48

Фарбиндер принял гостя в просторном зале с декоративным бассейном и искусственным водопадом, который шумел среди нагромождения настоящих камней.

Посреди бассейна высилась еще одна горка из булыжников, которая, по замыслу дизайнера, являлась островом. На острове росли широкие лопухи и осока. А по берегам бассейна бегали маленькие пушистые собачки. Они совсем не лаяли и только увлеченно играли с мягкими игрушками.

Мистер Фарбиндер сидел за одним из столиков, изображавших что-то вроде кафе. Вдалеке, в противоположном конце зала, скучали двое секьюрити.

Больше никого не было.

Кевиши растерянно посмотрел вокруг и направился к поднявшемуся Фарбиндеру.

Они пожали друг другу руки и присели за стол.

– Вода, желтый рислинг? – тоном радушного хозяина предложил Фарбиндер.

– Спасибо, может быть, позже.

– Как хотите… – Фарбиндер улыбнулся. – Что-то не так, мистер Кевиши?

– Да. Я представлял себе нашу встречу несколько иначе. В кабинете и в присутствии других ваших сотрудников или, может быть, экспертов.

– Экспертов? По-вашему, мы представляем собой какую-то тайную политическую ложу?

– Именно так, мистер Фарбиндер, – утвердительно кивнул Дивар. – Вас боялся Мудли, а ведь он был одним из самых защищенных деятелей.

– Кстати, о Мудли. Что с ним?

– Думаю, вам уже все известно в подробностях.

– Кое-что мы знаем, но хотелось бы услышать это от вас.

– Старик в военном госпитале. Состояние удовлетворительное, но продлится это недолго.

– В смысле? – вскинул брови Фарбиндер.

– Он умрет, как только мы с вами решим все наши вопросы.

– Хорошо, – после некоторой паузы заговорил Фарбиндер. – Что заставило вас связаться с нами?

– Я хочу навести в Англизонских Мирах порядок. Уничтожить всех продажных чиновников и поддерживающих их толстосумов.

– Вы это серьезно?

– Совершенно серьезно. Мне нужна ваша поддержка, а вам нужен контроль над ОАМ. Так давайте поможем друг другу.

– То, что вы задумали, похвально, однако подобная чистка – это длительный процесс. Потребуются десятилетия.

– Десятилетия? – Кевиши громко засмеялся. Несколько пушистых собачек замерли от изумления, но потом вернулись к своим играм. – Почему вы так думаете? Неужели нужны десятилетия, чтобы передушить несколько тысяч мерзавцев?

– Ну, существуют определенные следственные процедуры, потом судебные… – начал перечислять Фарбиндер.

– Стоп, – перебил его Кевиши, который уже полностью избавился от первоначальной скованности. – Все это дерьмо больше не потребуется. Я сам буду решать, насколько виноват тот или иной человек. Получится очень быстро и эффективно. За пару лет мы управимся.

– Ах вот оно что… – Фарбиндер понятливо кивнул. – Абсолютное упразднение гражданских прав и установление военного положения.

– Да нет, вы не поняли. Для обычных граждан все останется как есть. Пусть себе ведут следствие и судятся. Но что касается большой политики, тут я буду душ-ш-шить сволочь собственными руками.

Кевиши сжал кулак так, что побелели костяшки пальцев, и продемонстрировал его Фарбиндеру.

– И тем не менее – диктатура, – заметил тот.

– Да, диктатура.

Дивар плеснул себе воды, выпил и поморщился, словно это было необходимое ему лекарство.

– Так, минутку, мы говорим только об Англизонских Мирах? – уточнил Фарбиндер.

– На первоначальном этапе – да. Но в конечном итоге я наведу порядок везде и прежде всего сотру в порошок бандитский анклав Треугольника.

– Понятно.

Они снова помолчали, глядя на играющих собачек и скучающих в дальнем конце зала охранников.

– Мне нужно отлучиться и сделать пару звонков. Это связано с вашими предложениями, – сказал Фарбиндер.

– Конечно. Я подожду.

Дивар остался один. Он сидел, рассеянно глядя, как по водной поверхности расходится рябь от падающих в бассейн брызг.

Грядут великие события, и он будет могущественным их участником.

«Я их передуш-ш-шу, – твердил про себя Дивар. – Раздавлю, пропущу между пальцами…» Увлеченный собственными фантазиями, он сжимал и разжимал кулаки, словно чувствуя на пальцах скользкую горячую кровь.

– Ну, вот и я, – раздалось за спиной. Дивар вздрогнул от неожиданности. Короткий шок вызвал непонятную реакцию – Кевиши жгуче возжелал своего собеседника. Желание было таким сильным, что тело стало быстро трансформироваться в женское.

Отчаянными усилиями он сумел взять эмоции под контроль и тут же возненавидел Фарбиндера, который как будто прекрасно понимал, что происходит с гостем.

– С вами все в порядке, мистер Кевиши?

– О да, – хрипло ответил Дивар и засмеялся.

– Я слышал, у вас случаются какие-то, раздвоения.

– Это не мешает делу, мистер Фарбиндер.

– Ну не мешает, так не мешает, – пожал плечами тот. – Я говорил с людьми, которые отвечают за принятие решений…

Дивар подался вперед.

– Пока что мы не можем оказывать вам активную поддержку. Однако мы не будем вам и мешать. И если успех начнет сопутствовать вам, мы не останемся в стороне.

– А если нет?

– Значит, мир будет существовать без вас.

Время встречи подошло к концу, они распрощались. Появившийся Маршак увел Кевиши, а Фарбиндер остался сидеть у декоративного бассейна, наблюдая за собачками и размышляя о делах.

В последнее время работать становилось все труднее. Агенты примаров шли, словно пьяные солдаты на пулемет, и бригады киллеров просто не справлялись с работой. А потом и они начали нести потери.

Отвечающий за тайные ликвидации Маленков сбился с ног.

Предстояло разработать новую тактику, поскольку действовать приходилось не на территории врага и не на своей собственной территории, а где-то посередине, там, где и у тебя, и у твоего врага шансы равны.

Пока агентура урайцев вела в счете, но лишь потому только, что они пришли в Страну Варваров раньше. Пройдет время, и силы сравняются, и тогда начнутся длинные и скучные позиционные войны.

Правда, существовал и другой вариант – контроль над всей Страной Варваров и превращение ее в своего союзника. Для примаров это стало бы полным крахом, а для урайцев несомненной победой в войне.

«Вот только можно ли ставить на этого кровожадного урода?» – задал себе вопрос Фарбиндер. Кевиши производил неоднозначное впечатление. С одной стороны, он вполне годился на роль жестокого диктатора, что было в общем-то неплохо, а с другой, мог в любую минуту просто сойти с ума. И потом, эти ужасные трансформации, которые с ним происходили… Фарбиндер знал об отклонениях Кевиши, поскольку чиновники такого уровня входили в сферу интересов урайской агентуры, однако увидеть все собственными глазами – это стало для Фарбиндера настоящим испытанием. Казалось, еще мгновение – и гость бросится на него, словно бешеный зверь.

Теперь Фарбиндер с легкостью поверил секретным донесениям о том, как проводит Кевиши свой досуг. Дикие оргии, садистские умерщвления. Возможно, этот мерзавец даже пил кровь, но такой информацией резидентура не располагала.

«Нужно еще как следует подумать и взвесить, прежде чем решать, стоит ли его использовать», – сказал себе Фарбиндер, но где-то в глубине его сознания копошилась непрофессиональная мыслишка – пристрелить Кевиши. Просто взять и пристрелить.

Оглавление