Глава 19. Ушат помоев

«Этот плей-лист нарочно надо мной издевается!» – думала Мелоди в пятницу во время обеда. Они с Кандис носились по столовой, собирая подписи под песню Бритни Спирс «Till the World Ends»[21].

Ах, если бы она утром в понедельник явилась в кабинет к директору Уиксу, как собиралась, и потребовала, чтобы он снова взял госпожу Дж. на работу! Может быть, тогда мама Джексона вела бы сегодня биологию… А если бы Мелоди сказала каждому нормалу в городе, чтобы они приняли ЛОТСов и позволили им вернуться в Салем, может быть, Джексон уже был бы с ней! Но она этого не сделала. Она позволила какой-то незнакомке с аквамариновыми глазами убедить себя помочь им вернуться нормальскими способами. Чтобы, видите ли, не менять судьбу и не искажать ход событий! Ха! Можно подумать, нынешний ход событий стоит того, чтобы за него цепляться.

И все-таки Мелоди обещала не использовать свой дар убеждения против директора Уикса, и она была намерена исполнить свое обещание. Поэтому она использовала способности Кандис.

Увы, в понедельник все пошло не так, как она надеялась. Вместо того, чтобы растаять перед очаровательной блондинкой, как большинство мужчин, директор Уикс стоял на своем. Он объяснил, что уволить госпожу Дж. решил совет, а не он. Решение отменить можно, но только при условии, что они напишут заявление с требованием вернуть учительницу и его подпишут не менее ста учащихся. И тогда, если письмо будет у него в пятницу, во время еженедельного заседания совета, он представит его совету. Ну, а если нет… на нет и суда нет. В этом случае на следующий день госпожа Дж. и Джексон отправятся в путь неведомо куда, а Мелоди отловит эту незнакомку с аквамариновыми глазами, включит все лампы в ее доме и заставит ее ответить за все!

Динь!

Мелоди остановилась посреди шумной столовки и достала телефон.

КОМУ: МЕЛОДИ

29 окт 12:33

КЛОДИН: Ты сказала всем, что ДВ состоится? ####

Упс! Начисто забыла. Но она обязательно всех предупредит, как только закончит сбор подписей!

КОМУ: КЛОДИН

29 окт 12:34

МЕЛОДИ: Ага. Все будет ОК!

Кандис щелкнула ручкой.

– Давай, Мелли! Всего шесть подписей осталось!

– Но ты же уже всех присутствующих опросила, – сказала Мелоди. Ей было нелегко воспринимать всерьез новый облик сестры, в котором та занималась «делами КРУТ»: бежевый плащ, острые шпильки, ноги, тщательно обработанные автозагаром, и очки «для чтения». Кандис была уверена, что этот вид «секс-бомбы, встречающейся с филологом», достаточно соответствует задачам КРУТов. И, надо сказать, на парней это действовало. А вот на девочек – не очень. Мелоди отчаянно хотелось схватить бумагу и просто заставить всех ее подписать. Но нет, она же обещала…

12.38. Всего семь минут до звонка.

– Может, в туалет заглянем? – предложила Мелоди.

– Ой, нет! – Кандис содрогнулась. – На обед давали буррито с бобами… Наверняка мы кого-то пропустили!

И она забормотала себе под нос, поглядывая на разделенную на зоны столовку:

– Безарахисовые за ЛОТС – есть. Безглютеновые за ЛОТС – тут. Безлактозные за ЛОТС – вот они. Обезжиренные – все против ЛОТС, всех парней в зоне, свободной от аллергенов, мы обошли…

Она задумчиво постучала ручкой по папке.

Музыка в столовой начинала стихать – верный знак, что обеденный перерыв подходит к концу. Ребята сминали банки из-под газировки, давили каблуком молочные пакеты. Все вокруг торопились доесть свой обед, а Алиша Киз пела «No One»[22] – очень в тему!

– Может быть, если бы ты была нормально одета, девочки бы тоже подписали, – буркнула Мелоди, злясь оттого, что нервничала.

– Ты о чем? Они все подписались: Фрэнки Штейн, Клео де Нил, Юлия Фелпс, Кош Марная, Спектра Вандергейст…

– Я имею в виду – девочки-нормалки! – прошипела Мелоди. – Как насчет них?

