Глава 41

Клэр, надев халат, спустилась вниз, чтобы взять из почтового ящика свежий номер газеты «Кейп Таймс». Интересно, где сейчас Редиваан. Поднявшись обратно в квартиру, она нашла в кухне его записку: «Проснулся рано. Снова заснуть не мог. Ушел по делам. Поговорим утром — Редиваан». Скомкав листок, она ждала, пока закипит чайник. Только налила себе чашку кофе, как зазвонил телефон.

— Послушай, — с ходу проговорила она в трубку, — если мы затеяли игру, то можно считать, что мы квиты.

— Клэр, это Пит, — смущенно отозвался доктор Мутон. — Хочу вам сообщить результаты экспертизы.

Черт возьми, хорошо, что он не видит, как я покраснела, с облегчением подумала Клэр.

— Извините, Пит. Я приняла вас за другого.

— Это я и без ваших извинений понял. Ну, так вас интересуют результаты?

— Конечно, интересуют. И что вы обнаружили? Это те волокна, что нашли вы? — Клэр, пролистав газету, пробежалась по заголовкам. Ничего сенсационного.

— Результаты любопытные, — сказал Пит. — Сначала волокна, которые вы добыли, показались совсем другими. Но я на всякий случай провел повторный анализ и обнаружил, что они схожи с некоторыми волокнами, которые нашел я.

— Простите, я не совсем вас поняла. — Клэр подняла с пола раздел газеты, посвященный бизнесу. «Шапка» во всю ширину полосы предвещала конец бума собственности на недвижимость.

— Дело в том, что я нашел волокна двух типов. И те и другие — кашемир. Но красители разные. В одном случае краситель — синтетический. В другом — натуральный. Такая одежда, естественно, гораздо дороже.

— А какой краситель в моем случае?

— Синтетический. Кстати, таких образцов очень мало.

— И где вы их обнаружили?

— На плечах Индии и на ее затылке. Похоже, что человек в этом пальто обнял ее.

— Значит, речь идет о двух людях?

— Выходит, так.

— Ну что же. Спасибо, Пит. — Закончив разговор с Мутоном, Клэр тут же набрала номер Редиваана.

— Извини, Клэр, что я ушел по-английски. Не хотел тебя будить, — сказал он.

— Ладно, пустяки. Сейчас мне звонил Мутон по поводу волокон, которые я ему дала на экспертизу. Тех, что я выдернула из пальто Кинга. Так вот — среди ворсинок, найденных Питом, есть и такие.

— Но есть, как я понимаю, и другие.

— Да. Другой краситель, как утверждает Пит.

— Может быть, наш друг Кинг вовсе ни при чем. Просто обнял дочку на прощание, когда она уходила из дому.

— Сомнительно. Индия всегда запиралась в своей спальне и с отчимом не общалась. Чего ради она стала бы обниматься с ним? Она что — улетала в Америку?

— Да, ты, пожалуй, права, — сказал Редиваан. — Может быть, я нанесу ему повторный визит и выясню толком, когда он видел Индию в последний раз.

— Хорошо, а потом расскажешь мне.

— Может, вместе съездим? — спросил Редиваан.

— Нет, я хочу повидаться с другим нашим приятелем — с Отисом Тохаром. Думаю, он сейчас не в лучшем настроении, — сказала Клэр, положив в сумку утреннюю газету.

— Почему ты так решила?

— Так. Есть предчувствие. В газетах пишут, что цены на недвижимость падают. Так что ему с Лэндманом надо переквалифицироваться в кинематографистов. С помощью Брайана Кинга. Кстати, я видела его на снимках, снятых на приеме, который устраивал Тохар.

— Где ты их видела? — удивился Редиваан.

— Джейкс дал. Ну, этот — светский фотограф.

— Хм. Я не знал о вашем свидании.

— Какое свидание? Не будь параноиком! Я ехала мимо дома Джейкса и вспомнила по ассоциации, что видела Кинга на том самом приеме. Решила проверить, и Джейкс отдал мне фотографии. Оказалось, я не ошиблась. Вот и все.

— Значит, это было как раз до нашей встречи?

— Да. Что ты меня допрашиваешь? Вздумал ревновать?

— Нет. Просто спросил.

