35

После получаса езды по шоссе и плутания по узким улочкам города такси остановилось возле небольшого ресторанчика, стоявшего на берегу пруда.

Рядом шелестели листвой высокие деревья, а от воды тянуло прохладой.

– Вот тут, и не слишком дорого, и не жарко. В помещении есть кондиционер, но можете сесть и на берегу – в тени деревьев жара совсем не чувствуется.

– Спасибо тебе, парень, – с чувством поблагодарил Вершин. – Сколько с нас?

– Две сотни, – просто ответил таксист, видимо включив в счет и парочку своих советов.

Найджел чуть заметно покривился, но деньги отдал. Он хотел было уже последовать за своими матросами, когда водитель неожиданно придержал его за рукав и со словами: «Вот возьмите, это сдача», – сунул Вершину клочок бумаги. Тот, не читая, сунул записку в карман и, бросив на таксиста быстрый взгляд, пошел к входу в ресторан.

Машина тотчас уехала.

Навстречу новым гостям выпорхнула радушная хозяйка, крепко сбитая и улыбчивая женщина средних лет. Она любезно провела гостей к самым лучшим столикам у воды, где действительно было совсем нежарко.

Вскоре заказ был принят, и хозяйка отправилась на кухню. Бунзен, не сдержавшись, похлопал ее по заду, и рестораторша одарила его еще одной лучезарной улыбкой.

– Кажется, ей понравилось, Бунзен, – заметил Сайд. Рулевой в ответ только довольно ухмыльнулся.

– Хорошо здесь, – произнес Хильке, вытягивая под столом ноги. – Уточки плавают, и все такое.

– А как у нас с кораблем, сэр? – спросил Сайд.

– Нормально, – ответил Вершин. – Вечером у нас уже будет другое судно, и мы отправимся отсюда подальше.

– Понятно.

Сайду хотелось выяснить, чем вообще им предстоит заниматься в будущем, однако он еще недостаточно хорошо знал своего нанимателя, чтобы задавать такие нескромные вопросы.

– Между прочим, – Вершин достал из кармана деньги и отсчитал всем по двести кредитов, – это небольшой аванс, ребята. До того момента, когда мы сумеем снять с карточки наши деньги.

Пока матросы рассовывали ассигнации по карманам, Вершин развернул под столом полученную от таксиста бумажку и прочел: «Отель „Фазан“, номер 312».

«Отлично, – подумал Вершин, убирая записку, – Значит, уже сегодня я смогу решить свои финансовые проблемы».

Отсутствие денег здорово мешало: вместо того чтобы быстро купить другое судно и заняться серьезными делами, приходилось выгадывать, торговаться и задерживать команде жалованье.

Наконец принесли заказ. Много мяса, сладкий левитский картофель и салаты. На этот раз блюда подавали двое молодых людей, а рестораторша стояла чуть в стороне и улыбалась Бунзену. Подойти ближе она уже не решалась.

Когда официанты ушли, команда «Саратоги» приступила к еде. Матросы ели с удовольствием, нахваливая хорошую кухню, а Вершин заглатывал пищу по-быстрому, почти не замечая ее вкуса.

Он думал только о предстоящей встрече.

Это хорошо, что его нашли прямо здесь. Найджел опасался, что какое-то время ему еще придется крутиться самому. Но, должно быть, СИБ уже развернула в этих местах свои поисковые станции, настроенные на сверхкороткие сигналы маяков.

Одна такая штука была прикреплена к стенке желудка Вершина и выдавала один импульс в три часа. Поначалу она очень мешала, Найджелу казалось, что он ее чувствует, однако позднее привык.

– Ну все, ребята, мне нужно отлучиться по делу, – объявил капитан и поднялся из-за стола.

– А как же пиво, сэр? – удивился Бунзен.

– Пейте сами, а я уйду часика на два. Будет хорошо, если вы подождете меня прямо здесь или неподалеку…

– Договорились, сэр, – кивнул Сайд. – Идите и ни о чем не беспокойтесь.

– Спасибо. – Вершин улыбнулся и, бросив на стол еще две сотни, покинул своих матросов.

Подождав, пока проедет машина, он перешел улицу и, свернув в ближайший переулок, двинулся в сторону центра.

По пути он купил соломенную шляпу, легкую рубашку и сумку, в которую тут же сложил свою полувоенную одежду. А когда надел рубашку и широкополый головной убор, сразу почувствовал себя человеком.

Через десять минут Вершин достиг широкой улицы, по которой плотным потоком двигались автомобили. Водители злились от жары и громко ругались, отчаянно жестикулируя, в то время как горожане смотрели вниз из распахнутых окон – для них это был бесплатный спектакль.

Небольшие лавочки бойко торговали охлажденными напитками, а прямо у дороги на решетках жарились отбивные. Прохожие охотно их покупали, и никто не думал о пыли и выхлопных газах, оседавших на эти отбивные.

– Простите, мистер, где здесь отель «Фазан»? – спросил Вершин торговца жареным мясом.

– Вот тут, за поворотом. После театра «Дудкинд».

– Спасибо, – поблагодарил Найджел и пошел в указанном направлении, то и дело обходя лениво шлепающих по тротуарам пешеходов.

Помимо вони от раскаленного асфальта и резкого запаха ацетоновых движков, в воздухе стоял довольно сильный аромат кофе. И вскоре Найджелу стало понятно отчего – еще через пятьдесят метров он наткнулся на большие котлы, в которых прямо на улицах обжаривали кофейные зерна.

