45

Прошло время, и дела Найджела Вершина в Новых Территориях заметно улучшились. Он сумел продать напичканную «жучками» «Саратогу» и вовремя убраться с Саймарка на вновь приобретенном «Джузеппе Нордике» – приличном буксире, который отдали за бесценок.

Правда, как выяснилось позже, все его жилые помещения были залиты кровью, однако на подобные вещи Вершин не обращал внимания, а команде пришлось изрядно поработать тряпками, чтобы привести судно в порядок.

Помимо хорошей тяги буксир имел приличный аппетит и за короткое время проел все имевшиеся у Найджела деньги. По счастью, скоро организовалась встреча с новым казначеем, которого послали на смену парню, застреленному на Саймарке. Вершин получил миллион кредитов наличными и указания, где следовало получить первую партию наркотика «HOG-7», обещанного разбойникам с Треугольника.

Когда появились деньги, Вершин наконец сменил корабль на уже привычный уиндер, а на рандеву с обитателям, – «Революшн-II» – решил летать только на арендуемых судах.

После передачи очередной, более объемной порции товара Вершина в Треугольнике стали называть «камрад Найджел». Этот факт был бы отраден, если бы не новые попытки проследить, откуда он возит товар.

В первый раз Вершин лишь предупредил старого знакомого – полковника Либермана, а затем застрелил его соглядатая в порту на планете Пропеллент. Тело этого шпика пришлось возить на судне двое суток, пока подвернулся удобный случай от него избавиться.

Впрочем, на этом дело не кончилось – в следующий раз Бен Либерман отправил вслед за Найджелом троих людей, однако убивать их Вершин не стал и обошелся обычной дракой с поножовщиной.

Трое шпионов Либермана оказались в больнице, а сам Вершин с перевязанной рукой сумел вернуться на судно.

После этого случая Либерман перестал подсылать своих шпионов, однако их место заняли полицейские, которые, случалось, следовали за Вершиным по пятам, и это не могло не радовать.

По всему было видно, что его стали считать наркоторговцем, а стало быть, натурализация в Новых Территориях прошла успешно.

Во время очередной встречи со связным на тихом провинциальном Фонти Вершин получил новое задание. Ему следовало встретиться с Колином Дзефирелли и попытаться установить с ним контакт. В качестве первоначального аванса необходимо было передать ему привет от Ника Ламберта, показать несколько фотографий и передать файл с небольшим, адаптированным под местные стандарты, видеороликом.

Кое-какие наработки в Новых Территориях у СИБ уже были, и ему подсказали, как можно выйти на Дзефирелли.

– Нам известны двое его информаторов, – сказал связной, повторяя выученный текст, – Один живет на планете Дивер, в городе Снойбург, улица Пятьдесят Шесть, дом «Мавритания». Его зовут Берт Блаух. Второй – женщина с планеты Кортиси. Проживает в городе Кламед-Хилл, район Нуйома, дом 238. Зовут ее Дженни Костакис.

– Между Дивером и Кортиси шесть дней пути, – заметил тогда Вершин.

– Это не мое дело, – пожал плечами связной и был прав.

С Фонти Вершин отправился на Дивер. Его команда терялась в догадках, однако Найджел не посвящал их в свои планы:

– Главное вы знаете – мы торговцы наркотиками, а остальное вам не нужно. Спокойнее будете спать.

Через трое суток новый уиндер Вершина, носивший имя «Сайрус», достиг Дивара и спустился в город Снойбург, находившийся в это время на ночной, неосвещенной стороне планеты.

Перед воротами старого порта стояло только два такси, и Найджел сел в одно из них.

– Куда поедем, дядя? – спросил молодой водитель, от которого сильно пахло чесноком.

– На Пятьдесят Шестую улицу.

– Это сделаем. Название дома какое?

– А там разве не номера? – Вершин сделал вид, что удивился.

– Нет, дядя, клички. Как у собак. Несмотря на позднее время, таксист был в хорошем расположении духа, и Вершин тоже ему улыбнулся.

– Ладно, едем так. Там на месте разберемся.

Они поехали и, неожиданно для Вершина, оказались в диком и густом лесу. Дорога петляла между редкими фонарями, и Найджел поражался тому, как сквозь непроходимую чащобу каким-то чудом пробивалось нормальное ухоженное шоссе.

