Глава 22. Повышенная лохматость

Гарриет пришлось припарковаться в тупичке напротив Штейнов: их собственная дорожка была забита машинами. Не то чтобы Клодин была против! Опоздать на собственную вечеринку и без того неприятно, но приехать туда на потрепанном грузовичке? «Кошш-мар!»

– Мелоди их всех доставила, как пиццу на заказ! – восторженно воскликнула Клодин, выйдя на Рэдклиф-вэй. Тут было теплее, чем рядом с отелем. Или это просто кажется, оттого, что она вот-вот встретится с теми, кого любит?

– Ой, наша улица выглядит прямо как автостоянка! – хихикнула Ляля. Ее черные глаза изумленно расширились.

– Подумать только! – удивилась Гарриет. – И все эти дети приехали к тебе на день рождения!

– Вот видишь? – просияла Клодин. – Я же тебе говорила, что все будет в порядке!

Однако, когда Гарриет привлекла дочку к себе, Клодин укололась о щетину, торчащую сквозь ее черную блузку. Это было лишнее напоминание о том, на какой риск они пошли. Мало того, что приехали на вечеринку, так еще и перед самым полнолунием! Но к чему об этом думать, когда со двора Вульфов гремел электронный пульс «The Time», «Black Eyed Peas»?

– Ур-ра-а! – взвыла Клодин. Они с Лялей вскинули руки над головой и, подпевая и приплясывая, двинулись вдоль квартала.

«I had the time of my life, and I never felt this way before…»[28]

Клодин была счастлива как никогда. Чем ближе они подходили, тем сильней ей хотелось пуститься бегом. Но Клео всегда говорила: «Почетные гости не прибегают, они прибывают!» Однако Клодин с Лялей решили все-таки пробежаться, а потом уже сделать вид, что они прибыли.

– Ух ты-и! – сказала Клодин и остановилась. Газон перед домом был уставлен десятками сияющих свечек, озаряющих дорожку, которая вела к шатру на заднем дворе. Клодин тут же их узнала: точно такие же свечки горели на новогодней вечеринке у де Нилов. Она ощутила огромную благодарность Клео (точнее, ее слугам). Надо же, как они потрудились! Все выглядело совершенно как на одном из тех элегантных праздников в домах знаменитостей, фотографии с которых потом публикуют в журнале «InStyle».

– Какая красота! – ахнула Гарриет, любуясь своей мерцающей лужайкой.

Внезапно ото лба к затылку Клодин пробежала дрожь, схватило… и отпустило. Еще один приступ роста. Ее каштановые кудряшки дернулись, подпрыгнули и упали на плечи. Хорошо еще, что мама, не отрываясь, любовалась на огоньки на лужайке и ничего не заметила. Иначе бы они уже ехали обратно в «Логово»…

– Ну, кто готов? – поспешно спросила Клодин.

Ляля ослепительно сверкнула клыками, и они взялись за руки.

Огибая дом в собственноручно пошитом платье и сверкающих ботильонах, ведомая дорожкой из свечей и последним синглом Бруно Марса, Клодин чувствовала себя совсем как Элли. Эта нормалка из Канзаса была права в одном: дома всегда лучше!

 

[28]«Лучшее время в моей жизни, никогда еще не было так хорошо…» – Прим. перев.

Оглавление

Обращение к пользователям