ГЛАВА 7

Весельчак замер в раздумье, потом выругался по-навайски и со злостью пнул ведро:

— Все неправильно, вас не должны держать здесь. Они должны признать свою ошибку.

— Признают ли? — осторожно спросила Алисия. — А если нет… Вы сможете нам чем-нибудь помочь? Поможете выбраться отсюда? Или хотя бы переговорить с кем-нибудь из местного начальства, замолвить за нас словечко?

Весельчак покачал головой:

— Нет, лучше этого не делать. Не надо им напоминать о себе. — Индеец задумался. — Знаете, что мне пришло в голову? Я устал мыть за ними полы. Ад и чистота — несовместимые понятия. Я накопил достаточно золота. Достаточно для того, чтобы работать на себя, и, думаю, настало время отсюда слинять. Поэтому я помогу вам, но вы должны довериться мне.

— Довериться помешанному… — пробормотал Френк.

— Может быть, это и звучит дико, но помочь вам выбраться отсюда может только помешанный. Но если вы хотите довериться здешнему лейтенанту, то я не возражаю.

Алисия схватила мужа за руку:

— Френк! Он может нам помочь! Решайся!

— Не знаю, — Френк внимательно посмотрел на Весельчака. — Что, если мы окажемся еще в большем дерьме?

— Да уж вы там окажетесь! Можете мне поверить! Как только вас пошлют на первый уровень, прощай нормальная жизнь!

— Но лейтенант сам признал, что мы здесь по ошибке. Может быть, он отпустит нас…

Весельчак задумался:

— Возможно. Но если они вас отпустят, им придется заполнять огромное количество специальных бланков, а канцелярскую работу они делать не любят, можете мне поверить. Я могу допустить, что лейтенант не так уж плох для демона, но работать он очень не любит. Поэтому скорее согласится потерять вас где-нибудь. Ад

это такое место, где очень легко теряются люди. А через недельку-другую, когда вас опустят на третий уровень, вы уже будете не в состоянии не только жаловаться, но и вообще думать. Короче говоря, вам уже будет все равно. Подумайте хорошенько. Может быть, не стоит сидеть и дожидаться справедливости в аду?

— Френк, пожалуйста, давай послушаемся его, — уговаривала Алисия.

— Папочка, если он в самом деле может нам помочь, глупо не воспользоваться таким случаем. Я боюсь этих существ. Вдруг они снова придут.

Ужас, который Френк услышал в голосе дочери, заставил его решиться.

— Идет, Весельчак! Мы с тобой! Великан обрадовался:

— Хорошо. Вы правильно поступаете.

— Скажите, вы всегда проделываете этот трюк с водой? — спросила Алисия.

— Да нет! Это была мелочь. Маленькие дьяволятки из начальной школы. Это все равно, что прихлопнуть муху.

— Огнедышащую муху, — пробормотал Стивен про себя.

— Если вы плеснете ведро с водой в рожу дьяволу постарше, он только рассмеется и спалит вас напалмом.

— Как же вы собираетесь помочь нам выбраться отсюда? — с недоверием спросил Френк.

— На чем вы сюда приехали?

— На машине. Она припаркована у здания управления. По крайней мере, была.

— Не волнуйтесь. Она им не нужна. Их интересуют машины только собственного производства. Они еще не решили, что делать с вами. Им не до вашей машины. — Он поставил пустое ведро, сложил швабры на тележку.

— Идите за мной!

— А если нас остановят? — с беспокойством спросил Френк.

— Сначала они должны нас увидеть. Потом принять решение. Низшие эшелоны боятся принимать самостоятельное решение. Так что не бойтесь! Моя комната недалеко. Я хочу собрать кое-что.

Они подошли к двери. Когда Весельчак ее открыл, их обожгли потоки горячего воздуха.

— Вы, ребята, счастливчики, — сказал Весельчак. — Они включили вам кондиционер.

— Кондиционер? — спросила Алисия. — Да здесь градусов сто двадцать, не меньше.

— Не забывайте, где вы находитесь. Это все-таки

ад.

Весельчак пошире приоткрыл дверь и выглянул в холл.

— Нам повезло. Никого вокруг. Держитесь как можно ближе ко мне. Если кто-нибудь попадется навстречу — не паникуйте и не теряйтесь.

