58

Как и обещал проводник, откуда-то с окраины города донесся грохот отдаленных взрывов.

Команда Пита ди Торро замерла, и несколько минут все стояли в ожидании, затем чуть справа от них послышались захлебывающиеся автоматные очереди. Это, как и следовало по плану, наступала армия Боб-бера, которая отвлекала внимание и вызывала огонь на себя.

– Ну пошли, камрады, – с чувством произнес Пит, и Луи, Нильсберг, Зепп и Феликс Номэн ломанулись через кусты, прокладывая каждый для себя отдельную дорогу. Добежав до забора одновременно, они подхватили приготовленные лестницы и, приставив их к стене, быстро поднялись начамый верх.

Затем подтащили лестницы за собой и сбросили их вниз, чтобы была возможность так же быстро вернуться.

Подготовив таким образом путь к отступлению, наемники спрыгнули на пружинящий газон и понеслись вперед – каждый к своему выходу из здания.

Номэну достался самый ближний – он находился прямо перед ним. Впрочем, именно там могли оказаться два-три сонных охранника, которые – он знал по опыту прежних операций – могли быть вооружены дробовиками.

Впрочем, первыми к центральному входу уже поспевали люди Боббера. Они разметали по двору всех гулявших пациентов и санитаров и теперь тяжелой рысью приближались к зданию.

«Неужели их никто не встретит?» – подумал Номэн, и_в этот момент откуда-то сверху послышались частые хлопки. Подставные монстры Боббера стали валиться как тюки.

Ноэн успел засечь четыре попадания, но потом из-за забора хлестко ударил снайпер, и огонь из окна прекратился.

«Это хорошо», – подумал Номэн и последним рывком оказался возле стены. Он не спешил подходить близко к штурмовикам Боббера, опасаясь, что те могут спутать его с кем угодно. Номэн знал, что этих ребят перед акцией кормили дурью и они, случалось, устраивали охоту друг на друга.

– Внимание всем, Зепп на месте! – послышалось из рации.

– Ваш камрад Луи тоже на месте, – отчитался Ка-беруз.

– А меня охранник выпасает, – пожаловался Бето Нильсберг.

– Что у тебя, Феликс? – Это был голос Пита.

– Жду, когда кавалерия Боббера рассосется, – сообщил Номэн.

– Будь с ними осторожнее, Феликс, они полные дураки.

– Да уж знаю…

– Так, ребята, я внутри! – доложил Нильсберг, видимо сняв своего охранника.

– Я тоже пошел, – отозвался Феликс и, добежав до центрального входа, осторожно заглянул внутрь.

В небольшом вестибюле валялось несколько растерзанных тел, а весь пол был засыпан гильзами, как будто здесь шел двухчасовой бой. Между тем на всем первом этаже и справа, и слева продолжалась частая стрельба. Время от времени выстрелы перекрывались жуткими криками, которые быстро обрывались.

– Я пошел на второй этаж, – сообщил Луи.

– И я иду, – отозвался Нильсберг.

– Я тоже поднимаюсь, только не слишком быстро, камрады, – доложил Зепп, потом он громко выругался, и в эфире прозвучали глухие выстрелы.

– Что такое, Зепп, ты жив? – вклинился Пит.

– Я жив, но союзника пришлось пристрелить…

– Боббер дал им слишком много таблеток, – поделился соображениями Номэн и осторожно, чтобы его не заметили монстры, прошмыгнул на лестницу, ведущую на второй этаж.

– Так! Внимание! Несколько этих уродов поднимаются на лифте! Они прямо там стреляют! – предупредил остальных Луи.

– Пит, учти, что больше мы с Боббером не работаем! – крикнул Зепп.

– Да-да, конечно, ребята. На будущее учту… – тут же согласился ди Торро.

«Учтешь ты, конечно…» – зло подумал Феликс и, преодолев один лестничный пролет, осторожно выглянул из-за перил. На площадке второго этажа никого не было, и Номэн стал подниматься дальше.

Где-то высоко грохнул взрыв, и железобетонные пролеты завибрировали.

– Пит! Неужели Боббер дал им гранаты?! – проорал Зепп.

– Не должен был! По крайней мере, я ему говорил!

– Если выживу – убью Боббера, – негромко пообещал Каберуз.

По лифтовой шахте, вокруг которой поднимался по лестнице Номэн, вверх проскочила кабина и, остановившись где-то на шестом этаже, открылась. Потом последовало несколько коротких автоматных очередей, которые были тут же перечеркнуты дробным стуком «хэма», крупнокалиберного ручного пулемета.

Сквозь его грохот был слышен треск разрываемого металла лифтовой кабины, а затем одна из пуль перерубила трос, и кабина с жутким скрежетом полетела вниз и ухнула где-то в подвальном помещении.

– Упс, – произнес Феликс и стал осторожно подниматься на третий этаж.

