83

После успешного уничтожения урайского робота четверо разведчиков и «ирбас» стали действовать сообща, поскольку урайцы имели твердое намерение поджечь примарскую машину во что бы то ни стало.

Для этого у них было все необходимое: стомиллиметровый гранатомет и деревья, из-за которых можно было нанести последний удар, однако невесть откуда взявшиеся разведчики не давали урайским диверсантам высунуть нос из леса, прикрывая робота, пока тот переправлялся через реку.

Когда «ирбас» уже выбирался на берег, весь покрытый тиной и прыгающими водными жучками, урайский гранатометчик рискнул выглянуть из укрытия, но тут же был сражен пулей Хаммера, который, ко всем прочим качествам, еще и неплохо стрелял.

После этого противник окончательно дрогнул и начал отступать в лесную чащу. «Ирбас» несколько раз выстрелил им вслед, затем остановился и повел корпусом из стороны в сторону.

– Эти четыре лягушки справа от меня и есть вы, ребята? – послышался из рации слегка насмешливый голос.

– Эти лягушки спасли тебе жизнь, крошка, – заметил Хаммер, поняв по голосу, что пилот – женщина.

– Вы здесь еще одну машину не видели, с бортовым номером «59»?

– На холм надо подняться, а потом спуститься по северному склону – там твой робот, – пояснил Хаммер.

– Пилот жив?

– Когда мы его видели, он отстреливался, а теперь неизвестно.

– Проводите меня?

– Проводим, только прикрывай нас сверху.

В сопровождении четырехметрового «ирбаса» разведчики начали снова подниматься на холм, поскольку обойти его кругом через лес «ирбасу» было не по силам.

К удивлению Ника Ламберта, тяжелая машина довольно умело маневрировала и успешно играла роль пятого бойца в команде. При малейшем подозрении «ирбас» смело шел к опасному месту, и только потом за ним подтягивалась пехота.

Когда все пятеро оказались на верхушке холма, робот первым спровоцировал противника, и прятавшийся снайпер не удержался и пальнул по «ирбасу» из электромагнитной винтовки. Пуля шваркнула по корпусу, словно камень по старому тазу, однако не причинила машине никакого вреда. «Ирбас» замер на несколько мгновений, затем его пушка чуть пошевелилась и выдала короткую очередь, накрывая вычисленную позицию.

Снаряды понеслись стремительной стайкой и разорвались почти в полукилометре от вершины холма.

Ник решился выглянуть из-за дерева и, подняв бинокль, стал наблюдать за тем, что происходило внизу. Собственно, там ничего не происходило, поскольку две «цикады» и человек пять диверсантов уже полегли возле лесной речки. Остальные разбежались, так и не добив раненого робота, а снайпера оставили на всякий случай, для того чтобы подстрелить пилота, если тот выберется из машины.

Наверное, у снайпера не выдержали нервы, когда на холме показался еще один «ирбас» – целый и невредимый.

«А ведь знал, что нельзя открываться», – подумал Ламберт, разглядывая изуродованные осколками деревца и какие-то тряпки – возможно, останки стрелка.

Переведя бинокль чуть дальше, Ник заметил еще трех «ирбасов», которые шли со стороны долины и прочесывали кустарник.

«Должно быть, их „эта“ вызвала», – подумал он и покосился на стоявшего неподалеку робота.

– Ну что, пошли вниз? – предложил Хаммер и повторил свое предложение по рации.

Возражений со стороны водительницы «ирбаса» не было, и под прикрытием его брони разведчики стали спускаться.

Они без приключений добрались до раненой машины, у который еще сохранялась подвижность пушек и пулеметов, однако поврежденные ноги были подогнуты и из них натекла целая лужа масла.

Пилот сразу понял, кто перед ним, и машина слабо повела манипулятором.

– Давай открывай люк! – прокричал Хаммер, постучав по корпусу прикладом.

Внутри робота что-то лязгнуло, и из вертикальных технологических щелей выдвинулись стальные петли.

Ник озадаченно посмотрел на Хаммера, и тот пояснил, что это петли для сцепки вертолета, который уже наверняка вызвали.

Внутри робота послышался металлический скрежет, который издавал не поддававшийся аварийный люк. Должно быть, штатную дверь заклинило, поскольку на корпусе робота не оставалось живого места – урайцы методично расстреливали его из бронебойных ружей.

Скоро в открывшемся проеме показалось бледное лицо, черты которого из-за густой тени от нависавших деревьев были едва различимы.

Неожиданно со стороны продвигавшихся к холму «ирбасов» послышались частые выстрелы автоматических пушек.