Вершин не утерпел и взял себе парочку. Зерна оыли огромные, с гусиное яйцо и, даже завернутые в плотную бумагу, продолжали источать свой горький аромат.

Найджел бросил их в сумку и пошел дальше. Он уже видел фасад гостиницы, но на всякий случай прошел мимо нее и лишь затем развернулся и пошел обратно.

Никаких швейцаров у входа не оказалось, и Вершин толкнул тяжелую дверь, украшенную большой бронзовой ручкой. Она тяжело подалась, и Вершин оказался в просторном холле, который на первый взгляд показался ему сумрачным. Впрочем, здесь было прохладно, хотя и попахивало плесенью.

На обтянутых кожей старых диванах, расставленных вдоль стен, сидели то ли постояльцы, то ли просто люди, зашедшие переждать жару. Некоторые из них читали газеты, но все как один посмотрели на Найджела, когда тот показался в холле.

Один взгляд Вершину очень не понравился. Он был острым, как спица, и Найджел скорее почувствовал его, чем сумел определить, кто его обладатель.

Стараясь не показывать виду, он прошел мимо скучающего портье и, обогнув кабинку лифта, стал подниматься по лестнице, застеленной потертой ковровой дорожкой. Местами на ней попадались пятна самого разного происхождения, что подтверждало – со здешними постояльцами случалось всякое.

На третьем этаже Найджел остановился и прислушался. Ему показалось, будто кто-то поднимается за ним следом. Однако никаких посторонних звуков он больше не уловил и пошел по коридору, старательно разглядывая в полутьме написанные на табличках цифры.

Дверь в номер «310» оказалась слегка приоткрыта и до Вершина донесся сначала жаркий шепот, а потом и негромкая речь. Он остановился и стал слушать.

– Ну давай не будем испытывать судьбу, Билли, – упрашивал женский голос. – Не нужно делать это прямо при нем. Вдруг он проснется?

– Какая ерунда, Дженни! Я хочу тебя немедленно и прямо здесь, – голос мужчины дрожал от нетерпения. – Твой старик спит, как убитый. Он выпил столько рэлси, что будет храпеть до завтрашнего утра.

– Билл, ты невозможен… Ах…

– Ну Дженни… Ну не противься…

По всей видимости, молодой человек все же настоял на своем, но слушать продолжение Вершин не стал. Он еще раз оглянулся, однако ритмичные постанывания, доносившиеся из номера «310», не позволяли ему услышать шороха, если кто-то крался следом.

Подойдя к номеру «312», Найджел тихо постучал. Ему никто не ответил, и он постучал сильнее.

От этого стука дверь слегка отошла, и Вершин, сняв неудобную шляпу, заглянул в образовавшуюся щель. Затем вошел внутрь.

В другом случае он непременно бы ушел – подобные незапертые двери могли привести к большим неприятностям, но сейчас он рисковал, поскольку ему очень нужны были деньги.

Номер оказался небольшим – крохотная гостиная и спальня. Однако первым делом Найджел заглянул в ванную и туалет, чтобы не получить пулю в спину. Затем проверил гостиную, но там царила первозданная чистота. Скорее всего постоялец туда еще не заходил.

Оставалась только спальня, и Найджел почти не удивился, когда, заглянув в нее, увидел сначала ноги в обуви на толстой подошве, а потом и лужу крови, в которой лежало тело.

Выстрелов было два. Первый в спину – на уровне сердца. Второй уже в лежащую жертву – в затылок.

Это для гарантии. Пуля прошла навылет и разворотила лицо, так что переворачивать труп не имело смысла.

Осторожно перешагнув через кровь, Найджел наскоро осмотрел комнату и чемодан постояльца. Он нашел удобный, похожий на его любимый «сворд», пистолет, документы на имя Тома Уильяма Свенски, торговца галантереей из Гвинейского Союза, и билет на коммерческий шаттл компании «Глюкшвайне». Однако здесь не было самого главного – толстой трости с уложенными в ней рулонами наличности. Всего полмиллиона в местной валюте. Нуждался Найджел также и в указаниях: где и как он получит «груз» – контейнер с аппаратурой тайной связи, спецоружие, взрывчатку, кодовые отмычки.

В обычной жизни обойтись без всего этого Вершин бы смог, но выполнять при этом задание – вряд ли.

Нагнувшись над трупом, он осторожно обшарил карманы убитого.

– О, приятный сюрприз… – пробормотал он, найдя портмоне с двумя карточками и восемью тысячами наличности. С одной стороны, это было хорошо, однако с другой доказывало лишний раз, что убили курьера не с целью ограбления, а только чтобы лишить резидентуру средств. Значит, по следу связного кто-то шел.

Едва заметное колыхание воздуха заставило Вершина сделать шаг назад, и в ту же секунду, одна за другой, перед его носом пропели две пули. Они влепились в противоположную стену, осыпая пол кусочками штукатурки.

Убийце не терпелось покончить с Найджелом немедленно, однако он успел заметить пистолет и тотчас ретировался.

«Плохо, – подумал Вершин, осторожно выглядывая в коридор. – Теперь он будет таскаться за мной по всему городу, пока не застрелит».

– Как же вы посмели, вы, выдававший себя за друга нашей семьи?! – донесся из номера «310» дребезжаший негодующий фальцет. – Иметь мою жену, да еще в моем же собственном присутствии! Это неслыханно!

«Попались», – отстранение отметил Найджел и, нахлобучив шляпу, решительно двинулся к лестнице, держа наготове добытый пистолет.

Быстро миновав все пролеты, он вышел в коридор и через дверное стекло успел заметить мелькнувшего на улице убийцу.

Оглавление