44

Скрипнули тяжелые створки дверей, и генерал Ламберт вместе с Кесслером и сержантом Бакстером вошел под своды грузового трюма, заставленного стеллажами с танками.

– Вот это да! – присвистнул Бакстер – Сколько здесь этого добра? В смысле поштучно?

– Э-э… Довольно много, – промямлил Кесслер – Где-то есть документы, но их нужно искать…

– И вижу здесь «туареги» – для примарской армии, и в то же время урайские «чифтеры», – заметил Ник Ламберт. – Как видно, ваша компания, капитан, поставляет вооружение обеим воюющим сторонам?

– О, я только маленький человек, сэр. Винтик в большой машине «Хубер Текнолоджис».

– Да верю я, верю, – успокоил Кесслера генерал. – Узнаю хватку старины Эдгара. Мы ведь с ним хорошо знакомы. Очень хорошо… – многозначительно добавил он.

Когда-то в результате серии комбинаций и обманов Ник сам оказался на месте капитана-пилота такого же конвоя с танками. Ему была уготована смерть, и спасла его чистая случайность. Только его одного. Вся команда была уничтожена.

Позже судьба вновь свела его с Эдгаром Хубером. Ник был откомандирован в Равновесный Мир, чтобы помочь в организации противодействия урайским спецслужбам, обосновавшимся в новом мире значительно раньше примаров. Тогда Хубер и Ник были на одной стороне – за финансовым воротилой охотился один сумасшедший руководитель местной спецслужбы.

Позже урайцы легко перекупили Эдгара, избавив его от врагов и предложив контракт на переоснащение флота самой мощной державы Равновесного Мира – Объединения Англизонских Миров.

– Хочу, чтобы вы знали, сэр, – снова заговорил Кесслер, решив, что у него есть еще что добавить в свое оправдание. – Я ни в коей мере не согласен с такой политикой компании – снабжать обе воюющие стороны. Хочу вас заверить, господин генерал, я предан вооруженным силам Примарской Империи. Я за императора… Я жизнь за него положу!

Сказав это, Кесслер ударил себя кулаком в грудь с такой силой, что даже закашлялся.

– Не стоит так колотить себя, дружище, – заметил Ник Ламберт. – Почему этот «чифтер» стоит в проходе?

– Понятия не имею! Все машины должны находиться по местам – в стеллажах и на специальных креплениях. Я лоялен к императору, господа, я бы никогда…

– Никакого императора нет, парень, – сказал вдруг Бакстер, решив прийти на помощь генералу.

– Нет императора?! – поразился Кесслер. – Но как же без императора? Как же без монарха, господа?

– Скажите, Кесслер, почему так изуродован весь пол? Смотрите – такое впечатление, что этот «чифтер» катался между левыми и правыми воротами, да еще крутился на месте. Вы не можете нам это объяснить?

Ник собрал с пола стальную стружку и показал ее капитану-пилоту.

– Вы знаете, сэр, вообще-то я за эти танки не отвечаю. Для этого существует сопровождающий грузы. У нас в конвое это Джон Саблин… – Кесслер дернул себя за ухо и покачал головой. – Как это я раньше про него не вспомнил?

– Где же находится этот ваш сопровождающий? Остался в кают-компании?

– Не-е-ет, он пропал еще раньше. Он раньше пропал, господа. Наверное, он и угнал этот танк – больше некому. Орал еще мне по внутренней связи: «Открывай ворота! Открывай ворота!»

– Значит, это вы открыли ворота? – спросил Бакстер.

– Я, конечно, не снимаю с себя вины, господа, но согласно инструкции компании сопровождающий грузы является лицом руководящим, – проговорил, виновато улыбаясь, Кесслер.

В этот момент дверь в коридор открылась, в нее заглянул какой-то рабочий, а вместе с ним в трюм ворвался грохот молотков и визг дрелей. Увидев генерала, рабочий поспешно скрылся, и в трюме снова воцарилась относительная тишина.

– Посмотри, Бакстер, чго это за подпалины на башне? – указал Ник.

– Сейчас точно скажу. – Сержант вскарабкался на танк и поковырял рубец ногтем.

– Здесь следы от двух попаданий, мой генерал. Одно спереди, заряд лазера 69-го калибра, и еще сзади – здесь 47-й калибр. Вооружение рейдеров.

