59

Теперешняя встреча бывшей Большой Четверки проходила в совершенно иных условиях, нежели предыдущие.

Члены этого клуба снова собрались на Фонти, поскольку не хотели менять сложившийся порядок, однако вместо террасы над лесом они сидели в подземных этажах личного бункера Филиппа Леконта. Это сооружение находилось в полукилометре от Карвэйн-Холла, под заросшим камышами заповедным озером, в котором плавали утки и водилась рыба.

Было время, когда Леконт сожалел, что вбухал в строительство бункера такие большие деньги, однако теперь вот оказалось, что он поступил прозорливо, построив надежное убеокище.

– Это случилось вчера, за пятнадцать минут до обеда, – начал хозяин свой рассказ, нервно потягивая сигарету. – Я сижу, значит, в своем кабинете и работаю с документами…

Филипп снова затянулся сигаретой, и гости кивнули ему, призывая продолжить рассказ.

– Ну так вот, слышу – сирена! У меня тут с этим хорошо поставлено, с безопасностью. Тем более сейчас, когда нам угрожают. Одним словом, я вскочил, и тут же Диас ворвался в кабинет, кричит: быстро вниз! Ну, скатились мы по лестнице в подвал, и в этот момент взрыв. Господа, дом подпрыгнул, как деревянный шкаф и встал обратно на фундамент! Оказалось, что ракета, пушенная с орбиты, отклонилась и ударила в лес в десяти километрах от Карвэйн-Хол-ла. Потом я лично летал на вертолете посмотреть, что там случилось, и знаете, что я увидел? Яму! Яму диаметром в триста метров и глубиной семьдесят.

– Почему же она отклонилась, Филипп? – поинтересовался Хубер. Он не замечал, что пьет из бокала не вино, а чистую водку.

– А потому что у меня есть Петер Фукс, бывший офицер радиотехнической разведки. Он давно всю нашу навигацию перебрал по деталькам и выстроил какие-то там блоки постановки помех. Как видите – сработало. Хотя и денег на это пошло достаточно…

Леконт вдавил окурок в вазу с фруктами и бессильно опустился на стул.

– Инвестиции правильные, – подал голос Джулиано Манкуццо. Впервые за долгое время он прилетел с Пропеллента в сопровождении охраны из десяти полицейских судов, однако и это не давало ему уверенности в собственной безопасности. Всю дорогу Манкуццо пил. Только на Фонти он позволил протрезвить себя специальными пилюлями, однако и лицензионной микстуре не удалось полностью привести его в порядок. – А то мы все рассуждали, – Манкуццо развел руками, – куда вкладывать деньги. Оказалось, что самое правильное – в безопасность. В собственную безопасность…

– А меня, господа, три дня назад фактически убили, – заявил вдруг Эдгар Хуберт.

– Эт-то как? – поинтересовался Манкуццо и уставился на Эдгара покрасневшими глазами.

– Сожгли мою яхту, сволочи, – Эдгар залпом допил всю водку и, отставив пустой бокал, нервно засмеялся. – Засекли меня возле Менца, четыре перехватчика всадили в яхту восемь тяжелых ракет. Судно развалилось на кусочки, команда погибла…

– А как же ты, Эдгар? – не удержался Леконт.

– А меня там не было! – выпалил Хубер и снова расхохотался как сумасшедший. Просмеявшись, он уже серьезным тоном добавил: – У меня теперь этих яхт – пять штук. И все одинаковые.

– Эт-то мудро, Эдгар. Эт-то мудро, – проговорил Манкуццо и уставился в пол. – Только они нас все равно передушат, – сказал он, словно размышляя вслух. – Рано или поздно. Бежать нужно…

– Что значит бежать? – возмущенно воскликнул Леконт, вскакивая со стула. – Достаточно того, что мы встречаемся здесь, в этой нищей каморке. Это ли не позор?

И Леконт обвел руками подземный зал, отделанный панелями из гризонского ореха и обставленный мебелью из мореного дерева. Углы, потолок, двери были украшены гравированными бронзовыми пластинами, а в старинных шкафах мерцало потемневшее от времени столовое серебро.

– Но что ты предлагаешь? – спросил Манкуццо и потер лицо руками.

– Нужно попробовать нажать на все наши связи. Подключить армию, полицию! Мы ведь в состоянии купить весь департамент, не так ли?

– Департамент-то мы купить в состоянии, – согласился Хубер. – Но мы не можем контролировать каждого полицейского или армейского офицера. За персональное вознаграждение многие из них согласятся перестрелять всех нас…

– И потом, Филипп, генерал Роммель был уничтожен в собственной постели. Четвертый человек в Генеральном штабе был задушен, несмотря на колоссальную охрану. Что-то подсказывает мне, что никакой перестрелки с охраной у злоумышленников не было. И я даже не удивился бы, узнав, что это сделали сами охранники по приказу тайных заговорщиков.

– Значит, армия отпадает, – подвел итог Манкуццо, который, казалось, полностью пришел в себя.

– Увы, это так, – развел руками Хубер. – После нападения на мою яхту перехватчики умчались в сторону станции «Вануату», где их взял на борт один из крейсеров 6-го флота. Как вам такая история?

– История в высшей степени отвратительная, – с отчаянием в голосе произнес Леконт. Он налил себе водки прямо в бокал с остатками белого вина и опрокинул все это залпом, а потом запил соком из чаши с зеленым салатом. Пиджак стоимостью в пятьдесят тысяч кредитов сидел на Филиппе как-то кособоко, а волосы на голове торчали во все стороны.

– Значит, Манкуццо прав – нужно бежать, – произнес он, глядя в одну точку. – Другого выхода я не вижу. Всего имущества нам не спасти, зато есть шанс сохранить шкуру.

– Нет, Кевиши ненормальный, он будет искать нас всю свою жизнь, поэтому просто отсидеться нам не удастся, – возразил Хубер. – Мы должны действовать и, если хотите, отвечать террором на террор.

– Так что же нам остается, убить этого мерзавца? – спросил Манкуццо.

– Это самое простое, но не самое легкоисполнимое.

– Тогда с чего начинать?

– А вот тут следует посоветоваться со знающими людьми, – глубокомысленно ответил Хубер.

– Со знающими? – Манкуццо скривился. – Все знающие люди не на нашей стороне, Эдгар.

– Думаю, не все. – Хубер вдруг улыбнулся и хитро посмотрел на своих подельников. – Думаю, по меньшей мере один человек находится к ним в оппозиции.

– Ну и кто же этот человек? – почти одновременно спросили Леконт и Манкуццо.

– Колин Дзефирелли, – четко произнес Хубер, наслаждаясь произведенным эффектом.

– О чем ты говоришь, Эдгар?! – воскликнул Леконт. В его голосе звучало удивление, приправленное возмущением. – Этот человек прятался от нанятых нами убийц на протяжении целого года и при этом ухитрялся добывать информацию о наших планах. Хотелось бы знать, как он это делал, однако об этом позже… Он же объявил нам войну, Эдгар, ты не забыл?

– И все-таки я решил с ним встретиться, – стоял на своем Хубер. – И встречусь с ним на его условиях, в любом предложенном им месте.

Оглавление