Глава 10. Чужой рай.

Лавина звуков, запахов и давящих изнутри эмоций… Тысячи мелькающих лиц, солнечные блики и отражения в зеркальных витринах, а еще — вечно гуляющий на вершине мира ветер. Чикаго — это не просто город, это — целая книга разнообразных историй, которая снова и снова удивляет каждой своей страницей.

Со всех сторон на меня взирали здания самых причудливых форм, поражая глубинной фантазии своих создателей. Нескончаемый поток дорогих машин с не менее «дорогими» людьми, смотрящими на всех с легким презрением, вызывал двойственные чувства. «Город небоскребов» превзошел все мои ожидания, заставляя на время отречься от грустных дум и тревог реальной жизни.

— Не жалеешь, что приехала? — Егор сидел рядом со мной на заднем сидении, медленно потягивая искрящееся шампанское.

Уже в который раз я задавалась вопросом, откуда у него такие утонченные, я бы даже сказала, изысканные манеры. Создавалось впечатление, что он герой исторического любовного романа про аристократию, с голубой кровью в жилах. А ведь при первой встрече я приняла его за обычного малолетнего прожигателя жизни. Да уж, верна поговорка: «Встречают по одежке, а провожают — по уму».

— Нет, не жалею. Мне нужна была смена обстановки, так что, можно считать, что ты спас меня из плена подступающей депрессии!

— Ммм, и какое вознаграждение меня ожидает?

— Посмотрим по обстоятельствам, — улыбнулась я, рассматривая гигантский плакат, на котором было выведено: «Chicago Auto Show».

— Слушай, а почему в этом году выставка началась так рано? Я читала, что обычно она проходит в феврале.

— Красавица, у организаторов всей этой прелести тоже есть личная жизнь, которая иногда не терпит простоев.

— И народ не возмущался, что все произошло на два месяца раньше?

— Алиса, скажи мне, разве можно испытывать недовольство, получив удовольствие неожиданно и раньше ожидаемого срока? Я думаю, что нет, — так, а чего это у Егорки так глаза блестят?!

Да и фраза неоднозначной получилась. Он что, снова меня соблазнить решил?! Так мы вроде уже проходили это, когда он в самолете притянул меня к себе и стал самым наглым образом лапать, при этом заявив, что заслужил «награду». Треснув его по лбу свернутой газетой и обозвав озабоченным извращенцем, я уселась обратно на свое место и уже оттуда вела наблюдение за ехидно улыбающимся мужчиной.

— Так, еще один непристойный намек в мой адрес и я за себя не отвечаю!

— И что ты со мной сделаешь? — захлопал глазками мужчина.

— Отшлепаю! — на автомате ляпнула я, а потом зажала рот рукой.

Егор самым натуральным образом заржал, едва не расплескав свой напиток. Ну вот, он на меня плохо влияет! Показав ему язык, я снова вернулась к созерцанию пейзажа за окном. Классно, но слишком многолюдно. Не для меня такие города. Лучше уж домик в деревне иметь, чем квартиру в такой громадине. Хотя, с учетом моей любви к клубам и танцам, я бы уже через неделю завяла.

— Мы сегодня на выставку поедем?

— Лучше завтра. Сегодня в программе отдых, вкусный ужин и прогулка под луной в компании бутылочки вина. Что скажешь?

— Можно было бы еще поплавать.

— Ага, при свете звезд…обнаженными…

— Егор, ты хоть иногда думаешь чем-нибудь, кроме штуковины в районе паха?!

— Во-первых, это не штуковина, а мой младший друг и советник. Во-вторых, рядом с такой девушкой просто стыдно думать головой!

— А не помешало бы, — вздохнула я.

Стоит отдать должное белобрысому. Благодаря ему я смеялась и отвлекалась от мыслей о Мишке. Интересно, как он там? Как продвигается расследование и что с этой истеричкой — Самойловой? Нет, не буду думать! Я приехала отдыхать, и я сделаю это, на зависть всем врагам.

— О чем задумалась?

— О бренности бытия и смысле жизни.

— Та-а-ак, это уже серьезно. Даже страшно подумать, какая гадость лезет в твою милую светлую головку. Что скажешь, если мы выбьем её с помощью маленького развлечения?

— А какого? — блин, лучше бы не спрашивала!

Час спустя…

— А-а-а-а, Егор, я не смогу! Мне нельзя!

— Все тебе можно! — прокричала в ответ белобрысая сволочь, подталкивая меня к краю. — Я специально у врача твоего консультировался.

— Он просто захотел мой смерти! Егор, пожалуйста, не надо!