Разведчики молниеносно повернулись на шум и увидели подскакивающее в беге узкое тело «цикады». Робот двигался очень быстро, стремясь проскочить мимо «ирбасов», но ему это не удалось. Первый снаряд сбил его с ног, а затем на беднягу обрушился целый шквал огня. Полыхнул – и в воздух полетели куски кабины и шарнирные сочленения.

– Совсем рядом прятался, – заметил Кафи. – Мог нас запросто перестрелять…

– Он нас мог, он нас хотел, но он стар для этих дел, – продекламировал Риппс.

– Да ты поэт! – раздалось с высоты. Все тотчас повернули головы и увидели, что их союзница наконец показалась из открытой двери. На ее голове торчал шлем с поднятой на лоб панорамой, а из-под него выбивались непослушные рыжие пряди. – Вытаскивайте Линду, ребята, а то она там кровью истекает.

– Нам что, лезть туда или, может, она сама выберется? – спросил Хаммер.

– Да не может она! Давайте скорее!

– Становись на меня, – предложил Кафи и присел, подставляя плечи. Хаммер моментально забрался на импровизированную подставку и, добравшись до Линды, стал вытаскивать ее наружу.

Вся одежда девушки была пропитана кровью, но сама она была в сознании и стонала, когда Хаммер тащил ее через люк.

– Повязки слабые, обновить надо, – тут же заметил Кафи.

Ник, не говоря ни слова, вытащил свой нож и, пока Хаммер и Кафи держали раненую на руках, в считанные мгновения срезал с нее всю одежду. Затем девушку положили на траву и в три пары рук стали накладывать повязки и заливать их медицинским клеем.

Истратив почти все индивидуальные пакеты, они сумели остановить кровотечение, на небольшие же ранки внимания никто не обращал.

– Нужно накрыть ее, а то замерзнет! – крикнула сверху союзница и сбросила вниз синее шерстяное одеяло.

Ник запеленат раненую, как ребенка, и пока он это делал, послышался шум винтов – к месту происшествия приближался спасательный вертолет.

Зависнув над поврежденным роботом, он опустил люльку, в которой Линду и подняли на борт. Потом опустился трос с крючками, и Хаммер с Кафи быстро зацепили его за петли.

Вертолет пошел вверх, дернул с земли «ирбаса», и тот начал стремительно подниматься, роняя вниз черные капли масла.

– Ну как там? Чисто? – услышал Ник, когда вертолет стрекотал уже довольно далеко. Это был голос их рыжей союзницы, которая вела переговоры с пилотами трех других машин, еще продолжавших прочесывать местность.

– Понятно. Сейчас пойдем обратно…

После этих слов девушка сняла шлем и стала не спеша спускаться по лесенке, давая возможность стоявшим внизу разведчикам полностью оценить ее достоинства.

– Ну как? – спросила она, оказавшись на земле, и, улыбнувшись, откинула назад рыжие волосы.

– Нам понравилось, мэм, – ответил за всех Хаммер, вовремя заметив офицерские знаки отличия. – Комбинезончик у вас что надо.

– Приходите к нам на базу, когда будет свободное время. Меня зовут Либи, но можно просто – лейтенант Либи Вашингтон. Я приглашаю вас.

– Нет, мэм, эти ваши егеря, они нас как-то раз чуть не убили, – пожаловался Кафи.

– А вы возьмите с собой вот таких лбов, – съехидничала Либи, хитро глядя на Ника. – Не знаю, как они в койке, но егерей распугают сразу…

В ответ Ник только грустно улыбнулся, а Либи, с той же грацией и живостью полезла наверх и, махнув на прощание рукой, закрыла бронированную дверь.

– Ну вот и денек скоротали, – произнес Хаммер, глядя вслед уходящей машине. – Пора и нам до дому двигать, а то у вас, ребята, слишком много впечатлений для первого раза.

– Совершенно согласен с этим джентльменом, – заметил Риппс.

Неожиданно Хаммер остановился и, повернувшись к Ламберту, напомнил:

– Да, кажется, у тебя еще оставались эти поганые плитки. Давай-ка сюда одну.

– И мне! – потребовал Кафи.

– А мне, пожалуйста, фруктовую, – протянул руку Риппс.

Ламберт раздал витаминные концентраты и, откусив от своей доли, глубокомысленно заметил:

– Вот и плиточки мои пригодились.

– И какой из этого следует вывод? – спросил Тони.

– А нету вывода. Просто хорошо, что я их взял.

Оглавление