72

К массированному налету майор Баттлер был готов. Его люди успели загнать бульдозеры в укрытия и спрятаться в блиндажи, а соседа с острова Черепашки капитана Джамада майор предупредил, чтобы тот открывал заградительный огонь только после повторного захода.

– Чтобы они себя поувереннее чувствовали и особенно не дергалась!

– Понял тебя, майор, – ответил Джамад, и Баттлер торопливо отключил скремблервойс, поскольку начался налет.

Как он и предполагал, противник опасался спрятанных в лесу пушек и потому прошелся над островом двумя колоннами – в основном над прибрежной полосой.

Штурмовики косили из пушек радарные узлы, и от тех во все стороны летели обломки, однако это было нестрашно, поскольку запасных радаров у майора хватало. Больше всего он опасался за бульдозеры – ведь если бы их подожгли, батальон не смог бы выполнить свою боевую задачу – нагрести необходимую песчаную подушку лопатами невозможно.

Изуродовав пляжи и засыпав их обломками радарных узлов, штурмовики снесли напоследок северную ракетную платформу и бесследно растворились за горизонтом, однако не насовсем. Майор знал, что они вернутся.

– Я почти ничего не вижу, сэр! – пожаловался капрал Лоуренс, отвечавший за раннее оповещение, – Они разбили всю аппаратуру.

– Перестань ныть! – крикнул в рацию майор и, схватив бинокль, пробежал по натоптанной тропке, чтобы скорее оказаться на восточном пляже.

Оттуда без всякого радара он сразу обнаружил авиационную группу, которая обходила остров с востока, чтобы снова атаковать его с разведанного направления.

– Джамад, ты готов? – связался с капитаном Баттлер.

– Да. У меня все готово, и вот ещё что…

– Спрятаться подальше? – угадал майор.

– Спрячьтесь. Калибры у нас серьезные, так что лучше не высовываться…

– Уже прячемся! – сказал майор и по рации предупредил всех дежурных, чтобы те стягивались к центру острова. Он понимал, что в случае ошибки наводчиков больше всего может достаться береговой линии.

Урайские штурмовики закончили разворот и теперь снова мчались прямо на остров Добрый.

Прислуга всей АЗП – артиллерийский и зенитной поддержки – уже стояла по номерам, и прицельные расчетные устройства старательно готовили свои «коробочки», «круги» и «конусы» – многочисленные фигуры, в которых батареи прикрытия частенько запирали целые эскадрильи.

Наконец загремели залпы, и снаряды понеслись вперед по опережающим цели траекториям.

Над островом Добрый и вокруг него загрохотали цепочки разрывов, и в воздухе зашипела злая шрапнель. Часть её вспенила воду, пронзая мелководье словно белыми иглами, а часть прошлась по зелени острова, щелкая по каскам солдат и заставляя вскрикивать легкораненых.

«Коробочка» легла чуть в стороне, а потому запереть в ней всех не удалось. Несколько штурмовиков, находившихся ближе к эпицентрам разрывов, превратились в решето и стали терять высоту, другие заметались над островом и тут же попали под огонь турельных пушек.

Заградительный огонь не ослабевал, теперь снаряды взметали высокие столбы из воды и коралловой крошки, заставляя пилотов нервничать и допускать ошибки. Чтобы уйти от шрапнели, «фархады» стремились набрать высоту, но забывали про оставшиеся на острове ракетные платформы.

Белые полоски стартующих ракет настигали свои цели далеко в небе, и обратно в море сыпались горящие обломки. Солдаты кричали «ура» и стреляли вслед удиравшим штурмовикам.

– Капрал Лоуренс, немедленно посылай людей – пусть восстанавливают радары! – крикнул майор, свесившись над песчаной ямой, на дне которой прятался Лоуренс.

– Есть, сэр!

– Джаспер, какие у нас потери? – на ходу прокричал он в рацию, одновременно набирая на скрем-блервойсе цифровую комбинацию Df`l`d`.

– Ну что, чисто легли? – спросил тот.

– Нормально – то что нужно! Малость посекло нас осколками, но ничего серьезного. Ты их прямо на наши пушки вывел, так они перепугались!

Майор ещё не договорил, когда его перебили приоритетным каналом связи.

– Что у тебя, Баттлер?! – узнал майор голос своего генерала.

– Только что отбили налет, сэр! – радостно отрапортовал он.

– Меня это не интересует. Скажи лучше, в каком состоянии посадочная площадка.

– Двадцать процентов готовности, сэр, – легко соврал Баттлер. Он знал, что, если не будут бомбить, подушку для модуля он сделать успеет.

– Оч-чень медленно, Баттлер! Через три часа модуль войдет в атмосферу. Куда прикажешь его бросать – в воду?

– Мы успеем, сэр.

– Хорошо, успевайте… И последнее: народу много положили? – уже тише спросил генерал.

– Потери? – переспросил майор, чтобы подошедший сержант Джаспер понял, какая ему нужна информация.

Тот понял и начал пантомиму, демонстрируя три пальца и затем скрещенные руки – «трое убитых». Затем руки – словно крылья у коршуна – значит виноваты пушки штурмовой авиации. Потом показал десяток пальцев и ещё четыре – это относилось к раненым.

Большим и указательным пальцем изобразил маленькое отверстие

– следовательно, ранения не тяжелые и, скорее всего, шрапнельные.

Все это Баттлер тотчас перевел генералу и добавил, что ему очень помогли АЗП с соседнего острова.

Успокоенный начальник сказал: «Работайте» и отключил связь.

– Сэр, на остров упало четыре штурмовика. И на восточной отмели ещё два, – сказал Джаспер.

– И что?

– Пилотов нужно поискать – может, живы еще.

– Ты лучше скажи, жив ли наш фортификатор! Гомес жив?

– Жив, я его сам видел, – успокоил командира сержант, едва поспевая за ним, когда тот продирался через густые заросли. – Он уже на строительстве подушки ковыряется.

– Ну? – произнес Баттлер, остановившись на песке. Вокруг шла лихорадочная работа по срочной замене радарных постов, однако майор спрашивал о чем-то другом.

– Что «ну», сэр?

– Мы находимся на восточном пляже. Где обломки?

– А, – кивнул Джаспер. – Вон хвосты торчат – там, где начинается глубина…

Майор пригляделся, затем поднес к глазам бинокль. Действительно, метрах в двухстах от берега из воды торчали хвосты зарывшихся в воду машин, и возле них уже суетились какие-то черные лоснящиеся спины.

– Там мы уже не найдем даже трупов, – подвел итог Баттлер.

– Ну и ладно, в центре острова падали почти целенькие. Вон видите дым?

Майор развернулся вслед за рукой Джаспера. Над лесом в двух местах поднимались черные столбы.

– А точно это не наши бульдозеры горят? – забеспокоился он.

– Нет-нет, сэр. Я лично проверил и послал людей, чтобы притащили все трупы.

– А для чего нам трупы?

– Для отчетности, – не моргнув глазом ответил сержант.

– Ну… тогда конечно.

В этот момент зашелестела рация Джаспера, и командир роты Сэйндвик, майор узнал его по голосу, сообщил:

– Сэр, один живой и даже в сознании!

– А остальные?

– Остальные в лепешку. Как говорится, проще закрасить.

– Ладно, ведите его на восточный пляж. Мы с командиром здесь.

– Уже идем, сэр.

– А он шустрый, этот наш Сэйндвик, – заметил майор, рассеянно наблюдая за собиравшими радары солдатами. Они уже заканчивали работу, а это значило, что скоро остров Добрый снова сможет видеть достаточно далеко.

Оглавление