ГЛАВА 6

Впереди замаячила парковка, поэтому Френк не удивился, когда полицейская машина повернула, включив сигнальные огни.

Они подъехали к двум площадкам. Правая была забита машинами и грузовиками и примыкала к шоссе, а левая была совершенно пустая. Туда и направилась полицейская машина. Вокруг тянулись строения красноватого цвета. Смешение архитектурных стилей поразило Френка. Строения викторианского стиля переплетались со средневековыми. Исламские минареты расположились рядом с кричащими башнями из стекла и бетона. Прямо перед собой Френк увидел еще одно ответвление дороги, и сердце его бешено застучало: так захотелось удрать. Если бы не Венди! Если бы не его дорогая девочка! Разве мог он оставить ее в лапах этих демонов, в этом ужасном месте!

Справа показалось здание, у входа которого скопилось много полицейских машин. В одной из них была его дочь. Над главным входом висел огромный щит: ПОЛИЦИЯ ПОДЗЕМНОГО ЦАРСТВА.

Наконец их тюремщики припарковались, и из машины показался сержант, который мертвой хваткой вцепился в Венди. Она была перепугана и в смятении озиралась по сторонам.

Френк тут же поднялся и отстегнул ремень.

— Ждите меня здесь.

— Я с тобой, Френк!

— Я думаю, что нам лучше держаться вместе, — сказала Маус.

Френк поколебался минуту и согласился:

— У нас нет выбора.

Когда все вышли, Френк особенно тщательно проверил запоры на окнах и дверцах машины. Стоянка постепенно заполнялась машинами. Было жарко, как в пекле. Френк мог поклясться, что слышал, как с шипением испарялся его пот. Было такое впечатление, будто он поджаривался на сковородке. Но когда они вошли в здание полицейского участка, то жара еще больше усилилась. Сержант ждал их.

— Следуйте за мной. Мы постараемся уладить ваше дело как можно быстрее. — И он повел их по коридору, болтая с подчиненными.

Френк сразу же догнал Венди. Она уже не плакала, но ужас в ее глазах заставил Френка содрогнуться. Обняв дочь, Френк почувствовал, как сильно она дрожала.

Прилизанного вида офицер за стойкой улыбался, разглядывая их. Его зубы, обнаженные в улыбке, были острыми как буравчики. Вся обстановка в участке свидетельствовала о строжайшей экономии: стены, пол и даже мебель были сработаны из камня. Нигде ни клочка ткани, ни кусочка дерева.

Френк сильнее прижал к себе дочь. Венди отстранилась.

— Не надо, папа. Все в порядке. Я справлюсь сама. — И она с опаской посмотрела на двух патрульных: — Они мне ничего не сделали, папа, просто напугали.

— Это правда?

Он пристально посмотрел на Венди и вздохнул с облегчением. В ее глазах он не прочел того, чего боялся больше всего.

— Папочка, где мы?

Френк побоялся сказать правду.

— В ужасном месте, но ты не волнуйся, мы выберемся отсюда. Если не поддадимся панике и будем держаться вместе, то сумеем отсюда выбраться. Поняла? — И он крепче сжал ее плечи.

— Я поняла.

— Вот и хорошо. А теперь вытри слезы. Я не хочу, чтобы эти твари думали, будто напугали нас.

Она кивнула и изобразила подобие улыбки. Если бы не жуткая жара, можно было подумать, что они в Лос-Анджелесе. «В Аду не предусмотрен кондиционер», — подумал он. Наконец они вошли в комнаты, битком набитые всяким сбродом, больше половины которого даже отдаленно не напоминало людей. У некоторых были одни глаза, у других только руки, многие могли похвастаться красивыми рогами и хвостами. Были существа с клыками, как у саблезубых тигров. За компьютерами сидели клерки с раздвоенными языками и длинными узкими черепами.

Они остановились у двери. Молодой офицер с руками, которые тащились за ним по полу, и огромными желтыми глазами с крошечными вертикальными зрачками принялся внимательно разглядывать пришельцев.

Два более скромных чудовища нырнули в чан с водой и с удовольствием плескались в нем. Хотя нет. Судя по запаху, это была не вода, скорее всего, бензин.

