8

В шесть часов мы спустились на первый этаж, где нас поджидал корпоративный автобус. Елена помахала мне у входа ручкой — ее посадил в свой «Форд» Андрей Палыч. Могла бы и подругу прихватить, ехидно отметила я про себя. Но если она на самом деле развернула полномасштабные боевые действия, я бы только помешала…

Я вошла в автобус одной из последних. Натолкнулась на приглашающий взгляд Володи, рядом с которым было свободное место, и сделала вид, что не поняла его. К счастью, в компании бухгалтеров тоже нашлось местечко, и я надежно отгородилась их мощными телами от незадачливого поклонника.

Доехали мы быстро. «Танцующая корова» встретила нас морем огней и приветливыми улыбками охранников. У меня защемило сердце при виде знакомой вывески, но я взяла себя в руки. Нас привели сюда повеселиться, и я буду веселиться, как сумасшедшая!

Внутри помещение клуба почти не изменилось. Разве что гирлянды из шаров были выполнены в цветах «Скрепки» да над сценой красовался наш большой логотип. Столики не стали сдвигать вместе, как полагается по старой русской традиции, а оставили на своих местах, отчего обстановка в клубе сделалась более раскованной, европейской. Каждый мог развлекаться по своему вкусу — есть, пить, танцевать или общаться с коллегами. До официального начала праздника оставалось чуть больше десяти минут.

Я села за свой столик, налила в бокал немного минералки, как вдруг… Дмитрий Аркадьевич Спешнев наклонился к моему уху:

— Мы решили пересадить тебя к нам.

Кто скрывался за этим «мы», мне не суждено было узнать, но через две минуты я уже сидела за Самым Главным Столиком, между красавицей Еленой и Спешневым. Он был накрыт на семерых, и, помимо меня, Елены и Спешнева, за ним сидел Андрей Палыч и двое замов Бочагова. Одно место, как раз напротив меня, сиротливо пустовало.

— А где директор? — шепнула я Елене.

— Задерживается. Позвонил только что Андрею… Павловичу.

Так-так. Кажется, кто-то не теряет времени даром. Елена решила не ожидать таинственного господина Бочагова, а заняться пусть более мелким, но более осязаемым и доступным объектом.

— Прошу минуточку внимания! — Дмитрий Аркадьевич горой поднялся с левой стороны от меня. — К сожалению, Сергей Александрович задерживается и не сможет присутствовать на торжественном начале нашего праздника. Он попросил меня взять на себя его функции, поэтому я объявляю нашу вечеринку открытой!

Бурные аплодисменты в адрес главного бухгалтера. Спешнев так раздулся от сознания собственной значимости, что я заочно возненавидела Бочагова за опоздание.

Дмитрий Аркадьевич тем временем обстоятельно рассказывал историю образования «Скрепки», а сотрудники уныло внимали ему, поглядывая на столы с аппетитными закусками. Слушать Спешнева было настолько невыносимо скучно, что я от души захлопала, когда он закончил.

— Спасибо, Машенька, — сказал он самодовольно и сжал мое запястье.

Мне захотелось отодвинуться. Неужели когда-то я всерьез думала с этим мужчиной… Брр.

Под ненавязчивую музыку началось застолье. Время от времени ведущий объявлял тостующих, мы откладывали ножи и вилки и притворялись, что внимательно слушаем. Несколько конкурсов прошли мимо меня незамеченными, но в конечном итоге меня все же поймали за руку, заставив стоять в шеренге и зачем-то передавать другим блестящие маленькие шарики.

Все уже достаточно выпили, чтобы любая детская забава вызывала восхищение. Мужчины ослабили узлы галстуков, в глазах женщин появилась многообещающая истома. О компании вспоминали все реже и реже, разве что во время тостов. Елена восхищенно внимала Андрею Палычу, браслеты на ее тонких запястьях позвякивали, ударяясь о край бокала. Как я понимаю, этот жест должен был привлечь внимание объекта к красоте ее изящных ручек, но Андрей Палыч был настолько занят собой, что усилия Елены пропали втуне. Но я не сомневалась, что она так или иначе наверстает упущенное. Судя по бархатным ноткам в ее голосе, сегодня она собиралась идти ва-банк.

