9

Старт кораблей конвоя и сход их с орбиты Бронтзее происходил довольно буднично. Никаких восторгов и скучные голоса докладывавших о готовности офицеров. Этим людям предстояло неинтересное двухмесячное путешествие, поэтому они сразу настраивались на монотонную работу с бесконечной чередой вахт и скупых обменов казенными фразами.

Только нервная дрожь, передававшаяся стенкам от разгонявших судно двигателей, заставляла почувствовать само начало этого далекого похода. Ник внимательно следил за действиями Генри и по-своему анализировал все происходящее – Что, немного разочарован, – спросил Аткинс. – Думал, что все будет грандиознее?

– Да, – признался Ник.

Он сидел в кресле помощника капитана-пилота и сейчас фактически выполнял его обязанности. Правда, ничего делать не приходилось, ведь еще двое-трое суток кораблям предстояло идти по накатанным курсам, где всем управлением транспортов занимались диспетчеры с навигационных станций.

Это потом, когда начнется «дикий» космос, корабли перейдут на крейсерские скорости, штурманы возьмутся за прокладку курса, а капитан-пилот будет следить за каждым из подчиненных.

Теперь же штурман Быковский просматривал книжку комиксов и совершенно не обращал внимания на экран.

Даже стоявший в углу рубки Ламброзо и тот спустя час начал зевать, а потом совсем ушел, успокоенный скучностью всего происходящего.

– Ну вот, еще часов восемь нас будет тащить компьютер, и только потом придется кое-что подправить, – сказал Генри, поднимаясь со своего кресла. – Я пойду подремлю пару часиков, а ты тут сиди за главного. Если будет что-то неясно, спроси у Быковского…

– Но как-то боязно, Генри, – признался Ник.

– А ты ничего не трогай, и все. Побудь немного пассажиром.

– Кстати, – вдруг заметил Ник, указывая на экран. – в каком-то из отсеков непорядок – разомкнут крепежный узел.

– Это, наверное, в спасательном боксе. Случается, там раскрываются замки. Я проверю.

Сказав это, Генри покинул рубку.

Его сердце громко стучало, а ноги выпрыгивали вперед, пытаясь бежать без команды хозяина. И если бы появился Ламброзо, пришлось бы врать, что отлучился в туалет.

Впрочем, капитан-пилот и не обязан отчитываться перед каким-то охранником.

Не встретив в коридорах ни одной живой души, Аткинс благополучно добрался до аварийно-спасательного отсека Снова вскрыв дверь, он вошел в бокс и, не в силах больше сдерживать себя, сразу же бросился к кабине Запрыгнув на неудобное сиденье, Генри начал лихорадочно включать все пусковые датчики, быстро нажимая кнопку утвердительной команды на каждый из запросов.

Наконец этот полуминутный ритуал был закончен, и можно было стартовать, однако в последний момент Аткинс вспомнил, что он забыл сделать.

Неуклюже выбравшись из кабины, Генри сильно ударился головой, однако, не чувствуя боли, подскочил к одной из опор и, достав из кармана заготовленный накануне кусок проволоки, заблокировал им кнопку датчика.

Теперь даже после старта челнока компьютер покажет лишь открытие трех замков, но не оповестит рубку о выходе челнока за борт. Правда, через каждые два часа на экран поступал отчет о действиях автоматики, но к этому времени Аткинс уже намеревался быть достаточно далеко.

Вернувшись в кабину, он еще раз проверил запускающие механизмы, затем глубоко вздохнул и нажал кнопку «сброс». Челнок тотчас освободился от захватов, скользнул по направляющим и оказался в переходном шлюзе.

Сзади захлопнулись створки, и началась откачка воздуха. Казалось, это длится бесконечно, хотя Генри знал, что операция занимала нескольких секунд.

Наконец на панели загорелась кнопка «отменить», позволявшая вернуться в бокс, если пилот передумает. Однако Генри не собирался передумывать. Он повторил команду «сброс», и катапульта вытолкнула челнок через открывшиеся в борту ворота.

Сразу исчезла привычная искусственная гравитация, и Генри уперся рукой в поток, поскольку забыл пристегнуться. В таком неудобном положении он пытался запустить двигатели, однако те молчали. Аткинс был уже близок к панике, когда корма шаттла вздрогнула и нагнетатели начали подачу топлива.

– Ну как же ты мог забыть, идиот?! Ведь на запуск дается двадцать секунд! – вспомнил наконец Аткинс и, включив тягу, начал разгонять судно, стараясь подальше убраться от вытянувшейся колонны транспортов.

Безусловно, кто-то из пилотов мог увидеть эту удалявшуюся точку, однако никому бы и в голову не пришло запросить капитана-пилота и поинтересоваться, что за судно он выпустил с левого борта.

Каждый в этом конвое знал свое место и не лез в чужие дела. На это и рассчитывал Генри Аткинс, и, как видно, расчет оказался верным.

Оглавление