89

Чтобы потопить остававшиеся на плаву катера, гранатометчикам потребовалась сделать всего несколько выстрелов, а солдаты, собранные Джаспером, с интересом наблюдали, как тонут, заваливаясь на бок, вражеские посудины. Когда на поверхности воды полопались последние пузыри, сержант выстроил взвод цепью и лично повел его в воду.

Идти до глубоких мест было недалеко – метров двести. Там сержант и намеревался выстроить солдат, чтобы они, как он выразился, «могли заглянуть на самую глубину».

Для выкуривания пловцов, которых, по мнению все того же сержанта, давно уже могли пожрать хищники, взвод прихватил солидный запас ручных гранат.

– Эх, сколько здесь крабов! – сказал кто-то. – А мы на консервах сидим.

– Так они здесь дохлятину жрут, – ответили с другого конца цепи.

– Они всегда её жрут, – возразил первый.

Осторожно ступая по дну, солдаты уходили от берега все дальше, но только в некоторых местах вода поднималась выше колен, в основном же это было путешествие по луже.

– Вон видите, хвост от штурмовика? – указал Джаспер. – Это примерно половина пути. А вот там, где обломки торчат совсем чуть– чуть, как раз и начинается самое глубокое место.

– Насколько глубокое, сэр? – поинтересовался любитель крабов.

– Честно говоря, не знаю, – признался Джаспер. – По карте нужно свериться.

Сержант обернулся и посмотрел на стоявшего у воды майора. Тот говорил с кем-то по рации.

В небе пронеслась пара примарских истребителей. Радары проводили их своими плетеными чашами и вернулись в исходное положение.

– Выровнять цепь! – прикрикнул сержант, заметив, что один солдат разглядывает что-то на дне. – Пошли скорее, пошевеливайся!

Скоро цепь уже преодолела больше половины пути и оставила позади останки урайского «фархада».

В открытом море вдоль полосы рифовой площадки волнение было довольно заметно. Голубоватая на мелководье, в глубоких местах вода казалась темно-синей или почти черной. Сбившийся в островки мусор перебирался с гребня на гребень, и сержант Джаспер подивился, как много здесь всякого добра.

В основном, конечно, это были обгорелые куски теплоизолирующих обшивок, обрывки измочаленных строп и что-то из индивидуальных продуктовых наборов, однако невдалеке Джаспер заметил и дохлого морского зверя, который плавал брюхом кверху.

Можно было предположить, что этого гиганта оглушило взрывами гранат или что он умер своей смертью, но Джаспера такое объяснение не устраивало. Если обычно вдоль полосы рифов всегда сновали океанские обитатели, то теперь их здесь не было. И это казалось странным.

Неожиданно метрах в тридцати от растянутого в цепь взвода вода вспенилась, и шедший рядом с Джаспером солдат выронил автомат и упал навзничь.

Сержант моментально присел, и над его головой тонко пропела пуля.

– Гранаты к бою! – крикнул он и, сорвав с пояса сразу две, моментально активизировал их и швырнул вперед.

Взрывы прогремели почти на поверхности, и Джаспер понял, что этого недостаточно.

– Взрыватели на максимум! – крикнул он, и снова гранаты полетели на глубину. Теперь они лопались под водой, выбрасывая на поверхность лишь притушенные фонтаны вспененной воды.

– Двое убитых, трое раненых! – прокричали с дальнего конца цепи.

– И здесь ещё один! – отозвался Джаспер, по смотрев на плавающего в воде рядового Сотника. Выпущенная из спецоружия иглообразная пуля поразила его точно в лоб. Подводный стрелок прекрасно знал, что пробить солдатский бронежилет ему не удастся, а потому стрелял наверняка.

– Что там у вас, Джаспер? – голосом майора Баттлера прохрипела подмоченная рация.

– Засада прямо под водой, сэр… Трое убитых, трое раненых…

– Немедленно назад!

– Да, сэр, конечно, – согласился Джаспер и махнул в сторону берега, показывая взводу, что нужно отступать.

Солдаты стали пятиться, точно крабы, поскольку распрямляться в полный рост никто не отваживался.

Раненые все были легкие, потому обходились своими силами, а мертвых волокли по воде, словно бревна. Вода заливалась в открытые глаза, но этим глазам было уже все равно.

Скоро на помощь взводу прибежали солдаты из роты Сэйндвика. Они подняли из воды раненых и стали помогать тащить убитых.

– Нужно вызывать подкрепление, сэр, – остановившись напротив майора и тяжело дыша, произнес Джаспер. Он только что выволок на берег тело рядового Сотника, и вся его амуниция была насквозь мокрой. – Иначе ночью они нам покажут… – добавил он и оглянулся на океан. Сержанту казалось, что коварный подводный враг до сих пор наблюдает за ним и вынашивает свои черные планы.