Шесть девятиклассниц, претендующих на то, чтобы выглядеть законодательницами моды, деловито убирали со стола.

– Они же уже отказались! – возразила Кандис.

– Попробуй еще раз! – твердо сказала Мелоди и чуть-чуть сплутовала.

Кандис поморгала.

– Извините, – сказала она девочкам. – Вы, наверно, уже знаете, что преподаватель биологии, госпожа Дж…

– Глядите! – воскликнула брюнетка с волнистыми волосами до плеч и зелеными тенями с блестками. Вместо того чтобы смотреть на вызывающий наряд Кандис, она указывала на Мелоди. – Какие перышки! Мэнди, – обратилась она к подруге, – смотри, как они лежат у нее в волосах! Вот что нам надо. А те, что ты купила в «Michaels», смотрятся так, будто их выдрали из боа стриптизерши!

Прочие закивали.

– Ну и ходи за ними сама в следующий раз, – буркнула Мэнди.

Ее так называемые подруги переглянулись и закатили глаза.

– Извини. – Блондинка с косой сбоку и в клетчатой мужской шляпе потянула Мелоди за рукав полосатого свитера. – А ты не подскажешь, где ты взяла такие перышки? Мы никому не скажем, честное-пречестное!

Мелоди улыбнулась.

– Ну, они на меня вроде как с неба падают.

«Ну подпишитесь, что вам стоит!»

– Говорила же я вам, что она не скажет! – сказала девочка-эльф с розовыми прядками.

– Это перья редкой, вымирающей птицы «карвер», – объявила Кандис. – Эта птица сбрасывает перья только раз в четыре года в далекой медвежьей берлоге в штате Монтана. И Мелоди, знаменитая наблюдательница за птицами, – единственная, кто знает, где именно находится эта пещера!

Кандис, скорее всего, думала, что Мелоди нашла перышки в овраге, но она так гордилась неповторимой внешностью сестры, что готова была рекламировать ее, как новый магазин.

Девятиклассницы уставились на Мелоди с неподдельным интересом. Видно было, что они и завидуют, и сочувствуют этой чудачке.

Кандис огляделась и поманила их поближе. И заговорщицким шепотом сообщила:

– А вы знаете, что Кристиан Диор нанял Мелоди, чтобы набрать перьев карвера для своей весенней коллекции?

Девчонки покачали головами.

– Вы небось и не видели его платьев от кутюр! – сказала Кандис. Ее тон был приправлен щепоткой снобизма и солидной порцией снисходительности.

Щеки у Мелоди горели. Девчонки жадно ее разглядывали. Сестра явно что-то задумала. Но что?

– Кристиан дает пятьдесят тысяч евро за то, чтобы получить еще десяток таких перьев. По ходу, Тейлор Свифт желает вставить их в прическу на вручении премии «Эмми». Но Мелли сказала, что отдала ему все, что у нее есть.

Кандис подмигнула с таинственным видом.

– Но об этом – тсс! Что случилось в медвежьей берлоге, останется в медвежьей берлоге! Договорились?

Польщенные тем, что их посвятили в такую тайну, девчонки захихикали и закивали.

– Однако! – провозгласила Кандис, поправляя очки. – Если вы подпишете наше заявление и обещаете ничего не говорить Диору, каждая из вас получит по перу!

Она покосилась на Мелоди: мол, ничего, нормально? Мелоди кивнула. Дома у нее был целый ящик таких перьев.

Девчонки, визжа от восторга, поспешно нацарапали свои подписи в последних шести клеточках на листе. После каждой подписи Мелоди вынимала из волос оливково-голубое перо и вручала его очередной девочке.

– Осторожнее с кончиком! – добавила она на прощание. – Это настоящее золото!

Кандис еле сдержала смешок.

– Мы осторожно! – пообещали они почти в один голос. И, кинув подносы на ближайший столик, умчались в раздевалку, чтобы полюбоваться на себя в зеркало.

Кандис вонзила ручку в тугой узел своих волос и объявила:

– Миссис Стерн-Фиггинс ушла!

А потом, точно супергерой-эксгибиционист, распустила пояс плаща и сбросила его на грязный пол. Под плащом оказалась строгая розовая блузка с пышным бантом на шее, и джинсы, закатанные выше колена. Кандис отвернула джинсы, скинула туфли на шпильках, достала из заднего кармана легкие балетки и подобрала с пола плащ.

