35

Транспортерный стол прокатился по полутемной галерее, преодолевая одни за другими несколько ворот, которые с грохотом закрывались позади истребителя.

Вот разошлись последние створки, и динамическая катапульта вытолкнула судно в космос.

Капитан Заиль включил автопилот, и его машина начала плавно разгоняться, выбрав самый оптимальный маршрут для перехвата цели.

«Итак, мы опережаем прикрытие на какие-то семь минут, – отметил он. – Хорошая фора. За семь минут можно многое сделать…»

Посмотрев на панель радара, он увидел, как от «Сивиллы» уходит на задание штурмовая авиация.

Устаревших «браво» здесь не было. Только самые новые машины – «тетрикс».

– Командир, я – замыкающий. От борта все отошли без задержки.

– Хорошо, Шин, – ответил Заиль и, не удержавшись, взглянул на учетный датчик. Отметки всех машин горели бодрыми оранжевыми огоньками.

– А штурмовая пошла на крейсера, – заметил звеньевой Готье.

– На то она и штурмовая… – отозвался другой звеньевой – Либнер. – Или ты хотел, чтобы они, как раньше, прокладывали нам дорожку?

– Прекратить разговоры! – вмешался капитан Заиль. Ему было неприятно вспоминать, как плохо обученные пилоты гражданской гвардии на своих неповоротливых «браво» вызывали на себя губительный огонь, чтобы только «сильверханты» добрались до цели без преждевременных потерь.

Это было массовое самоубийство, и хотя другого выхода не a{kn, Заиль отчасти считал виноватым и себя тоже. Зато, что он, прежде чем попасть на первый боевой вылет, учился долгих четыре года, а пилотов гражданской гвардии готовили за каких-то три месяца. «Вот и теперь они пошли навстречу крейсерам, чтобы наши тяжелые суда подобрались на верный выстрел».

– Коррекция исходных данных, – снова объявил информатор.

«Наверняка какая нибудь гадость», – успел подумать Эдди и не ошибся.

– В основной группе противника определены четыре судна, несущие ракеты «джинликс»…

– А вот это сюрприз! – отреагировал кто-то.

«Да уж точно», – мысленно согласился Заиль, прикидывая, насколько теперь уменьшается его фора и есть ли она вообще.

Задав эту задачку бортовому компьютеру, он быстро получил ответ: две минуты десять секунд.

– Внимание всем! До появления «джинликсов» у нас будет две минуты. Поэтому работать быстро и точно. Никаких задержек!

Заиль говорил обыкновенные вещи, и все пилоты его эскадрильи знали эти прописные истины, однако каждый понимал – командир не хочет лишних потерь.

Когда идти до целей оставалось минут пятнадцать, бортовые радары стали захватывать идущие на выручку «слухачам» суда. Помимо торпедоносцев с «джинликсами» здесь были два авианосца с общим количеством бортов не менее четырехсот.

«А у нас, вместе с эскадрильей Крутикова, всего сто четыре. Но зато каких!» – подумал Заиль.

Датчик дальномера издал предупреждающий сигнал, и система наведения предложила выбрать вид оружия. Эдди выбрал «УР общего типа» и, отключив автопилот, перешел на ручное управление.

– Внимание, парни. До входа в зону действительного огня четыре минуты.

Неожиданно, ярко вспыхнув, погас радарный экран. Через пару секунд он восстановил свою работу, однако считать отметки бортовому компьютеру пришлось заново.

– Они бьют фокусированными сигналами! – пожаловался кто-то из пилотов.

– Ничего, парни! Нас этим не удивишь, – отозвался Эдди, но тут по его датчикам ударил ещё один сигнал. И это за минуту до наведения на цель!

Заиль знал, что, если бы истребителей было не так много, две сотни «слухачей» могли бы наштамповать для них десятки фальшивых меток, однако сейчас им оставалось лишь «отстреливаться» фокусированными сигналами, чтобы сбить перехватчикам прицельные рамки. Они тянули время до подхода помощи.

– Разбегаемся. Помните – две минуты!

И тотчас, выпустив длинные форсажные струи, «вирнеты» разошлись в стороны и, ускользнув таким образом от града сфокусированных импульсов, пошли на сближение с противником.

Уродливый силуэт «слухача» мелькнул в прицельной рамке Зайля, и он не задумываясь выпустил ракету.

Секунда, две, три – судно-автосканер перестало существовать. Почти одновременно с ним полыхнули ещё несколько беззащитных целей, затем ещё и еще.

«Сильверханты» спешили растрачивать ракеты, поскольку подмога «слухачам» была уже рядом.

Пройдя сквозь сбившиеся в кучу суда противника, истребители сделали разворот и пошли на второй заход.

– Эдди, «фоши» вышли c палуб. Наблюдаю не меньше ста пятидесяти, – предупредил звеньевой Готье.

– Вижу! – отозвался Заиль, всаживая в цель ещё одну ракету. Edb` он проскочил урайские сканеры, как его система оповещения тревожно запищала, докладывая о выпущенной по «вирнету» ракете.

Эдди выбросил ложный контур и ушел в сторону. Далеко слева полыхнула яркая вспышка – урайцы использовали тяжелые ракеты «галет».

– Внимание, новый объект атаки – авианосец, – сообщил Заиль. Он понимал, что безнаказанно поджигать «слухачей» им больше не дадут, однако стоило увести за собой «фошей», чтобы дать возможность эскадрилье Крутикова, которая была уже на подходе, ударить по сканерам.

