43

Нику Ламберту пришлось ждать целых сорок минут в парке ремонтного дока, пока доставленный грузовик не залатали на скорую руку и не подали внутрь него воздух.

Только после этого команда спасателей сумела пробраться в капитанскую рубку, где и были обнаружены все члены команды.

– Какое счастье! – закричал небритый человек, скорее всего капитан судна, когда, сорвав домкратом дверь, в пилотскую кабину вошли люди в ремонтных скафандрах.

Старший команды спасателей первым снял шлем и недовольно поморщился – от собравшихся в небольшом помещении людей изрядно воняло. Некоторые из них были в беспамятстве, но, когда внутрь кабины стал поступать свежий воздух, люди, измученные почти трехсуточным кошмаром, начали приходить в себя.

– Что там у вас, Войцех? – раздался в наушниках старшего спасателя голос майора Пратчета.

– Кажется, вся команда уцелела, сэр. Они едва не утонули в собственном дерьме, но теперь уже приходят в себя. Нам нужны носилки.

– Сейчас все будет. И… одним словом, генерал сам желает осмотреть судно. Это безопасно?

– Заплатки держат хорошо, и никаких утечек мы не заметили. Химические датчики ничего не показывают, радиация тоже в норме. Так что ничего страшного, сэр, если не считать некоторой вони в пилотском отсеке…

– Хорошо, Войцех. Жди медиков и генерала… – Сказав это, майор посмотрел на сидевшего рядом Ника Ламберта.

– Вот и отлично, – произнес тот, поднимаясь. Вместе с ним поднялся и Бакстер. – Оставайся здесь, а мы с сержантом посмотрим, в чем там дело. Может, я встречу земляков. – Ник улыбнулся. – Думаю, команда набиралась с Бронтзее.

– Ясное дело, – поддержал Ника сержант Бак-етер. – Почти вся компания «Хубер Текнолоджис» базируется на Бронтзее.

Оставив майора Пратчета в диспетчерской ремонтного дока, Ник и Бакстер перебрались на пойманный грузовик. Здесь уже вовсю шли восстановительные работы, которые заключались в починке магистралей, и в первую очередь систем жизнеобеспечения.

– Что там? – спросил Ник у одного из рабочих, который менял коленце в холодном маслопроводе.

– Сэр? – не расслышал рабочий из-за шума одновременно включенных пил, сверлильных турбин и аппаратов контактной сварки.

– Что за этой дверью? – повторил генерал, ткнув пальцем в двустворчатую дверь с надписью «Объемы брутто».

– Не знаю! – пожал плечами ремонтник.

– Наверное, это вход в грузовой трюм, – предположил Баксгер,

– Меня интересует, что в нем. Судно загружено под завязку, это было видно даже по маневрам в доке… Ладно, пойдем в носовую часть. Где-то там должна находиться команда.

Пробираясь через нагромождения снятых со стен панелей и вентиляционных коробов, генерал и сержант имели полную возможность оценить масштаб повреждений судна, а также деловитость ремонтных бригад – рабочие сновали по коридорам судна, словно лесные муравьи.

– Я так понимаю, мой генерал, что судно хорошее и не сильно покалечено, – сказал Бакстер, когда они подходили к трапу, ведущему в машинное отделение. – Конструкционные элементы не повреждены, движки в норме, а перебрать изоляцию, обшивку и магистрали не так уж и сложно…

– Соображаешь, хоть и кондитер, – усмехнулся Ник, вспомнив, что когда-то Бакстер работал мастером на фабрике сладостей.

– Поберегись! – крикнул кто-то, и Ник с Баксте-ром посторонились, пропуская четверых рабочих, которые вытаскивали из стенного канала поврежденный кусок световодного кабеля.

Неожиданно совсем рядом распахнулась дверь, и оттуда выскочил человек в белом халате.

– Вы не могли бы орать потише?! – прикрикнул он на рабочих. Тут его взгляд остановился на генерале, он вытянулся и щелкнул каблуками. – Майор Голубь, сэр! Начальник оперативно-медицинского управления полка!

– Где команда грузовика? – спросил Ламберт.

– Здесь, сэр, в помещении кают-компании. Тяжелых больных нет, но двое в состоянии средней тяжести.

– Нам можно войти?

– Да, сэр. Конечно. – Голубь посторонился, пропуская генерала в помещение.

В каюте, прямо на полу были положены надувные медицинские матрацы. На них лежали спасенные.

Выглядели они еще довольно жалко, однако больше им ничто не грозило и требовались только вода и мыло.

– Кто здесь старший? – спросил генерал, и пациенты все как один попытались подняться со своих мест – такое сильное впечатление произвели на них рост Ника Ламберта и его серебряные генеральские звезды.

– Лежите, парни. Вы сейчас на лечении.

– Прошу прощения, сэр. – Человек, сидевший на матрасе в углу, возле заставленного лекарствами стола, поднялся на ноги и робко приблизился к генералу. – Мое имя Альберт Кесслер. Я капитан-пилот этого конвоя… Вернее, уже не конвоя, – Кесслер вздохнул, – а только одного корабля…

– Я бы хотел, капитан, чтобы вы показали мне груз.

– Ах да, конечно, сэр… Идемте сейчас же, вот только… – Кесслер растерянно заозирался.

– В чем дело, капитан?

– Куда-то запропастились три члена моего экипажа. Два механика по обслуживанию груза и боцман. Ушли проверить свои каюты, и вот – их нет.

– Не переживайте, они никуда не денутся, – успокоил его генерал. – Мы ведь в космосе.

– Да, сэр. Идемте, я готов.

Оглавление