— Кому-нибудь удавалось улизнуть отсюда? — спросил Френк.

— Не слыхал о таком. Лучше поторопитесь.

Они вышли в коридор и последовали за Весельчаком, стараясь не отстать.

Младший дьявольский чин женского пола в красно-оранжевой форме возник в конце коридора. Дьяволица не обратила на них никакого внимания.

— У них столько бумажной работы, что иногда два демона, сидящие бок о бок, не узнают друг друга. Держитесь как можно естественнее. А вы из другой семьи, верно? — спросил Весельчак, посмотрев на Маус.

— Я путешествовала автостопом. Сондерберги подобрали меня. Я еду к Исчезающей Точке, чтобы попытаться успокоить Прядильщика, пока Ткань Существования не распалась окончательно.

— Что-то случилось с пряжей, да? Вы потом мне расскажете об этом поподробнее. Мы, Навайцы, очень любим прясть. Особенно лечебные половики, — Весельчак свернул налево по коридору. — Но я еще ни разу не видел, как плетут ткань из Нити Существования. Кстати, если они узнают, кто вы такая и куда направляетесь, вам придется несладко. Так что давайте побыстрее уносить ноги.

Неожиданно Весельчак остановился и стал отпирать дверь.

— Моя комната, добро пожаловать!

Френк не знал, чего ожидать. Простая кровать, возможно, стол и пара стульев, может быть, даже половик, сотканный самим Весельчаком. Все это было в комнате индейца, но не это поразило их, когда они вошли. А огромная картина, которая занимала всю противоположную стену. Заметив их удивление, Весельчак сказал:

— Это сработано из песка. Меня отец научил.

— Как красиво! — Алисия не смогла не выразить свой восторг.

Весельчак упаковывал свой небольшой чемодан.

— Надо же было чем-нибудь заниматься в свободное время. Песок здесь в изобилии. Правда, трудно сделать гак, чтобы он не оседал. В этом и заключается настоящее искусство.

Френк поразился:

— Вы хотите сказать, что песок не приклеенный?

— Здесь никакой клей не выдержит.

Четыре линии исходили из центра, как лучи солнца. Между ними были изображены сцены из жизни растений, животных, людей и богов.

— Вы настоящий художник, мистер Весельчак, — Маус с неподдельным восторгом любовалась произведением индейца.

Весельчак лишь пожал плечами в ответ:

— Когда я не занят ювелирной работой, то играю с песком. Это хорошо тренирует пальцы и мозг.

— Л это что? — спросил Стивен и подошел к основанию стены. И, прежде чем Френк успел остановить его, мальчик задел рукой то место, которое его заинтересовало.

Неожиданно по комнате пронесся порыв холодного ветра. Как только Стивен прикоснулся пальцем к стене, сооружение из песка обрушилось на пол. И там, где минуту назад было великолепное произведение искусства, осталась голая стена и неровная куча разноцветного песка у основания.

Алисия всплеснула руками:

— О господи!

— Ой, простите меня, — Стивен был потрясен. — Простите, я не хотел!

— Не расстраивайся, все ерунда. Мы все равно уходим отсюда. Произведение из песка не вечно. — И он положил руку на плечо мальчику, чтобы успокоить его. — Когда-нибудь я сделаю картину из песка специально для тебя. Ты сможешь показывать ее друзьям.

— Спасибо, вы очень добры, — Стивен постарался изобразить улыбку.

— Вот так-то лучше. Вы настоящий маленький мужчина, мистер Сондерберг. Пошли.

Весельчак открыл дверь, осмотрел холл и сделал знак следовать за ним. В конце коридора индеец остановился:

— Подождите здесь.

И он скрылся за поворотом. Минуты текли, как часы. Френк начал волноваться, когда появился их новый друг:

— Все в порядке. Идем дальше как можно спокойнее.

Когда они проходили другой коридор, то наткнулись на красно-желтую кучу в углу. Из открытой пасти торчал клык, глаза были плотно закрыты. Из развороченного лба стекала зеленая кровь.

— Это вы его так? — спросила Венди голосом, полным страха и восхищения одновременно.

…… Пришлось. Стоял тут на вахте и мне не удалось

его уговорить. Так что пришлось слегка оглоушить. Он уписается, когда придет в себя.

