107

Авианосец 1-го класса «Кровеллин», приписанный к 6-му флоту вооруженных сил ОАМ, двигался по одной из записанных в навигационном расписании траекторий.

Тукан – Эфрези – Хольм и снова Тукан. Тройка этих никому не нужных космических объектов являлась для авианосца своеобразным замкнутым кругом длиною в двадцать шесть вахтовых суток.

Удовольствия от подобного патрулирования было мало, да и особой необходимости в этом тоже не просматривалось, поэтому круговые походы воспринимались как обычное средство от ожирения.

Перехватчики «фош» добросовестно отрабатывали учебно-боевые задачи, более маневренные их собратья – «ливиты» поддерживали своих коллег на случай встречи с вероятным противником, а штурмовики «фархад», когда становилось особенно скучно, били из пушек по высушенным космическими ветрами пустынным спутникам Эфрези или Тукана.

От вынужденного безделья пилоты были готовы завязать войну с кем угодно, однако никаких реальных врагов у Объединения Англизонских Миров не было, а чтобы поколотить бандитов с Треугольника, требовалось решение главнокомандующего. Но решения не было – в правительстве назревал кризис и обязанности министра обороны исполнял пока что какой-то неизвестный чиновник.

– Что думаешь делать, Спарки, когда закончится твой контракт? – спросил у своего коллеги сержант Халиди.

Оба сержанта стояли среди высоких стеллажей вещевого склада и проводили учет.

Спарки Сноут на секунду оторвался от накладной и, почесав за ухом карандашом, неопределенно пожал плечами:

– Я еще не думал. Может, брошу этот авианосец и подамся поближе к живым людям. Например, на перевалочную базу. И каждую третью неделю к девкам в город буду ездить.

– Зато жалованье почти вдвое меньше, – заметил Халиди.

– Тут ты прав. Здесь мы гребем денежки не хуже лейтенантов, а там, где девки, всегда меньше денег… Слушай, – возвратился Спарки к своим обязанностям, – вот позиция «А10-ВС34» – это у нас трусы или носки?

– Штаны нательные утепленные.

– Точно, нательные утепленные. И чего я всегда их путаю?

Среди стеллажей послышались шаги, и оба кладовщика как по команде обернулись, опасаясь увидеть склочного майора Шиппера, который изводил подчиненных мелочными придирками, а сам при этом ходил в неглаженых брюках.

– Багги! – Халиди узнал сержанта из службы «материальной части авиационного и артвооружения». – Какого хрена ты крадешься, мы думали – Шиппер!

– Я не крадусь, – пожал плечами Бени Флэшбаг по прозвищу Багги. – Я Спарки долг принес. Сто кредитов – на, держи.

Сержант Сноут выхватил ассигнацию и, не сдерживая довольной улыбки, быстро спрятал ее в карман.

– А вчера говорил нету, – сказал он с укоризной.

– Вчера не было – сегодня есть. Жизнь, она переменчива, ребятки.

С этими словами Флэшбаг развернулся и пошел к выходу со склада.

– Небось на камбуз пойдешь, компот пить? – с долей зависти крикнул ему вслед Халиди.

– Какой компот? Мне еще с Красным Носом машины на ремонт оформлять…

Багги вышел в коридор, козырнул какому-то новенькому лейтенанту и, поднявшись на следующий ярус, увидел сумрачного полковника Эвлиера, который как раз и был начальником «материальной части авиационного и артвооружения».

– Багги, сукин сын! Тебя только за смертью посылать! Целый час полковник его ждет, а он небось в сортире газетки почитывал!

Флэшбаг ничего не ответил, потому что прекрасно знал полковника Эвлиера, который мгновенно оттаял и уже тише спросил:

– Принес?

– Так точно, сэр!

– Да не ори ты. – Эвлиер беспокойно огляделся и протянул руку. – Давай.

Сержант подал ему плоскую коньячную фляжку, и полковник, почти распластавшись вдоль стены, сделал несколько быстрых глотков. Затем спрятал коньяк и облегченно вздохнул. Теперь его лицо разгладилось, а нос приобрел тот самый оттенок, за который Эвлиер и получил свою кличку.

– Ну пошли, лентяй. Нам еще работать нужно, – со значением произнес полковник, и они отправились к периферийным отсекам судна.

Там, в перезарядных ячейках находились боевые машины, и некоторые из них требовали капитального ремонта, который невозможно было провести силами бригад обслуживания.