— Поздно! — раздался злобный смех, а потом я полетела вниз.

Впрочем, долгое одиночество мне не грозило. Буквально пару секунд спустя рядом появилась довольная морда, сверкающая белозубой улыбкой. Себе я пообещала, что как только окажусь на земле — прибью его! Гвоздями!

Чувство свободного падения и в правду вышибло из меня все мысли, оставляя чистый восторг и море адреналина. Оказывается, прыгать с парашютом — это здорово! В первый раз страшно, конечно, за то потом… В общем, на ужин в гостинице мы опоздали. Егор, как настоящий джентльмен, решил не дать мне погибнуть голодной смертью и… поволок гулять по ночному городу, предварительно всучив купленный хот-дог. Вот это было реально здорово!

— Мороженое хочешь?

— А кто меня потом отогревать будет?! — засмеялась я.

Посмотрев на меня, Его о-о-очень подозрительно промолчал. Та-а-ак, и что он еще придумал?! А вообще — я уже на все согласна. Лишь бы было так же классно!

В гостиницу мы вернулись где-то в три ночи. Не успела я выйти из душа, как на всю комнату раздалась любимая мелодия.

— Альфиюшка, привет! Ты чего не спишь?

— У нас, вообще-то, уже утро. Другой вопрос: почему ты не спишь?

— Железная логика: сначала позвонить и разбудить, а потом удивляться, почему я не сплю!

— Ладно, я не поэтому звоню. Алиска, я так сморосила!

— Что случилось? — насторожилась я.

— Денис все узнал… Я была уставшая и раздраженная, он полез ко мне с вопросами и я сама не поняла, как все рассказала.

— Ох, Филечка…черт! — я сделала пару вдохов, чтобы успокоиться и не сорваться на беременную подругу. — А он что?

— Хочет поговорить с тобой.

— Тогда я завтра…

— Нет уж, Алиска, разговаривать будем сейчас! — услышала я мужской голос на том конце трубки.

— Привет, Денис. Как поживаешь?

— Ты мне когда обо всем рассказать планировала?

— Честно? Я вообще не собиралась говорить. В первую очередь потому что не была уверенна.

— В таком случае ты тем более должна была все рассказать! Я бы подтвердил или опроверг все. К тому же, ребенок не должен расти без отца!

— Но сейчас-то уже в этом нет смысла… — сердце болезненно сжалось.

— Прости, — кажется, Ден понял, что мне тяжело об этом говорить. — Я просто… не знаю даже…

— Ты меня тоже прости. Просто я была в шоке от всего случившегося.

— М-м-м, Алиса… а тебе хоть понравилось?

— Эх, мужчины! Какие же вы падкие на лесть и похвалу. Честно — было охренительно! Особенно в конце, когда ты… эээ…короче, все было отлично.

— Слушай, ты все-таки таблетки смени свои, чтобы больше таких неожиданностей не было.

— Какие таблетки? — удивилась я.

Нет, я конечно раньше пила противозачаточные, но где-то с полгода завязала с ними.

— Ну, при второй встрече ты сказала, что пьешь таблетки, так что можно не переживать.

— Денис, я такого не говорила.

— Говорила! Мы еще после этого в джакузи проверяли пригодность этих таблеток.

— Так, стоп! Ден, сколько раз мы с тобой встречались?

— А то ты сама не знаешь!

— Кажется, не знаю.

— Ну, три раза.

— И все время в полной темноте?

— Последний раз ты была в маске…

— Денис, паника отменяется! — засмеялась я, то ли от облегчения, то ли от разочарования. — Это была не я.

— А кто тогда?

— А вот это уже тебе предстоит выяснить! Все, я пошла спать, а ты разбирайся с Филей. Я слышу её любопытный голосок. Хорошего дня вам!

— И тебе, — на автомате отозвался парень и положил трубку.

А вот я снова задумалась: кто же ты, мой таинственный любовник?

***

— Егор, а как называется вон та машина бешеного цвета фуксии?

— Да я язык сломаю, пока выговорю его. Давай просто любоваться тачками и подбирать новую коллекцию для моего салона.

— Уж сколько я повидала машин на своем веку, а такие вижу впервые! Это просто фантастика!

— Поверь, красавица, фантастикой будет, если мы не поскандалим ни с кем из-за приглянувшегося авто. Тут иногда встречаются очень неуравновешенные личности.

— Ну, с учетом того, что ты — один из них, скандал нам обеспечен.

— Вот поэтому я и взял тебя с собой. Для уравновешивания, так сказать. Хочешь шампанского?

— Лучше простого сока, а то у меня после вчерашнего веселья голова еще не отошла.