– Это часть нашего национального парка, – довольный произведенным на гостя впечатлением, сообщил таксист. – Законом города запрещено расчищать эти заросли и бурелом. Чтобы повсюду была первозданная красота и все такое…

– Понимаю, – кивнул Вершин и тотчас удивился снова, когда машина вдруг выскочила на городскую улочку со спящими двухэтажными домиками, перед которыми располагались аккуратные палисадники с гравийными дорожками и увитыми плющом беседками.

– Ну как? – снова спросил водитель, довольно посматривая на пассажира.

– О, да, – согласился Вершин. – Город Снойбург – место незабываемых контрастов!

– Точно! – Патриот Снойбурга ударил руками по рулю, и машина легонько вильнула. – Вы говорите как по писаному, сэр. Наверное, в рекламе работаете?

– Да, – Вершин улыбнулся. – Ты догадливый.

– Это я в отца такой. Он у меня всегда в спорах выигрывал и в лото.

Такси сделало очередной крутой поворот, и водитель объявил:

– Мы на Пятьдесят Шестой улице, сэр.

– Правда? – Найджел огляделся. – Тогда давай, поезжай не спеша. Может, я сумею узнать дом.

– Вы раньше здесь бывали?

– Нет, но я видел фотографию.

– Сейчас темно, может, лучше подождать до утра? Я могу отвезти вас в гостиницу.

– Не стоит. У меня слишком мало времени.

Найджел внимательно вглядывался в таблички с названиями домов, которые, по счастью, были ярко освещены специальными фонарями.

Скоро он обнаружил нужную ему «Мавританию», однако не подал виду и остановил такси еще через три дома.

– Вот, кажется, здесь. – Он показал на дом, сложенный из серого кирпича. На втором этаже светились два окна, и это придавало словам Найджела достоверность.

– Должно быть, вас ждут, – заметил таксист.

– Просто обязаны.

Вершин посмотрел на счетчик и положил на панель пятьдесят кредитов.

– Если сумеешь подъехать сюда через полчаса, здорово меня выручишь.

– Конечно, сэр, – с готовностью согласился водитель и взглянул на часы. – Ровно через полчаса.

Найджел вышел из машины, и она отъехала, а он перешел улицу и двинулся в обратном направлении – к дому «Мавритания».

Калитка казалась плотно прикрытой, но едва Вершин повернул ручку, как она подалась.

Найджел осторожно вошел во двор и, избегая освещенных мест, подобрался к двери. Она оказалась заперта. Пришлось нажать на кнопку звонка, внутри дома тотчас пробил гонг – два раза. И снова тишина.

Вершин нажал на звонок еще несколько раз, но ничего не происходило. Тогда он осторожно обошел дом и обнаружил дверь черного хода, которая, по всей видимости, вела прямо на кухню.

Вершин достал пистолет, затем осторожно повернул ручку двери. Она открылась. Он вошел внутрь и замер неподвижно. В воздухе стоял неприятный запах.

– Ах вот оно что, – тихо произнес гость. Падавший из окна свет уличного фонаря освещал клетку с погибшей канарейкой. В ее кормушке не было корма, а в поилке воды.

– Давно же про тебя забыли, бедолага.

Привыкая к темноте, Найджел постоял еще немного, затем двинулся дальше.

В холле запах стал отчетливее. Следуя интуиции, Вершин начал подниматься по лестнице. Жуткая вонь усиливалась с каждым шагом. Уже нетрудно было догадаться, с чем это связано, однако следовало убедиться окончательно.

Дверь в одну из спален была приоткрыта. Вершин вошел и, заметив, что на окнах плотные шторы, включил свет. Бояться было некого. Убийцы, если они и дежурили возле дома, то только первые пару дней, а, судя по состоянию лежавшего у кровати трупа, с момента смерти прошло уже не менее двух недель.

Посмотрев на останки еще раз, Наджел выключил свет и спустился в холл. На кухне он заглянул в холодильник и нашел непочатую бутылку фруктового пива. После такой ужасающей вони хотелось прополоскать горло, и пиво для этого вполне годилось.

Найджел вышел на улицу, притворил дверь и, откупорив бутылку, сделал несколько глотков. Напиток был холодный и здорово шибал пузырями в нос.

«Как будто стало легче», – констатировал Вершин и опустил недопитое пиво в бочку с дождевой водой.

– Прощай, Берт Блаух, – произнес он напоследок, никем не замеченный вышел на улицу и не спеша зашагал к условленному месту.

Оглавление