Глава 30

Когда Селия Негри выехала из медицинского центра, на город опускалась ранняя вечерняя мгла. Повсюду зажигались огни. Селия свернула с Карл-стрит на Парнассус-авеню и взяла курс на Эшбери-Хайтс.

Приближаясь к Коул-стрит, девушка начала высматривать свободное место для парковки. Зажглись стоп-сигналы «фольксвагена», стоявшего у бордюра напротив булочной «Ла Буланж».

— Ес-сть! — прошипела Селия и ринулась через перекресток, чтобы успеть занять место отъезжавшей машины.

Закрыв дверь «вольво» на ключ, она пересекла Парнассус-авеню и подошла к «Альфа-маркету» на углу. Прихватив из корзин у входа три апельсина и две луковицы, быстро расплатилась внутри.

Рядом в хозтоварах купила клей — дома на двери духовки оторвалась металлическая полоска. Вновь выйдя на улицу, Селия мысленно вернулась к теме, занимавшей ее весь день, — Роберту Клейну, офису доктора Веры Лист, двум агентам ФБР и непонятным намерениям ее странного знакомого.

Селия пересекла Парнассус-авеню, раздумывая, не зайти ли в булочную, но, оказавшись у машины, передумала. Открыв дверцу со стороны тротуара, девушка нагнулась и положила мешок на сиденье.

— Я мог бы поспорить, что ты заскочишь в булочную, — раздался голос за спиной.

Селия подскочила и, резко обернувшись, ударилась головой о дверцу машины.

— Ч-черт! — вырвалось у нее. Желудок немедленно скрутило узлом. — Нарочно подкрался?

— Что, испугалась? — спросил Клейн.

— Иногда ты ведешь себя как дурак.

Клейн с сомнением нахмурился.

— Закрой машину. Пойдем прогуляемся.

Парнассус-авеню шла в гору в направлении Аппер-Хайт, района более респектабельного, чем его легкомысленный собрат внизу. Местные трехэтажные особняки выглядели чинными и ухоженными. Вдоль улицы под деревьями тянулись ряды машин, поиск места для парковки здесь всегда превращался в пытку.

Клейн вышагивал, сохраняя молчание, целый квартал. От этого узел в желудке Селии становился все туже. Как она дошла до такой жизни?

— Возникли непредвиденные обстоятельства, — сказал наконец Клейн. — Нужно еще раз сходить в офис психоаналитика.

— Вот как? — Сердце Селии чуть не выпрыгнуло из груди. Как прозвучал ее ответ? Естественно? Или растерянно?

— Ага.

— Когда?

— Сегодня вечером.

— Сегодня?

«Вот черт!» — подумала она.

— Почему… Что за…

Девушка остановилась.

— Что-нибудь случилось? — спросил Клейн.

— Случилось?

— Не сможешь сегодня?

— Да нет. Отчего ж? Смогу. — Селия ответила слегка насмешливым тоном, стараясь скрыть страх за деланным пренебрежением.

— Ты сегодня какая-то нервная.

Не перестаралась ли с показной иронией?

— Сам напугал меня у машины. Тут станешь нервной.

Клейн повернул на тихую, обсаженную деревьями Бельведер-стрит с рядами дощатых домов и маленькими верандами, выходящими прямо на тротуар. И здесь вся улица была утыкана припаркованными машинами.

— Чего-то ты недоговариваешь, — заметил Клейн.

— Разве?

— Тебя что-то встревожило?

— Что могло меня встревожить?

— Перемена в планах, например?

— Нет.

— Нет? Ты выглядишь обеспокоенной.

— Ничуть. Я могу выполнить задание с завязанными глазами.

— Уверена в себе, значит?

— Если бы я волновалась как ненормальная, ты бы мне доверил дело?

— Нет… но немного респекта и осторожности тоже не помешает.

— Я не хочу, чтобы меня поймали. Как ты считаешь, я достаточно осторожна? И мне нужны деньги. Думаешь, этого хватит для… респекта?

Залаяла собака на заднем дворе — или уловила запах, или почувствовала их присутствие. В туманных сумерках за окнами домов мерцали голубые огни телеэкранов. На улице не было ни души.

Они молча миновали несколько домов.

— Ты какая-то… натянутая, — сказал Клейн.

Сердце девушки опять подпрыгнуло, из легких словно выпустили весь воздух.

— Минуту назад ты говорил, что я веду себя чересчур самоуверенно.

— Не самоуверенно — дерзко. И натянуто.

Дело дрянь. Неужели он что-то заподозрил? Надо на него наехать.

— В чем дело? Ты сам сегодня какой-то загадочный. Может, это ты начал сомневаться?

Клейн не ответил. Он явно взвешивал ее слова в уме. Сукин сын сделал стойку. Девушке стало не по себе от страха.

Селия всегда была немного задиристой и настоящей чертовкой в постели. Поэтому Клейн не сомневался, что она справится с работой. А еще ей очень нужны деньги.