— Тогда тем более надо опохмелиться! Что скажешь, если на сегодня мы закончим осмотр и пойдем гулять?

— Куда на этот раз?

— Я подумываю отвезти тебя в парк и затащить на американскую горку. Конечно, с парашютом не сравниться, но нервы тоже пощекочет. А потом сходим в комнату страха!

— Достаточно сходить к «Кривым зеркалам». С нашими-то опухшими мордами мы будем иметь огромный успех. Зомби и то симпатичнее!

— Ой, точно! Давай сходим в кино. На последний ряд…

— Егор, я начинаю тебя подозревать в сексуальном маньячестве! Осталось обзавестись наручниками и плеткой.

— А я-то думал, когда ты о них заговоришь! У меня уже все готово. Отправимся прямо сейчас? Кстати, на наручниках имеется розовый пушок. Надеюсь, он тебе понравится, — невинно захлопав глазками, мужчина сдвинул мою застывшую шокированную тушку с пути движения других посетителей выставки. — Да ладно, Алиска, я буду нежным!

— Подожди минуточку. Я сейчас в себя приду и тресну тебя!

— М-м-м, я вижу, ты уже прониклась моей затеей!

— Егор!

— Ладно-ладно, молчу! — засмеялся мужчина, а я прям залюбовалась его улыбкой.

Если бы не была влюблена в Мишку, то переключилась на Егорку. Хотя, сейчас мне ничего не мешает сделать это. Быть может он поможет мне забыть моего друга и излечит глупое сердце?

— О чем задумалась, красавица?

— Давай вернемся в гостиницу?

— А обед и поход в парк?

— Отложим на вечер. Сейчас у меня появилась другая идея…

Согласно кивнув, Егор повел меня к машине. Сегодня он предпочел самостоятельно вести её, так что до нужного места мы добрались едва ли не со сверхзвуковой скоростью. В свою комнату я затащила мужчину чуть ли не силком. С учетом его предыдущих приставаний это было, по меньшей мере, странно.

— Алиса, а почему у тебя такие большие и горящие глаза?

— Ты еще не видел моих загребущих ручек!

Прижав Егора к первой попавшейся на пути стене, я привстала на носочки и впилась в его губы. Сопротивлялся он не долго. Прижав меня к себе, что-то довольно пробубнил, а потом развернул и усадил на небольшой столик. Целовался он мастерски, так что спустя пару минут я уже ничерта не соображала. Оторвавшись от губ, Егор принялся ласкать мою шею и грудь, заставляя дыхание сбиваться с ритма.

— Ну что, я лучше его или как?

— Что? — непонимающе переспросила я.

— Красавица, на самом деле ты ведь этого не хочешь, — вздохнул Егор, убирая волосы с моего лица.

— Если бы не хотела…

— Не хочешь, — повторил он, заглядывая мне в глаза. — На самом деле ты с моей помощью пытаешься забыть Миху. Так ведь?

— Егор…

— Вот, я так и думал. Но поверь, после этого станет только хуже. Ты будешь чувствовать себя мерзко от осознания того, что изменила любимому человеку.

— Как её звали? — теперь уже я пытливо заглядывала в глаза другу… да, определенно, уже другу.

— Ирина. Я так перед ней виноват.

— Расскажешь?

— Как-нибудь в другой раз. Сегодня мы будем решать твою проблему.

— У меня нет проблем! — ушла я в глухую оборону.

Легче отрицать, что вся жизнь летит в тартарары, чем признаться в этом даже себе. Блин, Егорка, зачем же ты так скептически на меня смотришь?! Я же сейчас позорно разревусь и выложу все, что меня мучило столько лет! Эх, а вообще, уже пофиг. Пора хоть с кем-то поделиться своими проблемами, так почему бы не с ним?

— Пойдем в гостиную? — мужчина помог мне слезть со стола и потащил к дивану. — Выпить хочешь?

— А давай, — махнула рукой я.

На трезвую голову обсуждать такие темы слишком сложно, поэтому стаканчик чего-нибудь крепкого не помешает.

— С чего все началось? — Егор возился у шкафчика с напитками, поглядывая в мою сторону.

— Знаешь, наверное, с момента нашего знакомства. Нам с Маринкой тогда было лет по пять. Мы жили на одной лестничной площадке и дружили с пеленок. В один прекрасный день в наш дом въехала новая семья, разместившаяся этажом выше. На новоселье они пригласили всех соседей, включая и детей. С учетом того что в нашем доме жили в основном пожилые люди, из ребятни были мы трое. Мишке тогда около шести лет стукнуло, поэтому возомнив себя старшим товарищем, он во всю начал командовать нами. Парочку раз получив в глаз друг от друга, мы поняли, что у нас дружба до гроба. Со временем в нашу компанию вливались новые люди, но тройственная дружба была нерушима.

