2

В семь пятнадцать вечера, точно по согласованному расписанию, пассажирская яхта класса «фламинго» показалась на экранах радаров станции Карвэйн-Холла.

– Прошу прощения, сэр, яхта мистера Хубера, – сообщил дежурный по персональному каналу хозяина.

– Окей, ребята, примите его по первому классу, – распорядился хозяин.

– Слушаюсь, сэр, – ответил дежурный и приступил к диспетчерскому сопровождению.

Спустя сорок минут судно весом в полторы тысячи тонн зависло над посадочным терминалом. Включилась приемная гравитационная подушка, и от перегрузки во всех помещениях Карвэйн-Холла мигнуло электричество.

Затем яхта коснулась площадки, и рев ее двигателей пошел на убыль. Тем временем в небе уже двигались светящиеся точки следующих судов, которые дежурный поочередно заводил на посадочные терминалы.

Диас, как и положено секьюрити его ранга, оказался рядом с яхтой прежде механиков. От обшивки еще исходил жар, а воздух вокруг был наэлектризован так что пощипывало язык, однако шеф безопасности терпеливо ждал, зная, что в данный момент его персону идентифицируют по сотням параметров.

Наконец послышался негромкий скрежет, и в боку яхты прорезалась дверь. С громким шипением разложился трап, и по нему бодро сбежал главный телохранитель мистера Хубера – Кристофер Шаддок.

– Привет, Хосе, – произнес он, и они обменялись рукопожатиями.

– Привет, Крис, – ответил Диас и снял темные очки.

Шаддок долго не отпускал его руки и вглядывался в лицо, и это вовсе не было проявлением симпатии. Таким образом проводилась окончательная проверка, чтобы определить, кто перед тобой – друг или его искусная имитация.

– Ну? – коротко спросил Диас.

– Порядок, – кивнул Шаддок и отпустил руку своего коллеги.

И тут же ступеньки трапа озарил яркий свет, и по нему стали сбегать члены команды Эдгара Хубера.

Им навстречу двинулись встречающие лица, которые безошибочно находили своих коллег, с которыми обычно обсуждали специфические вопросы и согласовывали действия двух боссов.

Наконец на ступеньках появился сам Эдгар Хубер. И тотчас ему навстречу шагнул Филипп Леконт, хозяин Карвэйн-Холла.

Деловые партнеры обнялись и обменялись остротами. Леконт, в частности, отметил, что Хубер, как всегда, прибыл «на своем танкере». На что гость, разведя руками, пожаловался, что теперь перепуган до конца жизни.

Леконт понимал, о чем говорил Хубер. Пару лет назад враги устроили ему засаду на таком же совещании. Спасло только то, что в недрах яхты Хубера имелся спасательный катер, в котором и эвакуировался Эдгар вместе со своей командой. Для охотников это оказалось полной неожиданностью, и они упустили свою уже пойманную добычу.

С тех пор мистер Хубер приземлялся только на космическом судне, невзирая на неудобства и высокую стоимость путешествий в атмосфере.

Два других гостя мистера Леконта засад не боялись и спустились на посадочные площадки в небольших лоцманских уиндерах, одинаково хорошо ходивших в космосе и атмосфере. Их посадка не вызвала перегрузок в электрической сети Карвэйн-Холла, и вскоре все четверо партнеров собрались на первом этаже главного здания, чтобы выкурить по сигаре и прийти в себя после длинной дороги.

Тем временем на террасе заканчивались последние приготовления, а на кухне в серебряных судках ожидали своей очереди три перемены блюд. Песчаные пустоши, начинавшиеся сразу за лесом, прочесывались уже в пятый раз, а беспилотные аппараты кружили на высоте полукилометра, продолжая старательно сканировать вверенную им территорию даже в сгущавшихся сумерках.

– Как там база? – на правах хозяина и для поддержания разговора задал вопрос Леконт.

– База на месте, – отозвался генерал Роммель, уполномоченный Генерального штаба.

Он был начальным звеном в деятельности всей группы, и именно для решения его проблем собралась на внеочередную встречу вся компания.

– Говорят, у вас открыли даже океанский бассейн с волнами и пляжем? – вступил в разговор Хубер.

– Да, – невесело кивнул Роммель. – Только станция – она и есть станция, пусть даже такая огромная, как Джи-Тауэр. Это всего лишь огромная казарма…

– Но у вас же там есть бордель. И, кажется, не один, – напомнил четвертый гость – Джулиано Манкуццо, суперпосредник, располагавший таким набором связей, что был вынужден свести их в огромный каталог.