– Мне только сейчас сообщили, что ночь здесь длится всего четыре часа… – заметил майор, следя за действиями санитара, который клещами выдергивал из бронежилетов окровавленные, похожие на иглы, пули.

Между тем со стороны стоянки модуля доносился стук пневматических молотков и бравурная музыка. Двое сотрудников штаба в генеральских чинах что-то жарили на костре и отмечали удачную посадку. Майор уже пытался сделать им замечание, поскольку те вырубали необходимую для маскировки растительность, однако генералы послали Баттлера очень далеко. Пришлось смириться.

Впрочем, это занимало майора не так чтобы очень. Враг был совсем рядом, и следовало принимать какие-то меры.

«Думаю, сможем выстоять и сами, – думал он, оставив сержанта и прохаживаясь по песку среди снующих солдат. – Четыре часа темноты – это совсем немного». Баттлер поднял глаза и посмотрел на солнце, которое почти не двигалось с места.

«Удивительные широты», – подумал он. Затем услышал, что кто– то его зовет, и обернулся.

Это был офицер связи в чине капитана, Баттлер видел, как он распоряжался установкой антенн с ретрансляторами. Почему-то капитан был в мундире со всеми регалиями и наградами.

«Наверное, у штабных так принято», – подумал Баттлер и пошел навстречу капитану, но неожиданно штабник дернулся, как-то неловко подпрыгнул и, пролетев несколько метров, рухнул на землю.

Солдаты тотчас распластались на песке, однако выстрел ещё одного снайпера, уже с другого направления, ранил в плечо фельдшера.

– Стреляйте же! – в отчаянии крикнул майор. Раздалось несколько несмелых очередей, и к Баттлеру подполз перепачканный песком сержант Джаспер.

– Некуда стрелять, сэр. Они как субмарины – всплыли, ударили W и снова на глубину… Подмога нужна, сэр. И лучше, конечно, чтобы прислали специалистов.

– Хорошо. – Баттлер обессиленно кивнул и, перевалившись на бок, достал из кармана скремблервойс.

– Черепашку пробовали вызывать, сэр? – некстати поинтересовался Джаспер.

– Молчат они, – глухо ответил майор и принялся набирать личный код своего генерала.

– Ну?! – недовольно отозвался тот, и Джаспер, чтобы не мешать майору, отполз к солдатам. Следовало организовать отступление к лесу всех, кто ещё оставался жив.

Между тем снайперы не оставляли противника в покое и, всплывая возле островков водорослей, быстро брали на прицел очередную мишень. Следовал точный выстрел, и они снова уходили на глубину.

Пока солдаты отползали к лесу, пули настигли ещё троих, а майору Баттлеру пришлось спасаться бегством, перервав на полуслове разговор с генералом.

Рухнув под куст рядом с командиром роты Сэйндвиком, Баттлер тупо на него уставился, затем лицо майора озарила новая мысль.

– Слушай, ты рассказывал про какого-то интуита, что есть у тебя в роте.

– Покацонни, снайпер, – ответил лейтенант.

– Давай его сюда. Где он?

– На южной оконечности острова – караулит.

– Замени его быстро, и пусть тащит свой фагот поскорее. – Майор перекатился на живот и, опершись на локти, стал в бинокль разглядывать глубоководную полосу.

– В кого теперь стрелять, сэр? Они ведь теперь не вынырнут, – подал голос Джаспер. Он выглядел подавленным, поскольку имел дело с противником, до которого не мог добраться.

Его солдат выбивали, словно фигурки в тире, а он, батальонный сержант, ничего не мог поделать.

– Думаю, они появятся… Придумают какую-нибудь гадость и появятся, – не отрываясь от бинокля, произнес майор.

Неожиданно послышался звонкий щелчок, и сетчатая антенна установленного на берегу радарного блока бессильно повисла с перебитой стойки.

– Ну что я говорил?! – почти обрадовался майор. В этот момент зазвонил его скремблервойс.

– Ты чего трубку бросаешь?! – заревел генерал.

– Я не бросаю… Я под огнем… Сказал же, что нас эти пловцы зажали, прямо с воды ведут огонь, и тут же на глубину…

– Ты какие-то сказки рассказываешь, – пробурчал генерал, однако Баттлер больше не намерен был терпеть.

– Короче, так, сэр. Если не высылаете нам специалистов, хотя и обещали всяческую поддержку… Так вот, если не высылаете помощь, ночью эти твари выберутся на берег и взорвут гребаный ящик под названием «двадцать шестой модуль». Интересно, как после этого будут выглядеть ваши погоны?

– Да ты вконец обнаглел, Баттлер! – после короткого молчания закричал начальник. – Ты о своих погонах подумай!

– Без башки мне никакие погоны не интересны! – парировал майор, снова поднося к глазам бинокль.