Френку хотелось разбить эти противные рожи. Если бы он был в Лос-Анджелесе! Господи, что за жуткое место! Только бы удалось выбраться отсюда… Ради этого Френк был готов на все. К ним подошел сержант.

— Мы тут кое-что проверили. Вас хочет видеть лейтенант. Следуйте за мной. — Френк инстинктивно потянулся к дочери, стараясь защитить ее. Младший офицер не сводил с нее наглых смеющихся глаз. Венди боялась взглянуть на него.

Перед тем как войти в офис, они наткнулись на существо, которое напоминало черепаху без панциря. Оно было в форме и лицом напоминало взбесившегося кабана. Сержант переговорил с ним. Существо что-то буркнуло в ответ и пропустило их.

Прежде чем войти, они на минуту задержались у двери с матовым стеклом, которое было искусно разрисовано сценами из жизни Ада, даже такие незначительные детали, как человеческие сердца и другие внутренности были выведены очень четко. В офисе их ждал лейтенант, который весил не менее четверти тонны, а в ширину был не меньше четырех футов. Огромный письменный стол, за которым сидело данное создание, с трудом вмещал эту тушу. Стол был завален кучей пластиковых дощечек, в которых рылся чиновник, когда они вошли.

Френк уставился на стену позади офицера. На ней в рамках были вывешены сертификаты и награды за дьявольскую деятельность этого существа. Что же касалось фотографий, то Френк предпочел не заострять на них внимания и в глубине души надеялся, что Стивен, Венди и Алисия были слишком поглощены и ошеломлены, чтобы разглядывать эти чудовищные снимки. С потолка на длинных веревках свисали законсервированные человеческие органы, которые сжимались и извивались в жаркой атмосфере кабинета.

Круглые как блюдца глаза лейтенанта были розовые с красными зрачками, на них свисали кустистые брови, напоминающие языки пламени. Его оранжевые волосы недавно были очень коротко подстрижены, а из его обмундирования, которое этот боров на себя с трудом натянул, можно было без особого труда соорудить четырехместную палатку. Френк не мог понять: был ли жуткий запах бойни естественным запахом чиновника или это был самый дорогой и модный в этих местах одеколон. Упакованное в форму чудовище отложило в сторону пластиковые карточки и с интересом уставилось на вошедших. Почему-то Френку не хотелось смотреть ему в глаза.

— М-да, м-да, не совсем ясно, зачем вас сюда доставили, — Френк собрал все свое мужество и старался держаться как можно непринужденнее.

— Конечно, это какая-то ошибка. Мы спокойно ехали по шоссе, соблюдая местные законы, никому не мешая и ничему не препятствуя. Как вдруг эти двое, — и Френк кивнул в сторону сержанта и его молодого помощника, — выволокли нас из машины, забрали дочь и приказали следовать за ними.

— Хорошо, — прорычал лейтенант. — Рад слышать, что мои люди четко выполняют свои обязанности. Интересно, а как, по-вашему, они должны были вести себя? В наших краях редко встречаются незнакомые пассажиры. Мы должны быть защищены от случайностей. Все машины, которые направляются сюда, следуют особому предписанию, и наша территория — пункт их последнего назначения.

— Наверное, мы взяли неверный поворот. Пункт нашего назначения — Лас-Вегас.

Лейтенант кивнул:

— Это похоже на правду. Лас-Вегас расположен к нам ближе всего, так что вы вполне могли перепутать. Перекресток сейчас в ремонте и какие-нибудь идиоты вполне могли неправильно вывесить указатель. Вы уверены, что едете в Лас-Вегас, а не оттуда?

— Да, уверены.

Толстяк сдвинул свои мохнатые брови.

— Дьявольски странно. Когда Джо мне описывал вас, я сразу понял, что здесь какая-то загадка.

Пока боров размышлял, молодой офицер подошел и встал рядом с Венди. Он назойливо ей улыбался, а бедная девочка не знала, куда от него спрятаться. У Френка зачесались руки. Его так и подмывало съездить по этой смазливой наглой физиономии, но он знал, что малейшее неверное движение разобьет их хрупкую надежду на благополучный исход. До сих пор им удавалось вести себя достойно, но вежливо. Френк решил не рисковать, не выяснив окончательно, что их ждет. Поэтому он стоял, стиснув зубы, пока не услышал, как Венди всхлипывает.

