14

Крылатый гиббер с бортовым номером «А-198» завис над посадочной площадкой и, выпустив шасси, осел на них всей своей тяжестью. Двигатели сбросили обороты, и встречавший транспорт капитан-инспектор Хоуп облегченно вздохнул. Он не переносил рева этих летающих монстров.

Поднятая двигателями тонкая пыль унеслась за пределы крепостной стены, и скоро воздух на посадочной территории приобрел первоначальную чистоту. Здесь, в отдаленном форте, людям было чем дышать, не то что в долине.

В борту гиббера распахнулись створки, пропуская вперед телескопический разгрузочный трап.

Офицер подразделения поиска и преследования сошел на бетон первым. Он огляделся и, заметив Хоупа, направился в его сторону.

– Лейтенант Боно, сэр, – козырнул он. – Доставил к вам тело и шпионский агрегат. Вот сопроводительные документы.

– Так, – произнес Хоуп и через плечо лейтенанта взглянул на спускаемый четырьмя солдатами длинный ящик, в котором, видимо, и находился труп.

Шпионские приспособления вывезли на одноколесной тележке.

– Тут написано – примар. Откуда он мог здесь появиться? – спросил Хоуп.

– Об этом нам ничего не известно, – пожал плечами лейтенант.

– Этого мерзавца подстрелили в тот момент, когда он передавал своим секретные сведения.

– Секретные сведения с Ло-Дешинса? – капитан покачал головой.

– Могу себе представить… Откройте ящик! – приказал он солдатам, которые поставили груз неподалеку.

Те повиновались и, сняв герметичную крышку, оставили тело под тонкой термоизолирующей пленкой.

– Нарушить мембрану, сэр? – спросил лейтенант.

– Не нужно. Я и так вижу, что труп не расчленен. Закрывайте.

Пока солдаты запаковывали ящик, Хоуп подписал необходимые документы и вернул их лейтенанту. Тот спрятал бумаги в карман и, довольный, побежал обратно к гибберу. Солдаты последовали за ним.

Трап втянулся, словно змеиный язык, со злобным шипением захлопнулись створки, и пилот запустил свои сумасшедшие турбины.

Хоуп прикрыл уши ладонями и повернулся боком, чтобы хоть как– то уберечься от шума.

Но вот неуклюжий аппарат оторвался от земли, растопырил куцые крылышки, поднимаясь все выше и выше, затем скользнул вбок и исчез за крепостной стеной.

Шум сразу уменьшился, и капитан облегченно вздохнул.

– Чего привезли, сэр? – услышал он голос специалиста по радиоэлектронике сержанта Клуни. Время от времени, когда не было работы по специальности, сержант выполнял обязанности помощника медэксперта Фрайна.

Дело в том, что трупы в лабораторию привозили каждую неделю, а вот электронные артефакты – не так часто. Ну, может быть, раз в полгода.

– Тебе и Фрайну работа, – ответил капитан. – Зови всех, кто свободен, и уносите отсюда ящик.

– А в тележке что?

– Я же сказал, что и для тебя есть работа.

– Неужели?! – Сержант Клуни потянулся было к лежавшему в тележке пластиковому мешку, но Хоуп прикрикнул на него, и }kejrpnmyhj убежал за подмогой.

Где-то прогремел гром, капитан Хоуп поднял голову. Небо было чистым, грохот исходил от вулкана Предо, находившегося в сорока километрах, почти на самом берегу океана. Во время нечастых, но систематических извержений Предо отчаянно дымил ядовитыми газами, однако ветры дули через долину – в сторону моря, иначе жить здесь было бы невозможно.

Вскоре появились подгоняемые Клуни сотрудники лаборатории.

Медэксперт Фрайн на ходу рассказывал анекдот о примарах, химик Эрвольд торопливо дожевывал бутерброд с ореховым маслом, а оптик Шалле и токсиколог Зюсс толкали четырехколесную каталку, чтобы не тащить ящик на руках.

– Этот, что ли? – обратился Фрайн к капитану.

– А ты подумай. – Хоуп тяжело вздохнул и отвернулся, наблюдая за вышагивающими по крепостной стене часовыми. У капитана– инспектора было не слишком хорошее настроение, и ему ни с кем не хотелось разговаривать.

– Взяли! – скомандовал Фрайн, и ящик тяжело бухнулся на каталку.

– Ну что, могу я теперь взять свой объект? – поинтересовался сержант Клуни.

– Бери, – разрешил Хоуп, и счастливый электронщик принялся чуть ли не зубами разрывать упаковочный пластик.

– Сопровождение возьми, – напомнил капитан.

– Что? – не понял Клуни.

– Сопровождение – чего освидетельствовать нужно, – пояснил Хоуп, протягивая эксперту оставленную лейтенантом бумагу.

– А, точно! – Сержант улыбнулся и, взяв инструкцию, начал её читать. – Иди ты! – восхищенно произнес он через полминуты и даже почесал затылок. – Вы читали это, сэр?

– Нет еще. А что такое?

– Они хотят, чтобы я определил, была ли осуществлена с этого аппарата передача… И ещё им желательно знать, какая именно информация ушла к врагу. Так и написали – «желательно». Вот придурки!

Тут Клуни спохватился, опасливо взглянул на капитана и с виноватой улыбкой пояснил:

– Я хотел сказать, сэр, что это не так просто – определить, что эта схема кушала… Тут помощь квантового механика нужна, иначе нам следы на чипах не вычислить…

– Квантовые механики у нас не держатся, ты же знаешь. – Капитан снова вздохнул. – Лу Кайзенборг отравился бета– дистиллятом… Бэрри Нильса поймали местные…

– Я так думаю, сэр, что от этой самой квантовой механики в голове последствия наступают, – сказал Клуни, разрезая ножичком неподатливый пластик. – Иначе, сэр, как же объяснить, что Кайзенборг регулярно пил дистиллят, хотя и знал, что это опасно, а Нильс из-за баб на любые сумасшествия готов был идти… Я даже слышал, что у него прежде были романы с урайками. Как такое можно делать – ума не приложу. Они же, сэр, во время этого дела липким потом покрываются, урайки эти…

– Да что ты за глупости говоришь?! – воскликнул капитан. – И вовсе они не покрываются никаким липким потом! Можно сказать даже наоборот…

– О-о… – Клуни даже прекратил ковырять ножом пластик. – А откуда вы это знаете? – удивился он вполне простодушно.

– Откуда… Да ниоткуда! – с досадой произнес Хоуп. – Давай открывай свой мешок, а то уже замучил меня болтовней.

Оглавление