86

Последние два бульдозера, «шлифовавшие» и без того ровную песчаную подушку, заспешили к краю площадки – минуту назад было получено сообщение, что двадцать шестой модуль вошел в плотные слои.

Наблюдатели докладывали, что в месте спуска модуля завязался небольшой, но жестокий воздушный бой, однако майор Баттлер надеялся, что пилоты не дадут объект в обиду. Досадно было бы наблюдать его крушение – ведь двухметровую подушку сделали на совесть и в рекордно короткие сроки.

– Осколки продолжают сыпаться! – доложил по рации сержант Джаспер, дежуривший на восточном пляже. Почему-то так сложилось, что именно туда падали почти все подбитые в воздухе цели. Они обрушивались в воду, словно обессилевшие огненные драконы, вздымая фонтаны брызг и клубы пара. Шум распугивал морских зверей, которые позднее возвращались и выбирали чем поживиться.

По всему периметру острова было установлено дежурство, поскольку поступило сообщение, пока ещё не подтвержденное, о начале десантных операций урайцев в островном полушарии Парабеллы.

– Уследить за ними невозможно, – предупредил Баттлера генерал. – Вокруг царит неразбериха. Но резервы имеются, главное – вы смотрите в оба и если что, сразу сообщайте нам…

– Есть, сэр, – ответил Баттлер. А что было делать? Неразбериха случалась довольно часто, но хуже всего было, когда путали координаты и вместо удара по врагу били по позициям собственных частей. По сравнению с этим столкновение с противником

– скучнейшая работа.

– Лети-и-ит!!! – пронзительно заорал стоявший рядом с Баттлером солдат, которого майор поставил своим наблюдателем.

– Да что же ты так орешь, Бортник?! – возмутился командир батальона, с запозданием прикрывая звенящее ухо.

– Так летит же, сэр! Модуль летит! – Наблюдатель повернул к майору лицо, перекошенное в счастливой гримасе Баттлер выхватил у солдата бинокль и поднес к глазам. Да, это был модуль. Черная точка быстро увеличивалась в размерах, и на какое-то мгновение майору стало немного страшно, показалось, будто эта многотонная громада падает прямо на него.

Впрочем, стоило только Баттлеру отнять бинокль от глаз, как модуль снова превратился в бесконечно малую песчинку.

– Противопожарные средства на готовность! – скомандовал майор по рации. – Службам обнаружения и оповещения – обеспечить «чистое небо»!

«Чистое небо» означало режим работы, при котором не оставалась незамеченной ни одна, даже незначительная, цель.

Одновременно с началом этого долгожданного и напряженного момента Баттлеру позвонили на скремблервойс с координационного onqr` и пообещали скорую высадку вражеского десанта.

– Они почти над вами! Два больших карго! Четыре батальона морской пехоты с танками!

– Вот спасибо-то! – зло проорал в ответ Баттлер и отключил связь. Что он мог сделать против такой силы, если они действительно начнут высаживаться на мелководье? Его компактные комплексы ПВО были не в состоянии прошибить толстую шкуру десантных карго, для этого требовались средства совершенного другого калибра.

Минуты через две позвонил капитан Джамад, «хозяин острова Черепашки», как он сам называл себя. Его батареи зенитного и артиллерийского прикрытия позволяли Баттлеру чувствовать себя хоть как-то защищенным.

Несколько часов назад Джамад порвал в клочья атаку урайских штурмовиков, и это вселило в Баттлера уверенность, что можно не только выполнить задание, но и остаться при этом в живых.

– Ты слышал про урайский десант, Батт?

– Да, четыре батальона с танками.

– Брехня! Я насчитал три карго, два из них идут на скалы. Знаешь, где это?

– Нет.

– Если смотреть с твоего острова, то как раз за нами. За Черепашкой – километров двести будет… А вот третий карго действительно собирается к нам, но я встречу его на семнадцати тысячах метров…

– Хорошо бы, Джамад. У меня через пять-семь минут уже объект на подушку грохнется. Нельзя его десанту подставлять!

– «Закроем Империю грудью своей…» – пропел Джамад. – Занимайся модулем, Батт. Я прикрою.

На этом связь прекратилась, и Баттлер с головой погрузился в последние приготовления. Модуль парил в небе, словно гигантский морской корабль с серебристыми парусами. Казалось непонятным, как эта громада не только не падает камнем вниз, а ещё и маневрирует, исходя из воздушной обстановки, правильно использует ветер и восходящие потоки.

Баттлер, конечно, догадывался, что натяжением строп, выпуском поворотных карманов и массой других невидимых с земли работ занимались компьютеры и подготовленные операторы, однако от грандиозности происходящего его время от времени прошибал пот. И тогда, глядя на эту величавую небесную каравеллу, он забывал про войну и про опасность вражеского десанта.

Скоро стал слышен рев спрессованного воздуха, огибающего корпус спускаемого модуля. Громко щелкали парашютные купола, скрипели на дрожащих тросах распределительные снасти, и мелодично посвистывали стропы.

– Высота пятьсот метров! – крикнул один из наблюдателей, и Баттлеру захотелось убежать – кто знает, какова квалификация этих операторов? Еще несколько секунд, и бежать будет поздно – прихлопнет всех как козявок.

– Триста метров! – В надрывном голосе наблюдателя слышались истерические нотки. Баттлер зачем-то глянул на середину «подушки», где были установлены два ориентировочных маяка.

– Сто-о-о метро-о-ов!

Модуль заслонил собой все небо, рев ветра стал просто невыносим. Бойцы посадочной команды закрыли лица руками и спрятались за деревья.

Через мгновение последовал удар, да такой, что земля задрожала и все, кто стоял, попадали. Затем пронеслось песчаное цунами – оно перевернуло бульдозеры и снесло несколько деревьев.

Баттлеру повезло: он оказался под защитой небольшого пригорка h уберег глаза, однако в рот песка набилось предостаточно.

«Зачем пасть-то открыл?» – недоумевал майор, выбираясь из песчаных заносов. Неподалеку откашливался наблюдатель, где-то хрипло кричали «ура!». Затем загремели оглушительные залпы – это модуль отстреливал не успевшие опуститься тормозные парашюты.

Шелестя, словно накрахмаленные простыни, они теряли форму и, сдуваясь, опадали на землю.

Оглавление

Обращение к пользователям