Распоряжение командира было выполнено молниеносно, и «вирнеты» понеслись навстречу перехватчикам противника. Те второпях сделали массовый залп «галетами», однако, не получив должного наведения, ракеты полетели куда попало.

Искушенные в боевой психологии «сильверханты» открыли огонь из пушек, бесполезный с такого расстояния, однако эта затея, как и следовало ожидать, вызвала у урайских пилотов легкую панику, и они шарахнулись по сторонам, тут же становясь удобными для прицеливания мишенями.

Из-под плоскостей «вирнетов» потянулись белые полоски ракетных хвостов. Спустя несколько секунд смертоносные посланцы нашли свои жертвы, а ещё через мгновение два отряда пронеслись один сквозь другой, торопливо осыпая друг друга пушечным огнем.

В результате размена «сильверханты» потеряли двоих, отряд «фошей» – пять судов. К тому же урайцы поняли, куда теперь направляются «вирнеты». Поняли и ужаснулись – нападения на авиаматки воспринимались пилотами палубных судов особенно болезненно.

Скоро возле вытянутого корпуса авианосца закипела битва, подпитываемая выходящими с другого корабля-носителя легкими истребителями «Т-10»

Урайцев было впятеро больше, однако они, как обычно, только мешали друг другу и с перепугу били во все, что двигалось.

Закусив губу, Эдди Заиль вертелся на кресле волчком, исполняя на гашетках собственную симфонию. Отбитые куски корпусов барабанили по бортам «вирнета», а рассыпавшиеся, словно жемчужины, пушечные очереди проносились в пугающей близости от истребителя Эдди.

В открытом эфире стояла жуткая ругань, и непонятно было, кто ругается злее – урайцы или примары. Противники то разрывали дистанцию, то снова бросались навстречу друг другу.

Наконец по «слухачам» ударил подкатившийся Крутиков. Заиль понял это по тому, как дрогнули ряды урайских истребителей, а затем в шести тысячах метров полыхнул яркий факел стартовавшего «джинликса».

Эдди мысленно пожелал «сильверхантам» Крутикова оказаться подальше от этого монстра.

– Выходим, ребята! – скомандовал он и, чтобы дать возможность своим пилотам оторваться от прилипчивых урайцев, направил машину прямо на авианосец противника.

Ему навстречу несколько раз ударили зенитные пушки, однако Эдди без труда обогнул шрапнельные снаряды, и, подобравшись к авианосцу вплотную, понесся вдоль его борта.

Заходившие на перезарядку урайские истребители шарахались в стороны, а капитан Заиль, как опытный загонщик, раздавал пушечные залпы налево и направо, прошивая корпуса зазевавшихся урайцев.

– Заиль – возвращайся! Мы тебя прикроем! – узнал Эдди голос Хосе Чиены, командира 7-й эскадрильи. Ее пилоты были самыми молодыми, и их по возможности старались не допускать к самым жарким рубкам, однако на этот раз они пригодились.

– Понял, Хосе! – ответил Заиль и тут же продублировал: – Третья – отходим!

Нещадно молотя из пушек, он ещё раз прошелся вдоль борта авианосца, и, уже оторвавшись от большой массы судна, почувствовал сильный удар в корпус.

На какое-то мгновение двигатели заглохли, но спустя пару секунд их запустила аварийная система.

Герметичность не была нарушена, управления машина слушалась, и Заиль, увернувшись от пущенной в упор ракеты, немного успокоился.

Погнавшиеся за ним два «Т-10» отстали, увидев «сильверхатов» Хосе Чиены.

– Третья, кто остался, ответьте командиру! У меня счетный датчик не работает!

– Двенадцать оставили, Эдди… – ответил звеньевой Джо Либнер с каким-то странным всхлипом.

– Ты-то сам как? – забеспокоился Эдди.

– Разгерметизация, командир… Но я дотяну…

«Даже если не дотянут тринадцать бортов, это не самые страшные потери, – автоматически начал подсчитывать капитан Заиль.

– Особенно учитывая, что «джинликсы» были совсем рядом».

Когда он находился на боевой работе, его разум не признавал никаких эмоций. Они могли подождать до вечера.

Проверив, хорошо ли его эскадрилья прикрыта корпусом вражеского авианосца, Эдди заметил, что один из урайских торпедоносцев выплывает из-за плотного клубка схватки, чтобы выпустить по уходящим «сильверхантам» свой страшный «джинликс». Потерь, больших или малых, было не избежать, и Заиль приказал рассредоточиться.

Неожиданно радар обнаружил две идущие навстречу точки и опознал их как своих.

– «Сильверханты» – примите вправо! – прозвучал чей-то решительный приказ.

– Кто это, Эдди? – спросил звеньевой Готье.

– Кто-то из наших… Выполняем… И вся группа потрепанных «вирнетов» дружно сошла с курса.

– Это «тетриксы» с «Сивиллы»! – узнал Заиль, следя за тем, как стремительно приближаются эти машины.

«Что же они придумали? Будут таранить „джинликсы“?» – недоумевал Заиль, пока яркие вспышки на месте пары штурмовиков не заставили его подумать, что бедняги уничтожены.

Однако все было не так. После вспышек «тетриксы» легли на крыло и, сбросив непонятные, похожие на огромные сигары оболочки, отправились обратно к «Сивилле».

«Химические лазеры!» – догадался Заиль, понимая, почему торпедоносец так и не выпустил ни одной ракеты. Его пыл был охлажден парой пробоин.

Оглавление