70

После завтрака наемники ненадолго собрались в большом грузовом холле, который они уже успели окрестить «ассамблеей». Здесь курили, обменивались слухами и трепались о своих новых работодателях – одним словом, поддерживали круг землячества.

Прямо в холле им и объявили о системе премий за сбитые цели.

«Браво» стоили недорого – по три тысячи кредитов. Торпедоносцы «вэллис» и тяжелые штурмовики «тетрикс» ценились по восемь тысяч.

«Вирнеты» строевых частей шли по десять тысяч кредитов, те же машины из состава «Сильверханта» – по пятьдесят.

– Таким образом, господа, – подвел итог серолицый майор с маленькими хитрыми глазками, – у вас есть все шансы возвратиться домой миллионерами.

Толпа наемников недоверчиво загомонила. Условия здешних контрактов и так были слишком хороши.

Майор верно истолковал их сомнения, и его улыбка стала ещё шире, обнажив излишнее количество зубов. Знали бы эти варвары, как дешево они обходятся Урайе, ведь за их обучение не пришлось платить ни единого дархама – полновесной валютной единицыУрайи. Обучить собственного пилота стоило в десятки раз дороже, чем получить готового наемника, в случае гибели которого казначейство не несло перед его близкими никакой финансовой и страховой ответственности.

– Господа, мы готовы платить вам даже наличными деньгами или золотом. Каждый, кому удастся одержать в бою победу, получит бонус сразу по возвращении на авианосец. Сразу.

– Господин майор, – поднял руку Джек Урфин, прибывший с восемью дружками. – Хотелось бы узнать, какой валютой вы расплатитесь. Если своей – то нам это ни к чему.

– А какую бы предпочли вы? – спросил майор.

– Ясное дело – англизонские кредиты… – пожал плечами Урфин, и наемники одобрительно загомонили.

– Значит, так и будет, – пообещал майор. – А теперь, если больше нет вопросов, прошу вас проследовать к своим машинам. Сегодня первый по-настоящему боевой день, и через час с небольшим вы начнете зарабатывать свои бонусы…

– Что скажешь? – спросил Чарли Луца, когда наемники выстроились в очередь, чтобы подняться на свою палубу.

– Нормальные условия. Думаю, мы действительно оказываем им большую услугу. Даже за такие деньги…

«Фархады» пилотов из Страны Варваров находились на самым верхнем – восьмом ярусе.

Как только наемники стали выходить из лифтовых кабин, ожидавшие у машин механики оживились. Они ещё плохо знали новых пилотов, но уже понимали, что работают с людьми бывалыми.

Наемники не стремились показать себя крутыми парнями, что a{kn свойственно молодым урайским пилотам. Они задавали только те вопросы, которые было нужно, и заглядывали во все щели, словно не доверяя персоналу.

Механики поначалу обижались, но оказалось, что это тоже одна из традиций пилотов из Страны Варваров.

– Эй, Эванс! Надеешься ссадить сегодня «сильверханта»? – недобро усмехнулся Джек Урфин.

Когда-то давно они схлестнулись в небе, и Луц Мейерхольд раскроил машину напарника Урфина. И хотя позже им довелось повоевать в одной команде, Джек до сих пор не мог простить гибели друга и почему-то всегда задевал Чарли, хотя и знал, что стрелял тогда Луц.

– Может, и ссажу, Урф, посмотрим, как дело пойдет…

– Забудь про него. – Луц взял Эванса под руку и потащил в другую сторону. – Урф – дерьмо, и с ним лучше не связываться, только настроение испортит. Давай к своему аппарату, он тебя уже заждался.

Чарли послушно пошел за Луцем, по-хозяйски похлопал штурмовик по корпусу и через силу улыбнулся механикам, которые смотрели на своего пилота с нескрываемой симпатией. Чарли давно разменял пятый десяток, а пилотов такого возраста среди местного состава просто не было. Они не доживали до этого или уходили на руководящие посты.

Эвансу за всю его карьеру никто руководящих постов не предлагал, потому и приходилось наемничать.

– Без обид, ребята, я стыковки посмотрю. Ничего? – предупредил Чарли и, не дожидаясь ответа, захлопал крышками, проверяя готовность машины к выходу.

– Ничего, сэр. Смотрите, конечно, – ответил старший механик, пожимая плечами.

