Глава 22. ПОСЛЕСЛОВИЕ

В январе 2010 года компания «Гугл» сделала неожиданное объявление, которое эхом отразилось в Вашингтоне, Пекине и других мировых столицах. Технологический гигант угрожал уйти из Китая из-за нападений на его компьютерные системы и на тридцать четыре американских компании, главным образом в Силиконовой Долине. След кибератак вел к полудюжине серверов на Тайване, но у «Гугл» было сильное подозрение, что нападения, нацеленные частично на учетные записи Gmail китайских активных борцов за права человека, исходили из Китая.

Хакерские атаки, направленные на американские компании в Калифорнии, включая «Нортроп Грумман» и «Доу Кемикал», похоже, были задуманы для получения информации о системах вооружения, и, возможно, их жизненно важных «исходных текстов», или компьютерных программ управления. «Гугл» обратилась за помощью к Агентству национальной безопасности, американской службе дешифрования и электронной разведки.

Компания «Гугл» также заявила, что больше не будет сотрудничать с китайской интернет-цензурой. Вскоре после этого компания прекратила обслуживание своего поискового сервера в Китае, google.cn, и автоматически перенаправляла пользователей на ее вебсайт в Гонконге, не подвергающийся цензуре, google.com.hk, хотя «Гугл» заявил, что «хорошо знал», что Китай мог в любое время заблокировать доступ также и там.[17]

Соединенные Штаты сначала не проявляли особой реакции в ответ на первоначальное заявление «Гугл». Белый дом молчал. Прошла целая неделя, прежде чем Госсекретарь Хиллари Клинтон произнесла речь, призывающую к глобальной «свободе в Интернете» и просящую китайские власти «провести полное расследование кибератак». Китай ответил в раздраженном тоне, утверждая, что «безосновательные обвинения» Клинтон «вредят американо-китайским отношениям».

Кроме трудностей с доказательствами, что китайское правительство, а не отдельные хакеры, стояло за этим шпионажем, были еще геополитические и финансовые причины для столь приглушенной реакции Вашингтона. В 2010 году на Китай приходилось больше триллиона долларов американского долга. Если бы Соединенные Штаты были домом, то Китай держал бы ипотеку. Эпизод с «Гугл», больше, чем что-либо еще продемонстрировал неоднозначную и взаимозависимую природу отношений между Соединенными Штатами и Китаем в двадцать первом столетии.

Если оставить политику, то в войне разведок, как показала эта история, Китай часто, хотя, естественно, не всегда, добивается успехов. Действительно, Китай может стать единственным самым эффективным и опасным противником Америки. За прошедшие годы ему удалось проникнуть и в ЦРУ и в ФБР. Он получил сверхсекретные и строго охраняемые секреты ядерного оружия. Агенты контрразведки ФБР также выиграли важные сражения, разоблачив некоторых китайских шпионов, включая тех, кто был арестован и благополучно осужден. Но все же список достижений Китая огромен.

Что особенно поразительно отличает многие из китайских шпионских дел — то, как они соединяются, накладываются друг на друга и сцепляются между собой, образовывая шпионскую паутину, с «усиками», распространяющимися в различных направлениях. Нити в случаях Чи Мака, Дунфан Чуна, Тай Шэнь Го, Грегга Бергерсена и Джеймса Фондрена, например, все сходились в руках одного единственного «куратора» в Китае, Линь Хуна.

У китайского шпионажа в США есть и еще один спорный подтекст. У американцев азиатского происхождения есть серьезные исторические причины, чтобы скептически относиться к американскому правительству.

В течение шестидесяти лет, начиная с 1882 года и до Второй мировой войны включительно американский Закон об исключении китайцев запрещал китайцам иммигрировать в Соединенные Штаты. В 1917 году Конгресс создал Запретную зону для азиатов, запретив иммиграцию из большой части Восточной Азии и тихоокеанских островов; закон не был отменен до 1952 года.

