38

Видения морских просторов все еще не отпускали Джона Саблина, и, очнувшись в кабине «чифтера» после очередного морского путешествия, он обнаружил, что внешние вибрации исчезли, а значит, конвой наконец-то вырвался из коридора.

Неуверенной рукой Джон схватил переговорное устройство и связался с Кесслером.

Капитан не подходил целую минуту, наконец послышался его возбужденный голос:

– Кесслер слушает!

– Капитан, это я – Саблин. Мы что, выбрались из коридора?

– Ах, Саблин! – Были слышно, как Кесслер кричит кому-то в сторону: – Это дружище Саблин! Он жив!

– Зовите его к нам, пропустим по глоточку! – ответили капитану.

– Послушайте, Джон, а чем вы сейчас заняты? Не хотите ли прийти к нам и пропустить по рюмочке в честь чудесного избавления?

– Какого избавления? Открывайте ворота, как мы договаривались.

– Дались вам эти ворота, Джон! Вы же ничего не знаете – мы спасены, а стало быть, никакой кавалерии – вы слышите? Никакой кавалерии! Врагов нет. Их уничтожили наши урайские друзья. Сейчас мы следуем к плановой точке разгрузки – планете Секториум, так что все по графику. Все по прежнему графику. Ах да, чуть не забыл – вы же там без воздуха сидите! Сейчас я закачаю его обратно!

И снова Джон услышал, как Кесслер кому-то со смехом объясняет:

– Представляете, он там сидит без воздуха, а я его приглашаю на рюмочку! Вот где юмор-то!

«Да они там что, все с ума посходили?» – с недоумением подумал Джон, слушая эту фоновую болтовню. Его «чифтер» был в полной боевой готовности, и автоматическая пушка ждала лишь сигнала, чтобы врезать по полной программе – все равно кому

В трубке послышался какой-то стук Видимо, Кесслер бросил ее на стол, забыв выключить:

–…я капитан-пилот этого конвоя, и у меня есть строгие инструкции, сэр… я не могу следовать за вами, поскольку должен отгрузить изделия на перевалочном терминале возле планеты Секториум… зачем было спасать нас, если теперь угрожаете уничтожением?

Джон несколько раз нетерпеливо нажал кнопку вызова, и на этот раз Кесслер схватил трубку.

– Альберт, как ты уже понял, никто твою задницу спасать не собирался, поэтому немедленно открывай ворота! – непререкаемым тоном потребовал Джон. – В противном случае, поганец, я, как представитель «Хубер Текнолоджис», отдам тебя под суд. Сядешь на тридцать лет за незаконное распоряжение имуществом компании!

– Но вы же видели, сэр! Они угрожают нам расправой! Их перехватчики уже возле борта!

– Какого борта?! – тут же поинтересовался Джон.

– Э-э… Возле правого, сэр. Да, возле правого.

– Правые ворота в первую очередь – выполнять немедленно!

– Есть, сэр! – отрапортовал Кесслер, радуясь, что бремя решений теперь переложено на чужие плечи.

Между тем Джон Саблин поудобнее устроился в кресле командира экипажа и запустил программы артиллерийского расчета.

Этот танк он знал как свои пять пальцев. Этот и еще полтора десятка типов машин. Многое из того, что было здесь воплощено в металле, проходило через руки Джона в виде чертежей. Бессонные ночи, отладка «сырых» узлов, стрелковые испытания… «Чифтер» был уникальной машиной для морской пехоты, с автономной системой жизнеобеспечения и неплохими ходовыми качествами, даже на дне моря. Он мог скрытно подбираться по дну, отстаиваться в неглубоких бухтах, а затем всплывать на поверхность и на винтовой тяге снова следовать к берегу.

«Хорошая машина», – мысленно произнес Джон, преодолевая острое желание отправиться в путешествие над океанскими волнами. Впрочем, эти приступы повторялись все реже, и теперь Джону больше не казалось, что главный его мир – это владения свободного буревестника.

«Какая странная болезнь – раньше со мной такого не случалось…»

Камера визуального наблюдения проецировала на небольшой экран довольно качественную картинку, и Джон без труда уловил момент, когда начали расходиться створки правого борта.

Закрутилась дымка уходящей за борт атмосферы, а затем в расширяющемся проходе стали отчетливо видны урайские истребители.

Саблин надел шлем с прицельными устройствами и на малом ходу повел «чифтер» к краю бездны. Электродвигатели недовольно урчали на низких оборотах, однако лихачество здесь было излишним.

Когда до проема оставалось около трех метров, «чифтер» остановился и повел башней. Джон отчетливо увидел перед собой три истребителя, а хорошая оптика прицелов позволила различить в кабинах даже силуэты пилотов.

«Первый… Второй… Третий…» – поведя джойстиком, Джон обозначил метками объекты атаки. Затем надавил кнопку «огонь».

Три истребителя были уничтожены в мгновение ока. Сунувшийся было следом за ними рейдер получил в борт десяток снарядов и, потеряв управление, понесся прочь.

Не видя больше целей, Джон развернул башню и, заметив в проеме левых ворот знакомый силуэт истребителя, выпустил по нему короткую очередь.

Пушка гулко отстучала положенное количество раз, а затем Джон развернул танк и подъехал поближе к левым воротам. Вблизи обзор оказался намного лучше, однако не успел Джон открыть огонь, как в башню его «чифтера» влепился заряд лазера.

Удар потряс Джона, но не настолько, чтобы заставить отказаться от своих намерений. Длинной очередью он расправился со своим обидчиком, а затем снес надстройки еще одного рейдера.

По прошмыгнувшему истребителю он промазал, однако Кесслер начал менять курс, и снова в панораму к Джону попалось несколько целей.

Пока он вел с ними бой и рейдеры отвечали ему редкими и точными выстрелами, сзади, через правые ворота, по «чифтеру» прошлись снаряды авиационных пушек.

Джон перегнал танк обратно и сразился с очередной группой противника.

Неизвестно, сколько длился этот бой и сколько раз Джон перегонял свой танк от борта к борту, но, когда выдалась небольшая пауза, он услышал сигнал вызова по внутрикорабельной связи.

– Сэр, кажется, вы их здорово разозлили! – закричал в трубку Кесслер. – Что нам теперь делать?

– Надо попробовать смыться, – сказал Джон, глядя на показания счетчика боеприпасов. Он показывал, что осталось всего четыре снаряда.

– Я мог бы попытаться, сэр, наше судно имеет запас мощности, но что будет с остальными тремя, которые послабее?

– Как сопровождающий груз, отдаю вам приказ смываться немедленно и снимаю с вас ответственность за сохранность танков.

– Спасибо, сэр!

Оглавление