Жаль, что для меня вечеринка не была и вполовину такой увлекательной. Ни от чьих взглядов мое сердце не билось учащеннее, ни с кем меня не тянуло танцевать, ни с кем не хотелось уединиться в укромном уголке. Если бы было можно, я бы уехала домой прямо сейчас, но проклятая политкорректность требовала, чтобы я дождалась Бочагова.

Ведущий объявил очередной танец, и, к своему удивлению, я обнаружила, что на меня претендуют сразу два кавалера. Незаметно к нашему столику подкрался Володя и положил руку мне на плечо. Чуть ли не в тот же самый момент ко мне повернулся Спешнев.

— Машенька, пойдем потан…

При виде Володи у него вытянулось лицо, отчего бородавка на носу стала вроде бы больше. Я не могла не уколоть его.

— Извини, Дима, но я уже обещала Володе.

Прямо как барышня восемнадцатого века на первом балу.

Спешнев кивнул и принялся сосредоточенно ковыряться в тарелке, а я, окрыленная своей первой победой над мужчиной, пошла танцевать.

Расплата последовала незамедлительно. Сияющий от счастья Володя стиснул мою талию и неровно задышал в ухо. Я понимала, что на нас сейчас смотрят все девяносто пять сотрудников компании и делают выводы. Но отодвинуть его от себя было не легче, чем сдвинуть с места железобетонную плиту. В итоге мне пришлось смириться с его близостью.

Однако Володя не желал довольствоваться этим. Он уже достаточно выпил, чтобы избавиться от обычной робости, и намеревался взять быка за рога. То есть меня за… неважно, одним словом.

— Маш, с тобой Лена говорила насчет меня? — начал он свою атаку.

— Н-нет…

Наверное, не стоило ему врать. Но я инстинктивно старалась оттянуть неприятный момент.

— Жаль, — вздохнул он и как-то весь поник. Я обрадовалась. Может, трусость все же победит?

Увы.

— Я хотел тебе сказать, что ты мне очень нравишься, — выпалил он. — Что ты по этому поводу думаешь?

Мне так давно не объяснялись в любви, что на пару секунд я почувствовала себя польщенной. В голове моментально всплыли разумные Еленины доводы. Молодой, симпатичный, неженатый, хорошо зарабатывает… Чего тебе еще надо, Машка Зайчикова?

В носу защипало, и стало себя до такой степени жаль, что хоть реви в полный голос. Я отлично знала, что, несмотря на все Володины достоинства и на его искреннее чувство ко мне, я все равно скажу ему «нет». И буду потом по вечерам сидеть одна на кухне и удивляться собственной глупости. И завидовать замужним подругам, и носить ярлык симпатичной и одинокой…

— Прости меня, — улыбнулась я. — Ты очень хороший, но давай останемся друзьями.

— Почему?

— Я… у меня… одним словом, я…

— Не одна, — закончил за меня Володя. — А Лена говорила, что у тебя никого нет.

Черт бы побрал эту болтушку, выругалась я про себя.

— Елена ничего не знает, — сказала я как можно мягче. — Понимаешь, я не очень люблю обсуждать свою личную жизнь.

— Жаль. — Володя действительно был расстроен. — А я думал…

— Ничего… — Я по-матерински погладила его по плечу. — У нас здесь полно симпатичных девушек.

— Надеешься, что меня кто-нибудь утешит? — усмехнулся он.

— Почему бы нет? Та же Елена… Она о тебе очень высокого мнения…

Пусть в следующий раз знает, как обо мне информацию раздавать всем подряд!

— Лена? — Володя инстинктивно обернулся на наш столик. — Не, только не она…

— Слишком хороша? — поддела его я.

