79

В то время, когда на Кики, в районе заброшенной военной базы «Аррабиз» наступила ночь, рейдеры урайского флота стали занимать места на орбитах.

Рейдер «Крум» также получил свою орбиту, но не успел он погасить скорость, как с командирского судна начали поступать координаты целей.

Последовательность цифр была немного непривычной, на что главный канонир Монти Пайк указал капитану.

– Нечего тут удивляться, Монти. Эта запись сделана примарами – это их порядок целеуказания.

– Выходит, это правда, что мы с примарами заодно? – поразился канонир.

– Не буду тебе ничего говорить, поскольку мне тоже никто ничего не объяснял. Наше дело – получить координаты и отработать по ним болванками. Вопросы по координатам есть?

– Вопросов нет, – покачал головой исполнительный ураец Монти Пайк. В другое время он бы поспорил со своим командиром-янычаром, однако сейчас обстановка было неподходящей. После исчезновения крейсера все сильно нервничали и никто толком не мог понять, куда подевалась такая груда железа.

Спустившись на свой ярус, канонир Пайк бросил перед двумя своими подчиненными, наводчиками-янычарами, планшет с координатами целей.

Те сразу же разобрались в цифрах и ничего не сказали про неправильную последовательность.

– Какая серия, сэр? – спросил Игги по прозвищу Синий.

– Стандартная – сто двадцать выстрелов на каждый объект.

После недолгого предварительного расчета Синий предложил отстрелить тест.

– Я не против, если все готово, – отозвался канонир. Стоя под трансформаторной коробкой, он подпирал плечом угол стального ящика и старачся представить, какая внизу погода. По всему выходило, что снег и мороз. Однако окончательно – и температуру, и плотность атмосферы, и ее запыление можно было определить, лишь отстрелив снаряд из малокалиберной тестовой пушки.

Он уносился вниз, прошивал атмосферу и пропадал в податливом грунте или расплющивался о камни, однако успевал передать на рейдер массу полезной информации.

– Давай, – сказал напарник Синего, Каршон. Синий нажал кнопку с надписью «Сливовое желе». Как-то раз, по недосмотру, пластиковая кнопка раскололась, и пришлось заменить ее крышечкой от банки. Сначала крышка от желе считалась временной заменой, но потом к ней привыкли.

Через несколько секунд раздался металлический щелчок. Это означало, что снаряд-датчик ушел в атмосферу

Затем зажужжал специальный навигационный приемник, и лишь после этого расшифрованная информация перешла в расчетные устройства.

– Температурный переход… Ага… Плотность… Тоже понятно. – Синий посмотрел в сторону канонира.

– Что, уже готово?

– Да, сэр, – ответил Синий.

Канонир озадаченно наморщил лоб. Он всякий раз изумлялся тому, как быстро работали его наводчики. Сам он был урайцем и не верил в умственные способности янычар, однако в «малом флоте» – на рейдерах, тральщиках, минерах – янычары просто господствовали.

Если на крейсерах главным человеком был ураец, а янычар – его помощником, то на малых судах, где хорошая реакция считалась предпочтительнее стратегического мышления, все обстояло наоборот – на первых ролях были янычары, а в заместителях или начальниках служб ходили урайцы.

– Значит, будем стрелять, – неопределенно заметил канонир Пайк, и в это время по громкой связи прозвучал голос командира группы рейдеров майора Увэ.

– Всем канонирам! Переключить спуск на централизованный залп!

– Да и пожалуйста, – немного обиженно произнес Пайк и переключил несколько тумблеров, передавая управление огнем командиру отряда.

Среди канониров и наводчиков такие действия командования не приветствовались. Артиллеристы считали, что только они вправе нажимать заветную кнопку, однако понимали военную необходимость.

Иногда командир лично включал залп десятков и даже сотен судов, чтобы одновременным ударом повергнуть противника в шок. Случалось, это помогало.

– Я лучше пососу конфетку, – сказан Пайк, устраиваясь в углу на небольшом стуле.

Игги и Каршон переглянулись. Они считали своего босса «тормозом» и вообще странным типом. Придя на рейдер, он уже на второй день отнес капитану рапорт на своих подчиненных. Капитан «Крума» читал рапорт в присутствии нового канонира и едва сдерживал смех. Пайк жаловался, что его подчиненные поочередно онанируют в служебном гальюне.

– Так вы, канонир, что, хотите, чтобы они делали это вдвоем? – поинтересовался капитан.

– Нет, сэр. Они вообще не должны этим заниматься, поскольку своими действиями подрывают нашу обороноспособность.

– Это для меня новость, канонир Пайк. Они что же, доводят себя до состояния истощения? У них трясутся руки? Наводчики плохо считают?

– Нет, сэр. Ничего такого замечено не было.

– Ну а раз не было, канонир, можете быть спокойны – наша обороноспособность не пострадает, если парни время от времени будут подтачивать свои карандаши.

Грохнули первые выстрелы, и весь корпус «Крума» завибрировал от работы крупнокалиберных артавтоматов

– Обожаю этот момент! – сказал Синий, крутя ручку настройки внешних камер. Там, где снаряды встречались с атмосферой, возникали удивительные о красоте иллюминации. Это разноцветное свечение происходило от сгорания материалов защитных оболочек, в которые были помещены снаряды.

Наконец стук прекратился, и Игги потерял к происходящему всякий интерес.

– Что слышно о подкреплении, сэр? – поинтересовался он у канонира.

– Капитан ничего мне не сказал, – пожал плечами Пайк.

– Это плохо. Я бы не отказался от соседства авианесущего крейсера вроде «Баккары» или «Дульшета». Если налетит примарская авиация, обороняться на орбитах будет сложно.

– У нас две зенитные башни – вам не следует бояться, – произнес Пайк таким уверенным тоном, что можно было не сомневаться – сам он в это верит.

Синий и Каршон снова переглянулись. Первый одними губами произнес слово «тормоз», а второй утвердительно кивнул.

Оглавление