Но что-то непонятное все-таки происходило у нее в душе. Возможно, просто сдрейфила и не хочет признаваться. Он такое не раз наблюдал. Перед новым выходом на дело вдруг возникает странное чувство, словно мозги продувает холодным ветром, пробирает озноб. С любым может случиться.

— Значит, так, — сказал Клейн, — я почти уверен — на дело придется идти сегодня вечером.

— Почти уверен? Разве ты не говорил, что дело решенное?

— Говорил.

Сырой воздух донес ароматную струю запахов. В одном из домов готовили что-то сытное и пряное, но трудноопределимое.

— Так сегодня или не сегодня?

— Может быть. Не знаю.

Клейн испытывал смешанные чувства. Ему хотелось немного подтолкнуть Селию, посмотреть, есть ли что-либо существенное за его подозрениями, хорошенько прощупать. Но если это какой-нибудь пустяк, не стоит дергать девушку перед выходом на задание.

Селия остановилась и повернулась к спутнику. Они оказались в полосе размытого света, падающего с высокого крыльца. Клейн смог наконец хорошо разглядеть выражение лица Селии.

— Что ты крутишь вокруг да около? Если хочешь чего спросить — спрашивай. Не надо мне иносказаний. До меня не доходит их смысл. Я не умею читать мысли.

Ага! Явно не ожидал такое услышать. Выпад, видимо, попал в точку.

— Тебя что-то тревожит, — ответил Клейн. — А твоя тревога передается мне.

Селия молча уставилась на Клейна, замешкавшись с ответом на несколько секунд. Даже при слабом свете Клейн видел, что она не может справиться с лицом.

— Ладно… — внезапно сдалась она. — Я… я что-то вдруг разнервничалась. Даже… даже не знаю почему. Ясное дело, сегодняшний поход ничем не отличается от других, но… не знаю. Сначала ты меня напугал, потом экстренное задание… Какая, спросишь, разница? А кто его знает… Кто-нибудь может оказаться рядом… придется выбирать другой маршрут… просто… Черт! Просто не ожидала получить задание в такой манере, потом пошли эти мысли… сама себе удивляюсь. Я решила не подавать виду, но, похоже, от тебя ничего не скроешь.

Селия наконец замолчала. Получилось выкрутиться или нет — трудно сказать. Попытка была довольно удачной, только вот беда — запоздалой. Замешкавшись с ответом всего на долю секунды, Селия допустила смертельный промах.

— Ничего, — сказал Клейн. — Я все понимаю. Проехали.

Он шагнул назад в полумрак в направлении Парнассус-авеню. В уме созрела двойная операция. Он сделает вид, что пытается успокоить ее издерганные нервы, что купился на ее номер. Слова утешения с готовностью появились из наработанного репертуара. Они не требовали напряжения мысли и рационального расчета, достаточно было, не вникая в смысл, проговорить их как отрепетированную роль.

Маховик пустых фраз одновременно запустил другую дорожку. Разум Кролла пришел в действие, мгновенно отфильтровал белый шум собственного голоса и как лазерный луч сфокусировался на уловках Селии.

Зачем ей понадобилось врать? Что объясняет ее поведение наиболее логичным и очевидным образом?

Вариант номер один: возможно, лепет о неожиданном приступе трусости — не вранье. Такое прежде случалось даже с профессионалами, чего уж говорить о новичке. Но тогда вранье что-то другое.

Вариант номер два: придумала, как распорядиться файлами в своих интересах. Не исключено, что сняла еще одну копию — для себя. Может быть, решила устроить небольшой шантаж или предложить информацию из файлов на продажу. Ей всегда не хватало денег. Что, если она оказалась более жадной, чем он предполагал?

Вариант номер три: ее застукали на последнем взломе и перевербовали. Но этот вариант не желал оформляться в четкую картину. Во-первых, он встретился с ней меньше чем через час после ее визита в офис, и она была намного спокойнее, чем в настоящий момент. Значит, событие, вызвавшее у нее нервозность, произошло после их встречи.

Других менее очевидных объяснений в голову не приходило. Что-то еще оставалось вне поля зрения, заставляя срабатывать звонки тревоги, но что?

— Давай сделаем так, — произнес Клейн, когда они подошли к машине Селии. — Я еще раз все проверю. Надо убедиться, что материал, который меня интересует, уже на месте. Иначе нет смысла идти на дело. Жди моего звонка.

В свете окна булочной Селия быстро заглянула в лицо собеседника. Повернувшись на месте, она вышла на проезжую часть, обогнула свою машину. Отперев дверь, бросила прощальный взгляд поверх крыши.

— Жди звонка, — повторил Клейн.

Селия открыла дверцу и села в машину. Клейн проследил, как она заперла дверцу изнутри, завела мотор, вырулила на улицу и скрылась из виду.

Оглавление

Обращение к пользователям