— Тогда не задавай глупых вопросов.

— Ладно, поговорим попозже. — Редиваан повесил трубку.

Клэр надела спортивный костюм. Разговор с Редивааном вывел ее из себя. Надо срочно побегать на свежем воздухе. Утро выдалось солнечное. Вернувшись домой после пробежки, Клэр успокоилась. Голова у нее прояснилась. В 9 часов она позвонила Тохару договориться о встрече. Приняла душ, быстро оделась и в 10 была на месте. Нажала кнопку двусторонней связи и стала ждать. Безликий, словно принадлежащий роботу голос спросил ее о цели визита.

— Я — Клэр Харт, — объяснила она. — Пришла взять интервью у мистера Тохара.

Дверь щелкнула и открылась. Лифт с зеркальными стенами за несколько секунд доставил Клэр в пентхаус. Ее уже поджидала личный помощник Тохара — стройная женщина в элегантном костюме, явно сшитом на заказ.

— Хелло, я Дженет Грин, — представилась она.

— Здравствуйте, я Клэр Харт, — протянула руку Клэр.

— Мистер Тохар сказал, что скоро будет.

— Вы не против, если я пока что осмотрюсь здесь?

— Ради бога. Прошу вас.

Клэр проследовала за Дженет из холла в гостиную. Просторное помещение было обставлено с роскошью. Дорогие картины — подлинные работы известных живописцев. Стильная мебель. Совершенная цветовая гамма. Однако от этой гостиной веяло холодом. Может, оттого что здесь не было ни одной фотографии. Не видно было и книг.

— Принести вам кофе? — спросила Дженет.

— Спасибо. — Клэр села на просторную синюю софу, стоящую у окна, из которого открывался вид на залив. Достав из сумки сегодняшнюю газету, она прочитала небольшую заметку, где говорилось о том, что крупные застройщики, скупившие большие участки земли, скоро столкнутся с серьезными финансовыми проблемами. Особое внимание автор уделил группе «Озирис». По его словам, эта корпорация замахнулась на слишком многое, а банки сейчас предоставляют ей кредиты с неохотой. Они понимают, что с падением цен на недвижимость (а оно неминуемо) «Озирис» вполне может прогореть. И, хотя у группы есть один или два анонимных инвестора, это ее не спасет. Инвесторы, как и банкиры, не хотят рисковать.

Отложив газету, Клэр задумчиво смотрела на залив. Да, Отис Тохар попал в нелегкую ситуацию. Судя по всему, он должен Келвину Лэндману огромную сумму. Вспомнив этого гангстера, Клэр невольно вздрогнула. Не позавидуешь должнику Лэндмана, когда тот потребует вернуть деньги.

Вернулась Дженет, неся кофейник. Кофе оказался очень крепким.

— Вы давно работаете у мистера Тохара? — спросила Клэр.

— Полгода. До этого работала в администрации одного отеля. Зарабатывала неплохо, но работа здесь мне показалась более интересной.

— И это действительно так?

— Да. Здесь то и дело сталкиваешься с вызовами.

— А чем конкретно вы занимаетесь?

— Обеспечиваю мистеру Тохару паблисити. Составляю программу его участия в светских мероприятиях, занимаюсь его связями с общественностью. Была в команде, которая обновляла клубы «Изида».

Прежде чем Клэр успела задать следующий вопрос, Дженет встала.

— Хотите посмотреть квартиру?

— С удовольствием. — Клэр отставила чашку с кофе и последовала за Дженет. Квартиру перестроили из номеров старого отеля. Реконструкция стоила немалых денег. Водя Клэр по комнатам, Дженет подробно объясняла, где какая мебель и что за картины висят на стенах.

— Хотите посмотреть что-нибудь еще? — спросила она.

— Меня интересует домашний кинотеатр. Много слышала о нем.

Дженет не успела ничего сказать: зазвонил ее сотовый. Пока она разговаривала по нему, Клэр не стала мешкать и, выйдя в коридор, открыла первую дверь слева, решив, что там находится монтажная. К ее удивлению, она увидела странное помещение, напоминающее средневековую темницу. Со стен свисали хлысты, наручники, кандалы и даже орудия пыток.

