49

Контрабордаж урайского рейдера непонятно откуда взявшимся судном противника всерьез напугал генерала Ангерра.

Населенная варварами территория считалась недостижимой для кораблей примаров, и вот на тебе – сигнал с абордажного рейдера: подвергаюсь атаке «Корсара».

Что это означало? Это означало, что на лучшем экипаже урайских абордажиров можно было ставить крест. Но самым страшным было упустить этих громил, ведь тогда места обитания варваров стали бы известны всем примарам и тогда Урайя могла оказаться перед опасностью открытия второго фронта.

Не раздумывая, генерал Ангерр лично повел свой флагман к месту происшествия, и вскоре его радары уже отличали все три судна, стоявшие одно подле другого.

«Удивительный случай», – подумал Ангерр, наблюдая эту картину. Затем полуобернулся к помощнику Томлину и приказал:

– Пусть стреляют, как только рейдер примаров отшвартуется.

– Есть, сэр.

Маскировка флагманского крейсера была достаточно эффективна, однако корабль с такой массой не мог долго оставаться незамеченным. Генерал понимал, что примары уже почувствовали опасность и должны вот-вот пуститься наутек.

Хотя бежать им было некуда. Разве что попробовать прорваться через пространство, утыканное ловушками и аномалиями, – это было почти смертельно для крейсера, но небольшое судно вроде рейдера имело шанс.

Наконец обведенная оранжевой каемочкой точка отошла от скопления судов и сразу двинулась к аномальным полям, справедливо полагая, что крейсер не станет ее преследовать. Однако для побега было уже слишком поздно. Левый борт крейсера полыхнул едва ли не всеми орудиями, высвобождая мощь, в тысячи раз превышавшую ту, что была необходима для уничтожения рейдера.

– Дель поражена, сэр. Видимых фрагментов не обнаружено… -доложил помощник.

– Ну еще бы, – проворчал Ангерр, чувствуя, как с него сваливается это тяжелое бремя ответственности. Если бы рейдер ушел, на карьере Ангерра можно было ставить крест.

Правда, оставалась неизвестной судьба урайской абордажной команды, однако Ангерр подозревал, что с ней покончено. Он воевал не первый год и знал, что такое бойцы «Корсара».

– Продолжайте вызывать их, – распорядился он, и лейтенат-связист снова и снова посылал запросы, сначала кодовые, а потом и открытым текстом.

Пока связист занимался этим безнадежным делом, крейсер подошел к сцепке судов еще ближе, и встал вопрос о дальнейших действиях.

– Раз никто не отвечает, значит, спасать уже некого, – подвел итог Ангерр.

Правда, на борту абордажного рейдера еще могли оставаться раненые урайцы, но тратить время на их поиск было слишком рискованно. Разведка докладывала о шести малых судах, которые продолжали вертеться на безопасном расстоянии и уходили, стоило только разведывательным кораблям выйти им наперехват.

– Открывайте огонь, Томлин, – коротко бросил генерал. – Только не устраивайте взрывов сверхновых звезд. Это нас демаскирует.

– Прошу прощения, сэр.

– Ладно, я уже забыл. Действуйте…

На этот раз расчет артиллеристов был безупречно верен, и оба корабля – урайский рейдер и грузовик – разлетелись на осколки одинаковой величины. С небольшим опозданием взорвались их реакторы, однако вспышки все же были не так заметны, как в случае с рейдером «Корсара».

– Один осколок, сэр… – подал голос локатор-щик. – Он похож на спасательный бот или даже истребитель.

– Откуда он взялся? – спросил генерал, подходя к большому рабочему экрану.

– Возможно, находился внутри грузовика. Его словно выстрелило из кормовой части грузовика.

– Мне нужны подробности, – строго приказал Ангерр, и лейтенант, закусив от напряжения губу, начал бешено вертеть настройки, чтобы точнее определить цель.

Наконец компьютер пришел локаторшику на помощь и, оцифровав вращавшийся объект, выложил его на экране в трех проекциях.

– Истребитель, – сказал стоявший за спиной Ан-герра помощник Томлин.,

– Нужно немедленно уничтожить его. В кабине может оказаться пилот, – сказал генерал.

– Мы уже не сможем. Потребуется помощь судов-разведчиков.

– Не возражаю, – согласился Ангерр. – Пусть перехватят они, тем более что он идет им практически в лапы.

Томлин тотчас связался с разведчиками «Санейкой» и «Вурнаном», которые все время находились вблизи коммерческих трасс варваров. Получив задание, корабли тотчас пошли на перехват и уже скоро сумели с высокой долей вероятности определить, что внутри судна находится пилот.

Разведчики объяснили это тем, что на истребителе работали бортовые маяки и локаторы – приборы, которые включались только изнутри.

Потекли минуты напряженного ожидания, в течение которых крейсер начал маневр, чтобы возвращаться в район Прибрежных Миров.

Флагман уже почти выполнил разворот, когда капитан «Вурнана» пожаловался:

– Снова шестерка этих хулиганов, сэр. Похоже, они тоже заинтересовались этим истребителем.

– Ну так расстреляйте их! – сорвался генерал Ангерр. – Расшибите вдребезги, чтобы не мешались! И вообще, они лишние свидетели – у них может быть какая-то информация. Приказываю уничтожить и их тоже, но истребитель – прежде всего. Поняли меня?

– Истребитель прежде, сэр, – подтвердили оба капитана.

И снова на мостике флагмана потекли тревожные минуты. Разведчики действовали за пределами досягаемости локационных средств крейсера, поэтому генерал не мог отслеживать их действия в реальном времени.

– Кажется, они намерены нас атаковать, – снова пожаловался один из капитанов, но спустя минуту радостно доложил:

– Один готов!

– Ну наконец-то, – выдохнул генерал. Беспомощность подчиненных стала его раздражать.

– Вижу четыре вспышки… э-э… нет, это залпы… Они сгружают весь боекомплект!

Последовала пауза, после которой сквозь густую завесу помех пробился голос одного из капитанов:

– Это лейтенант Шистер, капитан «Санейки»! Сэр, «Вурнан» уничтожен, а у меня повреждения!

– Как уничтожен?! – вскричал генерал. – Как это уничтожен?! Чем уничтожен?!

– Я вас не слышу, сэр! Разрешите нам вернуться – у нас повреждения!

– Это невероятно, – словно не слыша просьбы, произнес Ангерр и, подняв руки к потолку, затем хлопнул ладонями по контрольной панели. – Это невероятно… Томлин, скажите ему, пусть возвращается, не хватает нам потерять всех разведчиков. Пусть возвращается, а я пойду в коридор – прогуляюсь.

Оглавление