– Вперед! К директору!

Мелоди расхохоталась. Интересно, была бы она такой же уверенной и раскованной, если бы они с Кандис были родными сестрами? Хотя, в сущности, какая разница? Все равно ведь они сестры. И это хорошо!

Кандис с Мелоди миновали пухлую секретаршу и устремились к полуоткрытой двери кабинета директора Уикса.

– Барышни! – окликнула миссис Сондерс, снимая наушники. – Пятый урок уже идет!

– Это ничего, – возразила Кандис. – У нас записка!

– Неважно! – Секретарша встала. – У него совещание.

– Не обращайте на нас внимания! – потребовала Мелоди.

Миссис Сондерс заморгала и села.

– Хорошо, проходите.

– Черт, а мы с тобой отличная команда! – заметила Кандис, бросая плащ на свободный стул.

Мелоди взглянула на папку в руках сестры. А ведь действительно, у них неплохо получается работать вместе…

– Можно, сэр? – Кандис постучалась в кабинет директора и тут же вошла, втащив за собой Мелоди. В кабинете пахло котлетами и одеколоном.

Директор Уикс проворно закрыл какое-то окно на компьютере и сел прямее.

– Разве вам не следует находиться в классе?

– Сейчас мы пойдем в класс, – сказала Кандис голосом, сладким, как кукурузные хлопья. – Мы только хотели отдать вам вот это.

Она уверенно подошла к столу. Бант у нее на шее решительно подпрыгивал.

– А что это? – Он завернул недоеденный сэндвич в вощеную бумагу и отодвинул его в сторону.

– Заявление для сегодняшнего собрания школьного совета, – сказала Мелоди.

Он непонимающе сощурился.

– За возвращение госпожи Дж., – напомнила она.

– Ах, да! – вспомнил директор. – Если я правильно помню, я говорил, что вам следует собрать сто подписей…

Кандис помахала папкой.

– Мы их собрали!

– То есть вы нашли сто учеников школы Мерстон, готовых подписаться за госпожу Дж.?!

Кандис гордо кивнула.

– Видите ли, не все же боятся ЛОТСов, – сказала Мелоди.

– Это правда, но я слышал, что она задает совершенно зубодробительные вопросы!

И он расхохотался.

– Сэр, – Мелоди стиснула кулаки, – нельзя ли посерьезнее?

– Мелли! – прошипела Кандис, обернувшись к ней.

«Все в порядке!» – одними губами ответила Мелоди.

Директор Уикс заморгал:

– Да-да, вы правы…

– Может быть, кто-то из родителей и боится перемен, но ученики ничего не боятся! Мы хотим перемен. И не боимся заявить об этом, – продолжала Мелоди.

– Долой предрассудки! – провозгласила Кандис, вручая ему папку.

– Ребята наперебой стремились подписаться! – добавила Мелоди для пущего эффекта.

– В самом деле? – переспросил директор Уикс, просматривая подписи.

Девочки уверенно кивнули.

Он хмыкнул:

– Тогда как вы объясните вот это?

Он подвинул папку Кандис и скрестил руки поверх мятого серого пиджака. Мелоди заглянула через плечо сестры, благоухающее «Орхидеей», и ахнула. Из сотни имен, стоявших под заявлением, настоящих было не больше десятка. Остальные выглядели как тупые шуточки из собрания анекдотов для чтения в туалете, которое их отец выиграл на каком-то корпоративе:

Ду Рашка… Эмма Лузер… О. С. Кар… Рейд Массив… В. О. Ландеморт… Тер Рорист… Ри Элтор… Гадом Будеш… Деннис Никто… Магом Станеш… Джон Никак… Хал Апеньо… Гео Метр… Рулон Обоев… Голуаз Блонд… Ушат Помоев… Мэй Беллин… Салон Диванов… Фолл Аут… Кент Лайт…

Мелоди не могла читать дальше. В глазах защипало от накипающих слез. Имена начали расплываться. Голова закружилась в водовороте унижения и поражения. Она перевела взгляд на клены за окном. Но их голые ветви только заставили ее почувствовать себя еще более одинокой.

– Чего ж ты не проверила? – шепнула она сестре.

Кандис вздохнула:

– Наверно, они боялись подписываться своими настоящими именами.

