фу, терпеть не могу уколы! А-а-а, мамочки, кто меня раздевает?!

— срочно… для согревания… капельницу…десять кубиков…

А это уже какой-то маньяк решил меня пустить на маленькие капельницы по десять кубиков. Интересно, а греть ими кого собираются? И почему мне так весело? Засмеявшись в голос, я услышала последнюю фразу, прежде чем снова отрубиться:

— …срочное промывание…

Мне снились удивительные разноцветные сны. В одном из них я каталась верхом на желтой кляксе, догоняя ползущую — розовую. В другом — летела со скоростью света с разноцветной радуги, разбрасывая во все стороны лепестки синей розы, причем, мохнатой и матерящейся розы. Под конец это чудо садоводство вообще охамело до такой степени, что схватило меня за плечи и начало трясти! Ё-моё, а голосок-то какой у неё противный!

— Алиса, я знаю, что ты уже не спишь! Открывай глаза!

— Отстань, ошибка генной инженерии! — пробурчала я, отмахиваясь от синего мутанта.

— Я тебе сейчас устрою ошибку! Ты у меня сама выкидышем природы станешь, зараза такая! Ты хоть представляешь, что я пережила, пока тебя откачивали?!

Наконец-то до меня дошло, что голос принадлежал любимой и дорогой подруге, и именно она зверски трясла меня. Нет, нормально, даже помереть спокойно не дают!

— Я в больнице, да? — не открывая глаз поинтересовалась я.

— Нет, блин, на курорте! — делая пару глубоких вдохов, отозвалась Альфия. — Как себя чувствуешь?

— Как отбивная, — честно призналась я. — Давно тут лежу?

— Да сутки уже. Врачи все не могли из тебя наркоты вывести. Еще бы чуть-чуть, и быть тебе героем гангстерского фильма.

— Почему?

— Умерла бы либо от потери крови, либо передоза. Кстати, ты и тут себя превзошла — чуть не откинулась от переохлаждения!

— Вот что значит быть всегда и во всем неповторимой! — немного помолчала, а потом все-таки решилась спросить: — Что еще говорят доктора?

— Тебе грозит нескольконедельная реабилитация, так что готовься к повышенному вниманию!

— Филя, ты знаешь, что я имею ввиду…

— Егор нашел вас как раз вовремя. Надо сказать спасибо девушке, которую вы наняли для шпионажа. Она видела, как ты садишься в машину Игоря и сразу позвонила и Мише, и Егору.

— А что сейчас с отчимом?

— Смылся из города. Грегори его, конечно, уже выследил, но предпочел отойти в сторону и позволить твоим мужчинам самим вершить правосудие.

— Моя мама…

— Её сегодня утром отправили в оплачиваемый отпуск, так что за неё можешь не переживать. К моменту её возвращения все уже разрешиться.

В дверь постучались и, не спрашивая позволения, зашли. Молодой доктор, лет тридцати, в обнимку с карточкой прошел в палату и остановился напротив пикающего монитора.

— Ну, с пробуждением Вас, спящая красавица! Как самочувствие?

— По ощущениям — все в норме.

— Это радует, хотя меня немного смущает один момент… — от таких простых слов у меня внутри все сжалось. Ну что еще не так?! — Из-за переохлаждения организма плод находится под угрозой. Счастье еще, что мы вовремя сделали промывание и вывели из Вас наркотическое вещество. На зародыш оно повлиять не успело.

— Чего? — недоуменно переспросила я, хлопая глазками.

Какой еще плод? И что за «вещество»?!

— Девушка, Вы — беременны. Приблизительный срок — две недели.

— Да уж, Лиска, видна судьба у нас с тобой такая — узнавать о своей беременности от мужчин в белом! — не менее ошарашенная подруга погладила свой кругленький животик. — Спасибо за информацию, доктор.

Понятливо кивнув, мужчина вышел. Прикрывая за собой дверь.

— Охренеть! — прошептала я, прикладывая руку к плоскому животику.

— Нет, милая, это еще не «охренеть». Охренительнее то, что ты толком не знаешь, кто его отец!

— Почему же не знаю? Я почти на девяносто девять процентов уверенна, что это Денис.

— И что теперь будешь делать?

— Молчать, чего и тебе советую!

— Алиса, ты понимаешь, что он имеет право знать о существовании этого ребенка?!

— Его существование пока находится под вопросом! — в голосе отчетливо слышались истеричные нотки.