— Послушайте, если этот вопрос не в вашей компетенции, то я с удовольствием обращусь к вышестоящему начальству.

Лицо демона вдруг превратилось в жуткую устрашающую маску. Он откинулся назад и наполнил комнату раскатами громоподобного смеха. Плакаты и картины затряслись на стенах. Стивен прижался к Маус, а Алисия пыталась защитить Венди.

Когда смех перестал сотрясать огромное тело лейтенанта, по его щекам катились слезы, но не очень далеко, так как тут же испарялись с легким шипением.

— Начальника? Вы хотите видеть начальника? Ну и ну! Никому еще не удавалось так меня рассмешить. Уже по одному этому видно, что вы здесь случайно. — Вдруг он резко выпрямился, понизил голос и спросил таким тоном, что у Френка побежали мурашки по спине:

— Вы ведь вряд ли хотите видеть моего босса, не так ли? Вы ведь пошутили, верно?

— Если можно уладить этот вопрос с вами, то лучше с ним не встречаться, — смело парировал Френк.

Демон откинулся в кресле, которое жалобно под ним заскрипело:

— При создавшихся обстоятельствах я бы не советовал вам беспокоить шефа. Могу заверить, что его реакция вам бы не понравилась.

Уголком глаза Френк видел, как высокий офицер лапал его дочь. Венди стояла не двигаясь, ее трясло от отвращения, но она ничего не могла поделать, так же как и Френк, который трясся в бессильной злобе.

Стивен забился в угол комнаты. Неожиданно материализовались три мерзких существа и окружили Стивена. На них были джинсы и грязные рубахи. Лица узкие, маленькие, с подлыми бегающими блестящими глазками. Таких можно встретить в каждом дворе. Злобные задиристые подростки, которые ищут себе жертву послабее. Френк понял, что если не предпринять что-то, они непременно ввяжутся в драку или скандал.

— Вы же видите, лейтенант, мы попали сюда по ошибке. Мы еще не умерли и пока не собираемся этого делать, так что тут какая-то ошибка.

— Я склонен согласиться с вами, но поскольку вы уже здесь, то нам следует что-то предпринять. Мне необходимо порыться в архивах и выяснить, имелись ли подобные прецеденты. Если да, то нам будет ясно, как с нами поступить. А пока, — и он снова повернулся к сержанту, — разместите этих людей со всеми возможными удобствами, а я займусь изучением их дела.

— Первый уровень? — подобострастно поинтересовался сержант.

— Нет, — поморщившись, ответил лейтенант, — пока не надо, какое-нибудь нейтральное, но надежное место.

— Можно, я позабочусь о девушке? — спросил молодой офицер и протянул обе руки к Венди.

— Выполняйте только то, что вам прикажут.

Под наблюдением патрульных они вышли из офиса. Три подростка-демона подгоняли Стивена затрещинами и пинками. Молодой патрульный был преувеличенно внимателен к Венди и не обращал внимания на ее протесты. Френк чувствовал, что еще немного и от напряжения лопнут сосуды у него в голове.

Только Маус оставалась спокойной и держалась естественно. Что она будет делать, когда их законопатят в этом дьявольском притоне? Как она будет добираться до Исчезающей Точки? Или в этом случае Ткань Существования полностью распадется вместе с адом, в который они попали?

Наконец их впихнули в душную пустую комнату и заперли дверь. Комната напоминала обычный офис. Кушетка, несколько стульев и пара столиков. Настольные лампы были выполнены в особом стиле и напоминали человеческие кости. Рядом с кофейным столиком была подборка журналов. Пробежав глазами обложки, Френк спокойно, чтобы не привлекать внимания, собрал их и бросил за диван. Правда, он ничего не мог сделать для того, чтобы хоть как-то спрятать царапины и пятна крови на стенах, двери и полу.

Венди села рядом с матерью, которая обняла ее и пыталась как-то успокоить. Стивен перестал плакать и тер кулаками глаза.

В комнате не было окон. В затемненном алькове можно было различить силуэт кровати, рядом находилась дверь в ванную. К стене напротив был приделан питьевой фонтанчик. Стивен приложился к нему губами и нажал на рычажок. Френк вздрогнул, когда мальчишка закричал от боли и схватился за рот обеими руками. Через секунду родители были рядом с ним. С большим трудом удалось отнять его руки от лица. Губы Стивена покраснели и распухли.