Скоро Чарли закончил осмотр и, поднявшись на плоскость, топнул ботинком, все ещё не привыкнув к необычному звуку: машины получили дополнительное бронирование, однако пока что испытать его не было возможности.

Забравшись в кабину, Эванс подключился к связи и через гомон голосов других пилотов перекинулся с Луцем парой слов. У Мейерхольда было хорошее настроение, и это порадовало Чарли. Когда друг был в форме, он мог творить в бою настоящие чудеса.

Персональный информатор в кабине сообщил, что до выхода на задание осталось семнадцать минут. Эванс не имел ничего против.

Информатор продолжал выдавать пилоту необходимую информацию, рассказывая о расположении сил противника и примерном количестве судов.

С полетной задачей было сложнее. Она изменялась несколько раз

– видимо, в соответствии с изменением обстановки.

Наконец, буквально за минуту до выхода, задание было выработано окончательно: «Атака вспомогательных судов».

Зачем было атаковать вспомогательные суда, Чарли не понимал, однако старательно изучил появившиеся на экране схематические разрезы. Это были обычные строительные платформы, однако кто платит, тот и заказывает.

Первая волна «фархадов», состоявшая из полусотни машин, вышла с борта авианосца очень дружно и под командованием единственного затесавшегося в их ряды офицера чинно двинулась к целям.

Луц и Чарли шли рядом. Мейерхольд был спокоен, а Эванс немного нервничал.

Спустя двадцать минут им навстречу выскочила стайка штатных «вирнетов», и закружилась небольшая карусель. Бой был стремительный и короткий. Истребители ушли, оставив кувыркаться в космосе две свои разбитые машины.

Луцу и Чарли даже не удалось поучаствовать, и бонусы достались кому-то другому.

Скоро показались цели атаки – вспомогательные суда.

Отряд сразу рассредоточился и, как оказалось, вовремя – крейсеры, прикрывавшие монтажные платформы, открыли заградительный огонь.

Пока что противник действовал без особых изысков, и наемники не встречали ничего такого, с чем бы они не были знакомы.

Мейерхольд и Эванс избавились от легких ракет и снесли на одном из буксиров какие-то надстройки.

«Могли бы подцепить ракеты и потяжелее», – подумал Чарли, понимая однако, что наниматели пока лишь присматриваются к новым работникам, поэтому и не стали для начала загружать их машины серьезным оружием.

– Отлично, ребята! Теперь пройдемся по ним пушками – и дело сделано! – объявил командир группы, но тут из-за кормы огромного крана-манипулятора выскочило несколько стремительных точек.

Чарли не было необходимости объяснять, кто это, – он понял по маневрам. Оставалось лишь крикнуть Луцу: «Смотри!», а затем прибавить тяги и уйти от основной группы, чтобы не нарваться на случайный снаряд.

Противник заметил уход Эванса, и к нему тотчас прилепился «вирнет».

Чарли бросил машину вправо, и первая очередь прошла мимо, затем он сделал разворот вокруг вертикальной оси и полоснул по задней сфере из четырех пушек.

Это был один из его коронных приемов, однако снаряды ушли в пустоту – «вирнета» там не оказалось…

Где-то полыхнул взрыв – снаряд пришелся точно в патронный короб. Свой или чужой разлетелся снопом белых искр – Чарли думать было некогда. Он вертелся волчком, едва ли осознавая, что и как делает. Время от времени его пушки били в верный силуэт, но «вирнет» совершал невероятные кульбиты и соскальзывал с прицельной рамки.

Поняв, что вот-вот совершит роковую ошибку, Эванс решил прекратить эту изматывающую карусель. Он рванул к основной группе и тотчас получил в корму пару снарядов.

К счастью, корпус выдержал.

А когда Чарли услышал команду: «отходим», он испытал огромное облегчение и радость оттого, что удалось выбраться живым.

– Луц! – позвал он.

– Не ори, Чарли, я рядом. – Мейерхольд качнул плоскостями, чтобы друг его заметил. Эванс заметил и нервно хохотнул:

– Что с твоим петушком, приятель? Кто-то взъерошил ему перышки!

– Твоя задница выглядит не лучше, – парировал Мейерхольд.

– Что, сильно порвали?

– Хвостовые плоскости целы, но клочки висят.

