Чњ

Напишу его портрет.

Высокий и прямой, с белой бородой, с глазами цвета голубоватых страниц Славутского махзора[52]. Голос был приятен и одежда чиста, только талит был старым и заплаканным. Хазан не снимал талит с головы всю молитву, только после каждой «Аhава» и «Геула» приоткрывал его немного, чтобы посмотреть есть ли уже признаки Геулы.

Сорок лет был он посланником нашего города пред Местом[53]. К концу этого срока поехал он в Россию повидать родственников. На границе его арестовали и заточили в темницу. Умалял он Святого, благословен Он, выпустить его из плена и вернуть в прежнее место. Святой, благословен Он, лишил сна губернатора. Понял, что не уснет, пока голос хазана раздается из тюремной камеры. Приказал освободить его и отправить на родину. Так и сделали.

Из темницы хазан привез новый нигун[54] для «Бедной пленницы».

 

[52] — махзор (молитвенник на Новолетие и Судный День), напечатанный в типографии города Славута

[53] — хазан называется еще «ШАЦ» — «шалиах цибур», т.е. «посланник общества»

[54] — «нигун» — мелодия, хасидское песнопение, часто – без слов.

Оглавление