— У меня есть успокаивающий карандаш, — прошептала Алисия. — Сейчас, сынок, сейчас все пройдет.

Френк подошел к фонтанчику, нажал на рычаг, и из крана ударила струя кипящей воды.

— Все, что мы можем сделать, это ждать, — сказала Маус.

— Ждать, — взорвался Френк. — Чего именно? Вы можете вытащить нас отсюда? Думаю, несколько наивно полагать, что лейтенант решит дело в нашу пользу.

Маус помрачнела:

— Я могу успокаивать, лечить, могу помочь установить равновесие душевных сил, но я не могу творить чудеса. А если бы могла, то вам не нужно было бы меня подвозить. Вполне может случиться так, что они, поняв, откуда мы, не станут нас здесь держать.

— Да, конечно. На внутреннее благородство лейтенанта вполне можно положиться.

Френк наблюдал, как Алисия прикладывала успокаивающий бальзам к губам Стивена, а Венди разглядывала журнал. Где только она сумела его найти? Ему казалось, что он их все спрятал. В мгновение ока он оказался рядом с ней, выхватил журнал и зашвырнул его в другой конец комнаты. Венди подняла глаза, полные ужаса, позволила отцу обнять ее и положила голову ему на грудь. Френк уже не помнил, когда она последний раз так делала. Долго успокаивал он дочь, а когда отпустил ее, то увидел, что она пыталась слабо улыбнуться.

Прошел час. Постепенно они стали привыкать к жаре. В ванной нашли металлическую кружку, Френк наполнил ее кипящей водой и поставил остывать. Лучше выпить теплой воды, чем никакой. К ним никто не наведывался. Видимо, процедура выяснения оказалась сложнее, чем предполагал лейтенант, и потребовала много времени. Конечно, если их всех хватит тепловой удар в этой кладовке, местные служители вздохнут с облегчением. Захотелось есть. Френк вспомнил заполненную кладовку дома на колесах. К счастью, у Алисии в сумочке нашлась пачка крекеров. Крекеры слегка притупили чувство голода, но вызывали сильную жажду. Недурно было бы принять ванну, но после того, что приключилось со Стивеном, Френк боялся подходить к крану.

Но вот послышался стук отпираемого звонка. Венди и Стивен поспешили к матери. Френк постарался загородить их собой, готовый к встрече с неожиданным.

Вошел мужчина. С виду совершенно нормальный, высокий, атлетически сложенный. На нем были джинсы и фланелевая рубаха. Черные волосы до плеч были перевязаны красной лентой. Одной рукой он вкатил металлическую тележку, на которой были сложены швабра, металлическая проволочная щетка и стояло ведро с горячей мыльной водой. Не обращая на них

никакого внимания, мужчина взял швабру, намочил ее в ведре и начал протирать пол в ванной комнате.

Если бы не огромные размеры, его можно было бы считать вполне нормальным: человеческие глаза, лицо. Он работал медленно, но энергично.

— Послушай, папа, — зашептал Стивен, — он похож на настоящего индейца.

— Успокойся, сынок, ты же знаешь, здесь все не такое, как кажется.

— Тут ты не прав, приятель, — мужчина говорил с мягким юго-западным акцентом. — Все здесь именно так, как должно быть.

Что-то в поведении этого человека, в его тоне заставило Френка рискнуть:

— Вы не похожи на местного. Вы выглядите лучше, чем они.

— Я и есть не местный, — парень улыбнулся.

К великому облегчению Френк увидел, что зубы у него были ровные, не заостренные.

— Меня зовут Весельчак-Обжигающий пальцы. Первое, что вы меня спросите, как я получил такое имя.

— Нет, ну что вы, — запротестовала Алисия. Но он не дал ей договорить:

— Я родился так быстро и таким горячим, что доктор, который принимал меня, обжег себе пальцы.

Продолжая улыбаться, парень возобновил свою работу. Алисия не знала, верить ему или нет. Венди смеялась до тех пор, пока мать не цыкнула на нее.

— Ничего, ничего, смейтесь, это в самом деле смешно. Френк все еще с недоверием рассматривал индейца: — Не знаю, что и подумать, но вы мне кажетесь

совершенно нормальным.