Обстановка накалялась, и было неизвестно, что ожидало его за ближайшим углом. Вокруг царила относительная тишина, несмотря на то что госпиталь был наполнен пациентами, обслуживающим персоналом и врачами. Время от времени кого-то из них находили монстры Боббера, и тогда слышались звуки быстрой расправы – стрельба и крики.

– Ты как, Номэн? – поинтересовался Нильсберг.

– Еще живой… Тут надо мной кто-то лифт срезал.

– Внимание, я в номере 318, но тут никого нет! – сообщил Каберуз.

– А ты думал, они тебя ждать будут? – зло усмехнулся Нильсберг.-Я иду на четвертый этаж…

– Давайте выше, ребята! Они не могли далеко уйти! – влез в переговоры Питер ди Торро.

– Пит, заткнись, – посоветовал ему Феликс.

Он подошел близко к перилам и взглянул наверх, но тут же отпрянул – ему показалось, что он кого-то увидел. Впрочем, испуг оказался напрасным – на уровне шестого этажа на перилах висел обыкновенный труп, видимо отброшенный очередью из «хэма».

– Эй, Зепп, – позвал Луи Каберуз, но ему никто не ответил. – Зе-епп! – в голосе Луи послышались нотки отчаяния. Всякий раз было нелегко терять товарищей, пусть даже по временной работе.

– Это бесполезно, Луи… – отозвался Нильсберг. – Давай скорее наверх, а то упустим бонус.

«Бонус, – подумал про себя Феликс Номэн, неслышно ступая по лестнице и держа палец на спусковом крючке. – Вон Зеппу бонус уже не нужен».

Не останавливаясь на четвертом и пятом этажах, он дошел до шестого. Там, где стреляли из пулемета, как раз и должна была оказаться желанная добыча.

Картина разбитых створок и трех изувеченных тел молодцов Боббера была более чем красноречивой.

Они стреляли куда попало, ничего не видя, а пулеметчик положил их весьма экономно. «Хэм» оставил огромные дыры в бронежилетах своих жертв – тех, кто валялся на полу. Третий штурмовик был вспорот словно консервным ножом, и, видимо, ему досталось больше всех. Именно его Номэн увидел снизу висящим на перилах с выпученными глазами.

– Я нашел Зеппа, он здесь, на пятом этаже, – негромко оповестил Луи. – У него из-под жилета нож торчит.

– Чего же он молчал, не сказал, что поперся на пятый? – с долей укоризны заметил Нильсберг.

– Наверное, хотел быть первым.

– Первым и стал…

– Ребята, не забывайте про работу, – снова вклинился ди Торро, но ему никто не ответил.

Феликс осторожно выглянул в коридор. Там никого не оказалось, и он решил подниматься дальше, тем более что сверху доносились звуки какой-то возни.

Номэн с предельной осторожностью поднялся на следующий этаж и, выглянув в коридор, увидел двух бойцов Боббера, которые раскладывали на полу пойманную медсестру. Она лишь слабо сопротивлялась и даже не кричала, видимо парализованная страхом.

«Это не мое дело», – сказал себе Феликс и уже собрался подняться на последний, восьмой этаж здания, как вдруг заметил крадущегося вдоль стены человека с пистолетом. Видимо, он собирался пристрелить этих двух парней, но у Феликса не оставалось сомнений, что это телохранитель Ника Ламберта.

С десяти метров Номэн не промахнулся. Он всадил в телохранителя не меньше десятка пуль и спрятался за угол, полагая, что монстры Боббера обязательно начнут в него стрелять.

И он не ошибся. Целая россыпь пуль защелкала по стенам коридора, разбив несколько светильников и окно.

– Где стрельба? – спросил Луи.

– На седьмом… – ответил ему Феликс, щурясь от известковой пыли.

Неожиданно загрохотавший «хэм» заставил его присесть на пол. Затем послышался топот ног убегавших людей. Феликс выскочил вслед за ними, но беглецы успели юркнуть в небольшой вестибюль.

«Вам не уйти, подонки!» – пообещал им Номэн и, держа коридор на прицеле, осторожно перешагнул через тело застреленного им человека. Чуть дальше в живописных позах валялись солдаты Боббера – все с тем же росчерком «хэма».

В дальнем конце коридора снова мелькнули силуэты, и Феликс выстрелил, но не попал. Беглецы успели выскочить на лестницу.

Снова загрохотал «хэм», и Феликс помчался что было сил.

Однако помочь Луи он уже не успел и застал его привалившимся к стене. Автомат валялся рядом, а на лице Каберуза застыло удивление.

Номэн не понимал, как случилось, что Луи не сумел выстрелить первым.

– Феликс! Феликс! – прозвучал в эфире голос Нильсберга.

– Я на седьмом. Собираюсь идти на последний…

– Хорошо, я тоже… Мы вдвоем, Феликс? – спросил Вето после небольшой паузы.

– Да, вдвоем, если не считать нескольких людей Боббера.

– Это не союзники, Феликс.

– Да, это не союзники.

Оглавление