21

Растопырившись во все стороны рукавами причальных терминалов, база «Революшн-П» напоминала спрута, возле которого ни на секунду не прекращалось движение Поисковые уиндеры возвращались с заданий, группы рейдеров уходили на преступный промысел, швартовые суденышки помогали толстопузым транспортам наилучшим образом встать на разгрузку. «Суета, а все же какая скука», – подумала Эльза Московиц, пуская к потолку клубы синеватого дыма.

Однажды угасшие отношения с Нагелем, казалось, разгорелись с новой силой, но затем Эльза вспомнила, что она камрад-генерал и начальник отдела боевого планирования. Да и Йоган, если честно, давно уже не тот. Нет былого огня и былой силы.

Смешно было смотреть, как они, раздевшись, сидели еще несколько минут и ждали, пока на команданте начнут действовать принятые таблетки.

За эти несколько минут Эльза успела передумать многое.

В дверь постучали. Генерал Московиц отошла от иллюминатора и, погасив сигарету в пепельнице, произнесла «входите».

Вошел камрад-лейтенант Ля-Рош. Он выглядел как всегда немного взъерошенным, однако дело знал хорошо, и Эльзе редко приходилось поправлять его.

– Через восемь минут связь с группой, мэм.

– Спасибо, что напомнили, лейтенант. В зале все готово?

– Так точно, мэм. Наши Часе НдЗ местах, и люди из технической разведки тоже прибыли. Камрад-майор Шанц обещал быть чуть позже.

– Отлично, Ля-Рош. Идемте.

Идти было недалеко. Оперативный зал находился прямо под кабинетом Московиц, и требовалось только спуститься вниз на один пролет.

При появлении начальника отдела планирования сидевшие за терминалами операторы зашевелились, задвигались и стали прятать обертки от жвачки и стаканы из-под кофе, стоявшие немытыми целыми неделями.

Московиц поздоровалась со всеми разом и прошла на свое место, – небольшую возвышенность в самом углу зала, откуда были видны большие панорамные экраны и все сотрудники отдела.

– Четыре минуты до связи… – объявил один из операторов, отвечавший за синхронизацию сигналов.

– Карты у тебя? – спросила Эльза Роша, когда они уселись во вращающиеся кресла. Генерал всегда говорила лейтенанту «ты», когда начиналась боевая работа.

Ля-Рош подал ей пачку штурманских распечаток с подробными схемами построения рейдеров, нанесенными прямо на сетки с гравитационными параметрами всего района.

– Две минуты до связи…

Негромко скрипнула дверь, и появился Ульрих Шанц. Эльза махнула ему рукой, и он быстро, почти бегом, направился к генералу.

Московиц почувствовала укол беспокойства. Обычно Ульрих выглядел спокойнее.

– Что случилось? – спросила она у майора, когда тот устало опустился на соседнее кресло.

– Кажется, там появились какие-то дополнительные «бабаи», – неопределенно ответил майор.

– Большие «бабаи»?

– Боюсь, что да. Похоже на крейсера…

– Хреново это, – произнесла Эльза.

– Да уж точно, – удрученно кивнул начальник технической разведки. Сейчас их рейдеры двигались на большой скорости, а при таких условиях радиосвязь была невозможна.

Оставалось только ждать специального «окна», когда командир группы Гаусс включит прибор транслинейной связи.

– Одна минута до связи… – предупредил оператор.

– Сколько у нас там спутников?

– Сейчас три. Но это устаревшие аппараты третьего поколения. «Апач» уже ушел и появится в этом районе только через четыре часа. С его помощью я и успел разглядеть эти новые тени, а потом он вышел из зоны, и теперь мы почти слепые – Не нужно было торопиться заходить в район, – тихо произнесла Эльза Она жалела, что не уговорила Нагеля придержать рейдеры. Однако теперь уже было поздно.

– Десять… девять… восемь, семь… -начал отсчет оператор Лейтенант Ля-Рош нервно прикусил карандаш. Услышав треск, Эльза покосилась на своего помощника, но ничего не сказала Она напряженно ждала.

– Я камрад-полковник Гаусс! У нас очень мало времени для доклада! Есть цель, и мы ее немедленно атакуем! Какие нибудь дополнительные сведения?

– Нет ли там больших целей, полковник?! – первым спросил Шанц. – Я имею в виду крейсеры!

– Крейсеры?! – последовала пауза – Нет, только три судна среднего класса…

Послышался металлический щелчок, и это означало, что на рейдере сработало главное лазерное орудие.

– Оп! Поздравьте нас! Залп трех рейдеров, и один готов!

– Не забудьте, что вы должны захватить хотя бы один корабль! – напомнила Московиц, к которой возвращалось самообладание и служебная жесткость – Я помню, мэм… – отозвался Гаусс. В трюмах его рейдеров находилось три сотни отборных головорезов, проверенных на десятках абордажных операций. – Я помню мэм, я все помню, – снова повторил полковник, и его орудие опять ударило по далекой цели.

Оглавление