Он посмотрел на меня как на дурочку.

— Терпеть ее не могу. Зануда и кривляка. И думает исключительно о деньгах.

Категоричность его ответа поразила меня в самое сердце.

— А по-моему, ты ошибаешься. Она очень милая девушка.

— Ну да, конечно, — фыркнул он. — Она просто не считает тебя опасной. Ты бы видела, как она с другими людьми общается!

— Ты несправедлив!

— А ты святая, — засмеялся он. — Поэтому ты мне и нравишься.

Я смутилась, честное слово.

— Кстати, Маш, а это случаем не Спешнев? — вдруг спросил Володя.

— Что Спешнев? — не поняла я.

— Ну… ты не с ним? Лена что-то говорила…

— Нет-нет. Ничего такого. Лена все перепутала. И вообще лучше все узнавать самому, а не собирать сплетни!

— Ничего я не собирал, — обиделся Володя. — Я давно бы сам… но только к тебе не подступишься. Сидишь в своем кабинете и всех игнорируешь.

— Я?

— Ты, ты. За обедом из тебя лишнее слово не вытянешь. Неприступная Снежная королева…

Ничего себе новость. Я-то считаю себя компанейской веселой девчонкой, а люди удивляются моей нелюдимости. Да разве с такими задатками найдешь себе мужа?

Танец закончился, и разочарованный Володя проводил меня до столика прямо в ревнивые объятия Спешнева. Стоило одному незадачливому кавалеру отойти, как второй бросился выяснять отношения.

— А вы хорошо смотрелись, — бросил он небрежно. — Я весь танец за вами наблюдал. Интересно, о чем это вы так оживленно беседовали?

— Надо было не наблюдать, а танцевать с кем-нибудь, — ответила я с иронией. — Может, что-нибудь и услышал бы.

Спешнев заметно поник, а я мысленно поздравила себя с новой победой.

— Я не очень люблю танцевать, — наконец сказал он. — Просто хотел пообщаться с тобой наедине, без свидетелей.

— А что нам мешает пообщаться сейчас? Кажется, никто не обращает на нас внимания…

Большего уединения трудно было пожелать. Елена с Андрей Палычем весело щебетали и едва ли слышали громкую музыку, под которую на танцполе вертелись девочки из экономического отдела. Другие столики находились слишком далеко, чтобы наш разговор можно было оттуда услышать. Даже на необитаемом острове мы вряд ли были бы в большей безопасности.

Спешнев понял мой намек, глотнул коньяка и придвинул стул поближе. Не могу сказать, что я пришла от этого в восторг. Его горячая потная рука легла на спинку моего стула, а его бородавка в сантиметре от моего лица вызывала отнюдь не романтические ассоциации.

— Знаешь, Маш, я тут подумал… ты была не так уж не права… я жутко тогда разозлился и не сообразил… понимаешь…

Я решительно ничего не понимала. Спешнев схватил со стола салфетку и принялся мять ее.

— На самом деле нам правда не стоит торопиться, как ты тогда сказала… но ты и меня пойми, гормоны… ты такая красивая…

Он поднял на меня затуманенный коньяком взор, и я потрясенно пробормотала:

— С-спасибо.

— Одним словом, как ты смотришь на то, чтобы мы забыли тот дурацкий ужин и начали все с начала?

— М-м… а-а…

— Обещаю, я не буду торопиться, — быстро добавил он и взял меня за руку.

Поистине, для меня наступило время сюрпризов. Елена, Володя, а теперь Дмитрий Аркадьевич. С какой стати судьба вздумала осыпать меня такими подарками? Я не просто нашла себе мужчину, а имею возможность выбирать!

Мое потрясенное молчание было расценено как согласие. Думаю, что Дмитрий Аркадьевич и не ожидал ничего иного. Он стиснул мои пальцы так, что они захрустели, и, несмотря на обещание не торопиться, попытался придвинуться ко мне еще ближе.

— На нас смотрят, — прошипела я, не придумав ничего умнее.