— Лиска, солнце, все будет хорошо. Веришь? — подруга присела рядом и сжала мою руку. — Мы со всем справимся. Вместе!

В этот момент дверь снова распахнулась и в помещение залетел взлохмаченный друг. Бросив взгляд сначала на бледных, но живых, Фильку и меня, Мишка протяжно выдохнул и облегченно улыбнулся. Бедный, ему о своей ране думать надо, а он за нас волнуется. Альфия, тепло улыбнувшись мне, кое-как поднялась с койки и потопала на выход. Так, я не поняла, это что за манипуляции такие?

Стоило ей закрыть дверь, как я оказалась в медвежьих объятиях друга. Нет, мне конечно приятны его обнимашки, но воздух я люблю больше.

— Миша-а-а, ты решил довершить дело моего отчима?

— В смысле? — не понял друг.

— Задушить меня хочешь?! — проскрипела я.

Мужчина тут же ослабил хватку, заглядывая в мое посиневшее личико. Ой, наверное, я сейчас представляю собой образец женской красоты. Кожа синьки синей, кровоподтеки и ссадины в творческом беспорядке, и лохматый клок светлых волос. Мисс Мира всех лет нервно курят в сторонке!

— Что-нибудь болит?

Я покачала головой, жадно рассматривая лицо друга. За прошедшие дни он сильно похудел и обзавелся не сходящими синяками под глазами. Эх, совсем он себя не жалеет.

— Ты сегодня кушал что-нибудь?

— Да времени как-то не было, — стушевался Мишка.

Ага, как же! Ему ведь надо было и меня караулить, и за отчимом людей послать. Знаем, проходили уже. Он такими темпами и по несколько дней может на одном кофе жить.

— Я вот тоже еще не ела и, если честно, успела сильно проголодаться.

— Подожди, я сейчас!

Я даже возразить не успела, а друг уже пропал из поля видимости. Блин, я ведь хотела просто что-нибудь заказать по телефону! Мишка прямо мечта любой женщины — исполняет желания по одному мановению руки. Кстати, моя мечта о вкусной и вредной пище так и не исполнилась. Вместо фаст фуда Мишка притащил несколько тарелочек с салатиками, два мясных блюда и (я в шоке!) куриный бульон! Поставив все это на выдвигающийся столик-трансформер, он сел рядом и вручил мне вилку.

— А ты? — удивленно спросила я.

— Ой, я как-то не подумал.

Так, ну точно, у него от голода уже мозги не варят. Вздохнув и покачав головой, отрезала кусочек мяса, наколола на вилку и протянула ему.

— Я не хо…

— Ешь, иначе я тоже не буду, хотя о-о-очень голодная.

Мишка съел. И следующий кусочек тоже. В общем, с одной вилкой, мы на пару попробовали все салаты, слопали пропитанные пряным соусом отбивные, и запили все бульончиком. Кто-то назовет нас извращенцами, но — пофиг! Главное, нам было хорошо. Подвинувшись, я освободила место для объевшегося друга. Недолго сопротивляясь, он прилег рядом, обнимая меня и разворачивая к себе лицом.

— Расскажешь мне, что произошло? — мягко спросил Мишка.

— А, может, не надо?

— Лиска, пожалуйста. Я должен знать.

— Сначала меня методично избивали, пока я не потеряла сознание. Потом, облив ледяной водой и приведя в чувства, вкололи какую-то хрень и наблюдали за эффектом. Что было дальше — помню смутно. Кажется, пришел Егор и кому-то было плохо. Я слышала только звуки, но глаза уже не открывались.

— Алиска, они… в общем ты…

— Судя по ощущениям в теле и словам Фили — нет, они не успели меня изнасиловать.

— Их счастье! — буквально прорычал друг, а потом подвинул меня ближе к себе, зарываясь лицом в волосы. — Я чуть не поседел, когда узнал обо всем. Хотел собственноручно убить и этих ублюдков и твоего отчима. Хотя, до него я еще доберусь.

— Он этого не стоит! — вдыхая такой родной аромат, я наконец-то позволила себе расслабиться и выпустить на волю скопившееся нервное напряжение.

Меня начало трясти с такой силой, что зуб на зуб не попадал. Все это время я держалась лишь на остатках гордости, но кто бы знал, как мне было страшно. А теперь стало хуже вдвойне. Я беременна… ношу под сердцем ребенка от одного мужчины, рискуя потерять другого. Ё-моё, но почему черная полоса в моей жизни такая длинная?

Оглавление

Обращение к пользователям