Тысячи американцев японского происхождения в приступе паранойи после Пёрл-Харбора были согнаны в лагеря для интернированных, что стало пятном на во всем остальном замечательной карьере президента Франклина Д. Рузвельта как выдающегося лидера во время мира и войны. Ксенофобия, особенно по отношению к тем, кто выглядит по-другому, впечатана в американскую историю.

Когда ФБР расследует или арестовывает китайского гражданина или американца китайского происхождения, оно неизбежно оказывается уязвимым для обвинений в расизме. Когда арестовали Катрину Люн, то даже при том, что она была разоблачена как человек, работающий на МГБ с использованием китайского агентурного псевдонима и передающий информацию своему «куратору» в Пекине, некоторые видные американцы китайского происхождения в Лос-Анджелесе поспешили защищать ее, намекая, что Люн подобрали на роль обвиняемой из-за ее этнической принадлежности и пола.

Как обратная реакция после недобросовестного обращения правительства с Вэнем Хо Ли, который вовсе не был героем, многие американские китайцы и другие пришли к заключению, что правительство и ФБР занимаются тем, что специально избирают своей мишенью для обвинения в шпионаже этнических китайцев.

Факт, что Ли по происхождению был этническим китайцем, наверняка повлиял на то, что Министерство энергетики выбрало именно его, хотя доказательство этого момента остается неоднозначным, и вряд ли когда-то этот вопрос будет решен полностью. Однако, как уже отмечалось, были серьезные основания, чтобы он оказался подозреваемым, не связанные с этнической принадлежностью Ли. Он работал над ядерной боеголовкой W-88 в самом секретном подразделении в Лос-Аламосе, в месте, где проектировали ядерные бомбы. Там работали и другие. Но Вэнь Хо Ли привлек к себе внимание как объект двух предыдущих расследований ФБР, потому что звонил подозреваемому в шпионском деле «Ловушки для тигра» и лгал об этом, и потому что не сообщил, что его расспрашивали о важнейших, американских ядерных тайнах, когда китайский главный конструктор ядерного оружия конфиденциально посетил его в гостиничном номере в Пекине.

Сводка случаев китайского шпионажа против оборонных объектов и спецслужб в Соединенных Штатах демонстрирует, что Китай, а не ФБР выбирает своей целью этнических китайцев. В большом числе случаев МГБ и военная разведка Народно-освободительной армии Китая старались, иногда успешно, вербовать американских китайцев, взывая к их корням и семейным связям на «родине». Конечно, эта действительность не должна затмевать тот факт, что огромное большинство американцев китайского происхождения лояльно Соединенным Штатам.

Как уже упоминалось, в ФБР, учреждении, несущем самую большую ответственность за разоблачение китайских шпионов в Америке, контрразведка не рассматривается как самый плодотворный путь для карьеры. Охота на террористов или беловоротничковых преступников это куда лучший способ подняться в должности. И в течение многих десятилетий, даже в рамках подразделения контрразведки, китайское направление было сиротой. Шпионы Москвы, а не Пекина, рассматривались как главный враг.

Только крохотное число агентов ФБР специализировалось на китайских делах. И если Бюро страдало от недостаточного понимания Китая, то это утверждение не справедливо по отношению к маленькой группе «китайских» специалистов. Некоторых настолько захватило их направление, что они остались в китайской программе контрразведки, зная, что из-за этого они никогда не поднимутся до уровня специального агента, возглавляющего полевое отделение или желаемое подразделение в штаб-квартире.

Билл Кливленд, пока его карьеру не спустила под откос его исключительная нерассудительность в катастрофе «Горничной», был известен в ФБР как крупный знаток Китая, которого за эти годы захватили китайский язык, культура и история. Джей-Джей Смит, неблагоразумно связавший свою карьеру контрразведчика с источником, к которой он испытывал личные чувства, и которая, в конечном счете, предала его, был также хорошо сведущ в малоизученных сферах китайской культуры и общества. Возможно, для обоих мужчин, не столько Китай, сколько Катрина Люн, стала своего рода фатальной приманкой.