– Ну и что? Океанский бассейн и бордель это еще не все, господа, – лишенным радости голосом произнес генерал, затем поманил пальцем слугу. – Принеси мне водки, парень, а эту бурду забери, – сказал Роммель, едва не швырнув на поднос лакея стакан с «ниагарой».

– Слушаюсь, сэр, – поклонился тот и быстро выскользнул из гостиной, а его место тотчас занял другой слуга.

Леконт, Хубер и Манкуццо обменялись взглядами. Подобное настроение одного из партнеров было опасным для всего картеля.

– Послушайте меня, Франсиско, – выбрав одну из самых задушевных интонаций, произнес Эдгар Хубер и, подхватив у барной стойки неудобный стул, поставил его рядом с креслом генерала, – Послушайте, дружище, – еще раз произнес Хубер, невольно вспоминая те времена, когда он еще зарабатывал себе на жизнь психоанализом. – То, что там у вас произошло, это еще не конец, понимаете? Ну подумаешь, сорок тысяч танков не хватает, может быть, их просто продали…

– Но их же не продали. Они должны оставаться на складских площадках, а их там нет. – В глазах Роммеля появились злость и упрямство.

Заметив это, Хубер подумал, что, чего доброго, этот вояка обвинит их в том, что это они заставили его пойти на должностное преступление.

– Если машин там нет, значит, их продали, – понимая, к чему клонит Хубер, сказал Манкуццо.

– То есть признаваться, что ли?! – выпучил глаза генерал.

В это время рядом с ним оказался слуга с порцией водки, и Роммель, схватив стакан, опрокинул его в рот.

– Нет-нет, дружище, – вступил в разговор мистер Леконт, делая слуге знак, чтобы тот исчез. – Мы просто заготовим для вас документы, что танки проданы, и вы покажете эти бумажки ревизорам.

– А где деньги за проданный товар? – продолжал недоумевать генерал.

– Не все деньги, а только небольшой аванс. Скажем, триста миллионов, – заметил Хубер. – Остальные после поставки товара.

– Но мы ведь давно поставили этот товар левым покупателям!… Едва ли кто-то еще захочет купить у нас это железо, которого у нас к тому же нет…

– У нас эти танки с удовольствием купят в Прибрежных Мирах.

– Да там же нет людей! Только какие-то бродяги. Откуда им взять двадцать миллиардов?! – продолжал негодовать Роммель.

То, что сразу схватывалось умом финансиста, ему давалось с трудом.

– Все очень просто, генерал, – принялся объяснять Хубер. – Есть несуществующие танки, и есть несуществующий покупатель. Вы можете это допустить?

– Могу, – кивнул Роммель.

– Этот несуществующий покупатель платит аванс в триста миллионов кредитов, но вместо него переводит деньги один из моих банков! После этого вы отгружаете товар, и он идет к покупателю. Однако в дороге происходит несчастье, и на конвой нападают пираты, или… – Хубер неопределенно повертел в воздухе пальцем.

– Инопланетяне! – предложил Леконт, все четверо засмеялись. В том числе и генерал Роммель. Он еще не понял всей комбинации, но чувствовал, что Хубер придумал хороший план.

– Ну так вот, – продолжил тот. – Нападают, частью разносят транспортные суда вдребезги, а частью захватывают для собственных нужд. Таким образом, покупатель не получает товара и отзывает свой аванс…

– А военное ведомство пусть выставляет свои претензии этим пиратам-инопланетянам, – закончил за Хубера Манкуццо.

– Ну, господа! – восторженно произнес Роммель и, поманив пальцем лакея, взял еще одну порцию водки.

– Однако при конвое будет охрана, – задумчиво произнес он, сделав пару глотков.

– Нужно будет сделать так, чтобы она отстала или что-то в этом роде, – сказал Хубер. – Сможете сделать так?

– Да, – кивнул генерал, обретая над собой контроль.

– А что будет внутри на самом деле? – уточнил Манкуццо. – Нельзя же отпускать суда пустыми. Это сразу заметят экипажи.

– Мы загрузим их астероидной массой, чтобы не таскать камни на орбиту. Хотя, что об этом думают экипажи, совершенно не важно. Они никому ничего не расскажут.

– А где нам взять этих злодеев? – поинтересовался Леконт. Он уже видел, что появилась Софи, а стало быть, на террасе все было готово, однако оставалось решить еще несколько вопросов.

