34

Предчувствие какой-то скрытой западни не ослабевало ни на минуту и особенно обострилось, когда полковник Комэт получил приказ закрыть имевшуюся брешь на орбите Пандина.

Казалось бы, чего еще желать – старсейвер «Хоккайдо» с повреждениями отошел на безопасное расстояние, с ним оттянулись и ракетно-артиллерийские крейсеры. Ушли авианосцы – эти осиные гнезда с их вечно озлобленными обитателями. Все было похоже на неминуемую победу – никто не мог вырваться с Пандина, но Комэт чувствовал какой-то подвох.

Он связывался с судами-соседями, он загонял собственных разведчиков однако все вокруг было чисто, а справа от него, закрывая собой почти всю голубую луну Пандина, доминировал эрцкрейсер «Эдхут».

На поверхности планеты еще шли бои, и заблокированные ВВС противника отважно сопротивлялись, но время шло уже на минуты, и все ждали объявления о капитуляции примаров.

Приходившие снизу доклады подтверждали: подразделения противника сворачивались и организованно отходили на эвакуационные площадки. Урайские войска пытались их преследовать, но неизменно попадали в засады и на минные поля. После этого оперативный отдел штаба, отдал приказ не преследовать, противника – все равно ему некуда деться.

Комэт не верил в легкую победу и поскольку был хорошо знаком с коварством и находчивостью примаров. Поэтому всех свободных от вахты он посадил за терминалы, и офицеры раз за разом обрабатывали показания радаров и сканерных панелей.

Они проверяли работу программ, действие всего комплекса разведки, а также выводы предыдущих проверяющих.

Комэт прекрасно понимал, что о нем думают его подчиненные, но просто ждать, когда тревога не дает ему думать ни о чем другом, полковник не мог.

– Прошу прощения, сэр, – произнес капитан Цверн и поднял руку, словно школьник. Он тоже работал наравне со всеми. – Мне кажется странным поведение астероидного пояса…

– Чего же в нем странного? Текут себе камушки и текут…

– Дело в том, сэр, что частота колебания осколков находится в определенном диапазоне, но… есть отдельные элементы, у которых частотные характеристики совершенно другие.

– Покажите, – недовольно бросил полковник и подошел к терминалу, за которым сидел Цверн. Однако ничего увидеть он не успел, поскольку пришел экстренный вызов оперативного дежурного. – Крейсер «Санджин» на связи, – ответил Комэт.

– Вы получаете новые координаты – переход срочный! Группировка противника возвращается к Пандину!

Далее послышался щелчок и уже не касающиеся Комэта прерывистые сигналы – в компьютер крейсера загружалась новая задача Вся урайская группировка начала менять свои построения, создавая кулак на самом опасном направлении, однако неожиданно на голубой луне Пандина сверкнула ярчайшая вспышка, которая едва не расколола естественный спутник планеты. Это сработал гиперлазер с ядерной накачкой, который одним ударом пропорол бок эрцкрейсера «Эдхут».

Одновременно с этим активизировались и стали атаковать все близлежащие цели, прятавшиеся в астероидном поясе противокорабельные ракеты.

Передислокация была тут же сорвана, и штаб группировки какое-то время пребывал в полной растерянности. Между тем соединение противника продолжало двигаться к Пандину, и считавшийся уже списанным старсейвер «Хоккайдо» теперь казался штабникам смертельно опасным.

Было принято решение отойти и дать противнику спокойно эвакуироваться.

– Так я и знал. Болваны! – вслух произнес Комэт, получив приказ об отходе.

Оглавление