Как учреждение, ФБР чрезмерно зависело от своих осведомителей. В случае «Горничной» главный источник ФБР по Китаю, сообщения которой шли прямо в Белый дом, тайно работал на МГБ.

В случае «Небесного трона» Джеффри Ван, невинный человек, потерял свою работу и подвергся длительному расследованию ФБР, когда его ложно обвинил в шпионаже в пользу Китая давний осведомитель Бюро, у которого была личная, семейная неприязнь в отношении него. И Дениз Ву, агент ФБР азиатского происхождения, которая убедилась в невиновности Вана и справедливо попыталась помочь ему вернуть его доброе имя, была уволена и попала под суд за свои усилия.

Вследствие этого двойного провала ФБР приказало провести запоздалый пересмотр использования осведомителей Бюро. Изменения были сделаны, среди них было распоряжение перепроверять досье информаторов Бюро каждые шестьдесят — девяносто дней. Генеральный прокурор учредил комиссию по проверке осведомителей. Ни то, ни другое ничем не помогло ни Джеффу Вану, ни Дениз Ву.

Руди Гэрин, прежний старый уличный агент контрразведки ФБР, говорил об опасности, возникающей, если управлять осведомителями слишком долго. — После «Горничной», одной из процедур, которые мы ввели, стало правило, что вы не можете «курировать» один и тот же источник больше нескольких лет.

Когда его спросили об осведомителе, сфабриковавшем историю о Джеффе Ване, Гэрин ответил: — Этим источником управляли в течение длительного периода времени. Агенты привязываются к их источникам, если «курируют» их долго, как это случилось с «Горничной». Агенты имеют тенденцию принимать на веру все, что им говорят их источники, и хвалят их за это, и говорят, что это настоящее золото. Возможно, вам приходится использовать плохих парней в делах, связанных с наркотиками, но когда вы расследуете шпионаж и кто-то «подставляет» американского гражданина, вы не можете этого делать.

Никто из недавних президентов, ни Билл Клинтон, ни Джордж Буш-младший, ни Барак Обама, не хотели поднимать слишком большой шум из-за китайского шпионажа. Когда Соединенные Штаты в 2010 году боролись с последствиями самого тяжелого экономического кризиса со времен Великой Депрессии, Вашингтон едва ли мог бы позволить себе отталкивать своего банкира. Действительно, годом ранее китайский премьер-министр Вэнь Цзябао читал нотации Соединенным Штатам об их экономической политике. «Мы предоставили США огромную сумму денег. Конечно, мы обеспокоены безопасностью наших активов. Честно говоря, я определенно немного встревожен».

Кроме экономических объятий США и Китая, администрация Обамы просила Пекин о помощи, чтобы обуздать ядерные амбиции Северной Кореи и воспрепятствовать созданию бомбы в Иране. Если не случится разоблачений вроде того, что Китай внедрил «крота» в Белый дом, или установил «жучок» на Бо, собаке семьи Обамы, Вашингтон вряд ли будет устраивать громкие скандалы вокруг китайских шпионов.

Какой же ущерб наносит национальной безопасности китайский шпионаж?

Когда этот вопрос задали директору ФБР Роберту С. Мюллеру III на слушаниях юридического комитета Палаты представителей в 2007 году, он ответил: — Я, вероятно, могу рассказать больше в условиях закрытого заседания. Я могу сказать, что это существенная проблема. Китай похищает наши секреты, чтобы добиться быстрого прорыва в его военной технологии, но также и в экономической мощи Китая. Это значительная угроза.

В более раннем докладе Конгрессу ФБР утверждало: «Внедриться в американское разведывательное сообщество это основная цель китайцев». Как ни странно, в момент этого предупреждения, МГБ уже как раз сделало это через «Горничную».

Кроме классического шпионажа, Китай извлек выгоду из широко распространенного экспорта военного оборудования в нарушение американских законов. Такие случаи являются слишком многочисленными, чтобы их перечислить. За три года, с 2006 до 2009, состоялось буквально множество судебных процессов, связанных с незаконными отгрузками в Китай оборудования военного назначения, включая интегральные схемы, тепловизионные камеры, системы ночного видения, запрещенное к экспорту программное обеспечение, компоненты «умной бомбы», и части для радарных и ракетных систем.