Генерал посопел в трубку, затем уже спокойнее сказал:

– Ладно, вышлю специалистов. Совершенно случайно тут под боком оказались…

– Когда они прибудут?

– Да хрен их знает когда. Думаю, вовремя… – Верный своим привычкам, генерал не прощаясь отключил связь.

Опустив бинокль и тяжело вздохнув, Баттлер встретился глазами со своими солдатами. Они ждали от командира хоть какой-то хорошей вести.

– Помощь уже в пути, – сказал майор и неожиданно увидел лейтенант-инженера Гомеса, батальонного фортификационного гения. В руках у Гомеса был автомат, с ним лейтенант смотрелся довольно непривычно.

– Ты чего сюда пришел?! Твое дело прятаться и строить! Строить и прятаться!

– Все уже построено, сэр, – несмело возразил Гомес.

В этот момент ещё одна пуля ударила в антенну, и та рухнула на песок.

– Вот твари… Где же Сейндвик? – Майор покрутил головой. – Сейндвик! – позвал он в рацию.

– Мы уже в ста метрах, сэр, – отозвался лейтенант, а Баттлер ещё раз выглянул из кустов и задумчиво произнес: – Интуит…

Со стороны модуля все громче раздавались бравурные мелодии, но временами Баттлер их почти не слышал.

Наконец привели рядового Покацонни. Это был небольшого роста солдат, щуплый, с грустными детскими глазами и невероятно оттопыренными ушами.

– Что-то я не видел этого бойца раньше, Сейндвик.

– Он не любит бывать на людях, сэр… На построения ходит только в крайнем случае. И вообще он больше склонен к созерцанию…

Под соседним кустом закашлялся сержант Джаспер, Баттлер неопределенно пошевелил бровями и, указав на казавшуюся огромной в руках Покацонни винтовку «скорпион», спросил:

– Не тяжело тебе, сынок, с такой пушкой? Все же двенадцать миллиметров.

– Я привык, сэр, – сказал снайпер, пожимая худенькими плечами.

– Сумеешь что-то противопоставить этим? – и Баттлер махнул рукой в сторону моря.

– Я постараюсь, сэр, – ответил Покацонни. Полагая, что вступительная часть закончена, он обошел майора и, пригнувшись, выбрался из кустов прямо на берег.

– Шлепнут пацана! – вырвалось у кого-то, но сержант пресек разговоры коротким: «Цыц!»

Покацонни неподвижно стоял посреди пляжа, держа наизготовку огромный «скорпион».

Баттлеру показалось, что он уже видит среди волн какое-то движение. Подняв бинокль, майор действительно приметил несколько неопределенных предметов, на короткие мгновения появлявшихся на поверхности воды. Скорее всего, это были какие-то особые приспособления, через которые подводные командос наблюдали за потенциальными жертвами.

Майор почти не сомневался, что снайперы-пловцы готовятся нанести удар с двух сторон.

«Наверное, уже объяснились знаками, – подумал майор. – Договорились и расплываются по флангам…»

Прошло ещё несколько мгновений, в течение которых никто не проронил ни слова, а затем Баттлер заметил, как на волнах одновременно всплыли две увешанные водорослями кочки.

Он дернулся, хотел закричать, что уже пора стрелять, но не успел. «Скорпион» дважды лязгнул затвором, и горячие гильзы одна за другой упали на песок.

– Что, это все?! – недоуменно спросил командир, когда Покацонни вернулся в кустарник.

– А что же вы хотели, сэр? – спросил снайпер.

Баттлер вскинул бинокль и совершенно отчетливо увидел onj`whb`~yhiq на волнах труп без головы. На месте второго стрелка майор успел заметить лишь исчезающую под водой конечность.

Непонятно было, кто утащил это второе тело: товарищи погибшего или осмелевшие хищники.

– Больше снайперов нет, – уверенно произнес Покацонни, когда майор снова взглянул на него.

– Откуда ты знаешь?

– Нет ощущения персональной угрозы, – пояснил тот.

– Нет ощущения персональной угрозы, – зачарованно повторил майор и, обращаясь к Сэйндвику, уточнил: – Как, ты говоришь, он называется?

– Интуит, сэр.

– Интуит… Пусть он идет отдыхает. Молодец, сынок. – Майор похлопал Покацонни по плечу. – И никаких ему больше построений. Я разрешаю на них не ходить. Пусть сидит где ему хочется, в безлюдном месте, и занимается этим, как ты назвал…

– Созерцанием, сэр.

– Да, созерцанием…

Снайпер ушел, и тотчас по рации доложили о приближении к острову воздушной цели.

– Десантное судно «пеликан», сэр! – отрапортовал ответственный за дальнее обнаружение капрал Лоуренс. И тут же пожаловался: – А на восточном пляже опять целый сектор не работает!

– Я в курсе, – ответил майор. – Теперь, я думаю, мы его починим.

Оглавление