Глава 26

В кафе «У Розы» они сели за любимый столик Фейна справа от входа, за перегородкой, у большого, выходившего на улицу окна. Место в углу предоставляло возможность поговорить без посторонних, чего нельзя было сказать об остальных столиках в обычно оживленном кафе.

За окном шел проливной дождь, из-за чего в уютном заведении было малолюдно и спокойно. Погода, испортившись с самого утра, остановила обычный наплыв посетителей.

— В нашем положении нет смысла беспокоиться, что еще может вытворить Кролл, — сказал Фейн, отставляя в сторону чашку кофе. — У нас просто нет на это времени.

— А может быть, передать дело в ФБР? — предложила Рома. — «Вектор стратеджис», говоришь? С ними лучше не связываться. Одни не потянем.

— Послушаем, что скажет Шен. Если Кролл действует в одиночку, значит, «Вектор» тут ни при чем. Я от него так просто не отстану.

Мартен посмотрел в усталые глаза Ромы.

— Давай сыграем против Кролла его же картами, — сказал Фейн. — После разговора с Шеном я предложу Вере полностью открыться пациенткам. Пора собраться всем вместе, подумать, как выкурить Кролла из норы.

— Вера не согласится.

— Если захочет спасти положение, согласится.

Рома скептически нахмурила брови. Мартен заметил две дождевые капли, приставшие к пряди волос на ее виске. Его напарница никогда не обращала внимания на подобные случайные мелочи, а они делали ее еще красивее.

— Думаешь, Вера на это пойдет?

— Ей некуда отступать. Она и так вся извелась.

Рома покачала головой, поправляя через трикотажную блузку лямку бюстгальтера.

— Чертовщина какая-то, — сказала она. — На мой взгляд, Кролл обошелся с Элизой более жестоко, чем с Лорой. Но Лора боится его больше, чем Элиза.

— Объяснение следует искать в фантазиях Лоры, — ответил Фейн. — Кролл видит ее насквозь. Даже если ей не грозит опасность, Кролл способен вызвать у нее ощущение угрозы. Возможно, это доставляет ему удовольствие.

— Ты считаешь, что опасность ей не грозит?

— Я сказал «если». Лора более импульсивна, склонна принимать воображаемое за действительное. Кроме того, Кролл похитил записи Веры — массу конфиденциальной информации. Достаточно нажать клавишу на компьютере, и вся она мгновенно станет достоянием широкой публики. Тогда многим несдобровать.

Зажужжал смартфон Фейна. Звонил Моретти.

Шен не хотел обсуждать дело по телефону, и они договорились встретиться у Мартена, на полпути от дома Моретти до кафе, где они сидели.

Фейну и Роме не терпелось услышать, что расскажет их друг. Моретти и сам стремился поделиться новостями. Закончив накануне разговор с Фейном, он сразу же позвонил своему человеку в «Вектор стратеджис». Они встретились в тот же вечер в «Счастливом пенни» на бульваре Гири.

— Мой человек — назовем его Паркер — знал Кролла, — начал рассказ Моретти, бросив свой плащ на горлышко старинной полутораметровой глиняной вазы. — Они не дружили, с Кроллом никто не дружил. Но работать, все говорят, Кролл умеет. Тем не менее из «Вектора» он ушел еще шесть месяцев назад.

— Шесть месяцев?

— Уволился. Скорее даже сбежал. Просто не вышел на связь в один прекрасный день, и все. Но главное то, что он умеет делать. Угадайте, что общего между кирпичным заводом на окраине Кабула, тюрьмой Аль-Джафр в Иордании, столицей Марокко, Пешаваром и Кохатом в Пакистане, Румынией и «Гольфстримом V»?

— Не может быть! — воскликнула Рома. — Это же всё секретные тюрьмы…

— Молодчина. — Моретти явно не ожидал такой информированности от Ромы. — Кролл был психологом-экспертом ЦРУ, инструктором ВУСП класса С…

— Погоди, — остановил его Фейн. — Объясни нормальным языком.

— ВУСП — сокращение от «выживание, уклонение, сопротивление, побег». Программа используется в элитных спецподразделениях для выработки психологической сопротивляемости разоблачению и допросам.

После 11 сентября нанятые по контракту с ЦРУ бывшие военные психологи подогнали методы ВУСП для проведения допросов в секретных тюрьмах, где к подозреваемым в терроризме применялись «продвинутые техники». ЦРУ получало подозреваемых по программе «чрезвычайного содействия». Для краткости новые методы называли просто «программой», их-то и применял Кролл.

Кролл побывал во всех тюрьмах, которые я назвал, и даже в Гуантанамо, где инструктировал главных дознавателей. Такова официальная легенда.

В 2008 году он ушел из «фирмы» — что-то у них не заладилось. Его обвинили в «отклонениях» при проведении допросов. Паркер не стал вдаваться в подробности.

Потом, подобно сотням других разведчиков, Кролл всплыл в «Векторе». «Вектор» — самая крупная в мире коммерческая разведконтора, нанимающая бывших сотрудников государственных спецслужб. Рано или поздно все туда попадают. Кролл предъявил охренительные рекомендации и солидный послужной список мастера грязных дел; ходили слухи, что он ставил какие-то странные эксперименты на допрашиваемых. «Вектор» тут же его сграбастал и выделил участок работы.

Моретти покачал головой.

— Потом по неизвестной причине его приставили к Керрину. У Кролла секретный доступ — выше не бывает. Покидая «фирму» и переходя на подряд, такие люди не теряют привилегий. Он и в «Векторе» имел доступ ко всем файлам.