— Представляю, что тут начнется, когда они обнаружат, что вас нет.

Они выбежали за дверь, которую придерживал Весельчак, прямо на стоянку. Через дорогу стояла нескончаемая очередь машин, из которых доносились стоны и крики. Несколько патрульных машин были припаркованы неподалеку. Их дом на колесах сверкал белизной на фоне темного неба. Френк с облегчением обнаружил, что двери были заперты. От нервного перенапряжения у него тряслись руки, и, прежде чем удалось открыть дверцу, ключи два раза падали в песок.

К счастью, на стоянке не было дежурных демонов. Френк сел за руль, остальные кучей ввалились за ним и захлопнули дверь. Когда он всунул ключ зажигания, Алисия спросила:

— А вдруг не заведется?

Френк даже подскочил. В эту минуту он был готов ее ударить. Он повернул ключ — и мотор заработал.

— Давай выезжай, но не слишком быстро, — скомандовал Весельчак.

Стоянка была достаточно большой и Френк без труда развернулся. Он уже почти выехал на дорогу, когда нечто с четырьмя глазами и крыльями летучей мыши побежало им наперерез.

— Что я должен делать? — сквозь зубы спросил Френк.

— Остановитесь.

— Но ведь…

— Успокойтесь, Сондерберг. Опустите окно.

Френк нехотя подчинился. Заставил себя не скривиться и не отшатнуться от вони, которая исходила от чудовища, прилепившегося к окну:

— Весельчак, что ты делаешь с этими гуманоидами? Индеец улыбнулся:

— Да вот туристы заблудились, понимаешь. Свернули не туда. Меня попросили вывести их отсюда.

— Правда?.. Я кое-что об этом слышал. Чудовище схватилось узловатой лапой за стекло.

— Почему вы уезжаете, ребята? Вам не понравилось наше радушие?

— Нам тут очень жарко, — Френк старался не выдать своего отвращения.

Демон загоготал, обнажая зубы длиною в палец:

— Так что, отпустить вас?

— Да, — сказал Весельчак. — Отпусти. Нет необходимости держать их здесь.

— Хорошо, хотя, мне кажется, стыдно отпускать таких приятных людей, но, если так решило начальство, мое дело сторона. А ты почему с ними едешь, Весельчак?

— Ребята немного нервничают. Меня попросили показать им дорогу, чтобы они снова не попали в переделку. Я скоро вернусь.

Демон кивнул и уставился на Френка:

— Увидимся, ребята, через несколько десятилетий.

— Кто знает, — ответил Френк, поражаясь собственной смелости.

— Ну, пока, Весельчак. Долго не задерживайся. — И чудовище уступило дорогу.

Продолжая улыбаться и помахивать демону рукой, Весельчак проговорил сквозь зубы:

— Теперь жми на всю катушку!

Френк, как загипнотизированный, нажал педаль газа. Автофургон выехал на дорогу и развил скорость, какой даже Френк не ожидал. Их сторона дороги была свободна, за что Френк возблагодарил Господа.

— Будь внимателен, — сказал Весельчак. — Не пропусти поворот. Он здесь всего один.

— Знаю, — и Френк повернул руль направо. Машина пустилась под уклон, набирая скорость. Когда они выехали на другую автостраду, скорость достигала пятидесяти миль в час.

— Кажется, удалось, — прокричал Френк, увеличивая скорость до шестидесяти.

— Возможно, — сказал Весельчак, оглядываясь назад. Глаза его были прищурены.

И вдруг завыла сирена.

— О! Нет, Господи, не надо! Прошу тебя! — закричала Алисия.

С окаменевшим лицом Френк так давил на педаль, что, казалось, она вот-вот продавит пол. Все, что ему удалось выжать, это семьдесят миль в час.

— Не бойся, дорогая, — сказал он жене. — Мы не вернемся назад, что бы ни случилось. Скажи детям, чтобы пристегнулись.

Френк внимательно следил за автострадой.

— Ну как, Весельчак?

— Все правильно, мистер Сондерберг. Жмите на газ. — Эй! Девушка, что вы собираетесь делать?