— Но нет, нет, я совершенно ненормальный. — Парень облокотился на щетку: — Видите ли, я немножко того… с головой не в порядке… это бросается в глаза? Сами подумайте, какой нормальный человек станет работать здесь.

— Но вы не похожи ни на дьявола, ни на демона.

— Нет, я просто ненормальный.

— Но вы вовсе не кажетесь таким, — медленно проговорила Алисия.

Парень предостерегающе поднял палец:

— Это знак настоящего безумия.

— Так вы что, здесь отбываете наказание? — полюбопытствовал Френк.

— Наказание? Вовсе нет. Я ехал в Лос-Анджелес, у меня поломался пикап и сюда меня привезла местная полиция.

— Нас тоже, — вставил Френк.

— Конечно, сначала я был слегка удивлен и доставил неприятности местным властям. Они использовали все виды насекомых, демонов и тварей, пытаясь меня расстроить, но мне это напоминало «Диснейленд» и я смеялся, поэтому они решили, что я попал сюда по ошибке.

— Что же случилось потом? — поинтересовался Френк.

— Они долго разговаривали, и я успел разглядеть, какая вокруг них грязь. Сам я помешан на чистоте. У моих отца с матерью был самый чистый вигвам в поселении. Так что пока они там разговаривали, я принялся наводить чистоту. Увидев, что я делаю, дьяволы предложили мне работу. Сами они не слишком чистоплотны и когда заставляют своих подручных навести порядок, те только и могут, что развести грязь еще больше.

— Вам предложили работу? Здесь?

— А почему бы и нет. Вы когда-нибудь бывали в резервации «Четыре Угла»?

Френк покачал головой и решил представиться:

— Сондерберг. Френк Сондерберг.

Затем он по очереди представил всю семью и в самом конце Маус. Весельчак кивнул:

— «Четыре Угла» летом поджариваются на солнце, как на сковородке, а зимой скрипят такие морозы, каких вы и представить себе не можете. А я не переношу холод. Моя семья считала это смешным: большой парень и боится холода. А здесь никогда не бывает холодно и платят они хорошо, золотом. Я люблю золото. Испанские дублоны, монеты Римской империи, персидские слитки. У меня сейчас настоящая коллекция.

— А откуда они его достают? — удивленно спросил Стивен.

— Трудно сказать. Думаю, много поступает от людей, которые приходят сюда навсегда. Знаете, некоторые и после смерти норовят захватить с собой золото.

— И вы не возражаете против подобной платы? — спросила Алисия.

Весельчак снова принялся мыть пол.

— А почему я должен возражать? Ведь не золото совершает преступление, а люди. У меня здесь хорошая комната и никто не беспокоит меня, пока я делаю свою работу. Есть даже телевизор. Я могу смотреть все программы из Лос-Анджелеса и Лас-Вегаса. У них тут отличные антенны. Наверное для того, чтобы высматривать будущих посетителей. Мне даже разрешают успокаивать дам, которые находят здесь последний приют.

— В самом деле? — удивился Френк.

— Да, им это кажется ужасно смешным. Чужие слезы вызывают у них истерический смех, но я никого не обманываю и многие бывают рады последней встрече с человеком. Здесь много разных посетителей, политики, художники, особенно много банкиров.

— А вам не страшно? — откровенно спросила Алисия. — Ведь они могут передумать.

— У меня с ними подписан контракт.

— А как же насчет души?

— Душа пока молчит. От жары, наверное. Весельчак продолжал улыбаться и пристально смотрел на Маус.

— Вы — женщина-загадка.

Пока Весельчак и Маус беседовали друг с другом, Френка осенило:

— Вы говорите, что можете передвигаться здесь без ограничений?

— Так и есть. У меня много работы. Здешние дьяволы и демоны страшно нечистоплотные.

— Я все еще не понимаю, для чего они наняли вас, — пробормотала Алисия.

— Здесь, недалеко от Лас-Вегаса, у них самый перегруженный пропускной пункт. Они работают круглые сутки. Поэтому мне работы хватает.

— Давно вы здесь?

— Трудно сказать… Время меня мало интересует, я не ношу даже часов. Здесь на участке есть часы, но они без стрелок, поэтому я ориентируюсь по внутренним биоритмам.

Френк начал успокаиваться:

— А что вы делали до того, как попали сюда?