— А с Керрином он долго работал?

— Недолго. Месяца четыре, потом пропал.

— Какое-нибудь ЧП?

— Паркер клянется, что не знает. Понятное дело, «Вектор» устроил на Кролла настоящую охоту. Слишком уж много он знал, чтобы уходить подобным образом. Сейчас суета поутихла, допетрили, должно быть, что он теперь на другом конце света, но из списков наблюдения не исключили.

— Почему его назначили на прикрытие Керрина?

Моретти ухмыльнулся:

— Держитесь за стулья. Его назначили не прикрывать, а вести Керрина.

— Кролл по заданию «Вектора» шпионил за Керрином? — Рома отказывалась поверить своим ушам. — Они что, посадили под колпак собственного клиента?

— Кролл сидел в «Векторе» очень глубоко, был «черным агентом» — чернее не бывает.

— Теперь ясно, почему его так искали, — заметил Фейн. — Фотографию Кролла достать, конечно, вряд ли возможно?

Моретти опять покачал головой.

— Говорят — писаный красавец, что твой киноактер. И очевидно, умеет этим пользоваться.

— А биографическая справка на него есть? — спросила Рома.

— В ней много пробелов. Магистр психологии, окончил Университет Джона Хопкинса. Служил в армейской разведке в Восточной Европе. Работал в разведуправлении министерства обороны. Потом в ЦРУ. Проходил службу в командовании специальных операций сухопутных войск, в управлении психвойны. Инструктор ВУСП в Форт-Брэгг. Побывал на Ближнем Востоке.

— Больше ничего?

— Когда «Вектор» переводит агента, работающего с их клиентом, в черный спектр, это значит, что агент попадает в элитную группу, — пояснил Моретти. — «Вектор» ничего не оставляет в «синем» файле, совсекретном личном деле. Вместо этого заводят «черный» файл. Все сведения из «синего» файла заменяют краткой справкой на одну страницу — я вам ее только что пересказал. С этого момента никаких других официальных личных дел больше не существует.

Рома с Фейном переглянулись.

— Вот, в сущности, все, что я смог разузнать, — закончил Моретти. — Раз уж я… э-э… подбросил тебе это дельце, считаю нужным добавить: если мы вправду столкнулись с операцией «Вектора», не медля передавай дело в ФБР и умывай руки. Но похоже, что Кролл все-таки действует по собственному плану. — Помедлив, Шен продолжал: — Даже если Кролл — одиночка, мой совет: передавай дело в ФБР и умывай руки.

— Не все так просто, — ответил Мартен.

Он перехватил взгляд Моретти — тому явно не терпелось прочитать лекцию. Шен, конечно, воздержится, но даже само побуждение к чтению нотаций говорило о многом. Моретти уважали в УОР. Он редко недооценивал людей, не мерил их одной линейкой. Он принимал в расчет сложности человеческой натуры и поэтому никогда не стремился поучать коллег.

Моретти сунул руки в карманы брюк.

— Вы оба хорошо понимаете, что теперь будет, — сказал он. — «Вектор» разберет мою жизнь по винтикам, чтобы выяснить, откуда я узнал о Кролле и зачем пытаюсь узнать еще больше. Они перетряхнут каждого сотрудника и сотрудницу, когда-либо работавших со мной в управлении особых расследований. Кролл для них значимая величина. Мартен, у тебя мало времени.

Фейн кивнул:

— Спасибо, Шен. Прости, что подвел тебя под монастырь.

Моретти пожал плечами, потоптался на месте, снял с вазы плащ и повернулся к Роме.

— Я с ним не первый год работаю, — сказал он, словно Фейна не было в комнате. — Он не похож на упрямца или авантюриста. Даже когда он ведет себя подобным образом, я сильно не вмешиваюсь. Можно подумать: да, в этом есть определенная логика, нетрудно понять, почему он так поступает. Ему решать. Все так. Но все равно выходит, что ведет он себя как упрямец или авантюрист. — Он сочувственно улыбнулся девушке и, охватив одним взглядом и Мартена, и Рому, сказал: — Будьте осторожны. Смотрите, чтобы вам не подпалили хвост.

Шен вышел из кабинета, шаги затихли в коридоре. Мартен и Рома все еще смотрели друг на друга, когда стукнула тяжелая входная дверь из стекла и кованого железа.

— Валяй, — предложил Фейн. — Что тебе не терпится сказать?

— «Вектор» — глобальный субподрядчик в области разведки, они работают по заказам крупнейших корпораций и лучших разведслужб мира. Чертовски здорово работают.

Фейн кивнул. Он понял, к чему клонит Рома.

— А тут не могут найти собственного пропавшего агента? И мы должны поверить в эту сказочку?

— Мы с тобой такое раньше видели. Размеры и авторитет компании не исключают предательства. Ахиллесова пята нашей работы — человеческая натура.

— Слишком уж все складно получается. Нам подвернулось дело, а когда дорожка вывела на «Вектор» — ой, батюшки, да они сами ищут Кролла! Какая неожиданность — их человек все это время проворачивал свои делишки прямо у них под носом!

Фейн запустил пальцы в волосы.

— Ладно тебе. Доступ к внутренним секретам дает огромное преимущество. Поэтому шпионские скандалы могут тянуться годами.

— Готов ли ты поспорить, что все так, как ты говоришь, а не иначе?

— А что, у нас есть выбор? Возможных вариантов — миллион, и пока ничто не указывает в другом направлении. Да, мы в неуклюжем положении, но что делать? Нам нужно опередить гада, а времени больше не остается.

Оглавление

Обращение к пользователям