Поток теплого воздуха ворвался в машину. Кто-то открыл окно в спальне. Френк уже начал было ругаться, как вдруг услышал пение. Одна-единственная нота звучала высоко и напряженно. Что-то стукнуло о боковое стекло. Френк увидел, что их преследовало по меньшей мере полдюжины патрульных машин. Выли сирены. Угрожающе вспыхивали сигнальные огни, завывали моторы. Из некоторых машин в них целились из пистолетов. И над всей этой дьявольской какофонией звучал голос Маус. Одна-единственная нота. В ее таинственной песне не было слов, лишь одна нота, которая заставляла трепетать все вокруг.

Их преследователи начали куда-то исчезать. Машина за машиной выходили из строя и останавливались, Маус перестала петь. И вдруг они услышали царапающие звуки, которые шли от крыши к стенам машины. И тут они увидели его. Чудовище прижалось к стеклу и улыбалось Френку. Два длинных клыка, как у вампира, торчали из нижней челюсти, оно буравило их крошечными злыми красными глазками.

И тут Френк понял, почему песня Маус на него не подействовала. У демона не было ушей.

— Нет, — прошептал Френк в тот момент, когда увидел, как Весельчак нажал на курок.

Прогремел выстрел. Выражение удивления возникло на морде чудовища, но в это время прогремел еще один выстрел. Голова демона взорвалась, и боковое стекло покрылось зеленой кровью и кусочками горящей плоти.

Индеец закрыл заднее окно, на его лице можно было прочесть выражение торжественной удовлетворенности. В правой руке он держал револьвер размером с небольшую пушку. Весельчак перезарядил пистолет и спокойно заткнул его себе за пояс.

— Отличная пушка, — ответил индеец на немой вопрос Френка. — Конечно, менее эффективная, чем песни нашей леди, но в своем роде незаменима.

— Никогда бы не подумал, что в подобном месте может пригодиться оружие. Мне казалось, что черная магия или колдовство в аду более уместны.

— Разная бывает магия, мой друг. Холодный свинец — это тоже магия, которая неплохо срабатывает в Подземном Царстве.

— Очередной подарок отца? Весельчак улыбнулся:

— Нет, его я сделал сам. Еще когда работал в Военно-промышленном комплексе.

Подошла Алисия и села рядом с мужем. Когда ее взгляд случайно упал на окно, она застонала.

— А как они разрешили взять с собой оружие? В тоне Френка чувствовалось недоверие.

— Это же часть моей личной собственности. Попробовали бы они его отобрать!

Маус подошла к холодильнику, налила себе лимонада. Необычное пение плохо сказалось на ее связках.

— Боюсь, что они не прекратили преследования, — Весельчак наклонился и внимательно посмотрел в заднее окно.

— Скорее всего, вы правы, но мы достаточно далеко ушли и скоро будем за пределами той территории, которая подвластна дьявольской силе.

— Это еще не гарантия безопасности. Если Ткань Существования будет продолжать запутываться и рваться, ничто не гарантирует безопасности.

— Может быть, но я знаю одного парня, который так хорошо водит машину, что сможет удрать даже из ада, — и он хлопнул своей огромной ручищей Френка по спине.

Френк был так доволен похвалой, что чувствовал себя как новоиспеченный рыцарь. Погони не было видно. Венди и Стивен пили лимонад, и чем дальше они ехали, тем более привычным становился пейзаж. Кактусы выпрямились, появились зеленые и коричневые краски, а растения больше не походили на замерших в мучительных позах живых существ. Небо просветлело. Воздух стал более свежим. Рассматривая указатели вдоль шоссе, они не увидели ни одного с названием «Подземное Царство». Чувство облегчения было почти невыносимым.

— Кажется, вырвались. Даже не верится…

Френк засмеялся, правда, не очень естественно, и Алисия это поняла, но тем не менее улыбнулась в ответ.

— Венди, — заорал Френк. — А ну-ка, включи магнитофон, да погромче, чтобы мы все слышали.

Его дочь даже присела от удивления:

— Папочка, ты хочешь слушать музыку?

— Конечно, что-нибудь сугубо металлическое. После того, что мы пережили, эта музыка должна здорово успокоить наши нервы.

— Но, пап, ты же знаешь, я не очень люблю тяжелый

металл.

«Пап», Френк был в восторге снова услышать это слово.

— Ну хорошо, тогда поставь то, что тебе нравится.