— А мне все равно, — бросил он. — Мы оба свободные люди и будем вместе, если захотим!

— Меня не очень устраивает служебный роман… Не хочу, чтобы о нас ходили сплетни.

— Плевать! — Алкоголь сделал Спешнева безрассудным. — Служебные романы сейчас в моде. Так что не бойся, Маш, все у нас получится.

Он поднес мою руку к губам.

Этого я уже вынести не могла.

— Знаешь, по-моему, я не готова ни к каким отношениям, — пробормотала я, высвобождаясь от его хватки. — Спасибо, конечно, за все, но у меня другие планы.

В отличие от Володи, отказ до Спешнева дошел не сразу.

— Любые планы можно пересмотреть, — подмигнул он мне. — Как насчет того, чтобы вдвоем съездить на выходные в дом отдыха?

И это он называет «не торопить события»?

— Я буду занята.

— Не обязательно в эти выходные, — рассмеялся он. — Можно и на следующей неделе. Все, как ты захочешь, дорогая.

Его великодушие могло бы растопить сердце каменной женщины. Но только не мое. Серхио сделал, как минимум, одно хорошее дело — он открыл мне глаза на мои собственные желания, и больше я не совершу ни одной ошибки.

— А я все время занята. Все выходные я посвящаю своему другу, — сказала я и отправила в рот оливку.

Такого растерянного выражения я никогда не видела на мужском лице. Похоже, что я вхожу во вкус — становлюсь заправской разбивательницей сердец. Еще чуть-чуть, и не Лиза со Светой будут поучать меня, а наоборот!

— У тебя кто-то есть? — ошеломленно пробормотал он.

— Да.

Оказывается, ложь не всегда бывает противной.

— А ты шустрая девочка, — неприятно засмеялся Спешнев. — Со мной не вышло, так ты быстро сориентировалась.

— Всякое в жизни бывает.

— И кто же счастливчик? Этот мозгляк?

Небрежный кивок в сторону столика производственного отдела явно указывал на Володю.

— Во-первых, ты его не знаешь. А во-вторых, Володя очень приятный молодой человек.

— Ну-ну. Вижу, ты времени зря не теряешь. Совсем как твоя подружка.

Я обернулась на Елену и обнаружила, что ее лицо от губ Андрей Палыча отделяет ничтожное расстояние. Кокетство кокетством, но целоваться при всех с женатым начальником — верх дурновкусия. Он первым потом не простит ей свою минутную слабость. Я дернула Елену за плечо и прошептала ей на ухо.

— У меня, кажется, колготки порвались. Не поможешь мне переодеться?

У Елены, как у любой следящей за собой девушки, на вечеринку была припасена запасная пара колготок. Отказать в беде подруге она не могла.

— Извини, я скоро вернусь, — призывно улыбнулась она Андрей Палычу и с недовольной миной зашагала за мной в туалет.

Я не успела высказать Елене и половины того, что думаю о ее поведении, как в туалет заглянула Людмила, чтобы ополоснуть раскрасневшееся лицо и сообщить нам потрясающую новость.

— Девочки, идите быстрее, там Бочагов приехал.

— Правда? — хором воскликнули мы.

— Ага, — кивнула Людмила. — Красавчик, как всегда… Вы что, его ни разу не видели?

Мы замотали головами.

— Тогда я вам завидую, — улыбнулась Людмила. — Пойдемте, а то он, наверное, уйдет скоро.

Елена достала из сумочки расческу и стала лихорадочно причесываться. Я прекрасно представляла себе ход ее мыслей. А вдруг этот красивый и богатый мужчина тоже сочтет меня привлекательной? Конечно же, лучше заполучить в свои сети директора компании, чем его зама.

— Хороша, хороша, не волнуйся, — бросила я.

Елена растянула губы в улыбке, а потом послала воздушный поцелуй. Убрала расческу в сумочку, одернула платье и вышла из туалета, махнув рукой на прощание.

Оглавление