Со временем она переросла в более нежные чувства, но я молчала о них. Знала, что Маринка тоже любит его, поэтому и не стала мешать. Все-таки подругу я любила больше. На их свадьбе я была подружкой невесты, одновременно глотая и слезы радости, и боли. Мне было тяжело, но я справилась, запихнув все чувства далеко и надолго. Когда родилась Юлька, всю свою невысказанную любовь я посвятила ей. Знаешь, она ведь копия своего папы, — горько усмехнувшись, я сделала большой глоток из протянутого стакана.

Холодная жидкость с кубиками льда горячей волной прокатилась по горлу, обволакивая теплом пустой желудок. Эх, видимо, суждено мне сегодня быть пьяной.

— А дальше?

— Они прожили вместе шесть счастливых лет… А дальше была та страшная авария. Если позволишь, этот момент я пропущу. Да ты наверное и сам все знаешь, ведь вы уже были знакомы в то время?

— Были. Я неплохо общался с Мариной и, видимо, именно поэтому у нас с Михой испортились отношения. Ревновал он по страшному.

— Да уж, есть Мишки такая особенность. Любит владеть единолично и безраздельно…

— И ты столько лет молчала? — с ноткой грусти спросил Егор. — Неужели даже не пробовала поговорить с ним?

— И чтобы я сказала? Разве ты не видел его после смерти Маришки? Он был похож на ходячий труп! Мы боялись, как бы он руки на себя не наложил. Слава богу хоть понимал, что должен жить ради дочери. Да и мы с Альфией его всячески поддерживали. Только вот его крики среди ночи с именем Марины на устах — пугали. Мне и самой она часто снилась, доводя до истерики. Знаешь, это было страшное и тяжелое время для всех нас…

— А сейчас?

— Не знаю. Мне все время кажется, что Миша пытается найти во мне её замену. Но я не хочу так! Я хочу быть единственной для любимого мужчины, а не тенью его прошлого. Будешь смеяться, но я именно из-за этого перекрасилась. Не зря говорят, что близкие подруги похожи друг на друга.

— Да, в тебе есть что-то неуловимое от неё, но все-таки вы абсолютно разные. Марина была бесбашеннее, что ли, а ты спокойная и уверенная в своих силах женщина.

— А еще в свои тридцать с хвостиком я так ничего и не добилась в жизни… Еще и ребенка потеряла.

Ну вот, я все-таки разревелась. Вздохнув, Егор отставил свой стакан и, подхватив меня на руки, поволок в ванную. Там, заставив умыться и переодеться в более удобные вещи, напоил еще одним стаканом виски и отнес в спальню. Закутав меня в теплое одеяло и подоткнув его края, улегся рядом, поглаживая по спутанным волосам и не оставляя, пока я не заснула.

Сон был приятным спасением от серых будней, помогая уйти от суровой реальности. Во сне я купалась в разноцветных лучах теплого солнца, отдавая его ласковым прикосновениям. Золотые зайчики скользили по моему лицу, покрывая невесомыми поцелуями и ласково шепча: «Лисенок… Лисенок…» голосом Миши.

Довольно улыбнувшись, я подставила лицо одному самому наглому зайчику, скользнувшему по губам нежным прикосновением. Приоткрыв губы, я поймала разноцветный лучик, а потом… проснулась, отчетливо ощущая чужие губы на своих. До боли знакомый аромат заполнил легкие, мешая сделать вдох из-за внезапно образовавшегося кома в горле.

— Прошу, не отталкивай меня… — прошептал родной голос.

— Я и не собиралась…

Сильные руки с чуть шершавой кожей скользнули вдоль тела, осторожно, словно ласкали изысканную хрустальную статуэтку. Горячее дыхание обжигало кожу лица и приоткрытые губы, соблазняя и мучая одновременно.

— Чего ты ждешь? — нетерпеливо спросила я.

— Поощрения, — усмехнулся мужчина.

— Такого? — хрипло спросила я, касаясь ладонью твердой выпуклости брюк. — Или такого? — провела вверх, а потом вниз, слегка сжимая.

— А какие еще варианты? — вопрос на грани слышимости.

Подцепив края футболки, потянула её вверх, снимая через голову и открывая взгляду мужчины обнаженную грудь. Потом стянула с себя штаны из мягкой ткани и нижнее белье, ни капли не стесняясь своей наготы. Жадный голодный взгляд обжигал, заставляя дрожать от предвкушения.