Для сержанта Флэшбага наступал самый ответственный момент. Он должен был вписать в ремонтную ведомость две совершенно исправные машины, и лучше, если бы это оказались «ливиты».

Почему именно «ливиты», он не спрашивал, но легко мог догадаться, что использовать их будут в атмосфере.

Зачем понадобились машина с авианосца, если украсть на орбитальных складах их было значительно проще, Багги тоже понимал. Борты 6-го флота были «прошиты» так называемыми красными пропусками – чиповыми кодами, позволявшими входить в атмосферу большинства центральных планет.

Попробуй сделать это на «левой» машине – и тебя сожгут еще на орбите, а с «красным пропуском» можно летать хоть над правительственным дворцом.

Пока Багги и полковник спускались в лифте, Эвлиер покончил с содержимым коньячной фляжки и пришел в приподнятое настроение. Сержанту это было на руку, ведь ремонтную ведомость должен был подмахнуть именно полковник, тогда Флэшбагу не придется в случае чего ни за что отвечать.

Наконец Багги и Эвлиер оказались в рабочих галереях, где ни на секунду не прекращалась деятельность обслуживающих команд.

– Эй, командир! – позвал Багги старшего бригады, которая занималась «ливитом» под номером С-129.

– Здравия желаю, сэр! – воскликнул тот, заметив полковника. Эвлиер в ответ благожелательно кивнул.

– Чем болеет машина? – спросил Флэшбаг, приготавливаясь записывать неполадки в специальную форму.

– Два гироскопа, осевой нагнетатель, сервопривод «К9» на выходной опоре… – начал перечислять механик, но тут его жестом остановил полковник, который испытывал необыкновенный подъем.

– Эй, Багги, а куда это ты лезешь вперед начальства, а? – строго спросил он. – Или меня здесь вообще нет?

– Прошу прошения, сэр, поспешил, – тотчас повинился сержант, тщательно пряча хитрую ухмылку. Пока все шло как по нотам.

– Значит, так. Механик отвечает, я его слушаю, а записываешь ты только то, что я укажу. Понял?

– Так точно, сэр! – щелкнул каблуками Флэшбаг.

– Тот-то же, лентяй, – снисходительно пробурчал полковник и начал сам расспрашивать механика.

Неполадок было много, и полковник быстро утомился. Он невпопад указывал, какие нужно делать записи, путался, возвращался к уже описанным машинам и, вконец измучившись, сдался:

– Ладно, Багги, думаю, ты уже понял, как это нужно делать?

– Так точно, сэр.

– Ну и давай, поработай. А то ведь так ничему и не научишься.

Еще через два часа ценой пропущенного обеда формы на поврежденные истребители были заполнены и Флэшбаг передал их полковнику.

С чувством явного облегчения Эвлиер собрался подписывать бумаги, однако в последний момент пересчитал документы и озабоченно взглянул на сержанта:

– Эй, Багги, а почему их так много? Сколько у нас было заявок на ремонт?

– Шесть, сэр.

– А сколько форм мы заполнили?

– Восемь, сэр.

– Значит, ты, лентяй, все заполнил неправильно…

– Никак нет, сэр, я все заполнял правильно, – не согласился сержант.

– Как же правильно, болван ты сухопутный, если вместо шести мы заполнили восемь форм?

– Первые четыре, сэр, я заполнял по вашему указанию. К тому же мы все время возвращались, чего-то забывали…

– На что это ты намекаешь, сукин сын? – строго спросил Эвлиер.

– Только на то, сэр, что всю работу нужно проделать заново, – невозмутимо ответил сержант.

– М-да… – Эвлиер тяжело вздохнул и почесал за ухом. – А какие еще варианты у нас есть? – спросил он через минуту, зная, что Флэшбаг неплохо соображает.

– Мы можем отправить на ремонт не шесть «ливитов», а восемь. И никто не узнает, что два из них были недостаточно дохлыми, сэр. На авианосце четыреста тридцать бортов, и едва ли адмирал Чифтер будет лично проверять, сколько машин мы отправили в ремонт.

– А ты, пожалуй, прав, Багги, – обрадовался полковник. – И никому от этого плохо не станет. Он расправил на жестком планшете первый документ и размашисто его подписал. Затем то же проделал и с остальными, а сержант Флэшбаг смотрел на него и думал о том, что свою часть задания он честно выполнил. Оставалось только сообщить номера двух неповрежденных машин, а остальное сделают другие люди из команды Колина Дзефирелли.

Оглавление