– А тебя как угораздило? – поинтересовался Чарли, разглядывая вмятины на корпусе машины Луца и следы на подвеске, оставшиеся от сорванной пушки.

– Я сам ничего не понял… – признался Мейерхольд. – Я выделывал такое, что самому не верилось – так они меня пугнули.

– Всем спасибо, ребята! Вы вели себя как настоящие профи, – объявил командир группы. Чарли даже вспомнил, как его зовут – капитан Лежар. Его «фархад», украшенный красными драконом, не имел ни царапинки. Наверное, капитану повезло, или он действительно был непревзойденным мастером.

Сквозь быстрые переговоры пилотов пробивались приглушенные рыдания и всхлипывания, а чей-то срывающийся голос монотонно onbrnpk:

– Я заработал пятьдесят тысяч… Зато я заработал пятьдесят тысяч…

– Кто это, Луц?

– Вроде Кристофер с Пропеллента…

– Это который рыжий?

– Да…

Скоро Чарли удалось определить машину Кристофера. Она имела номер «87», и её носовая часть вместе с фонарем кабины была смята.

Непонятно было, как пилот ещё управляет своим штурмовиком, но, судя по всему, это давалось бедняге с трудом. Время от времени его машина вздрагивала и выходила из строя, но потом возвращалась.

Наконец показался долгожданный борт авианосца и подошедшие «фархады» разошлись по ячейкам.

Последние секунды в сумраке транспортных туннелей – и вот они дома, на палубе восьмого яруса.

Над головой Чарли поднялся фонарь, и он выбрался на плоскость.

Радостные механики сейчас же подали ему стаканчик с какой-то горячей бурдой, и Эванс с благодарностью её принял.

– Спасибо, ребята, – сказал он, спускаясь с плоскости по приставной лесенке. – Взгляните на корму – можно ли что-то сделать…

Бригадир покачал головой, показывая жестами, что машина будет заменена.

– Да? – удивился Чарли. – Ну ладно. Это дело не мое, раз вы здесь такие богатые…

Он повернулся и пошел к собравшимся неподалеку наемникам, которые закуривали прямо на палубе, хотя это и не разрешалось. Все разговоры сводились к встрече с «сильверхантами» и выяснению, сбил ли Кристофер такого мастера случайно или ловил его в прицел сознательно.

Самого героя вскоре пронесли мимо санитары. Кристофер был в беспамятстве, а его тело сильно укорочено.

– Вот тебе и бонус, – сказал кто-то. – Обе ноги за пятьдесят тысяч,

– Сколько у нас? – коротко спросил Чарли.

– Четверо. Харольд, Азанфо, Кифт и Пирсилон…

– Пирсилон из банды Урфина?

– Ну да, – кивнул Луц, затягиваясь одолженной сигареткой.

– Значит, снова эта сволочь все на меня свалит.

– Да уж будь спокоен, – усмехнулся Мейерхольд. Затем наклонился к Эвансу ближе и добавил: – Тут слушок прошел, что следующий выход в атмосферу будет.

– И что?

– А то, что под шумок Урфина можно того…

– М-м-м… – Чарли отрицательно покачал головой. – Заметят…

– Не заметят, – заверил Луц. – Если опять такая карусель завертится, пали в кого угодно.

– Ладно, там разберемся, – отмахнулся Чарли. – Сколько до следующего выхода?

– Почти час.

– Тогда пойдем перекусим чего-нибудь или чаю выпьем, а то механики угостили меня каким-то пойлом, до сих пор отойти не могу

– все во рту вяжет.

Спустившись на третий ярус, Чарли и Луц зашли в столовую, взяли чаю и сладких пирожков. Местная кухня уже приспособилась к запросам наемников, и никаких проблем с привычным меню больше не возникало.

– Ну и как тебе «сидьверханты», пилот Мейерхольд? – onhmrepeqnb`kq Чарли, когда они оба немножечко поостыли.

– Хорошие ребята… Но в космосе с ними лучше не встречаться – у перехватчика явное преимущество. А вот в атмосфере… – Луц прихлебнул чаю и посмотрел перед собой на белую скатерть. – В атмосфере я бы попытался заработать бонус.

– Серьезно?

– А что, мы ведь с тобой тоже кое-чего умеем…

Оглавление