– Вот именно, – кивнул Ник. – Значит, ворота были открыты и этот «чифтер» метался между ними… Гравитационные соленоиды на судне оставались включенными – следовательно, сцепление гусениц с полом было хорошее, а воздух в «чифтере» – свой, он ведь на полной автономии.

– Хотите сказать, сэр, что танк вел бой с рейдерами?

– А почему нет? Броня хорошая, пушка сто пятьдесят миллиметров – полный автомат, и снарядов сотни две-три…

Под недоуменным взглядом Кесслера Ник подошел к зашитым снаружи воротам и мазнул пальцем по стенке.

– Пороховой нагар? – спросил сидевший на танке Бакстер.

– Да, этот парень палил отсюда из пушки. Ник посмотрел вокруг, потом на танк.

– Деться ему было некуда. Давай стучи по броне, раз танк целый, этот Саблин должен быть жив.

Бакстер снял с пояса пистолет и начал бить рукоятью по башне. Ударив раз двадцать, он прислушался, но изнутри никто не отвечал.

– Может, он все-таки убежал? – осторожно предположил Кесслер.

– Никуда он не убежал, – возразил Бакстер. – Люк задраен изнутри. Там он.

И сержант принялся долбить по башне с удвоенной силой. Через пять минут он решил передохнуть, и тут все трое услышали, как в танке заработал электрический привод стопорного винта.

Тяжелая крышка люка отошла в сторону, и показалась всклокоченная голова Джона Саблныа.

С недоумением посмотрев на стоявшего возле башни Бакстера, Джон перевел взгляд на рослого генерала и лишь после этого заметил капитана-пилота Кесслера.

– Альберт! Вы живы! – обрадованно воскликнул он и показал глазами на Бакстера и генерала Ламберта. – Кто эти господа, Альберт?

– Мы представители Примарских вооруженных сил, господин Саблин, – представился Ник. – Я – генерал Ламберт.

– Та-а-ак, – протянул Джон и, поддерживая рукой штаны – единственное, что на нем было из одежды, – начал выбираться из башни, на ходу придумывая, как он станет объяснять примарским офицерам присутствие урайского танка на судне. Однако он до сих пор не отошел от своего странного недомогания и никак не мог сосредоточиться на чем-то одном.

– Послушайте, Альберт, а где моя одежда? – спросил он.

– Одежда? – Кесслер поначалу не понял, о чем идет речь. – Ах да, сэр, я вспомнил, – наконец сказал он, помявшись, – вы так и пришли в пилотский отсек – абсолютно голый.

– Голый?! – переспросил Джон и, поймав взгляд Бакстера, неловко улыбнулся. – Ничего не понимаю. И самое странное, ничего… ничего не могу вспомнить.

– Судя по всему, вы вели бой с урайскими рейдерами, мистер Саблин, и стреляли в них прямо через погрузочные ворота, – сказал Ник, с интересом разглядывая тщедушного Саблина, смешно придерживающего штаны.

– Так вы думаете, сэр, это было на самом деле? – недоверчиво спросил Джон, переводя взгляд с генерала на сержанта и обратно. – А я думал, сон. Но четыре снаряда у меня еще осталось…

– Вам нужно одеться, Джон, чего-нибудь выпить и поесть, – заметил генерал – Вы, поди, ничего не ели все это время?

– Я ловил жирных сардин и… изысканных анчоусов, – произнес Джон и сам удивился тому, что он говорит. Какие сардины? Какие анчоусы?

Он невольно посмотрел на свои ладони, чтобы убедиться, что это не крылья свободного буревестника.

– Пойдемте, а то у вас ноги застынут, – сказал Бакстер.

– Да, конечно, но я забыл свой пистолет, а оружие должно быть при мне.

Никто не возразил, и Джон снова нырнул в башенный люк, а когда появился, в одной руке у него был потертый «сабальер», в другой – пара электромонтажных перчаток.

Перчатки он ловко напялил на ноги и получилось что-то вроде обуви, хотя торчавшие в стороны пальцы делали его похожим на обезьяну с пистолетом.

Генерал Ламберт не сдержал улыбки, Бакстер же похвалил Джона за находчивость и помог ему спуститься с танка.

– Пойдемте найдем вашу каюту, мистер Саблин. Там вы приведете себя в порядок, – сказал Ламберт и направился к выходу. Следом за ним двинулись Джон с Бакстером, который поддерживал его под локоть, а последним, еле переставляя ноги, поплелся Кесслер.

Оглавление

Обращение к пользователям