40

Патрулирование пространства района Прибрежных Миров не приносило особенной радости, а установившаяся тишина и даже полный покой в эфире заставляли генерала Ангерра чувствовать себя уязвимым, словно за ним из темных пучин гравитационных ям подсматривал злой неприятель, ожидавший только удобного случая, чтобы коварно напасть.

– Что там у нас с разведкой?

Этот вопрос Ангерр задал майору Томлину, своему высокорослому помощнику-янычару. Совместное пребывание в этом удаленном от боевых действий месте сдружило офицеров, и они начинали друг другу доверять.

– По-прежнему все тихо, сэр, – ответил Томлин. Впрочем, генерал об этом прекрасно знал. Разведывательные корабли группы подбирались едва ли не к самым коммерческим трассам, просеивая в эфире информационные потоки и оставляя повсюду датчики-шпионы, однако никакой деятельности варваров, направленной на разведывание обстановки в Прибрежных Мирах, замечено не было.

Это ненадолго успокаивало Ангерра, и он слал донесения, что пока об уничтожении населения Новой Каледонии и Деркача никто не знает. И, видимо, долго не захочет знать. Удивительное равнодушие местных было урайцам только на руку.

Два дня назад был сбит один из неисправных спутников, залетевших в район случайно, и снова воцарилась удручающая тишина.

Чтобы люди не закисли, Ангерр провел несколько тренингов, однако это было все, на что он был способен. Бездействие по-прежнему угнетало.

Между тем из запрошенных дополнительно сил прибыли только два рейдера, на одном из которых находилась абордажная команда, состоявшая из одних урайцев. Они неплохо справлялись со своим ремеслом и были известны далеко за пределами своего фронта. Тем не менее Ангерр не особенно радовался прибытию столь знаменитого подразделения и требовал авианесущих судов, но ему напоминали, что есть гораздо более важные участки – противник отчаянно сопротивлялся, и теперь каждую захваченную планету урайцы буквально поливали своей кровью.

Когда поступило сообщение, что на периферии района перехвачены пакеты активных переговоров, генерал обрадовался. Он приказал тут же принести распечатки на мостик, поскольку с большей охотой читал с листа – желтый цвет мониторов его раздражал.

Лейтенант из отделения дальней разведки прибыл через полторы минуты. Он был урайцем, однако в покрое его мундира чувствовалось подражание майору Томлину. Впрочем, генерал на это уже не обращал внимания.

– Что у вас? – быстро спросил он, проглядывая графики перехвата.

– Локальная передислокация судов, сэр.

– Военных?

– Так точно, сэр. Анализ расшифрованных пакетов показывает, что это, очевидно, военные приказы. Определить количество судов, а также их принадлежность и функции нам на таком расстоянии не удалось.

– Хорошо. – Генерал заметно оживился. – Нужно выдвинуть туда если не разведчиков, то хотя бы пару спутников. Надеюсь, двумя спутниками мы себя не демаскируем?

Лейтенант был профессионалом, поэтому генерал не стеснялся задавать такие вопросы.

– Двумя не демаскируем, сэр.

– Вот и отлично!

Лейтенант ушел, однако спустя несколько минут снова вернулся. Тут же поняв, что нарушил порядок, он виновато посмотрел на Ангерра, однако командующий группировкой махнул рукой:

– Ладно-ладно, Моцарн, говорите, что у вас случилось?!

– Колонна судов, сэр! Они движутся в нашем направлении.

– Крейсера?! – не удержавшись, спросил майор Томлин.

– Нет, больше похоже на танкеры!

– Танкеры? – удивился генерал и задумчиво потрогал себя за нос. – Сколько их и как быстро они движутся?

– Их ровно сорок, сэр, и через восемнадцать часов они будут практически на орбите Новой Каледонии.

– Что ж, значит, мы снова при деле, – произнес Ангерр, а затем включил микрофон и для всей группировки объявил: – Всем судам – готовность два!

Оглавление