Поспешно подошла Дженет и прикрыла дверь в подземную тюрьму.

— Пойдемте со мной, — сказала она и открыла дверь в следующую комнату. Именно там оказалась монтажная, которую видела Клэр, когда была на приеме. Небольшой домашний кинотеатр располагался за прозрачной перегородкой.

— Скажите, Дженет, а что за фильмы вы снимаете? — поинтересовалась Клэр.

— Как вам объяснить? Не шедевры, конечно, но такая продукция людям нравится. Они платят, и слава богу. Ничего противозаконного здесь нет. — Дженет дала Клэр кассету. На обложке красовалась женщина в черной маске, в корсете и сапогах выше колен. В ее руке — кнут, занесенный над головами девушек, одетых как рабы на галерах. А сидят они в сооружении типа каменного эллинга.

— И кто же снимает эти фильмы?

— Иногда сам мистер Тохар. Он, кстати, снимает неплохо. Но чаще нанимаем профессионального кинооператора.

— А кто снимается?

— Некоторые девушки из клуба «Изида». Для них это легкие деньги.

— Вы тоже, Дженет, имеете отношение к съемкам?

— Я администратор и менеджер, отвечающий за производство. Кроме того, подыскиваю помещения для съемок.

— А это, так сказать, издержки производства? — спросила Клэр, дотронувшись до синяков на тонкой белой руке Дженет.

Та отдернула руку.

— Что за ерунда? Обычная бытовая травма.

Послышался шум: открылась входная дверь.

— Идемте, он вернулся, — заторопилась Дженет.

Отис Тохар уже сидел в гостиной.

— Сварите, пожалуйста, нам кофе, Дженет, — попросил он. Та скрылась в кухне.

— Ну что, Клэр, я удивился, узнав о том, что вы хотите со мной встретиться. Ума не приложу, чем я могу помочь вам в вашем расследовании. Кстати, вам понравились мои интерьеры?

— Потрясающе! И все же у меня есть пара вопросов.

— Да, Дженет меня предупредила. Она показала вам квартиру?

— Конечно. Благодарю вас.

Дженет вернулась со свежезаваренным кофе.

— Спасибо. А теперь идите и займитесь нашими делами, — сказал ей Тохар и, повернувшись к Клэр, добавил: — У нас сегодня деловая встреча за ланчем в ресторане «Травиата». Надеюсь, пока меня не было, Дженет опекала вас? — Он прижал пальцы к синякам на руке своего личного помощника.

— Все прекрасно. Спасибо.

— Ну и чем я могу вам помочь? — спросил он, отпустив Дженет.

— Меня интересуют ваши взаимоотношения с Брайаном Кингом, — выпалила Клэр.

— Чисто деловые. Просто бизнес, — хладнокровно ответил Тохар, поднеся ко рту чашку. Клэр отметила про себя, что пальцы его не дрогнули. — У нас с ним есть интересные совместные проекты, но, к сожалению, сейчас ему не до работы. Ужасная трагедия с его дочерью.

— Да, разумеется. А вы были с ней знакомы?

— Нет, никогда не видел.

— А с двумя другими убитыми девушками тоже не были знакомы?

— Конечно, нет. С какой стати? — Тохар поставил чашку на поднос. — Что за странный вопрос?

— Одна из девушек проходила кастинг в клубе «Изида».

— Мало ли таких? Наверное, она не отвечала нашим требованиям, а они у нас очень высокие. — Резко встав, Тохар подал Клэр ее куртку. Интервью окончено, поняла она и направилась к двери.

— Я хотела бы задать еще один вопрос, — сказала она напоследок.

— Спрашивайте, — согласился Тохар, отпустив дверную ручку.

— Как ваша компания думает справиться с финансовыми неурядицами? Ведь сейчас застройщики оказались в трудной ситуации.

На горле Тохара запульсировала жилка.

— Мои инвесторы — достаточно состоятельные люди. Переживем трудные времена. Толковым бизнесменам капризы финансовой погоды не страшны.

— И все же проблемы неизбежны. Инвесторы могут потребовать быстрого возврата денег.

— Могут, конечно. Но, думаю, мы с ними договоримся. Найдем компромиссное решение.

Клэр протянула на прощание руку. Тохар ответил на ее рукопожатие. Его ладонь была мокрой от пота.

