Глава 34

Рома позвонила Фейну и сообщила, что Селия скачала ложные файлы. Мартен и Вера в это время сидели у нее на кухне, доедая купленное навынос у Рыбачьей верфи тайское блюдо. Новость их озадачила — они покинули офис Веры всего несколько часов назад.

Фейн посчитал, что Вера пригласила его к себе, желая либо чем-то поделиться, либо расспросить о последних событиях в офисе. Однако во время ужина Вера оставалась замкнутой и теперь, видимо, окончательно потеряла остатки аппетита. Она отложила в сторону вилку и, уставившись в тарелку, потягивала зеленый чай.

— Такое ощущение, что я совершила ошибку. — Вера подняла глаза на собеседника.

— С файлами?

— Со всей историей.

— Почему?

— Всякий раз, когда я думаю о вариантах развития событий, о том, к каким они могут привести последствиям…

Вера отвела взгляд, остановив его на слабо освещенной гостиной.

— Четыре дня назад я пришла к вам в розовых очках. Глупо было полагать, что при таких мрачных вариантах развития событий мои надежды оправдаются.

— А хороших вариантов вы не допускаете?

— Их слишком мало.

— Мало для чего?

— Чтобы оправдать риск, который, похоже, нарастает с каждой минутой.

— Я не уверен, что Элиза и Лора с вами согласятся.

Ни ситуация, ни настроение не сподвигли Фейна к роли утешителя. Положение оставалось одинаково скверным для всех.

— Что вы вставили в подложные файлы? — спросил он.

Вера кивнула, потом встала и принялась собирать посуду, чтобы хоть чем-то занять руки, пока размышляла над ответом. Мартен сгреб бумажные коробки, в которых они принесли еду. Вера указала на мусорное ведро, не отрываясь от раковины, где ополаскивала тарелки перед загрузкой в посудомоечную машину.

— Я и сама хотела об этом поговорить, — ответила она наконец, вытирая руки полотенцем и снова садясь за стол. — Помните, я рассказывала вам о пациентке Бритте Уэстон? Той, что свела счеты с жизнью безо всякой видимой причины.

Мартен кивнул.

— Будь на ее месте Элиза или Лора, я бы не удивилась, — продолжала Вера. — Обе раньше пытались покончить с собой, причем на полном серьезе, были готовы идти до конца. Обеих спасли по чистой случайности. Лору вообще едва откачали. Это случилось до того, как они ко мне обратились. Я долго с ними возилась, разбирала эмоциональные травмы, порождавшие отчаяние, которое привело к попыткам самоубийства.

Вера умолкла в задумчивости, отхлебнула чаю.

— Мне не с руки вам это рассказывать, и я сама ни за что не завела бы этот разговор, но, когда мы сегодня обсуждали, что вставить в файлы, они сами предложили план действий, предполагающий возврат к попыткам суицида. Реакция Элизы меня не удивила — инцидент с Кроллом накануне прямо связан с ее предыдущей попыткой самоубийства. Память о вчерашнем оскорблении еще свежа и болезненна.

Но когда и Лора предложила включить в файл мысли о самоубийстве, я была поражена. Откуда такие совпадения? А тут еще специальная подготовка Кролла, его опыт допросов. Психоанализ изучает эти методы и теорию, на которых они основаны. Я сама читала кое-какие статьи. Многие узники после таких допросов кончали с собой.

— Вы полагаете, что он пытался довести Элизу и Лору до самоубийства?

— Да. Они и сами, похоже, догадываются. Иначе зачем бросать ему такую приманку? Я говорила с ними по отдельности и по секрету, но обе, в сущности, предложили одну и ту же идею.

— Так вот, значит, что они хотели включить в записи? — Мартен был шокирован не меньше Веры. — Что они якобы думают о самоубийстве?

— Лора даже вообразила, что Кролл не отказался бы присутствовать при ее смерти. Разумеется, женщины выбрали разный событийный фон, но приманка в обоих случаях — суицид.

— Во всем этом трудно найти какую-либо логику… С какой стати ему понадобилось доводить их до самоубийства?

— Что взять с маньяка… вряд ли логику Кролла может понять кто-либо, кроме него самого.

Мартен покинул квартиру Веры за десять минут до полуночи. Он шел к машине сквозь влажную, сочащуюся каплями дождя тишину, размышляя, что делать с Кроллом после нейтрализации файлов. В голове зрел новый план.

Нанимаясь устранять какую-либо проблему, Мартен и Рома обычно старались не оставлять никаких следов — словно и самой проблемы никогда не существовало. Главное, чтобы никто не видел, не знал и не обсуждал, как они работают. Никаких торчащих ушей. В крайнем случае допускалось наличие необъяснимых пробелов, но без каких-либо улик.