— Путешествовал. Кроме того, я работал в Техасе на сборке ядерного оружия.

У Стивена округлились глаза:

— Атомные бомбы? Весельчак кивнул:

— Моя работа заключалась в том, чтобы проверять окончательную сборку. Когда я работал один, то кое-что усовершенствовал в этих бомбах.

Френк, как ни пытался, не мог представить безумца, собирающего атомные бомбы. У него даже вспотели ладони.

— Я ставил такие приспособления, которые уменьшали радиус радиоактивного действия этих игрушек. Остаток энергии уходил на безвредный фейерверк.

Весельчак улыбнулся.

— Но это же саботаж! — зло прокричал Френк. — Вы ослабляли наш оборонный щит.

— Нет; я всегда стараюсь сбалансировать результат. Подобную работу я проделывал для русских неподалеку от озера Байкал. Русские бомбы с моим устройством будут сверкать красными и желтыми огоньками, а американские белыми и голубыми, — Весельчак хихикнул. — Если генералы когда-нибудь решатся их применить, то будут очень удивлены.

— Мне очень нравится ваш браслет, — решила переменить тему Алисия. — Он принадлежит вашему племени?

— Да, его сделал мой отец Он серебряный, а я люблю золотые вещи и мечтаю сам сделать из золота красивую вещицу наподобие этой. Вот почему мне нужно много золота.

Неожиданно входная дверь распахнулась и в комнату вкатились три демона-подростка, которые мучили Стивена. Они смеялись и повизгивали.

Увидев их, Стивен закричал и бросился в ванную. Один из дьяволят просунул ногу между дверью и косяком, и Стивену не удалось спрятаться. Они выволокли несчастного мальчишку в гостиную и возобновили издевательства над беззащитным подростком.

Больше Френк не мог этого выдержать и бросился наподмогу к сыну. Один из юнцов оскалился на Френка:

— Не вздумай сунуться, ты, мешок с протухшей кровью.

У него были глаза без зрачков, красные, злобные, а когда он говорил, две струи пламени вырывались из ноздрей. Френка обдало жаром, и он непроизвольно отскочил. Довольный дьяволенок возобновил издевательства над Стивеном.

Весельчак-Обжигающий пальцы подошел к ванной комнате:

— А ну! Быстро выкатывайтесь отсюда! Все! Все трое! Вам запрещено появляться на этой территории.

— Не твое дело! Не вмешивайся! — завопил дьяволенок и выпустил в лицо индейцу шар раскаленного пламени.

Весельчак проглотил пламя. Одной рукой схватил ведро с горячей водой и, размахнувшись, со всей силой огрел поганого демоненка по противной роже.

Вода вылилась из ведра прямо на голову маленькому негодяю. Раздался звук, похожий на тот, который издает переполненный кипящий огромный чайник. Раздался крик. Два других дьяволенка отскочили назад и с ужасом уставились на то, что когда-то было их другом, — на кучу красных тлеющих угольков. Весельчак бросил пустое ведро и схватил проволочную щетку:

— А теперь ваша очередь…

Дьяволята испугались, но старались не подавать виду:

— Ты пожалеешь об этом, — заорал один из них. Весельчак просунул щетку ему между ног и на фут

приподнял его над полом.

— Мы все расскажем начальнику, — всхлипывая, пробормотал второй дьяволенок, выбегая из комнаты.

— Попробуйте… А я расскажу, что вы нарушили запрет.

Он сбросил маленького демона со щетки в коридор и запер дверь. Потом поставил щетку, отряхнулся и, весело улыбаясь, вошел в ванную.

— Все в порядке, приятель, можешь выходить. Они ушли и, думаю, не скоро вернутся.

Стив, вытирая раскрасневшиеся от слез глаза, с опаской выглянул из ванной.

— Спасибо вам, мистер Весельчак! Френк подошел, пожал руку индейцу:

— От меня тоже огромное спасибо за все.

— О чем разговор… Это такая мелочь.

Алисия с недоумением разглядывала кучку пепла.

— А теперь, ребята, сейчас ваша очередь рассказать мне, что вы здесь делаете, — сказал Весельчак.

— С удовольствием, — и Френк принялся обстоятельно излагать историю злоключений своей семьи с самого начала.

Оглавление