— Хорошо, что у вас есть вторая профессия, — сказала Клэр. — Это дело может принести неплохой доход.

— Что вы имеете в виду?

— Фильмы. Я видела один — тот, где в главной роли снялась Кэти Кинг. Создается впечатление, что у вас с мистером Кингом, вопреки вашим словам, отношения не формальные, не просто партнерские. Впрочем, не буду вам докучать. Расспрошу об этом Кэти Кинг.

— Дженет, — закричал Тохар, — проводите доктора Харт. У меня срочные дела.

Клэр пошла к своей машине, припаркованной в переулке. Пыталась дозвониться до миссис Кинг, однако ни домашний, ни сотовый ее телефоны не отвечали. Тогда она решила набрать номер Редиваана, но в этот момент открылись двери подземного гаража Тохара. Выехал его «ягуар» и помчался по улице. Клэр инстинктивно последовала за ним. Тохар пронесся по Бич-роуд и повернул на восток. Клэр не отставала, но соблюдала дистанцию, чтобы оставаться незамеченной. Наконец, Тохар затормозил на стоянке над заливом Трех якорей. Клэр остановилась на другой стороне улицы. Тохар вылез из машины и быстро пошел к слипу, тянущемуся от моря вверх, к эллингам и пляжу. Потом повернул обратно, растерянно хлопая себя по карманам. Найдя свой сотовый, он кому-то позвонил. Разговаривал он недолго и заметно нервничал, сопровождая слова оживленной жестикуляцией. Его лицо было искажено от ярости. Отключив телефон, он забрался в машину и помчался в обратном направлении, едва не задавив молодую мамашу, катившую детскую коляску.

Клэр, выйдя из машины, спустилась к заливу. Был прилив, в воздухе стоял тошнотворный запах гниющих водорослей. На солнце сушились канаты и ведра. Две девушки убирались в эллингах. Клэр заглянула в ближайший. Он был вырублен в скале, словно фамильный склеп.

— Страшновато здесь, а? — сказала одна из девушек. — А в туннелях еще страшней. Их тут много — целый подземный город. Хотите взглянуть?

— С удовольствием, — сказала Клэр. — Я живу неподалеку, но в туннелях так и не была.

— Я вас проведу. У меня даже карта есть.

Клэр зашла в эллинг. Пахнуло холодной сыростью. У девушки действительно оказалась подробная карта туннелей, проходящих под бульваром и Главной дорогой.

— Эти туннели осушили, не так ли? — спросила Клэр.

— Да. Городской совет решил это сделать два года назад, после сильного наводнения. Здесь можно было заблудиться. Хорошо, что нашли старые карты — их сделали еще при королеве Виктории. Я люблю старые карты. Даже купила парочку.

— Прямо-таки паутина. Здорово! — заметила Клэр, разглядывая карту подземелья.

— Подождите, есть еще одна, — сказала девушка, роясь в бумагах. — Ага, вот она. Могу вам подарить.

— Большое спасибо. Возьму с удовольствием. — Они вышли из эллинга. Клэр с радостью подставила лицо солнечным лучам.

— И как часто вы убираетесь здесь? — спросила она.

— Раз в год. И в один и тот же день.

— В прошлом году не повезло, — вмешался в разговор мужчина, складывающий старые паруса. — Возились-возились с уборкой, а на следующий день случился страшный шторм — вы, наверное, помните? — Клэр кивнула. — Все двери были выломаны. Сейчас молимся, чтобы такое не повторилось.

Клэр посмотрела на море. Оно спокойное. Ветра нет. Сияет солнце.

— Кажется, погода будет хорошая. А эти эллинги — чья собственность?

— Городского совета, — ответил мужчина. — Но наши семьи давно их арендуют. Совет сейчас хочет повысить арендную плату. Безобразие. Хватит того, что налогами нас задушили.

Клэр прошла в конец пляжа. Она могла отсюда слышать голоса уборщиков, оживленно спорящих по поводу арендной платы. Рядом высилась дамба, в которой Клэр заметила несколько больших отверстий, зияющих, как пустые глазницы черепа. Она поплотнее запахнула куртку: колючий ветер усилился.

Оглавление