Поэтому Кролл задал им особенно трудную задачку. Фейн догадывался и не сомневался, что Вера тоже догадывается, — их противник не принимал патовых ситуаций, проигрыша. Его не возьмешь на испуг. Одно то, что они узнали о его существовании, означало — рано или поздно придется искать окончательное решение.

Садясь в машину, Фейн набрал номер Ромы.

— Еще пять минут, — ответила Рома, — и я сама бы позвонила.

— Ты где?

— Дома. Только-только начала раздеваться.

— Что-нибудь случилось?

— Поговорив с тобой, я созвонилась с моим человеком в аэропорту, попросила ее проверить списки пассажиров на рейсах в Лас-Вегас. Селии Негри не оказалось ни в одном списке.

— А если она путешествует под другим именем?

— Вряд ли. Расставшись с Бюхером, я съездила к Селии на Помройт-стрит.

— А вот это зря! — огрызнулся он, но тут же укротил свой гнев. — Какого черта, Рома?

— Селия сама дала мне ключ. Мартен, в квартире пусто! Ни одежды, ни аптечки. Ее и след простыл.

— Может быть, мы напугали Селию больше, чем следовало.

— Лампочка у входа вывернута. Две ночи назад еще была на месте. А внутри квартиры мне стало просто не по себе.

— Есть основания?

— Мне кажется, она не сбежала. Не иначе Кролл поработал, — сказала Рома упавшим голосом. От одной мысли, что ее подозрения могли оказаться правдой, подступала тошнота.

— Если это так, — произнес Фейн, — то Кролл сам себе перекрыл доступ к файлам Веры. Либо считает, что файлы ему больше не нужны, либо по какой-то причине насторожился и сворачивает операцию.

Рома промолчала. Фейн рассказал ей о фиктивных записях и неприятном разговоре о самоубийствах.

Рассказ ошарашил Рому.

— Нет, ты только подумай! Боже мой, просто извращенец какой-то!

Фейн согласился:

— Я тоже так сначала подумал. Но тут, возможно, есть нечто поважнее личной психопатологии.

Мартен живо представил, как Рома пытается угадать, что он сейчас скажет.

— Со слов Моретти, Кролл покинул ЦРУ не по собственной воле, — продолжал Фейн, — он чересчур увлекся экспериментами с допросами по «программе». Если сопоставить эту информацию с его выходками в отношении Лоры и Элизы, а также их попытками самоубийства, то прогноз получается довольно мрачный.

— На что ты намекаешь?

— Возможно, в своих экспериментах Кролл пытался оказывать психологическое влияние на пленных, чтобы склонить их к самоубийству. Если научиться использовать слабости психики, доводя человека до отчаяния и суицида, да еще и по заказу, таким навыкам будет гарантирован огромный спрос.

Кролл увольняется из ЦРУ, поступает в «Вектор» — ты следишь за мной? — и его назначают работать с Керрином. Выясняется, что жена Керрина ходит к психоаналитику. Прекрасная возможность проверить результаты экспериментов! До сих пор он демонстрировал свой трюк только в камерах пыток секретных тюрем. Пришло время доказать, что метод работает и в «нормальной» обстановке.

— Суицид как способ заказного убийства? — Рома мысленно взвесила перспективы. — Сколько наберется потенциальных объектов с психикой, уязвимой для таких манипуляций, да еще чтобы истории болезни были под рукой? На мой взгляд, метод не очень практичен.

— Шпионаж по частным заказам за последний десяток лет вошел в большую моду, — возразил Мартен. — Пора переосмыслить устаревшие стереотипы насчет «объектов шпионажа». Штаты компаний, сдающих шпионов в аренду, под завязку набиты бывшими оперативниками разведслужб. Такие компании представляют интересы как глобальных корпораций, так и суверенных государств. Нетрудно заметить, что границы, разделяющие тех и других, начали размываться. Когда на кону миллиарды долларов, разница между «конкурентами» и «врагами отечества» быстро стирается.

Рома на минуту погрузилась в молчание.

— Трудно охватить всю картину разом, — призналась она. — По-твоему, если Кролл предложит способ убивать незаметно и не оставляя следов, то азартные игроки в глобальных корпорациях не устоят перед соблазном?

— Если Кролл сумеет доказать, что способ действует, найдется немало людей, готовых предложить ему работу.

Рома опять замолчала. Мартен понимал, что девушка пропускает его теорию через фильтры собственных сомнений.

— Неудивительно, что Элиза и Лора так взбудоражены, — заметила Рома. — Они начали улавливать дурные флюиды задолго до того, как он перешел на подлости.

— Я считаю, что им грозит серьезная опасность.

Оглавление

Обращение к пользователям