– А вот тут мы обратимся к мистеру Манкуццо, – сказал Хубер. – Как мне кажется, у него есть выходы на нужных людей…

– Да, – кивнул головой суперпосредник, – такие выходы есть. Но нанимать этих людей мы не будем. – Тут Манкуццо позволил себе хитрую улыбку. – Мы сделаем утечку информации, и те, кому нужно, узнают об этом. Сорок тысяч танков – неплохая добыча.

– А если они даже захватят транспорты невредимыми, кто им поверит, что внутри был мусор, – добавил Леконт.

– Но нужен еще хороший капитан, – напомнил генерал.

– Хороший, которого было бы не жалко… – произнес Хубер. – Один такой есть. Он работает на меня уже пять лет. Молодой, энергичный и слишком внимательно смотрит на мою жену…

– Это повод послать его в рейс без обратного билета, – заметил Манкуццо.

– Вот именно.

***

Позже, на террасе, когда водка смягчила давление внешних проблем, генералу Роммелю стало даже немного стыдно от того, что он – человек, которого коллеги именовали меж собой Железный Фрэнси, – вдруг перепугался до такой степени, что позволил себе панический тон.

И чего он испугался в самом деле? Судебного преследования? А что потом – смертный приговор? Но генерал был уверен, что не боится смерти. По крайней мере, в молодости, пройдя через горнила полудюжины больших и маленьких военных кампаний, он не кланялся пулям и, презирая опасность, оставался цел. Так чего же бояться сейчас?

«Я боюсь потерять деньги», – догадался Роммель и улыбнулся, когда кто-то из гостей пошутил. Да, это был Манкуццо. Человек, который и сосватал генерала на первое дело.

Поначалу это была партия обмундирования на сумму в полмиллиарда кредитов. Его благополучно сбыли в периферийных мирах, а склады, где еще оставалось немного товара, заразили «мальтийской пыльцой» – бактериями, которые сжирали любое количество хлопка за одну неделю, оставляя после себя что-то вроде пепла. Когда комиссия нагрянула на склад, чтобы оценить ушерб, никто уже не мог сказать, сколько было загублено имущества, поэтому списали все, что было по документам.

Это была удача, и, получив свою долю (приблизительно около ста миллионов), Франсиско Роммель неожиданно испытал прежде неизведанные чувства. Это было ощущение некой сверхличной, интимной власти. Не той, что давала Роммелю его высокая должность, нет. Конечно, он мог вмешаться в финансовые дела военного министерства, он мог двинуть с места 6-й Ударный и 34-й Штурмовой флоты, но стоило генералу уйти на пенсию, как вся эта военная мощь перешла бы к другому. А он – Роммель – остался бы доживать на генеральскую пенсию.

Деньги для покрытия расходов генералу были не нужны, но ощущать большие суммы на личном счету было для Роммеля жизненно необходимо.

На афере с танками он заработал почти пять миллиардов. Казалось, что подобных денег должно было хватить для обеспечения самых острых ощущений могущества, но скоро Франсиско стал замечать, что и этого ему уже мало.

– Ну а вы, генерал, по-прежнему передвигаетесь только в составе эскадры? – задал вопрос Хубер, который слегка ревновал Роммеля к внешним признакам значительности. Ведь как ни крути, он – Хубер, был всего лишь провинциальным нуворишем, а генерал Роммель – штатным высокопоставленным чиновником вооруженных сил Объединения Англизонских Миров.

– Ничего не поделаешь, таково положение устава. Уполномоченный Генерального штаба обязан передвигаться в сопровождении двух линейных крейсеров, судна радиолокационной разведки и авианесущей базы 3-го класса с сотней истребителей на борту.

– Вот почему генерал не боится спускаться в обычном лоцманском катере, – заметил Хубер.

– Наш генерал вообще ничего не боится, – подвел итог Леконт и, подняв бокал, добавил: – За генерала Роммеля!

В этот момент послышался негромкий хлопок, и ночное небо прочертила трасса реактивной пули.

– Диас! – позвал хозяин, и шеф безопасности тотчас появился возле столов. – Что это было, Диас? – спросил Леконт.

– Кабан, сэр.

– Кабан? – удивленно спросил Хубер.

– Так точно, в это время года они бывают опасны, вот мы и отстреливаем их, если они подбираются слишком близко к Карвэйн-Холлу.

Оглавление