— Теперь твоя очередь, — соблазнительно улыбнувшись, я принялась расстегивать маленькие пуговички.

Боже, как их много, а желание слишком сильно. Не выдержав, дернула края в стороны, отрывая эти мелкие пыточные аппаратики. Следом последовала майка, потом брюки, которые из-за чрезмерного возбуждения поддались с огромным трудом. Наконец-то между нами не осталось преград. Только кожа к коже, прерывистое дыхание и тихий шепот.

Прикрыв глаза, я отдалась ощущениям, особо остро ощущая медленные поглаживания. Сначала руки лежащего сбоку мужчины коснулись лица, обводя кончиками пальцев контур губ, подбородка, и медленно скользя по шее к груди. Накрыв упругий холмик, любовник стал перекатывать между пальцами затвердевшую розовую горошинку, сейчас особенно чувствительную из-за неудовлетворенного и такого сильного желания. Постепенно ладони миновали оставшуюся часть тела, раздвигая бедра и прикасаясь к самому сокровенному местечку. Тихо застонав и выгнувшись навстречу этим несмелым ласкам, я обхватила рукой напряженную мужскую плоть, начиная ответную пытку. Такой твердый и большой… Как же давно я мечтала ощутить его внутри себя. Почувствовать сильные и размеренный толчки… Неужели это не сон?

Нет… во сне не бывает так хорошо. Там приятная тяжесть мужского тела не ощущается так отчетливо, а нежные складочки не раскрываются под напором мужской плоти. А еще во сне нельзя так громко стонать, получая удовольствие от малейшего движения.

Вцепившись пальцами в плечи мужчины, и сцепив ноги на его талии, я стала подаваться вперед, отвечая на каждый выпад. Сначала все было медленным и размеренным, но постепенно толчки становились все быстрее и сильнее. Кажется, я кричала… снова и снова, взлетая на вершину блаженства и падая в пропасть страсти. И мне было мало…

— Я больше не могу сдерживаться, — прорычал мужчина, делая еще несколько выпадов, а потом бессильно, с протяжным стоном, опускаясь сверху.

Некоторое время мы лежали молча, пытаясь восстановить дыхание. Горячая плоть внутри еще подрагивала, заставляя внутренние мышцы сжиматься. Так не хотелось, чтобы он выходил из меня, но…иначе мы не сможем поговорить, а мне это было нужно.

— Прости меня. Я честно хотел просто разбудить тебя, но не удержался от соблазна.

— Я этому рада, — блаженно потянувшись, я слегка поморщилась от саднящей боли.

Все-таки в моем возрасте такие подвиги — серьезное испытание. Тем более, когда у партнера такие «выдающиеся» способности.

— Хочешь, сделаю тебе массаж?

— Было бы не плохо, — улыбнулась я, заглядывая в медовые глаза друга. — Когда ты прилетел?

— Два часа назад. Пока искал вас, думал, что спячу. Егор качественно замел все следы.

— И кто же помог тебе в выслеживании?

— Грегори сжалился, — хмыкнул Мишка, растирая мне спину. — А потом уже и сам Серый выдал, где тебя искать.

— Серым, я так понимаю, ты зовешь Егора? А почему?

— За цвет волос. Если ты не заметила, они у него почти седые. И вообще, я не о нем пришел поговорить, а о нас.

— А есть «мы»? — грустно спросила я.

— Если ты не против, то будут, — ласково прошептал друг, спустившись руками к ягодицам и начиная их методично пощипывать.

— Тебе придется очень постараться, чтобы уговорить меня! — едва сдерживая радостную улыбку, пробурчала я.

— Тогда, пожалуй, начну прямо сейчас!

Приподняв меня, Миша положил под животик подушку, тем самым устраивая попу чуть ли не навесу. Положив обе ладони на упругие половинки, он немного раздвинул их в стороны, а потом одним толчком вошел в меня, вырывая протяжный стон из груди. Проникнув на всю длину, он сделал круговое движение бедрами, а потом вышел полностью. Снова толчок, круговое движение, выход… И так до тех пор, пока я не начала умолять об освобождении.

— Ты согласна принадлежать мне? — хриплый шепот на ушко.

— Не-е-ет, — сопротивляюсь из последних сил.

— Тогда я буду держать тебя на грани. Снова и снова брать, овладевая и телом и душой. Уверена, что не хочешь быть моей?

Я молчу, отчаянно кусая губы, чтобы не сдаться на волю победителя. Нельзя сдаваться без боя! Нельзя, но так хочется…

Оглавление

Обращение к пользователям