Проникновение в ЦРУ и ФБР и похищение секретных данных ядерной боеголовки W-88 и деталей конструкции нейтронной бомбы представляют собой скандальные примеры шпионских успехов Китая.

— Если мы говорим о нарушениях американского законодательства, китайцы превосходят русских, — утверждал Гарри Джей. Годфри III, прежний глава «китайской» контрразведки в штаб-квартире ФБР. — Мы знаем, что они проводят здесь свои операции. Мы видели случаи, где они вынуждали людей обращаться в ЦРУ, ФБР, Следственную службу ВМС и другие учреждения Министерства обороны.

Портер Джей. Госс, прежний председатель Комитета по разведке Палаты представителей, а впоследствии директор ЦРУ, так сказал о китайском шпионаже против Соединенных Штатов: — Он является распространяющимся, вездесущим, постоянным.

У Джоэла Бреннера, прежнего руководителя контрразведки у директора национальной разведки, есть дар выражаться эффектно и образно. О списке заданий, который китайцы дали Чи Маку, Бреннер сказал: — Вы можете узнать дракона по его когтю, и список был ясным изображением когтя дракона.

Харольд Эгнью, физик, работавший в Манхэттенском проекте, пролетал над Хиросимой 6 августа 1945 года в самолете наблюдения сразу после бомбардировщика «Энола Гэй», и видел, как урановая бомба уничтожила этот японский город. В качестве главы оружейного подразделения в Лос-Аламосе, а позже директора лаборатории, он спроектировал большую часть американского ядерного арсенала. В 1980-х он был первым американским ученым, которому позволили посетить Лобнор, секретный полигон китайских ядерных испытаний.

— У них было все, — рассказывал он для проекта устной истории в 2005 году. — Они залезли к нам в трусы, а один, возможно, спрятался у нас под диваном.

«Коготь дракона» и красочные метафоры Харольда Эгнью — привлекающая внимание гипербола, но она также содержит много правды. Не преувеличивая опасность китайского шпионажа, и не гиперболизируя угрозу, нужно признать тот факт, что китайский шпионаж в Америке продолжается, остается постоянным и не показывает никаких признаков снижения активности. Конфликт не становится менее реальным от того, что он, главным образом, является невидимым.

Два десятилетия назад два ветерана китайской разведки Хо Чжунвэнь и Ван Цзунсяо издали в Пекине разоблачающее руководство для шпионов. Книга «Источники информации о разработках в оборонной промышленности и методы ее получения» рассказывает, как собирать секретную информацию в Соединенных Штатах. Большинство развединформации может быть собрано из открытых источников, объясняли авторы, хотя приблизительно 20 процентов должны быть получены «специальными средствами», включая «слежку с помощью электронных систем, и действия специальных агентов (покупка или похищение)». Но, добывая «обширное количество рекламных материалов и накапливая информацию по капле, часто возможно раскрыть основные контуры некоторой секретной развединформации».

Они отметили, что несколько лет назад, Министерство энергетики по ошибке рассекретило почти двадцать тысяч документов, включая «по крайней мере, восемь совершенно секретных документов относительно термоядерного оружия». Они признали, однако, что сбор защиты и информации технологии может быть трудным из-за секретности.

Трудным, но не невозможным, написали они. Авторы шпионского учебника напомнили своим читателям о старой китайской пословице: «Нет таких стен, которые полностью преградили бы путь ветру».

 

[17]Шесть месяцев спустя, в июле 2010 года, кризис разрешился после компромисса: Китай возобновил лицензию «Гугл» и разрешил ему оказывать некоторые услуги на вебсайте google.cn. Китайские пользователи Интернета больше не перенаправлялись на гонконгский вебсайт, не прошедший цензуру, автоматически, но могли нажимать на ссылку, которая направляла их туда.

Оглавление

Обращение к пользователям