– Извините, девочки, – с искренним сожалением сказал директор Уикс. – Я понимаю, вы очень старались. Между нами говоря, я бы и сам не прочь многое изменить. Но я вынужден прислушиваться к мнению совета, и…

Мелоди хотелось заткнуть уши и завопить. Ну почему взрослые так боятся отстаивать свое мнение? Неужели работа им дороже, чем собственное достоинство? Неужели прогресс страшнее застоя? Мир и дружба опаснее войны? Мелоди ненавидела себя за то, что послушалась ту женщину. Ну, изменила бы она ход событий – и что? Ведь она этого и хотела!

– Директор Уикс! – сказала она, прервав его верноподданническую оду школьному совету. Может, он и боится использовать свой голос, а Мелоди – нет! Она больше не боится. – Я требую, чтобы вы…

Би-ип!

В переговорном устройстве затрещало, и послышался голос миссис Сондерс:

– Сэр, вам звонит Каролина Мэдден!

– Прошу прощения! – Директор вытянулся и напрягся. – Девочки, мне надо ответить на звонок.

– Но…

– Подождите там, – сказал он и взял трубку. – Привет, Каролина! Как там Бекка?

Кандис, непривычная к тому, чтобы ее выставляли, рявкнула «КРУТы ушли!» и захлопнула за ними дверь кабинета директора. Схватила свой плащ, буркнула что-то насчет того, что ждет не дождется, когда перейдет в колледж, и ушла из школы до конца дня.

Но Мелоди не намерена была дуться. Она обещала той женщине, что постарается не пользоваться своим могуществом. Ну, она постаралась. У нее ничего не получилось. Теперь она будет делать все по-своему!

И до конца учебного дня она приказала всем, кто ненавидел ЛОТСов, явиться на День Варенья к Клодин. Когда они соберутся, она прикажет им обнять всех ЛОТСов и заставит объединиться, чтобы вернуть госпожу Дж. оттуда, куда она собирается уехать!

И Джексон окажется снова дома.

И странная тетка с аквамариновыми глазами уедет отсюда.

И вечеринка Клодин запомнится, как событие, благодаря которому все объединились.

И судьба изменится.

Навсегда.

КОМУ: КЛЕО

30 окт 13:07

КЛОДИН: Отсчет пошел! До ДВ – семь часов! Как украшения? ####

КОМУ: КЛОДИН

30 окт 13:07

КЛЕО: Беб и Гасина трудились над ними все утро. Сейчас заканчивают. Закончат – напишут мне, чтобы я пришла посмотреть. Я пришлю фотки. Танцплощадка готова, кабинку диджея привезли. Ждем продукты. ^^^^

КОМУ: КЛЕО

30 окт 13:08

КЛОДИН: ОМГ – это кошмар! Продукты должна была закупать мама! Мы останемся без еды!!! ####

КОМУ: КЛОДИН

30 окт 13:10

КЛЕО: Я поручу это Бебу и Гасине, когда они управятся с украшениями. Ты ни о чем не беспокойся: главное, выберись из дома, выгляди царственно и смотри, чтобы тебя не поймали! Кстати, готовь уши к поездке в Изумрудный Город! Когда приедешь, тебя будут ждать изумрудные серьги тети Нефертити. С Днем Рождения! ^^^^

КОМУ: КЛЕО

30 окт 13:11

КЛОДИН: Что, правда? ОМГ, спс! Что бы я без тебя делала? ####

КОМУ: КЛОДИН

30 окт 13:11

КЛЕО: Сидела бы в «Логове».)) Пошла готовиться. Мне надо вскружить голову всей бейсбольной команде! Пока. ^^^^

КОМУ: МЕЛОДИ

30 окт 13:13

КЛОДИН: Все будут? ####

КОМУ: КЛОДИН

30 окт 13:13

МЕЛОДИ: Некоторые идут на Леди Гагу, они опоздают. Остальные сказали «Да».

КОМУ: МЕЛОДИ

30 окт 13:14

КЛОДИН: Круть! Жалко, многих ЛОТСов не будет. ####

КОМУ: КЛОДИН

30 окт 13:14

МЕЛОДИ: Мне тоже.) Удачно выбраться из дома! Счастливого Дня Варенья! До скорого.

 

[21]«До конца света». – Прим. перев.

[22]«Никто». – Прим. перев.

Оглавление

Обращение к пользователям