66

Представители урайских наркоторговцев прибыли точно в назначенный час. Как и следовало ожидать, они соблюли все формальности и при швартовке предъявили разрешение на посещение станции от «Союза Двадцати Семи».

К дверям приемного зала их доставил электрокар со старым сумасшедшим шофером, которого звали Макс Пистонов. Макс был героем революционного движения, и Либерман его пощадил, оставив на прежнем месте работы.

Впрочем, Пистонов не мог отблагодарить нового шефа, поскольку даже не знал о том, что что-то изменилось. Он называл Либермана Йоганом, полагая, что перед ним его старый приятель – команданте Нагель.

Несмотря на свои немалые годы и героическое прошлое, Пистонов водил электрокар как неудавшийся пилот-камикадзе. Каждый раз, когда пассажирам казалось, что все кончено, машина каким-то чудом проносилась мимо стальных конструкций и возвращалась на транспортную полосу.

После путешествия с Максом гости – их было трое – появились в зале приемов в возбужденном состоянии и еще четверть часа нервно смеялись, не в силах связать и двух слов.

Пользуясь этим, Либерман ухитрился выяснить, что все трое – агенты УРУ и, что самое интересное, сотрудники Отдела по культурным связям.

– Сибур Шелл, – представился первый из гостей, после того как одолел сначала нервный смех, а затем икоту. – А это мои коллеги – Нуби и Порше.

– Очень приятно, господа. Как вам наша станция?

– Мы не успели все рассмотреть… – ответил Сибур и тут же икнул. – Прошу извинить…

После того как агентов УРУ напоили чаем, они пришли в себя и выглядели не так беззащитно, как прежде.

Им, как и представителям примарских наркоторговцев, сотрудничество с Треугольником казалось ненужным. Они были уверены, что рано или поздно поделят со своими исконными врагами весь местный рынок и станут подпитывать войну за счет здешних наркоманов.

– …прошли через два поворота… идем к управляющим магистралям… – сообщили Либерману через микронаушник. Он едва заметно улыбнулся, представив себе миниатюрного, размером с таракана робота. Эта машинка была разработана в лабораториях Треугольника и могла функционировать в автономном режиме. Впрочем, сейчас этого не требовалось, роботом управляли дистанционно. Запущенный на территорию урайского судна через шлюз, он взобрался на стену и, найдя небольшое вентиляционное отверстие магистрального короба, забрался внутрь. Теперь он продвигался вдоль кабелей и маслопроводов туда, где начинались пучки световодов, шедших от всех управляющих механизмов. Именно среди них робот-шпион и должен был выбрать ту пару, с которой он мог скачать всю необходимую информацию.

– Скажите, а с примарской стороной вы уже договорились? – поинтересовался агент, назвавшийся Сибуром. Он безусловно знал о визите своих противников, однако хотел выяснить какие-то подробности.

Либерман, затягивая время, вопросительно посмотрел на своего секретаря, который вручную конспектировал переговоры. Можно было, конечно, обойтись и аудиозаписями, однако Либерман считал, что наличие секретаря-стенографиста являлось признаком респектабельности. Команданте вообще вводил множество новшеств и надеялся со временем превратить бандитский анклав в преуспевающую мафиозную кор п орацию.

Секретарь утвердительно кивнул Либерману, и тот продублировал этот жест своим гостям.

– Да, мой секретарь напомнил мне, что такая встреча была. Однако должен вам сказать, господа, разговор с примарами был лишь данью приличиям. Я бы предпочел иметь дело только с вами.

– …вышли на световоды… идем к основному узлу… – услышал Либерман в микронаушнике.

– Ну и о чем же вы договорились, Ваше Превосходительство, если не секрет? – спросил Сибур, пока оба его коллеги с интересом рассматривали шикарный, с искрой, костюм Либермана и пуговицы с бриллиантами. Новый команданте предпочитал носить гражданскую одежду, а не серые полувоенные френчи, столь любимые прежним руководителем Йоганом Нагелем.

– Не секрет, я получил самую малость от того, на что рассчитывал…

Сибур подался вперед, ожидая продолжения.

– Ну, – Либерман развел руками, – я наделся на производство здесь, на Зуфаре, однако эти ребята сказали, что совершенно в этом не нуждаются… Предложили упаковку половины своей продукции и сбыт тридцати процентов через нашу сеть…

Он сильно блефовал, однако знал очень действенный способ – врать, и не просто врать, а говорить нечто, напоминающее бред.

– Чем же их так привлекла ваша упаковка, Ваше Превосходительство?

– Мы пакуем товар в мешочки из маскийской соломки.

– И что это дает?

– Плюс двадцать процентов сбыта. Соломка очень экологична, а экология всегда в моде… Правда, есть одна проблема…

– Какая же? – было видно, что Сибур клюнул на наживку.

– Запасы соломки ограниченные, и мы вынуждены экономить.

Сибур переглянулся со своими коллегами. Нуби кашлянул, Порше почесал макушку.

– …начали перебор оптических пар… – сообщили Либерману. Следовало задержать гостей еще на полчаса, а потому команданте пригласил их в другое помещение, чтобы те оценили культурную программу.

Как и в случае с примарами, это было стрип-шоу в исполнении специально привезенных с Дижанейро звезд.

Девушки были настолько хороши, что Либерман чуть не забыл, кто он и чем здесь занимается. Прежде, при старом команданте, девушек для подобных целей подбирали среди рабынь на плантациях, однако Либерман помнил, как жалко они выглядели. При нем обслуживание нужных гостей было поставлено на профессиональную основу, и если требовались специалисты, их доставляли с подписанными контрактами и с соблюдением всех норм, а не выкрадывали среди ночи, чтобы пристрелить после выполнения работы.

– …загрузка выполнена на семьдесят процентов… – прозвучало в наушнике. Либерман вздрогнул и невольно огляделся. Девушки танцевали канкан, и из всей одежды на них оставались только перья в плюмаже.

Урайские представители старались вести себя как настоящие разведчики, однако было заметно, что они увлечены представлением, и когда какая-нибудь из девушек приближалась к ним, старались лучше рассмотреть подробности.

– …кажется, нас засекли! Балдерс, что у тебя? Техник идет вдоль линий… так засекли или нет? Засекли, он уже снимает крышку короба… но мы, кажется, успеваем – восемьдесят семь процентов загружено… приготовьтесь уничтожить объект, как только этот парень заберется внутрь… уже готовы…

Развитие ситуации с роботом-шпионом отвлекло Либермана от блистательного шоу, и он пропустил несколько пикантных моментов.

– …внимание, робот уничтожен… не беда, информация загружена полностью…

«Вот и чудесно», – подумал Либерман и посмотрел на своих гостей. Они радовались как дети, когда холеные красотки позволяли себе присесть к ним на колени.

Оглавление