— Идет. Ты сам попросил, потом не жалуйся. Венди сняла наушники и включила громкость на полную мощность. Их дальнейший путь продолжался в компании натужных голосов Хьюи Левиса, Бон Джови и Синди Лаупер.

— Самое смешное, — проговорила Алисия, — в том, что мы никому и никогда не сможем рассказать о том, что с нами произошло. Нам никто не поверит.

— Я и сам с трудом верю в это. — Френк повысил голос. — Эй! Стивен! Иди сюда и поболтай с нами.

— Знаешь, папа, я хочу немного побыть один, если ты не возражаешь.

— Ну, конечно, нет, сынок.

Несмотря на то, что Стивен улыбался, Френк знал, как он тяжело страдал и мучился от пережитого.

— Сынок, там мороженое в морозилке, не забудь.

— Я знаю, папа, пока не хочу. Ты не волнуйся. Маус хотела подняться:

— Попробую его успокоить.

— Не надо. — Весельчак остановил ее. — Я поговорю с парнем. Одно удовольствие побеседовать с таким достойным мальчишкой!

Индеец улыбнулся, встал и пошел к Стивену. Он сел на пол подле мальчика, скрестив ноги.

— Поговорим? Стивен понизил голос:

— Мне все еще страшно, мистер Весельчак.

— Можно без мистера. Никто больше не побеспокоит нас, Стивен. Пение Маус их надолго вывело из строя, а об остальном позабочусь я лично. Хочешь посмотреть мою пушку?

Мальчик резко отодвинулся:

— Я боюсь оружия.

— Но почему? Какой смысл бояться вещи, если знаешь, как нужно обращаться с ней? Ты ведь не боишься молотка, отвертки или пилы.

— Нет.

— Ну так ружье не больше, чем инструмент.

— Я раньше так не думал.

— Это потому, что ты городской житель. В городах люди привыкли палить по всякому поводу, где надо и не надо. А теперь скажи мне, чего ты еще боишься?

— Огня, Весельчак. Я очень боюсь огня. Индеец покачал головой и тихонько рассмеялся:

— Но ведь огонь — это тоже инструмент. Бог подарил огонь людям много веков назад. И если знать, как правильно им пользоваться, то огонь из врага превращается в лучшего друга человека. Какой же смысл бояться его?

Стивен помедлил.

— Мама всегда предупреждала меня быть осторожным, когда я играл со спичками или зажигал плиту.

— Осторожность… Ну, конечно, нужно быть осторожным с огнем. Только в этом случае он и приносит пользу людям. Хочешь, я покажу тебе фокус? Но только это между нами.

— Конечно, хочу.

— Хорошо. Сделай руки так.

Весельчак вытянул левую руку, показывая, как расположить большой и указательный пальцы. Стивен пытался проделать своей маленькой рукой все так, как показал индеец.

— Правильно?

— Нет, скрестить их надо немного больше. А теперь сделай вот так.

Весельчак щелкнул пальцами и между ними вспыхнуло небольшое пламя. Стивен ахнул:

— Вот это да! Как это у вас получилось?

— Немного практики и знаний, больше ничего. А ну-ка, задуй.

Стивен наклонился вперед и, недолго думая, дунул изо всех сил. Пламя исчезло. Но самое интересное было то, что на руке, где оно только что горело, не было ни покраснения, ни волдыря, ни шрама.

— Вот это фокус! Весельчак улыбнулся:

— А что я тебе говорил. Вся наша жизнь — один сплошной фокус. Физика — это фокус, химия — тоже, а математика — это фокус из фокусов. Ну, а теперь ты попробуй.

— Постараюсь, — с сомнением в голосе сказал Стивен. Он напрягся изо всех сил и щелкнул пальцами, но пламя не появилось. Стивен попробовал еще несколько раз, так что заболели пальцы, — пламени не было.

— Это потому, что ты работаешь только руками, но не головой. — Индеец наклонился и что-то шепнул мальчику на ухо.

— Теперь попробуй еще раз.

С четвертой попытки появился слабый дымок.

— Здорово! — Стивен даже засмеялся от счастья.

— Теперь понял? Любой фокус — это вопрос практики и умения сконцентрироваться, — с удовлетворением сказал Весельчак, откидываясь назад.

Мальчишка был занят добыванием огня. Ни о чем другом он уже больше не думал. Именно этого и добивался Весельчак.

Оглавление